Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

 

1991   1992   1993   1994   1995   1996   1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2010

 

Александр Тихонов

Радио "Свобода". 4 октября 16:00.

Кирсан Илюмжинов

Радио "Свобода". 29 ноября 15:00.

«Никакого доверия временному правительству»

Газета "Московский комсомолец". 27 августа.

Детская болезнь «Левизны» в КПРФ

Газета "Московский комсомолец". 26 мая.

Владивостокские черепки

Газета "Московский комсомолец". 25 декабря.

Законы для директора ФСБ

Газета "Московский комсомолец". 24 декабря.

Что делать?

Газета "Московский комсомолец". 24 августа.

О ПОЛЬЗЕ ИЗУЧЕНИЯ конституций

Газета "Московский комсомолец". 24 января.

Поруганный мэр,

Газета "Московский комсомолец". 20 мая.

Ложь без статистики

"Газета Московский комсомолец". 20 января.

«Россия – все еще сверхдержава, - считает Евгений Наздратенко. – Но если не положить конец грабежу, с ней перестанут считаться»

Газета "Московский комсомолец". 19 июня.

«В белом венчике из роз…»

Газета "Московский комсомолец". 18 июля.

Друг степей Леонардо Да Винчи

Газета "Московский комсомолец". 17 июня.

Компромисс по-большевистски

Газета "Московский комсомолец". 17 апреля.

Страсти по премьеру

Газета "Московский комсомолец". 10 сентября.

Евгений Наздратенко - "АРИСТОКРАТ ГОДА"

Газета "Московский комсомолец". 10 января.

Фазенда для генерала ФСБ

Газета "Московский комсомолец". 7 октября.

Жаркое из человечины

Газета "Московский комсомолец". 6 октября.

Сталин и теперь живее всех живых

Газета "Московский комсомолец". 5 марта.

Раки для царя Соломона

Газета "Московский комсомолец". 5 января.

Деньги давай!

Газета "Московский комсомолец". 4 июля.

Героин для ФСБ

Газета "Московский комсомолец". 4 февраля.

«Врет как очевидец»

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.


«…И была у него на посылках»

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

Была ли машинка?

Газета "Московский комсомолец". 2 сентября.

Шли бы все. В отставку

Газета "Московский комсомолец". 1 сентября.

Виктор Шендерович: «У нас каждую субботу - 1 апреля»

Газета "Московский комсомолец". 1 апреля.

«Врет как очевидец»

Это такая пословица есть. Я к ней еще вернусь.
А начну с наблюдения: сотрудники спецслужб любят писать мемуары.
В особенности — бывшие сотрудники бывших спецслужб.
Так они, сотрудники, от комплекса неполноценности избавляются. Ну, сами посудите, каково на службе: ни тебе поболтать в приятной компании, ни расслабиться за рюмкой чая. Всегда начеку. На стреме то есть.
А когда в отставке — можно ни о чем таком не заботиться. А уж ежели отставка не по своей воле случилась, самое время писать мемуары. Неполноценность останется, однако комплекс некоторое время зудеть не будет.
Не так давно выпустил книгу воспоминаний бывший руководитель Службы безопасности президента Александр Коржаков. Книга стала сенсацией, но короткой, а ее автор, убедив чуть больше четверти туляков в том, что именно он, охранник президента, сможет не хуже охранять и права избирателей, стал депутатом Думы. С тех пор он затих, поскольку ну какой же из Александра Васильевича, извините за выражение, политик. Хотя вид, конечно, внушительный.
Теперь пришел черед его подчиненных. Нет, не в Думу избираться, а мемуары писать. Бывший руководитель отдела "П" Службы безопасности полковник Валерий Стрелецкий, которого Коржаков поставил надзирать за правительством, тоже книжку написал. "Мракобесие" называется. Потоньше, конечно. Так ведь не генерал же. Зато сам писал, в отличие от генерала. Что и заметно.
Дело, впрочем, не в стиле. Какой стиль у охранников? Известно какой: "Шаг вправо, шаг влево...". Дело в содержании.
Из "Мракобесия" мы узнаем, что правительство Черномырдина пронизывала коррупция. Это было бы чрезвычайно интересно, если бы мы не знали об этом еще до Стрелецкого. Тут он нам ничего нового не сообщил, хотя и пытался. Зато в деталях полковник неподражаем. Оказывается, Виктор Степанович "впитал с молоком матери страх перед шпионами". И стоило только руководителю отдела "П" "доложить" премьер-министру, что "один чиновник из аппарата правительства подозревается в работе на заграничную спецслужбу, как Ч.В.С. в тот же день отдал распоряжение об увольнении".
Предоставим специалистам разбираться в генетических страхах Черномырдина. Отметим, что полковнику решения суда не требуется - достаточно подозрений, чтобы сломать человеку карьеру. Да и то: ладно - уволили, могли бы и в лагерь отправить...
Вообще книжка Стрелецкого ужасно шпионская. В лучших традициях соцреализма. Бывший первый помощник президента Виктор Илюшин, согласно полковнику, наверняка был завербован. Кем — непонятно, но, как следует из мемуаров, без ЦРУ, ясное дело, не обошлось. Бывший руководитель администрации Ельцина Филатов "дружит не с теми, с кем надо", и "окончательно зарвался". В том смысле, что скорее всего Сергея Александровича завербовали израильские спецслужбы. Но и это еще не все: по сообщению Стрелецкого, дочь Филатова — "связь одного из лидеров "ореховской" группировки".
Словом, жуткая картина вырисовывается, граждане. Все вокруг — или шпионы, или жулики. Всего-то в верхах два честных человека было, Коржаков да Стрелецкий, так и тех выгнали. Что прикажете делать этим несчастным и гонимым? "После долгих раздумий, — пишет полковник, — мы пришли к выводу, что лучше всего отдать материал кому-то из журналистов".
Обычно сотрудники спецслужб скрывают имена тех, через кого они распространяют необходимую для их целей информацию. Однако Стрелецкий "сдает" всех — хотя, может, и не всех: чего не знаю, за то не ручаюсь. Во всяком случае, в своих мемуарах он поименно называет тех журналистов, через кого руководство СБП "сливало" имевшийся компромат. Самому-то ему, руководству, уже все равно, оно уже бывшее, а вот моих коллег зря так подставили. Хотя, с другой стороны, другие теперь тысячу раз подумают, прежде чем связываться с нашими отечественными спецслужбами.
Вы не подумайте: я вовсе не против того, чтобы воспользоваться чем-нибудь этаким. Жареным. Однако ни полковник Стрелецкий, ни его шеф не сделали даже попытки передать эти материалы правоохранительным ведомствам. Отсюда возможны лишь два вывода: либо информация недостоверна, либо добыта она незаконным способом. А нашему брату журналисту все равно, он скушает. Хлеб такой, не для разборчивых.
Любопытно, что в своих воспоминаниях полковник Стрелецкий настаивает на полной достоверности того, о чем пишет. К примеру, он подробно рассказывает о беседе Ельцина, Черномырдина и Чубайса. Кроме них, никого вроде бы при этом разговоре не было. Спрашивается, откуда же полковник узнал о нем во всех подробностях. У президента "жучки" стояли? Или кто-то из этой троицы поделился с полковником?
"Не верю", как сказал бы великий Станиславский.
В предисловии Стрелецкий называет свое "произведение" "записками очевидца".
Теперь, читатели, взгляните, пожалуйста, еще раз на заголовок этой заметки.

Марк ДЕЙЧ