Газета "Московский комсомолец". 6 октября.

 

1991   1992   1993   1994   1995   1996   1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2010

 

Александр Тихонов

Радио "Свобода". 4 октября 16:00.

Кирсан Илюмжинов

Радио "Свобода". 29 ноября 15:00.

«Никакого доверия временному правительству»

Газета "Московский комсомолец". 27 августа.

Детская болезнь «Левизны» в КПРФ

Газета "Московский комсомолец". 26 мая.

Владивостокские черепки

Газета "Московский комсомолец". 25 декабря.

Законы для директора ФСБ

Газета "Московский комсомолец". 24 декабря.

Что делать?

Газета "Московский комсомолец". 24 августа.

О ПОЛЬЗЕ ИЗУЧЕНИЯ конституций

Газета "Московский комсомолец". 24 января.

Поруганный мэр,

Газета "Московский комсомолец". 20 мая.

Ложь без статистики

"Газета Московский комсомолец". 20 января.

«Россия – все еще сверхдержава, - считает Евгений Наздратенко. – Но если не положить конец грабежу, с ней перестанут считаться»

Газета "Московский комсомолец". 19 июня.

«В белом венчике из роз…»

Газета "Московский комсомолец". 18 июля.

Друг степей Леонардо Да Винчи

Газета "Московский комсомолец". 17 июня.

Компромисс по-большевистски

Газета "Московский комсомолец". 17 апреля.

Страсти по премьеру

Газета "Московский комсомолец". 10 сентября.

Евгений Наздратенко - "АРИСТОКРАТ ГОДА"

Газета "Московский комсомолец". 10 января.

Фазенда для генерала ФСБ

Газета "Московский комсомолец". 7 октября.

Жаркое из человечины

Газета "Московский комсомолец". 6 октября.


Сталин и теперь живее всех живых

Газета "Московский комсомолец". 5 марта.

Раки для царя Соломона

Газета "Московский комсомолец". 5 января.

Деньги давай!

Газета "Московский комсомолец". 4 июля.

Героин для ФСБ

Газета "Московский комсомолец". 4 февраля.

«Врет как очевидец»

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

«…И была у него на посылках»

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

Была ли машинка?

Газета "Московский комсомолец". 2 сентября.

Шли бы все. В отставку

Газета "Московский комсомолец". 1 сентября.

Виктор Шендерович: «У нас каждую субботу - 1 апреля»

Газета "Московский комсомолец". 1 апреля.

Жаркое из человечины

Главному редактору "Независимой газеты"
г-ну В.Т. Третьякову


Уважаемый Виталий!
Честно говоря, я не любитель эпистолярного жанра. Для меня было бы проще написать статью. Однако письмо — штука доверительная и как бы неформальная; Вы сами пользуетесь этим приемом весьма охотно.
Я знаю Вас, Виталий, достаточно давно и столь же давно считаю Вас профессиональным журналистом и талантливым менеджером (так, кажется, теперь принято выражаться?), сумевшим организовать весьма нужную для России и интересную газету. Тем огорчительнее читать некоторые Ваши статьи, которые уже невозможно объяснить никаким, извините за выражение, "плюрализмом мнений".
Особенно поразил меня Ваш недавний "ответ" лидеру КПРФ. Геннадий Андреевич погрозил Вам пальцем — за то, что Вы якобы утеряли "профессиональное достоинство" и, ругая Анпилова, "переплюнули всех вместе взятых". "Я бы очень не хотел, чтобы это повторялось вновь", — с весьма отчетливой угрозой промолвил генсек.
И Вы, Виталий, принялись оправдываться. Вы делали это длинно и основательно. И дело не в том, что Вы назвали Зюганова "одним из умнейших политиков России": эта банальность не становится нелепой даже от слишком частого ее употребления. Да, Геннадий Андреевич: действительно не Дурак — это признают многие, в том числе и автор этих строк.
Дело в другом — в неких политических играх, в которых Вы, Виталий, по-видимому, активно участвуете, на что незатейливо намекаете нам, Вашим читателям. Вы пишете:
"Когда профессиональная, основанная на объективном, по нашему мнению, анализе ситуация была очевидной — Черномырдина надо утверждать, — вы, Геннадий Андреевич, позвонили мне и, не высказывая никаких претензий к газете, сказали то, что сказали (что конкретно, я все-таки умолчу)".
Каково, а? "Сказали то, что сказали". А что все-таки сказал Зюганов-то? Если Вы не хотели сообщать нам об этом, зачем было вообще упоминать о телефонном звонке? Чтобы показать доверительность Ваших отношений с лидером КПРФ? Но подобная доверительность не делает Вам чести, Виталий. Поскольку — или Вы поддерживаете аналогичные отношения со всеми ведущими политиками, или теряете право на объективность и независимость, которые прокламируете. Между тем, судя по статье, о которой идет речь, такие отношения сложились у Вас отнюдь не со всеми лидерами (крикуна и провокатора Анпилова я к таковым не отношу). И даже не с большинством.
"Мы печатаем и левых, и правых. Это профессиональное кредо "НГ", — заявляете Вы.
Извините меня, Виталий, но это — не профессиональное кредо. Это неразборчивость. Которая, конечно же, может стать профессиональным кредо. Но это, надеюсь, не Ваш случай.
Да, можно публиковать откровения современных фюреров (благо в нынешней России их развелось предостаточно). Более того: публиковать, как Вы выражаетесь, "без малейшей правки, а тем более цензуры". Но если еще и без комментариев (Ваших личных или редакционных), Вы оказываетесь с этими фюрерами в одной упряжке.
До сих пор в нашей стране есть желающие полакомиться человечиной. Не прикажете ли, Виталий, в таком случае занести сие блюдо в ресторанные меню?
Можно, конечно, играть в "золотую середину". Можно пользоваться, Виталий, Вашими формулировками:
"Мы не антикоммунисты, ибо антикоммунистами в языческом смысле этого слова в России могут быть только сумасшедшие. Но мы и не коммунисты".
О каком "языческом смысле" антикоммунизма идет речь? Уж нет ли здесь намека на идею некоего "социального равенства", по словам коммунистов, заимствованного ими у христианства?
Между тем (и это, я полагаю, тоже хорошо Вам известно) идеи "социального равенства" ни в Ветхом, ни в Новом завете нет. Более того: подобные толкования христианских догматов всегда расценивались как еретические. Ибо, в Библии речь идет не о "социальном равенстве" (которого попросту не может быть), а о равенстве людей перед Богом. А это, согласитесь, не одно и то же.
Но вы "и не коммунисты". Стало быть, где-то посередине. Что это такое — от коммунизма ушло, но к антикоммунизму не пришло? Кажется, раньше это называлось "социализмом с человеческим лицом"? ..
"Мы — левые правые или правые левые. Самая реальная и честная позиция по отношению к стране и себе".
Первая фраза сей декларации (уж простите меня, Виталий) — чистой воды кокетство. Словесная эквилибристика. А вторая вызывает чувство неловкости. Это когда о себе говорят в превосходной степени — будь то в единственном или во множественном числе. "Я — самый честный". Хорошо звучит?
Вы отдаете Зюганову треть страны ("Под вами — до трети России"). По-моему, так четверть, а скорее всего не более одной пятой. Но пусть даже треть. А как быть другим двум третям? Что Вы им посоветуете, Виталий, — тем, кто не хочет быть под Зюгановым? Если послушать Вас, ничего другого не остается, кроме как ждать, пока Ваш друг не приберет к рукам остальные две трети. Поскольку, по Вашим словам:
"Левые и на ближайшие сто лет останутся одной из мощнейших политических и ментальных сил в России. Такая у нас с вами страна".
Да полно Вам, Виталий. Я понимаю, что политический прогноз на сто лет вперед столь же безопасен, как и метеорологический. Предсказать исход выборов 2000 года неизмеримо рискованнее, потому-то никто и не берется. Однако вспомните: еще и 10 лет не прошло, как левых (в "такой у нас с вами стране") смело за несколько дней. Другое дело, что замена оказалась липовой. Когда мне говорят о демократии в нынешней России, я спрашиваю: "Где это вы там увидели демократов? В нашей-то власти?"
В этом — наша вина, Виталий. Ваша и моя. И если коммунисты вновь загребут под себя страну, в этом опять будет наша вина. Моя и Ваша.
И еще об одном..
"Вы, Геннадий Андреевич, безусловно, один из тех 15-18 человек в России, которые по-настоящему понимают, что у нас происходит".
Следовательно, все остальные понимают не по-настоящему или не понимают вовсе. Но есть, оказывается, некая компания (Вы называете ее, Виталий, "группой 18"), которая — в отличие от нас, простых смертных, — во всем разбирается и на которую, по-видимому, вся надежда. Надо полагать, себя Вы к этой группе причисляете тоже.
Я вовсе не сомневаюсь в Ваших достоинствах. Более того: я даже не отрицаю наличие их у тов. Зюганова. Но природный и профессиональный скептицизм заставляет меня усомниться в особых способностях некой сверхэлитной "группы 18". К тому же с "творчеством" кое-кого из этой "группы" я знаком. Вам не доводилось, к примеру, пролистнуть диссертацию Геннадия Андреевича? Презанятное чтение, доложу я Вам. Оно вдвойне занятно, если знаешь, кто именно эту диссертацию написал.
Из Вашей статьи, Виталий, легко сделать вывод о том, что с Зюгановым Вас связывают особые, "элитарные" отношения. И — как говорится, на здоровье. Но при чем здесь читатели? Многие из них и без того склонны считать Геннадия Андреевича чуть ли не социал-демократом. А Ваша репутация и вовсе разбавляет исконный зюгановский цвет до бледно-розового.
Между тем, если уж говорить о цветовых оттенках, уместнее было бы вспомнить о коричневом. За спиной Зюганова отчетливо просматриваются весьма мрачные фигуры "советников", не так давно воспевавших мощь советского оружия в Афганистане, а позже (когда стало безопасно) клявшихся в своей ненависти к коммунистам. За последние несколько лет эти "советники" (их имена известны и Вам, Виталий, и мне) замкнули идеологический круг, плавно перейдя от пока не понятого нашими соотечественниками национал-социализма за широкую зюгановскую спину. Именно с этого времени в публичных выступлениях лидера КПРФ стали отчетливо слышны антиинородческие напевы в духе третьего рейха.
Академик Борис Гершунский написал о лидере КПРФ кратко и емко:
"Зюганов — это новое предельно опасное для России и всей человеческой цивилизации противостояние двух мировых систем. Это все прелести холодной войны и балансирование на грани войны горячей. Это ложное представление о величии России лишь по ее военному могуществу. Это культ силы, возведенный в принцип внутренней и внешней политики страны.
Зюганов — это война. Это реальная угроза гибели России и человеческой цивилизации в целом.
Зюганов — это откровенный национализм. Это реанимация самых реакционных идей русского шовинизма и панславянской исключительности.
Это опора на недостойные человека инстинкты в межнациональных, межэтнических и межрелигиозных отношениях".
Вот этому-то "товарищу" Вы, Виталий, предлагаете свои услуги. Вы, собственно, так и пишете, обращаясь к Зюганову: "НГ" всегда к вашим услугам".
Полагаете, он оценит, если придет к власти? После этого предложения "услуг" Ваша покаянная просьба выглядит вполне логично и наверняка будет доброжелательно рассмотрена "лично" генсеком:
"Не ругайте "НГ" без серьезных на то оснований. Пожалуйста, не грешите на "НГ". Она ведь как жена Цезаря".
Конечно-конечно. Жена Цезаря — вне подозрений. Однако фразу эту император обронил как раз в связи с возникшими подозрениями.
Между прочим, небеспочвенными.

С уважением, Марк ДЕЙЧ.