1991   1992   1993   1994   1995   1996   1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2010

 

Нитраты в полосатых купальниках

Газета "Московский комсомолец". 31 декабря.


Скачки

Газета "Московский комсомолец". 29 декабря.

Молчание ± золото

Газета "Московский комсомолец". 26 декабря.

Черный передел

Газета "Московский комсомолец". 15 декабря.

Про это

Газета "Московский комсомолец". 11 декабря.

“Зеленый” терроризм

Газета "Московский комсомолец". 6 декабря.

Засада под контролем

Газета "Московский комсомолец". 4 декабря.

Следственный экскремент

Газета "Московский комсомолец". 25 ноября.

Как украсть миллиард

Газета "Московский комсомолец". 22 ноября.

Казенный дом

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

Геннадий Cидоров стал четырежды героем “Kинотавра”

Газета "Московский комсомолец". 27 октября.

Последнее прибежище

Газета "Московский комсомолец". 21 октября.

Контингент с хутора близ Диканьки

Газета "Московский комсомолец". 13 октября.

Страсти по омбудсману

Газета "Московский комсомолец". 8 октября.

Пригородный блюз

Газета "Московский комсомолец". 1 октября.

История одного открытия

Газета "Московский комсомолец". 2 сентября.

Гарвард подвинется

Газета "Московский комсомолец". 17 августа.

Сокуров едет в Канн

Газета "Московский комсомолец". 14 августа.

Пули для Юшенкова

Газета "Московский комсомолец". 13 августа.

Кармадонская поза

Газета "Московский комсомолец". 11 августа.

Утечка мозгов

Газета "Московский комсомолец". 31 июля.

Главное – не подставляться

Газета "Московский комсомолец". 15 июля.

Якутская трагедия: новые подробности

Газета "Московский комсомолец". 7 июля.

Шамиль Тарпищев: "Главное — мы остались в высшей лиге"

Газета "Московский комсомолец". 2 июля.

Охранная грамота от прокурора

Газета "Московский комсомолец". 23 июня.

Особенности национального маразма

Газета "Московский комсомолец". 11 июня.

Закон и армия

Газета "Московский комсомолец". 29 мая.

Новый виток спирали

Газета "Московский комсомолец". 20 мая.

Вынужденные переселенцы

Газета "Московский комсомолец". 18 мая.

Рыбный день премьера

Газета "Московский комсомолец". 5 мая.

Один за всех, и все — на одного

Газета "Московский комсомолец". 5 мая.

Защита для гаврошей

Газета "Московский комсомолец". 13 апреля.

Нерыбный день

Газета "Московский комсомолец". 7 апреля.

WELCOME под зад

Газета "Московский комсомолец". 19 марта.

А теперь ты, Закаев!

Газета "Московский комсомолец". 16 марта.

Джинсовая симфония

Газета "Московский комсомолец". 10 марта.

Геморрой — наша профессия

Газета "Московский комсомолец". 4 марта.

"Кукольное " настроение

Газета "Московский комсомолец". 23 февраля.

Легенда об императоре.

Газета "Московский комсомолец". 23 февраля.

Коричневые

Газета "Московский комсомолец". 13 февраля.

Экстрадиция — добрая традиция

Газета "Московский комсомолец".

Фабрика слез

Газета "Московский комсомолец". 27 января.

Авас и раки

Газета "Московский комсомолец". 26 января.

Попурри от "ГАЗПРОМА"

Газета "Московский комсомолец". 19 января.

Казань — взяли!

Газета "Московский комсомолец". 19 января.

Третьего не дано

Газета "Московский комсомолец". 15 января.

Я помню чудное мгновенье...

Газета "Московский комсомолец". 12 января.

Отпетые

Газета "Московский комсомолец". 6 января.

Нервы – ни к черту!

Газета "Московский комсомолец". 31 декабря.

Ход с бубей

Газета "Московский комсомолец". 31 августа.

Н. Сванидзе: Коммунисты – те же монголы

Газета "Московский комсомолец". 25 февраля.

Батькины шалости

Газета "Московский комсомолец". 22 сентября.

Мутное «ГОСУДАРЕВО ОКО»

Газета "Московский комсомолец". 19 марта.

Фигуранты

Газета "Московский комсомолец". 19 января.

Президентский покер

Газета "Московский комсомолец". 17 августа.

Костюмчик серенький и туфельки со скрипом,

Газета "Московский комсомолец". 16 октября.

Грабеж по-приморски

Газета "Московский комсомолец". 15 июля.

Дрожжи для унитаза,

Газета "Московский комсомолец". 13 апреля.

Опасные связи

Газета "Московский комсомолец". 12 мая.

Дело о трех миллиардах,

Газета "Московский комсомолец". 12 марта.

Черная книга коммунизма

Газета "Московский комсомолец". 10 октября.

Владимир Жириновский: «Все оказались в одной грязи»

Газета "Московский комсомолец". 9 апреля.

Аппартаменты для генпрокурора

Газета "Московский комсомолец". 8 апреля.

Корпорация убийц

Газета "Московский комсомолец". 7 сентября.

… А кого ни попадя пускают в Израиль

Газета "Московский комсомолец"

Презервативы для Японии

Газета "Московский комсомолец". 5 мая.

Сергей КУРГИНЯН: "МЕНЯ СОБИРАЛИСЬ ШЛЕПНУТЬ КАК АМЕРИКАНСКОГО ШПИОНА"

Газета "Московский комсомолец". 4 декабря.

Александр Ширвиндт: Весь мир матерится по-русски

Газета "Московский комсомолец". 3 января.

Грабеж по-приморски 2

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

«ТОПТУН» без галстука

Газета "Московский комсомолец". 2 ноября.

Нитраты в полосатых купальниках


Москва затаилась. Возможный враг по имени Ранний Арбуз затмил все прочие страшилки. Есть или не есть?! — вот вечный вопрос любого жителя столицы. Сочная мякоть в жару провоцирует, а здравый смысл и календарь вопят об осторожности.
“МК” решил раз и навсегда выяснить, представляют ли для нас опасность ранние арбузы, и ответить на волнующий вопрос современности: где прячутся нитраты? С этой важной миссией мы отправились сперва на Усачевский рынок, а затем в Центр Госсанэпиднадзора.


Но любых кошельку развалов нигде обнаружено нами не было. Куда подевались любимые полосатики? “Не сезон”, — разводят руками продавцы. С большим трудом мы обнаружили всего одну точку в здании рынка, на которой торговали арбузами.
Продавец по имени Шариф выбрал для нас самый лучший экземплярчик.
— Проверяйте, пожалуйста, — улыбнулся он, — мой арбуз — пальчики оближешь!
Со всеми необходимыми предосторожностями опытный образец доставили в Центр Госсанэпиднадзора ЦАО.
— Кого привезли — кавуна или кавуниху? — строго спросили нас на входе.
— Гмм, — только и смогли мы ответить. — Какая, к черту, кавуниха? С арбузом мы!
Оказывается, мы явились с кавунихой — так еще в народе называют арбузиху на украинский манер.
В пищевой лаборатории нашего красавца приняли как родного, для начала пристрастно осмотрев снаружи. Экземплярчик явно удался: шкурка блестящая, без гнилостных пятен, нерастрескавшаяся. Затем нашего помыли щеткой с хозяйственным мылом и разрезали пополам. Специалисты тут же принялись вглядываться и внюхиваться, пытаясь обнаружить возможный изъян. Но не тут-то было: мякоть плода была правильного красного цвета, толщина корки — небольшой, переход к мякоти — равномерным, зерна — темными, никакой слизи и посторонних запахов не наблюдалось. В общем, на вид подопытная ягода пробуждала исключительно оптимистические чувства. Становилось даже грустно, что после всех испытаний арбуз может засыпаться на проверке на нитраты...
Итак, мы перешли к главному анализу. Розовый арбузный сок нацедили в стаканчик и проверили на особом приборчике. Табло выдало цифру: 1,31 мг нитратов на килограмм. И это при допустимых 60 мг! А как же страшилки?
— Последние несколько лет нитратов в арбузах мы не фиксируем, — приятно разочаровали нас врачи-гигиенисты. — Их обычно содержится даже меньше половины разрешенной нормы.
Специалисты считают, что самое распространенное объяснение этому — бедность хозяйств, которые не имеют средств на удобрения.
Еще одно объяснение: долгая дорога ягоды в Первопрестольную. Дело в том, что сразу после сбора урожая полосатиков должны проверить на наличие нитратов и выдать им сертификат соответствия. А так как на пути фуры миллион кордонов, то те арбузы, что без сертификатов, заворачивают обратно.
Человек, который предлагает купить вам у него арбуз, обязан иметь при себе даже несколько важных документов. Это тот самый сертификат соответствия, а также фитосертификат, который подтверждает отсутствие инфекционных заболеваний в регионе, где была расположена бахча. Помимо этого должна быть в наличии накладная, показывающая, кто, откуда и куда везет товар. Важны также санитарный паспорт на автомобиль, медкнижка продавца и разрешение на торговлю.
Впрочем, сами врачи сертификаты-разрешения у продавцов не спрашивают: знают не понаслышке, как легко приобрести за деньги весь пакет документов. Но настоятельно советуют не покупать арбузы у дороги на развалах: ведь корка впитывает всю грязь и придорожную пыль. Кроме того, пролежав несколько дней на солнцепеке, продукт начинает портиться, мякоть становится дряблой, а микробы моментально размножаются.
Самое главное — ни в коем случае не надрезать полосатик и не покупать его частями: большая часть горожан травится не из-за нитратов, а из-за грязного ножа и нечистых рук продавца. Так можно подцепить любую заразу, вплоть до холеры! Еще одно простое, но, по заверениям медиков, самое важное правило. Перед едой надо хорошо помыть руки самому, тщательно вымыть арбуз щеткой с мылом (лучше хозяйственным) и обильно ополоснуть его под струей воды.
При всем при этом все медики, с которыми мы обсуждали арбузную тему, заявили, что начинают покупать это лакомство только с началом сезона — в десятых числах августа.
“Понимаете, — сказал нам один из врачей, — до начала сезона в Москве этого вкусного товара нет, значит, можно привезти его и продать подороже. Знаю, что раньше предприимчивые плантаторы с юга делали арбузу уколы селитрой, чтобы он вырос поскорее, а что делают сейчас — неизвестно, ведь зарубежных удобрений в наше время пруд пруди. Так что лучше дождаться сезона, когда пойдет массовый сбор плодов и “лечить” их не будет никакого смысла”.
Кстати, некоторые арбузы не успевают по этой причине довезти до Москвы: они настолько накачаны удобрениями, что бессильно лопаются по дороге.
Специалисты говорят, что в этом году из-за затянувшейся весны арбузный сезон начнется позже — после 10 августа. На август-сентябрь придется и пик жалоб горожан на нехорошие арбузы. В СЭС можно написать заявление о некачественном товаре, где обязательно указать, по какому адресу находится точка и название фирмы-продавца. Сам арбуз у вас на экспертизу не примут — по существующим правилам этого делать нельзя; врачи выедут на указанное вами место и отберут арбузы из той же партии на анализ. Если купленный вами полосатик не вызывает доверия, можно попробовать договориться о проверке на нитраты на рынке: почти при каждом крупном базаре существует лаборатория ветеринарно-санитарной экспертизы. Но все же лучше не полагаться на чужого дядю, а надеяться только на себя и, покупая ранний арбуз, сознавать, что можешь легко напороться на неприятности.
 

Марк ДЕЙЧ, Юлия АЗМАН

Скачки


Просматривая недавно красочный и дорогой журнал, я обнаружил в нем большую статью о приморском губернаторе г-не Дарькине.
Уж чего только не было в этой статье! О том, как замечательно живется приморцам при новом губернаторе. И о том, что доходы тамошнего населения неуклонно растут. И еще о том, какие замечательные программы осуществляет г-н Дарькин. Благодарные жители края из числа депутатов местного Законодательного собрания даже выступили с инициативой о присвоении губернатору звания “Заслуженный экономист России”. Ибо он, г-н Дарькин, согласно “рейтингу” смог даже переплюнуть губернатора Чукотки г-на Абрамовича.
Я вот думаю: чем переплюнул-то? Может, приобрел знаменитый “Реал”? По случаю?
Впрочем, не будем гадать. Но, поскольку кое-чего в журнальном панегирике все-таки не хватает, попробуем этот пробел восполнить.

К юбилею в Санкт-Петербурге, рядом с Елизаветинским дворцом, для особо почетных гостей были построены 20 коттеджей. У каждого — свое название: “Москва”, “Санкт-Петербург”, “Казань”... Во время торжеств в коттеджах располагалась элита российской власти.
А теперь — внимание, вопрос. Если учесть, что Второе Лицо нашего государства, премьер-министр г-н Касьянов — “солнцевский” (нет, я не имею в виду одноименную ОПГ, просто премьер родился в подмосковном тогда Солнцеве), трудится он в столице, в Белом доме, а проживает где-то в очень ближнем Подмосковье, — в каком из 20 коттеджей он должен был остановиться, прибыв на празднества по случаю юбилея Северной столицы? Наверное, в “Москве”, скажете вы. На худой конец — в “Санкт-Петербурге”...
А вот и не угадали. Г-н Касьянов поселился в коттедже под названием “Владивосток”.

* * *
О “неформальных” связях премьер-министра и приморского губернатора известно вполне достаточно. О том, что в узком кругу “своих” г-н Дарькин называет г-на Касьянова ласково и попросту: “Мишаня”. О том, как премьер порадел губернатору в вопросах выделения бесплатных квот на вылов рыбы. Причем порадел не всему рыболовецкому флоту Приморья, а лишь тем семи компаниям, в которых г-н Дарькин заинтересован лично. Известно и многое другое, однако все эти сведения — из области недоказуемого, потому как никто не видел двух этих господ вместе в неформальной обстановке. К примеру, в баньке. Зато теперь, после вселения г-на Касьянова в коттедж “Владивосток”, сомнений относительно особых отношений между ним и г-ном Дарькиным практически не осталось.
Не знаю, зачем г-ну Касьянову понадобилось столь явно эти отношения демонстрировать. Зачем г-ну Дарькину — это как раз понятно. А Касьянову? Может быть, по неразумению. А может, все дело в некотором избытке самоуверенности премьер-министра?
Между тем фигура нового губернатора Приморья — в каком-то смысле знаковая. Дело не в том, что за время губернаторства г-на Дарькина плата за жилье и холодное водоснабжение в Приморье выросла в два раза, а за горячее водоснабжение — в три. И даже не в губернаторском отношении к социальным программам, по поводу которых г-н Дарькин высказался следующим образом: “Я не вижу смысла строить новые школы или больницы — ведь население России сокращается”. В деятельности губернатора на ниве благоденствия родного Приморья есть некий аспект, о котором стоит поговорить подробнее.
 

* * *
...В полдень к трапу рыболовного траулера “Механик”, стоявшего в порту Владивостока, подъехали три джипа. Из них высадилось полтора десятка вооруженных людей, по большей части — “лица кавказской национальности”. Они захватили судно и забрали все судовые регистровые документы, без которых выйти в рейс невозможно.
...В 10 часов утра в центре Владивостока застрелен президент крупной строительной компании Приморья. По мнению местной газеты, “выстрелы киллеров во Владивостоке звучат так часто, что уже никого не удивляют”.
...В 23 часа 8 бандитов совершили вооруженный налет на предвыборный штаб одного из кандидатов в Думу Владивостока. Один из доверенных лиц получил огнестрельное ранение, другой был зверски избит.
Перечисленные случаи — лишь незначительная часть приморских “происшествий”, случившихся в одном только нынешнем году. А кроме того:
“Сын высокопоставленного чиновника ФСБ г-на Кондратова, Руслан Кондратов, и отстраненный в связи с предъявленным обвинением по уголовным делам глава администрации Кривулин поделили район на части. Браконьерство и грабеж природных ресурсов, особенно морепродуктов, достигли катастрофических размеров”. (Из письма депутатов Думы Хасанского района Президенту России.)
И кое-что еще, помельче. У помощника депутата Государственной думы г-на Черепкова (помните этого “экстрасенса и целителя”, любящего потанцевать в женском купальнике?) была обнаружена колба с 40 килограммами ртути. Другой помощник того же депутата был задержан в числе вооруженной банды по дороге в “опекаемый” ею порт Находка (все немедленно отпущены). Как пишет владивостокская газета “Народное вече”, при поддержке полпреда Пуликовского и губернатора Дарькина вполне вольготно живется в Приморье чеченской криминальной фирме “Альянс”. Один из ее руководителей, бывший заместитель руководителя УФСБ Приморского края по борьбе с терроризмом полковник Войтовский, при случае любит продемонстрировать удостоверение сотрудника службы безопасности России...
При чем здесь Дарькин? — спросите вы.
Действительно, при чем здесь губернатор? Хотя как посмотреть. Кому, как не главе исполнительной власти, обеспечивать защиту жителей края от криминала? Это с одной стороны. А с другой...
8 лет назад во Владивостоке был убит один из криминальных главарей Приморья. Организацией его похорон, прошедших с купеческим размахом в присутствии чуть ли не всех заправил приморского преступного мира, занимался как раз г-н Дарькин. Видеокамера запечатлела этот эпизод для биографов будущего губернатора. Вот г-н Дарькин распоряжается выносом гроба из Драмтеатра им. Горького. Вот этот же г-н в окружении “братков” с бритыми затылками наблюдает за траурной церемонией. Вот он же, не скрывая слез, опускает гроб в могилу...
Скрывать слезы нужды не было, все свои. Говорят, уже тогда среди этих своих г-н Дарькин отзывался на кликуху Серега Шепелявый.
 

* * *
Нынче, понятное дело, у губернатора другие заботы. Ну вот, например.
“Акция “Встреча Губернатора края с участниками Великой Отечественной войны”. Цели акции:
1. Формирование позитивного имиджа Губернатора края как гаранта будущего Приморья среди самой надежной части электората — ветеранов.
2. Демонстрация поддержки Губернатором самой заслуженной группы населения Приморья”.
Впрочем, одним имиджем сыт не будешь. И потому один из представителей славных сынов Кавказа регулярно навещает руководство крупных водочных фирм края. Сей г-н настоятельно просит — именем губернатора Дарькина — вносить посильный вклад в некий “Фонд поддержки президента”. Сам вклад при этом — не то чтобы “кто сколько может”, но вполне конкретный: 40 тысяч долларов ежемесячно. А число фирм, навещаемых дарькинским “посланцем”, ровно 30. Правда, недавно их стало 29. Дело в том, что одна из них вдруг взбрыкнула и платить “взнос” отказалась. Так ее моментально лишили лицензии. Зато теперь, после наглядного урока, все остальные платят исправно.
Не исключено, что “Фонд” существует. И даже — для “поддержки президента”. Неясно лишь, о каком, собственно, президенте идет речь.
Стояли в Уссурийске и Владивостоке два больших щита. На бетонных основаниях и металлических креплениях. Надпись на них была одинаковая: “Путин — наш президент”.
А недавно мэрия Владивостока получила запрос от федерального инспектора, работающего у полпреда Пуликовского. Запрос состоял из нелицеприятного вопроса: мол, на какие деньги воздвигнут у вас тот щит? Из мэрии ответили: дескать, все честь по чести, жители скинулись и местный предприниматель расстарался. Однако через короткое время щит во Владивостоке срезали. Говорят, автогеном. А заодно и в Уссурийске. Без запроса, на вссякий случай. Согласно распоряжению администрации края (стало быть, губернатора) и при полном одобрении полпреда. Бетонные основания, правда, пока остались. А щиты — как корова языком.
Вот тебе и “Путин — наш президент”.
В том же спешном порядке — чтобы благодарным жителям Приморья было чем занять руки во время праздничных гуляний — были заказаны несколько тысяч плакатов, которые вы можете видеть на фотографии. Обратите внимание на лица демонстрантов: кто-то откровенно смеется, а кому-то уже не до смеха.
Так что я вовсе даже не исключаю, что на деньги того “Фонда” уже готовятся новые щиты: “Серегу Шепелявого — в президенты!” Правда, на минувших губернаторских выборах за г-на Дарькина проголосовали 223410 человек. Менее 15% приморских избирателей. Ну да ничего, время еще есть. И “братва”, надо думать, поддержит. Да и “Фонд” пригодится.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Молчание ± золото


Скандал возник еще до начала музыкального фестиваля в Юрмале: власти Латвии отказали во въездной визе Иосифу Кобзону.
Незадолго до открытия “Новой волны” Кобзон позвонил Игорю Крутому. Речь шла совсем о другом, но не коснуться этой болезненной темы Иосиф Давыдович не смог. “Что же вы так? — с горечью спросил он. — Я ведь один из вас, ваш товарищ по цеху. И все промолчали, будто ничего не случилось”.
“А что тут сделаешь? — ответил Крутой. — Имеет ли смысл отменять праздник? Ведь за все уже уплачено”.

Напомним нашим читателям. 9 мая нынешнего года Иосиф Кобзон выступил в Латвии перед ветеранами войны. Он позволил себе высказать то, что думает о положении русскоязычного населения в этой стране. О том, как там оскорбляют и унижают ветеранов войны. О свертывании среднего образования на русском языке. Об оскорбительной записи в паспортах некоренных жителей Латвии — “неграждане”.
Такую откровенность латвийские власти не могли оставить без внимания. И когда Кобзон обратился за въездной визой, чтобы спеть несколько песен в Юрмале, ему отказали. По существующим правилам причину отказа можно было не объяснять. Однако на сей раз — вероятно, из уважения к знаменитому певцу — объяснение последовало. Дескать, Иосиф Кобзон является “угрозой государственной безопасности и общественному порядку Латвии”.
Чем ущербней страна, тем больше “угроз” мнится ее властям.
Кобзон отреагировал весьма остроумно. “Один старый еврей из России, — сказал он, — угрожает безопасности целого государства. Мне это льстит”.
Но дело, конечно, не в Латвии: как были там “латышские стрелки”, так и остались. Дело в нас с вами.
Уж если так поступают с Кобзоном, чего ждать дальше? Этот артист — эпоха в нашей отечественной культуре. Эпоху оскорбительно пнули ногой и пояснили, что решение латвийских властей — окончательное и пересмотру не подлежит. Пнули, между прочим, нас с вами. А мы — промолчали. Правда, сотрудники российского МИДа где-то там обмолвились: дескать, сейчас продумываются ответные действия — когда-нибудь кому-то из известных латышей могут отказать во въездной визе в Россию. Ну, хоть так. И на том спасибо.
А вот молчание коллег Кобзона по цеху поистине многозначительное. Ведь достаточно было одной искры протеста, чтобы встал вопрос о переносе фестиваля из Юрмалы (мест для его проведения, между прочим, полно). Но никто не открыл рта, и не потому, что побоялись. Интересы вполне шкурные: спонсорами за все “уплочено”, отдохнуть несколько дней за чужой счет на Балтийском побережье очень даже приятно, а от Кобзона не убудет...
Многим из тех, кто приехал в Юрмалу на фестиваль, Иосиф Давыдович всегда помогал. Помогал совершенно бескорыстно: он так устроен. Популярную ныне Валерию ее мама привела к Кобзону в институт Гнесиных 17-летней девочкой. Знаменитый певец вложил в нее много сил и души. Он помогал Винокуру и Леонтьеву, Пугачевой и Киркорову, Макаревичу и многим другим. Когда я заговорил с ним об этом, он стал вспоминать, как по всевозможным высоким кабинетам ходил Леонид Осипович Утесов, пытаясь пробить начинающих. И как самому Кобзону помогли встать на ноги два знаменитых когда-то конферансье — Миров и Новицкий...
А сейчас все те, для кого Кобзон так много сделал, промолчали. Они его предали. И стыдить их — занятие совершенно бесполезное. Потому что равнодушие стало привычным состоянием нашего общества. “Все забрались по своим уголкам, — сказал мне Иосиф Давыдович, — виллам и длинным машинам, похожим на трамваи. Друзей становится все меньше. Обидно, что так живем”.

Марк ДЕЙЧ

Черный передел


Ну что — все уже высказались? По поводу “ЮКОСа” с Ходорковским? Да вижу, что очередь... Нет, меня тут не стояло. Да я быстро... Ну спасибо.
Значит, так.


Вы не поверите, граждане, но у олигархов, оказывается, тоже имеются какие-никакие права. Как у самых обычных людей. У нас с вами, граждане, права имеются. А толку? А вот о правах олигархов будут печься теперь сразу пять организаций. Вроде как пять пальцев. Давайте загибать: РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей). “Деловая Россия”. “Опора России”. КОНФОП (Международная конфедерация обществ потребителей). Комиссия по правам человека при Президенте РФ.
Загнули? Что получилось? Нет, неправильно. Это у нас с вами — кулак. А у них — женский кулачок уважаемой мною очаровательной Эллы Памфиловой (она как раз возглавляет комиссию по нашим правам). Правда, есть еще Аркадий Вольский — председатель РСПП. Однако в его кулаке зажата “резолюция” президента: дескать, нельзя арестовывать человека, если нет доказательств его вины. Эту устную “резолюцию” г-н Вольский цитировал уже несколько раз.
И что же?
Ничего.
Между прочим, президент (дай бог ему еще как минимум четыре срока президентства) абсолютно прав: действительно нельзя. Так следователи как раз и уверены в том, что доказательств у них вполне достаточно. К тому же совсем недавно Первое Лицо Государства уже высказывалось по аналогичному поводу. В том смысле, что негоже ему, Первому Лицу, вмешиваться в работу учреждений, которые подотчетны только Закону.
И опять абсолютно прав президент. И сажать без доказательств нельзя, и вмешиваться негоже. Как из этого положения выйти? Никак. Посидеть. У нас зря не сажают. Так что придется г-ну Платону Лебедеву, судя по всему, в “Лефортово” задержаться.

* * *
Г-на Лебедева, председателя совета директоров “МЕНАТЕПа” и совладельца “ЮКОСа”, обвиняют в том, что будто бы он в 1994 году похитил 20 процентов акций компании “Апатит”, принадлежащей государству. Это хищение госсобственности (весьма солидные финансовые организации, уже занимавшиеся этой историей, утверждают, что никакого хищения не было), да еще в особо крупных размерах (почти 300 млн. долларов), по-видимому, так сильно обидело наши правоохранительные органы, что они (органы) увезли г-на Лебедева в тюрьму прямо из больницы.
Ну почему из больницы — это как раз понятно. Судя по всему, г-н Лебедев такой финал давно предвидел. Вот и спрятался в больнице под предлогом какого-то там “хронического заболевания”. А наши родные органы — они этого г-на быстро раскусили: симулянт. А потому как ни просят адвокаты — никакой ему медицинской помощи. А и то правда: тюрьма же, не санаторий...
Тут другое непонятно. Следователи обрушили свой праведный гнев на г-на Лебедева сразу после запроса, поступившего в Генеральную прокуратуру от депутата Юдина. Вы, граждане, до этой истории что-нибудь о нем слышали? О депутате? Вот видите — уже для него польза. Особенно перед выборами.
А непонятно вот что: почему г-н Юдин все эти девять лет молчал? Боялся? Нет, скажут граждане, ничего он не боялся, депутаты — они у нас бесстрашные, у них неприкосновенность. Стало быть, г-н Юдин откуда-то такое узнал и сразу в органы бухнул. А те фигуранта арестовали, и тоже сразу. Хотя должны были бы, между прочим, всю эту криминальную историю тщательным образом проверить. А то ведь ежели после каждого депутатского запроса сразу сажать (а депутаты — они у нас писучие) — населения не напасешься.
Нет, опять скажут граждане, наверное, следователи давно уже это дело расследовали, а тут как раз и запрос депутата Юдина подвернулся. Просто все тут как бы совпало. Совершенно случайно.
Такое совпадение, конечно, возможно. Раз в сто лет, но возможно. Однако сомнительно. А любое сомнение должно трактоваться в пользу гражданина. Даже если этот гражданин — из ненавистной породы олигархов.
 

* * *
Между тем сотрудники “ЮКОСа” разработали стратегию на случай “потери бойцов” из числа руководящего состава. Случится пропасть Ходорковскому — бразды правления должен принять тот самый Лебедев. Лебедев, впрочем, уже сидит. Ну цепочка там длинная. По принципу “всех не пересажаете”. В конце списка — в качестве, так сказать, последнего аргумента — сам лорд Ротшильд собственной персоной. Уж с ним-то, дескать, ничего случиться не может.
Наивные они все-таки люди. А туда же: бизнесмены... Еще как пересажаем. И до лорда доберемся. Тем более что он из этих. Из ротшильдов.
Однако лорд — это не завтра. Как-нибудь потом. Сначала со своими бы разобраться. Как поется в популярной песне, “есть у нас еще дома дела”.
А дела, стало быть, такие.
Перво-наперво — обыск. По полной программе: в течение почти суток, с “маски-шоу” и выемками. Я вот эти самые маски до сих пор понять не могу. Кино какое-нибудь смотришь — так там ведь в масках всякие несимпатичные личности. Грабители и насильники. А в теленовостях — опять маски. И — налет, как в кино: всех мордами в пол и ботинками в ребра. Эти что — тоже грабители?
Во время налета на “ЮКОС” адвокаты компании насчитали не менее десятка нарушений действующего УПК. Адвокаты, ясное дело, накатали жалобу. В Генпрокуратуру. Так всем этим действом с масками как раз Генпрокуратура и заправляла.
Представьте себе: вы чего-то такое сделали, и на вас вам же и пожаловались. Что бы вы ответили? Вот именно. А Генпрокуратура отписала принципиально и строго. Дескать, нам лучше знать, нарушили мы УПК или не нарушили — на то мы и прокуратура. А ежели и нарушили, так вы, крючкотворы, много чего не знаете. Не знаете, что в “ЮКОСе” нашли, во-первых, оружие, а во-вторых — специальную аппаратуру для подслушивания и подглядывания.
После “утечки” столь серьезной информации мы все, во-видимому, должны были понять, что “ЮКОС” в действительности представляет собой шпионско-диверсионное гнездо. Посему всякие разговоры о каких-то там нарушениях УПК попросту неуместны. И ведь вот что интересно: оружие в “ЮКОСе” действительно нашли. И не какое-нибудь завалящее, а самое что ни на есть суперсовременное: для стрельбы в электронном тире. И “хитрая” аппаратура там тоже имелась. Лежала себе где-то в ящике и лежала. Ею не пользовались. Между прочим, продается эта аппаратура совершенно открыто — купить ее может любой, у кого есть деньги (она недешевая). Но такая покупка — вовсе не преступление, да и не всякое использование “хитрой” техники подпадает под Уголовный кодекс.
Адвокаты не угомонились, опять принялись строчить жалобы. Теперь — относительно решения Басманного суда Москвы, который постановил взять г-на Лебедева под стражу. На судебное заседание адвокатов даже не впустили, они несколько часов проторчали перед запертой дверью.
А я вам так скажу, граждане: правильно, что не впустили. Нечего им лезть, куда не просят. Судья с прокурором куда лучше сами все решат, вдвоем, без адвокатских штучек. И без проволочек. К тому же присутствие защитников все равно ничего бы не изменило. Я уже давно заметил, что Басманный суд — это лейб-суд Генпрокуратуры: он штампует все ее предложения. Очень удобно.
 

* * *
Тем временем ряды народных избранников, желающих поправить свой, извините, имидж участием в скандале вокруг “ЮКОСа”, пополнились. Депутат Госдумы г-н Бугера направил запрос в Генпрокуратуру, сетуя на неуплату “ЮКОСом” налогов на сумму 90 млн. долларов. Претензий налоговых органов к компании — самой, как утверждают специалисты, открытой и “прозрачной” для любых проверок — почему-то не возникало, а вот у г-на Бугеры они, претензии, откуда-то возникли. Впрочем, не так чтобы откуда-то: источник известен. Это некий Институт финансовых исследований, коим руководит Андрей Вавилов. Помните такого? Этот г-н стоит того, чтобы о нем напомнить. Причем стоимость в данном случае — весьма значительная.
Первый зам. министра финансов в правительстве Черномырдина г-н Вавилов занимался зачетами украинских долгов за газ. Долги были успешно зачтены, но при этом куда-то улетучились 450 млн. долларов государственных средств. Чуть позже г-н Вавилов столь же успешно совершил продажу Индии российских “МиГов”: еще 300 млн. долларов растворились в воздухе. Первый зам. министра финансов успел провернуть еще несколько “операций”, после чего тогдашний председатель Центробанка Сергей Дубинин открыто обвинил г-на Вавилова в хищении валютных средств. Было возбуждено уголовное дело, однако (как стало известно несколько позже) автор знаменитого афоризма “хотели как лучше...” своих людей сдавать не привык, и потому г-н Вавилов отделался легким испугом.
Он вынырнул довольно скоро — в качестве председателя совета директоров компании “Северная нефть”. А в 2001-м продал пакет акций этой компании “Роснефти” (читай — государству) по цене, завышенной вдвое. Разница составила еще один неплохой куш — 300 млн. долларов. Тогда же сомнение в чистоте этой сделки публично высказал Михаил Ходорковский, причем сделал он это в присутствии президента страны.
Я вовсе не упрекаю г-на Вавилова в банальной мстительности. Но, может быть, не следовало бы прокурорам так уж безоговорочно верить расчетам этого г-на, уже не раз “ошибавшегося”, причем всегда — в свою пользу?
 

* * *
Развитие событий вокруг “ЮКОСа” обозначило некие, так сказать, животрепещущие темы нашей сегодняшней действительности. Мы вдруг заговорили о возможной грядущей национализации и о “попытке перераспределения властных полномочий в пользу силовых структур”. Темы, кстати говоря, отнюдь не новые, но на сей раз они зазвучали громко и даже где-то с оттенком паники. Вполне вероятно, что оснований для нее достаточно.
Впрочем, еще одна национализация у нас вряд ли возможна, потому что она привела бы к катастрофическим последствиям. Ощущение этой катастрофы в народе весьма смутное, но тем не менее ее не хочет никто: нам теперь хорошо известно, до чего доводит лозунг “Грабь награбленное!”.
Однако еще один “черный передел” вполне возможен. Потому как товарищи в погонах — они тоже люди, и им тоже хочется хорошо кушать. А хорошо кушать уже нечего: все лакомые куски давно расхватаны, а вышеупомянутые товарищи только что подоспели; раньше, при Борисе Николаевиче, рассчитывать им было особенно не на что.
Правда, глава опального “ЮКОСа” г-н Ходорковский полагает: в обществе достаточно сил, которые не заинтересованы в том, чтобы люди в погонах сочли, будто у них сегодня появился карт-бланш.
Все-таки наивные они, эти олигархи. Хоть и олигархи. Людей в погонах у нас очень даже любят. “Кричали женщины “ура!” и в воздух чепчики бросали”. А олигархов как раз наоборот: не любят. Причем сильно.
Так что шанс на карт-бланш у этих товарищей, безусловно, имеется. Воспользовавшись им, они, понятное дело, накушаются вволю. А потом все рухнет. В одночасье. Поскольку эти товарищи не умеют ничего, кроме как кушать и командовать.
Олигархи, конечно, не промах, кто бы спорил. И покушать любят. Сладко. Но при этом они способны дать народу вволю колбасы, причем не только той, состоявшей наполовину из крахмала, которая продолжает так восхитительно пахнуть в наших ностальгических снах. Зайдите в любой продмаг — и вы убедитесь, что от олигархов все-таки есть какая-никакая польза.
Или наша ностальгия — по очередям за той колбасой? Тут товарищи в погонах как раз хорошо преуспели.
 

Марк ДЕЙЧ

Про это


У гения есть дочь — Элена-Патриция. Ее мать Элли Джонс, русская эмигрантка, и сам поэт под страшным секретом держали факт рождения дочери. Узнай об этом на Лубянке — не уцелеть бы женщине и ее дочке. В записной книжке Маяковского на чистом листе осталась запись “Дочка”. В тайну были посвящены только самые близкие люди.


В годы современных российских крушений не раз предпринимались шаги к развенчанию Маяковского. Но блошиные наскоки не поколебали всемирный авторитет гениального провидца и метафориста. В Москве состоялась Международная научная конференция, организованная Институтом мировой литературы им. Горького и Государственным музеем Владимира Маяковского. На празднование 110-й годовщины поэта съехались исследователи из разных стран. Приятным сюрпризом стало выступление Патриции Томпсон. Дочь поэта прочитала фрагменты из своей новой книги “Фантомный отец”.
Провидческие слова произнесла о Маяковском Марина Цветаева:

Превыше крестов и труб,
Крещенный в огне и в дыме,
Архангел — тяжелоступ —
Здорово в веках, Владимир!


В трагической поэме “Про это”, полной разочарований и дерзости, поэт заглядывал в век тридцатый: “Вот он, большелобый тихий химик, перед опытом наморщил лоб. Книга — “Вся земля”, — выискивает имя. Век двадцатый. Воскресить кого б? — Маяковский вот... Поищем ярче лица — недостаточно поэт красив. Крикну я вот с этой, с нынешней страницы, — не листай страницы! Воскреси!” И дальше прорвался отчаянный крик сожалений: “Я свое, земное, не дожил, на земле свое не долюбил... Воскреси! Свое дожить хочу”.
Доживет ли само человечество до такой дали? Но в XXI веке жива плоть и кровь Маяковского — Патриция Томпсон. Я встречалась с ней еще на столетии поэта, когда она вместе с сыном Роджером вошла в маленькую смертельную комнату Маяковского на Лубянке. Оба они очень высокие и молчаливые. Было невыносимо тяжело видеть, как она сдерживала себя, чтобы не заплакать. О чем думала дочь Маяковского, видевшая его всего один раз?
— Я чувствовала присутствие моего отца среди этих немногих свидетелей его жизни... Впервые я могла коснуться вещей, которыми он пользовался каждый день, обычных вещей, хранивших тепло его рук и тела — тепло, которое я ощущала так явственно... Мое собственное единственное воспоминание о нем — это его рост. Для маленького ребенка — это были только ноги.
Ее мама, Елизавета Петровна (Элли, так ее звали все) Зиберт, появилась на свет в 1904 году в Башкирии в немецкой семье. Ее отец, Петр Генри Зиберт, и мать, Елена Нойфельд, перед революцией имели приличное состояние.
Патриция так описывает мать: “Она была стройной, худой и хорошо сложенной, с густыми каштановыми волосами и огромными выразительными голубыми глазами... Но ее главными достоинствами были ум, твердый характер, смелость и обаяние. В России она получила образование в меннонитской школе и у частных учителей. Кроме русского она знала немецкий, английский, французский”.
В Уфе, где Элли работала в приюте для бездомных детей, свирепствовал тиф. И ей надо было проявлять невероятное мужество, поскольку ежечасно приходилось видеть умирающих и умерших. Позже в Москве Элли вышла замуж за лондонца Джорджа Джонсона — он работал в Отделе американской помощи бухгалтером. Он увез жену сначала в Лондон, а потом в Нью-Йорк. Брак не был счастливым. Но, несмотря на разрыв, они всегда оставались друзьями. Элли не могла с ним развестись — иначе ей нельзя было оставаться в Америке. Джонсон проявил джентльменские качества, когда у Элли и Маяковского в 1925 году в Нью-Йорке случился роман. Поэту тогда было 32, Элли — 20.
Американский биограф Маяковского Эдвард Браун, профессор русской литературы Стэндфордского университета, раньше, чем кто-нибудь из современных авторов, сообщил американской публике, что “Маяковский имел сексуальные отношения с молодой женщиной, и она родила ему ребенка”. Тут важна социальная и психологическая оценка характеров двух женщин — Элли и ее дочери. Профессор предположил, что “обе женщины заслуживают уважения к своему желанию оставаться неизвестными и про себя гордиться тем, что одна является матерью ребенка Маяковского, а другая — тем, что она и есть тот самый ребенок”.
Ребенок получил при рождении два имени: Елена — в честь бабушки и крестной матери, княгини Елены Святополк-Мирской; Патриция — имя ее ирландской крестной. Патриция пишет: “Мама звала меня Элли, Маяковский — тоже”. Вот кусочек из письма поэта, отправленного из Парижа в Ниццу M-me Elly Jonnes: “Две милые, родные Элли! Я по вас весь изсоскучился. Мечтаю приехать к Вам хотя бы на неделю. Примете? Обласкаете?” (Публикация писем Веры Терехиной. ИМЛИ).
В 1928 году Маяковский приезжал в Ниццу, единственный раз смог обнять их вместе — маму и маленькую Элли.
Встреча с Маяковским, любовь к нему — не поэту, а человеку — была главным в жизни Элли. Истинная любовь бескорыстна. Елизавета Петровна в Нью-Йорке и Татьяна Яковлева в Париже любили Маяковского со всей чистотой молодости. Элли, когда Маяковский заболел, работала, чтобы помогать ему, кормить его, заботиться о нем. А в это время из Москвы шли послания от Лили. Одну ее телеграмму, оставленную на столе, Элли прочла: в конце стояло требование денег. В последующих публикациях Брик опустила последние три слова телеграммы: “Куда ты пропал? Напиши как живешь С кем ты живешь неважно Я хочу поехать в Италию Достань мне денег”. Он прислал — она уехала на курорт Сальсомаджоре.
Кстати, из Америки, заняв деньги, Маяковский телеграфом перевел Л.Ю.Брик 500, 350 и 100 долларов. Занятые для этого деньги он отдавал до конца жизни. Сохранилась расписка Элли Вульф (Элли Голдберг), жены члена Коминтерна Бертрама Вульфа: “Получила от тов. Маяковского 700 рублей — остаток денег, которые он одолжил в октябре 1925 г. в СШ. Большое спасибо. С коммунистическим приветом. Москва, май 26-го, 1929”.
В своей книге “Маяковский на Манхэттене. История любви с отрывками из мемуаров Элли Джонс” (книга издана Институтом мировой литературы в Москве. Перевод с английского Екатерины Гуминской) Патриция Томпсон говорит по этому поводу: “С кем — неважно...” — как бессердечно это звучит! “Достань мне денег...” — и это тогда, когда Маяковскому фактически нечего было есть. Элли тратила свои сбережения. Она приносила ему еду — консервированные супы, замороженные кусочки мяса, хлеб, фрукты”. Элли любила в нем нежного человека. Они условились с поэтом: “Давай все сохраним только для нас. Это больше никого не касается”. Знал о рождении Патриции Давид Бурлюк, друг поэта.
Сама Патриция никому не обещала ничего не говорить о прошлом. После смерти матери Патриция посчитала возможным включить в книгу воспоминания матери: “Когда у нас уже некоторое время были близкие отношения, он спросил: “Ты что-нибудь делаешь — ты предохраняешься?” И я ответила: “Любить — значит иметь детей”. Он сказал: “О, ты сумасшедшая, детка!”
Эту мудрость женщины поэт повторил в пьесе “Клоп”, где профессор произносит похожую фразу: “От любви надо... детей рожать”.
Пришло время отъезда Маяковского из США. Бурлюк и Чарльз Рехт вместе с Элли приехали к пароходу проводить друга. Поэт запаздывал... Наконец он появился. При людях Владимир всегда называл Элли Елизаветой Петровной. На прощание “он поцеловал мне руку. Все видели, как я была бледна и как меня трясло...” — рассказывала она дочери. А дома ее ждал сюрприз: “Я хотела броситься на кровать и рыдать — из-за него, из-за России, но не могла. Моя кровать была устлана цветами — незабудками. У него совсем не было денег. Но он был такой”.
На столе Владимира Владимировича в его кабинете стояла фотокарточка девочки. Тайну ее рождения Бурлюк скрыл даже от Лили Брик. Близкая приятельница поэта Наталья Брюханенко в мае 1938 года рассказала о том, что вскоре после похорон Маяковского “они с Лилей пришли в кабинет Маяковского, и Лиля уничтожила фотографию маленькой девочки, меня”, — пишет Патриция. Но В.В.Катанян в своей книге дает другую версию: “ЛЮ все эти письма и фото положила в один большой конверт с надписью “Элли Джонс и дочь Володи. Для ЦГАЛИ”. Эту версию предстоит еще проверить.
Благородный Джордж Джонс сохранил самые дружеские чувства к Элли, дал девочке свое имя. Патриция Томпсон — независимая, сильная женщина — десятки лет является профессором Леман-колледж городского университета Нью-Йорка. Она автор двадцати книг: “Я сделала себе имя как теоретик гестианского феминизма и автор учебников для школ и колледжей, теоретических книг и статей в выбранной мной дисциплине — социология домашнего хозяйства”.
В юности Элен-Патриция проявляла радикальную независимость: “Маяковский любил свою желтую кофту. Его дочь носила ярко-зеленые шелковые чулки, потому что в те времена сленговым названием ног было “стебли”. Ее мужем стал американец Олин Уейн Томпсон. Сыну муж дал имя Роджер Шерман — в честь своего предка, известного своей подписью под Декларацией независимости и Конституцией. Роджер стал адвокатом. Они с женой Гейбл усыновили мальчика из Колумбии. Его зовут Логан Иван Томпсон.

Лилю Брик называют “Беатриче XX века”. В обольщении мужчин эта красивая, яркая, талантливая женщина выработала особую победную тактику: “Надо внушить мужчине, что он замечательный и даже гениальный, но что другие этого не понимают, — говорила она. — И разрешить ему то, что не разрешают ему дома... Ну а остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье” (В.В.Катанян, “Лиля Брик”). Все-таки заметно, что женщина-вамп Володю не любила. Лиля сама признавалась, что любила только Осю.
Лиля не скрывала от Володи своих побед над другими мужчинами — политическими деятелями, кинорежиссерами... Что должен был чувствовать страстный и обманутый любовник, которого, когда нужно, она называла мужем? Сходил с ума от ревности и предательства. Чем больше терзала поэта, тем трагичнее были стихи.

А я вместо этого — до утра раннего
в ужасе, что тебя любить увели,
метался и крики в строчки выгранивал,
уже наполовину сумасшедший ювелир.


Оттолкнуть, вновь заманить обещанием — это у жрицы любви получалось великолепно: “Ты мог бы мне сейчас нравиться, могла бы любить тебя, если бы ты был со мной и для меня”, — писала она ему. Лилин стиль кнута и пряника подхлестывал воображение и страсть поэта.
Маяковский — трагичный лирик. Его израненная душа искала понимания и любви. Жаждала тишины. Одно из самых прекрасных последних стихотворений поэта было обнаружено в записных книжках 1926—1928 годов (скорая запись без знаков препинания):

Уже второй должно быть ты легла
А может быть и у тебя такое
Я не спешу И молниями телеграмм
мне незачем тебя будить
и беспокоить...
Ты посмотри какая в мире тишь
ночь обложила небо звездной данью
В такие вот часы встаешь и говоришь
векам истории и мирозданью.

Кто лирическая героиня этого небесного послания поэта? Принято считать, что это Лиля. Но по внутренней тишине, заложенной в гармоническом строе строф, понимаешь: лирик обращался к иному образу, к женщине, наделенной тонкой восприимчивостью. Эти наброски возникали в его сознании как неизбывное и тайное духовное общение с натурой тонкой и нежной. Молнии телеграмм поэт посылал Татьяне Яковлевой в Париж (см. “МК” 5 июня 2003 г.).
Своей любовью и поэзией Маяковский обессмертил и Лилю Брик, и Татьяну Яковлеву. Только теперь мы понимаем, в ком черпал Маяковский творческую энергию и свободу, создавая свой огромный цикл “Мое открытие Америки”. Этот огонь ему давала Элли.
В стихах к Лиле всегда присутствует его отчаянье и боль. В них живет — на века — красивая, холодная, разрушающая женщина.

Знаю, каждый за женщину платит.
Ничего, если пока
тебя вместо шика парижских платьев
одену в дым табака...
Губы дала. Как ты груба ими.
Прикоснулся и остыл.
Будто целую покаянными губами
в холодных скалах
высеченный монастырь.


И все-таки стихотворение “Лиличка” заканчивается благоговейной просьбой: “Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг”.
Патриция совершила отчаянный шаг: “У могилы моего отца, под его бронзовым взглядом, я опустилась на колени и перекрестилась по-православному. Я привезла с собой немного праха моей матери. Голыми руками я выкопала ямку между могилами отца и его сестер. Туда я положила прах, покрыла его землей и травой и полила слезами. Я поцеловала русскую землю, прилипшую к моим рукам. С тех пор, как мама умерла, я продолжала надеяться, что когда-нибудь ее частичка воссоединится с человеком, которого она любила, и с Россией, которую она любила до конца своих дней... Теперь мои родители навеки вместе в смерти, как никогда не могли быть в жизни”.
Маяковский — футурист, т.е. будетлянин, каждым вздохом устремленный в будущее. На этом высоком пути — просторно, там воздух чист и разрежен.

ПАТРИЦИЯ ТОМПСОН
Я ЗДЕСЬ!


Маяковский! Это я
громко стучу в дверь
Товарища Истории.
Я знаю, ты — там.
Впусти меня!
Я знаю, ты — там
со своими
истертыми чемоданами,
в которых незаконченные стихи,
разбитое сердце
и выцветшее фото
маленькой девочки,
сидящей на балконе
в Ницце...
Вот! Я здесь!
Именно так ты говорил
Бурлюку в Нью-Йорке
И Элли в Ницце!
Я повторяю сегодня: Вот! Я здесь!
Я объявляю о себе
гордо, громко.
Я не нуждаюсь
в представлении —
Daughter! Tochter! Fille! Дочка!
Я — “маленькая Элли” — твоя дочка,
уже взрослая, несу свои хозяйственные
сумки с проблеском
гениальности, —
пятнадцать книг
для детей и ученых —
на твой суд.
Чья похвала имеет
значение?..
Сегодня я по возрасту могла бы быть
твоей матерью!
Ты навсегда
моложе меня,
моложе меня,
моложе, чем твой внук, Роджер.
Как ты, он любит собак
и маленьких детей.

....
Маяковский! Молчание — не тайный стыд.
Поприветствуй своего брата — Солнце!
Твоя дочка ждет
с любовью,
чтоб обнять тебя!
Выходи!
Пожми руку
Товарищу Истории.
Но обними меня!
Ту, что любит тебя,
Как говорят в Америке,
“безо всяких условий”.


Перевод Татьяны ЭЙДИНОВОЙ.


Марк ДЕЙЧ, Наталья ДАРДЫКИНА
 

“Зеленый” терроризм


Лет 10 назад, в разгар “великой криминальной революции”, в российских СМИ широко обсуждался вопрос: можно ли вести речь об этнических преступных группировках?
Нет, решительно утверждали политики и многие мои коллеги, преступность интернациональна.
В нескольких программах, прозвучавших тогда на волнах радио “Свобода”, мне удалось рассказать о том, что наряду с криминальным интернационалом набирают силу моноэтнические преступные сообщества и что именно они будут определять лицо преступного мира в недалеком будущем.
В наши дни аналогичная дискуссия ведется в связи с конфессиональной принадлежностью террористов.
Еще недавно повода для дискуссии не было. Все знали, что члены террористических организаций — люди самых различных национальностей и вероисповеданий. Однако в последние два-три десятилетия стало очевидно: весь этот интернационал в подавляющем большинстве представляет лишь одну конфессию. После нападения на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке американский президент, не сдержавшись, позволил себе некий упрек в адрес ислама. Через несколько часов Буш извинился: сказал, что оговорился и что его не так поняли.
Если это и была оговорка, то вполне по Фрейду.

Сегодня в мире насчитывается не менее 200 организаций
“политического ислама”. Около 150 из них — террористические.

Большинство мусульман не террористы.
Но большинство террористов — мусульмане.

Считается, будто терроризм как политическое явление возник во второй половине XIX столетия. Именно тогда (и благодаря прежде всего России) в массовом сознании утвердился образ бородатого террориста-анархиста с бомбой в одной руке и с револьвером в другой. Знаменитый исследователь терроризма Уолтер Лакер полагает, что даже Достоевский оказался в плену этого стереотипа.
В чем-то Лакер безусловно прав: “философия бомбы” — доктрина сравнительно новая. Однако история человечества полна примеров массового уничтожения ни в чем не повинных людей в попытках обезопасить и сохранить власть. Один из ранних примеров подобного терроризма упоминается в Библии — это учиненное царем Иродом избиение младенцев. Террор всегда занимал достойное место в арсенале римских императоров, султанов Оттоманской империи и русских царей.
Вместе с тем так называемый терроризм снизу возник именно во второй половине Серебряного века и именно в России. Особая роль в становлении политического терроризма принадлежит “Народной воле”, хотя действовала эта организация всего лишь три с небольшим года: с января 1878 по март 1881 года. На ее счету — покушение на градоначальника Петербурга генерала Трепова, убийство шефа 3-го отделения генерала Мезенцева, а также несколько покушений на Александра II. В конце концов царь был все-таки убит (это произошло 1 марта 1881 года; любопытно, что к этому времени большинство народовольцев уже пребывало в местах не столь отдаленных).
После неудачного покушения на Александра III и казни террористов, среди которых был старший брат будущего вождя мирового пролетариата, Владимир Ульянов будто бы произнес ставшую впоследствии знаменитой фразу: “Мы пойдем другим путем”. Уже в новейшие времена нам разъясняли, что Ленин имел в виду бесперспективность индивидуального террора. Дескать, на место одного чиновника всегда находится другой, политическая система остается неизменной.
Владимир Ильич по обыкновению лукавил. Чиновник, заступавший на место убитого предшественника, был гораздо осторожнее и действовал с оглядкой: умирать не хотел никто. Кроме того, отрицая террор индивидуальный, Ульянов-Ленин не возражал против террора массового — практика большевизма подтвердила это со всей очевидностью.
Особенно “урожайным” для террористов стало первое десятилетие XX века. Причем из 11 самых громких терактов, случившихся за это время в мире, 10 произошло в Российской империи. Всего же в одном только 1905 году в России было совершено 54 политических убийства, в 1906-м — 82, в 1907-м — 73.
Россия отнеслась к террору благосклонно. Я бы даже сказал — с удовольствием.

* * *
Советский Союз активно содействовал развитию терроризма в мире. Помощь “национально-освободительным движениям”, отправка военных советников и оружия в “развивающиеся страны”, подготовка террористов на территории СССР — обо всем этом и о многом другом теперь достаточно хорошо известно. Правда, вторая половина минувшего века многое изменила в практике террора. К концу прошлого столетия мы стали забывать о “красных бригадах”, все реже вспоминаем о группе Баадер-Майнхоф, мировое общественное мнение более не тревожат боевики из ИРА (они перешли на позиции политических переговоров), почти не напоминают о себе баскские сепаратисты из группировки ЭТА. В наши дни террористы все реже и реже захватывают самолеты (еще не так давно, в 60—70-е годы минувшего столетия, такие захваты осуществлялись очень часто): большинство стран отказывают в приземлении захваченному самолету из опасения быть обвиненными в пособничестве террористам.
Нынешние террористы избирают не конкретные цели, они предпочитают массовые убийства, что называется — без разбора. И хотя государственный терроризм не исчез полностью, ни Иран, ни Ливия, ни Ирак более не рискуют открыто провозглашать себя его сторонниками. Сегодня лишь одно государство превратилось, по выражению Лакера, в “пиратский остров” — пристанище для террористов со всего света. Это Судан.
Режим в Судане поддерживается и контролируется мусульманскими лидерами.

* * *
К середине XIX столетия стало очевидно, что всемирная исламская империя, о которой мечтали поколения мусульманских вождей, не получилась. В качестве реакции на несбывшуюся мечту ислам “обогатился” презрением и ненавистью к иноверцам.
Теологи утверждают: ничего подобного в Коране нет. Напротив, там говорится, что человек, не уважающий чужую религию, не уважает собственную, а христиане почтительно именуются — “люди Книги”. Согласно Корану, “неверные” — это вовсе не представители иных конфессий, а язычники.
Нетерпимость ислама — результат многовековой “обработки” мусульман. Их духовные отцы неустанно внушали свои чадам: даже самый нищий и необразованный мусульманин (а в большинстве своем они были и остаются нищими и необразованными) лучше любого немусульманина. Потому что ислам — самая совершенная религия, критики которой заслуживают только одного: смерти.
В исламском государстве мусульманин изначально был поставлен в более привилегированное положение, чем гражданин того же государства — немусульманин. Последний платил более высокий налог, а в случае спора или уголовного преследования шариатский суд всегда становился (и становится) на сторону единоверца.
В минувшем столетии, в особенности после окончания Второй мировой войны, бывшие метрополии Европы стали проводить политику “режима наибольшего благоприятствования” для иммигрантов из исламских государств. Многочисленные мусульманские общины образовались в Англии, во Франции, в Германии. Результаты не замедлили сказаться: в той же Франции, к примеру, мусульмане неоднократно громили винные магазины и нападали на винные заводы. Это, повторю, во Франции, где культура виноделия существует тысячелетие. А вот недавний пример. Французский писатель Мишель Уэльбек был обвинен французскими же мусульманами в разжигании религиозной ненависти. На суде Уэльбек заявил, что он ничего не имеет против мусульман, но отрицательно относится ко всем монотеистическим религиям (в том числе и к христианству), а ислам считает “самой тупой религией мира”. Обвинения с писателя были судом сняты, но, как говорится, лиха беда начало. Тем более что не такое уж оно и начало — другой писатель, англичанин Салман Рушди, все еще вынужден скрываться, поскольку за книгу “Сатанинские стихи” мусульмане-фундаменталисты приговорили его к смерти.
nnn
Как это ни прискорбно, но мир привык к терроризму. Практически каждый день где-нибудь гремят взрывы и гибнут люди. Вполне мирные люди, и гибнут они не на войне. Хотя нельзя исключить, что война уже идет, просто мы ее так не называем. Правда, многие западные СМИ, рассказывая о терактах, военную терминологию все-таки не используют, предпочитая называть террористов “сепаратистами”, “боевиками”, “борцами сопротивления” и даже “партизанами”. Потому что термин “террористы” эти самые “партизаны” считают обидным, а ссориться с ними никто не хочет.
Статистика террора производит ужасающее впечатление. Только за последние 15 лет мир стал свидетелем более чем двадцати тысяч террористических актов. Подавляющее большинство их были осуществлены исламскими террористами. Особая строка в списке их жертв — жители Израиля. Израильтяне поистине живут на пороховой бочке, что требует от них немалого мужества. О “громких” терактах в этой крошечной стране — таких, как взрыв у здания дискотеки на набережной Тель-Авива (1 июня 2001 г.), — известно всему миру. Однако подобные взрывы происходят в Израиле чуть ли не ежедневно. Кто стоит за ними? Какие организации осуществляют террор практически на всех континентах Земли?
Самая массовая и старейшая из них — “Братья-мусульмане”. Она была создана в 1928 году в Египте шейхом Хасаном аль-Банной, в 40-х годах насчитывала более миллиона активистов и сторонников (в настоящее время — немногим меньше). Имеет отделения почти во всех странах Ближнего Востока, а также в Великобритании, Германии, Швейцарии, Франции, США, России. Политическая цель — создание “всемирного халифата”, власть в котором должна принадлежать религиозным деятелям, причем лишь тем, кто разделяет идеи “истинного ислама”. Его исповедуют только приверженцы “Братьев-мусульман”, все прочие — безбожники и “неверные”. С ними необходимо вести борьбу силой до тех пор, пока они не будут уничтожены или не сдадутся. Экономическая программа “братства” частично заимствована у марксистов: вся собственность принадлежит мусульманской общине, наемный труд не допускается, основные отрасли производства являются “собственностью народа”.
В недрах “Братьев-мусульман” были выпестованы практически все современные исламские террористические организации. Самая знаменитая из них — “Группа Абу-Нидаля” (она же — “Революционные палестинцы” или “Черный сентябрь”). Ее лидер, Черный Абу, изучавший диверсионную тактику в Северной Корее и Китае, — организатор (а часто и исполнитель) многих громких терактов. В 70-е годы прошлого столетия члены его организации захватили посольство Саудовской Аравии в Париже, осуществили несколько терактов против Сирии и ОАЭ, убили нескольких видных представителей администрации Арафата и правительства Египта. В 80-х годах палестинец Абу-Нидаль прославился акциями против израильтян, но не на территории Израиля, а в странах Западной Европы. Нападение на учеников еврейской школы в Антверпене, убийство израильского торгового атташе в Брюсселе, кровавая атака на венскую синагогу... Одновременно Черный Абу продолжает организовывать теракты против европейцев и своих же братьев-арабов. Тогда же, в 80-е, жертвами “группы Абу-Нидаля” стали президент общества австрийско-израильской дружбы в Вене, представитель ООП в Брюсселе, кувейтский дипломат в Мадриде, британский посол в Афинах, палестинский представитель на конференции Социнтерна в Лиссабоне, британский верховный комиссар в Индии. Жертв могло быть значительно больше, если бы Черному Абу удались покушения на дипломатов ОАЭ, Иордании, Кувейта. Абу-Нидаль попытался даже убить английскую королеву: во время ее визита в Иорданию в марте 1984 г. около отеля “Интерконтинентал”, где она собиралась остановиться, была взорвана мощная бомба.
Свое кредо Абу-Нидаль выразил короткой фразой: “Я убиваю, значит — существую”. Он никогда не давал интервью и был неуловим для спецслужб многих стран, может быть, потому что в “социалистическом лагере” его называли “борцом за свободу” и всячески поддерживали. Его осторожность была похожа на паранойю: он не разговаривал по телефону, опасаясь вмонтированной в него взрывчатки, не начинал есть первым, боясь яда, и даже свою жену подозревал в связях с ЦРУ. В мае 2000 г. он поселился в Ираке — после того, как практически все другие арабские страны отказались предоставить ему убежище. В Багдаде он и погиб при весьма таинственных обстоятельствах. Иракские власти объявили о самоубийстве Нидаля. Однако, по другим сведениям, в его теле были обнаружены 4 пули, ранения получили и два его телохранителя.
Не слишком ли много пуль для одного самоубийства? Есть версия, согласно которой Черного Абу застрелили сотрудники знаменитой израильской спецслужбы “Шин-Бет”.
Абу-Нидаль не случайно опасался разговаривать по телефону. В 1996 году пластиковой взрывчаткой, помещенной сотрудниками “Шин-Бет” в сотовый телефон, был убит печально известный Инженер — палестинский террорист Ехия Айяш: взрывом ему оторвало голову.
Инженер, таинственный и неуловимый разработчик и изготовитель оригинальных взрывных устройств, был членом палестинской террористической организации “ХАМАС” — “Исламского движения сопротивления”. Именно эта организация предпочитает использовать для своих “акций” террористов-смертников. Она была основана в конце 80-х в качестве палестинского филиала “Братьев-мусульман”. Точное число ее членов неизвестно, у нее десятки тысяч сторонников во многих мусульманских странах.
Перечислю еще несколько террористических организаций — тех, что у всех на слуху. Их кровавые деяния опускаю — это заняло бы слишком много места.
“Вооруженная исламская группа” возникла в Алжире в начале 90-х. Насчитывает несколько тысяч боевиков, поддерживается алжирской диаспорой в Европе, а также Ираном и Суданом.
“Аль-Гамаа аль-Исламийа” — крупнейшая террористическая организация, основанная в Египте в конце 70-х годов. Насчитывает несколько тысяч религиозных фанатиков. Имеет представительства в Афганистане, Великобритании, Австрии, а также “ячейки” во многих странах.
“Хезболлах” (“Партия Аллаха”, она же — “Организация исламского правосудия”). Создана в Ливане в начале 80-х, имеет 3 тысячи активных членов и отделения во многих странах мира.
“Аль-джихад” (“Священная война”) создана в конце 70-х. Базируется в Египте, имеет несколько тысяч боевиков и десятки тысяч приверженцев. Два года назад слилась с “Аль-Кайедой”.
“Исламское движение Узбекистана” (“ИДУ”) базируется в Афганистане. Цель “ИДУ” — создание исламского халифата на территории среднеазиатских республик. Численность боевиков достигает 6 тысяч человек. Они неоднократно устраивали нападения и теракты в странах СНГ, занимаются контрабандой оружия и наркотиков. Лидер — Тахир Юлдашев (Намангани), ближайший помощник Усамы бен Ладена.
И, наконец, “Аль-Кайеда” (она же — “Международный исламский фронт джихада против иудеев и христиан” или “Сеть Усамы бен Ладена”). Создана в 1988 году с целью “установить мусульманское господство по всему миру”, базируется в Афганистане. Насчитывает несколько тысяч боевиков, поддерживает связи практически со всеми террористическими организациями.

* * *
Даже от такого небольшого перечисления захватывает дух. Напомню: исламских террористических организаций в мире — не менее 150. Это десятки тысяч неуловимых, хорошо обученных боевиков, презирающих жизнь — и собственную, и в особенности чужую. А еще это миллионы сочувствующих. Исламский террор опутал своей сетью практически все континенты. Он вербует все новых и новых последователей, предварительно обращая их в свою веру. Вот лишь несколько примеров.
В 1997 году в аэропорту “Бен-Гурион” был арестован Штефан Смирек — завербованный террористами немец, принявший ислам. Он изъявил желание совершить теракт и приехал в Израиль с “тренировочной миссией”.
Был завербован “Аль-Кайедой” перешедший в ислам англичанин Ричард Рейд, получивший прозвище “обувной бомбист”. Рейда арестовали в декабре 2001 года, когда он по заданию “Аль-Кайеды” пытался пронести спрятанное в обуви взрывное устройство на борт самолета, который следовал из Парижа в Майами.
Печально знаменитый “вашингтонский снайпер” Джон Аллен Уильямс, в октябре 2002 года убивший десятерых и ранивший троих американцев, за год до этих событий принял ислам и стал Мохаммадом...
Я вовсе не хочу сказать, что все перешедшие в эту новую для себя конфессию непременно становятся террористами. Кассиус Клей, принявший ислам и ставший Мохаммедом Али, оставался вполне мирным человеком. Но все-таки есть, по-видимому, в исламе что-то такое, что при умелом манипулировании позволяет перешагнуть через заповедь: “Жизнь дана человеку Аллахом, и только Аллах вправе ее отнять”.

* * *
Долгое время мы полагали, что исламский террор — это не у нас. Где угодно, в любой другой стране, пусть даже на другой планете, но только не у нас.
Мы ошибались.
17 июня 1995 г. боевиками во главе с Шамилем Басаевым захвачена больница в городе Буденновске, персонал и больные взяты в заложники. В результате теракта и попытки освободить заложников погибли 130 мирных граждан, 36 военнослужащих и работников милиции, 400 человек получили ранения.
В январе 1996 г. террористами Салмана Радуева захвачена больница в Кизляре (Дагестан). Убиты более 50 человек.

16 ноября 1996 г. взорван девятиэтажный жилой дом в городе Каспийске (Дагестан). Погибли 68 человек, в том числе более 20 детей. Ответственность за теракт возлагается на чеченских боевиков.

28 апреля 1997 г. двумя чеченскими террористками взорвана бомба на вокзале города Пятигорска. 2 человека погибли, 30 ранены.

19 марта 1999 г. террористы-ваххабиты взорвали мощную бомбу на городском рынке Владикавказа. Более 60 человек погибли, свыше 100 получили ранения.

4 сентября 1999 г. взорван жилой дом на территории военного городка в Буйнакске (Дагестан), 64 человека погибли.

9 сентября 1999 г. взорван жилой дом на ул. Гурьянова в Москве. Погибли более 90 человек.

13 сентября 1999 г. взорван жилой дом на Каширском шоссе в Москве. Погибли более 120 человек.

16 сентября 1999 г.
взорван жилой дом в городе Волгодонске. 19 человек погибли, 72 ранены.
Организатор “сентябрьских взрывов” — чеченский “полевой командир” Хаттаб.

8 августа 2000 г.
в подземном переходе на Пушкинской площади в Москве взорвана бомба. 12 человек погибли. Виновниками теракта считаются чеченские боевики.

24 марта 2001 г.
одновременно происходят взрывы бомб в Минеральных Водах, Ессентуках и Черкесске. 21 человек погиб, 140 ранены. Ответственность лежит на чеченских террористах.

9 мая 2002 г.
в городе Каспийске (Данестан) во время праздничного шествия в честь Дня Победы прогремел мощный взрыв. 44 человека погибли (в том числе много детей), более100 ранены. Подготовили и осуществили теракт ваххабиты.

21 октября 2002 г.
возле ресторана “Макдоналдс” на юго-западе Москвы взорван автомобиль, начиненный взрывчаткой. 1 человек погиб, 6 ранены.

В октябре 2002 г.
чеченскими террористами захвачен театральный центр на Дубровке, несколько сот зрителей взяты в заложники. В результате операции по их освобождению погибли 129 мирных жителей.

5 июля 2003 г.
две бомбы были взорваны перед входом на летное поле в Тушине, где проходил рок-фестиваль. Погибли 14 человек.

В ночь с 6 на 7 июля 2003 г.
у кафе в самом центре Москвы, на Тверской, погиб сотрудник ФСБ, обезвреживавший взрывное устройство...

* * *
Мне возразят: речь идет о “сепаратистах”. О чеченских “повстанцах”. О “борцах за независимость Ичкерии”.
Полноте. Так называемая “политкорректность”, конечно же, необходима, но и ее должно быть в меру. Среди чеченских боевиков полно иностранцев из разных стран, сражающихся под общим для них знаменем “зеленого интернационала”. Нынешний террор исламских фундаменталистов против России обосновал печально знаменитый аятолла Хомейни, объявивший США — “большим шайтаном”, а Россию — “малым шайтаном”. Мы политкорректно молчим, хотя уже никем, кажется, не оспаривается тот факт, что мусульманские общины нашей страны давно облагаются специальным налогом в пользу исламских террористических группировок. Почему-то нам только сейчас становится известно о существовании в России не менее 10 террористических организаций. И почему-то только теперь министр внутренних дел озвучил информацию о действующем у нас исламском центре, координирующем и направляющем террористическую деятельность в нашей стране. Раньше министр ничего не знал — ни об этом центре, ни о ваххабитских структурах, принимающих деятельное участие в жизни пока еще умеренных мусульманских регионов?
Ну, хорошо. Теперь мы знаем. И что? Ждем следующего теракта?
Специально для тех, кто все еще полагает, будто взрывы жилых домов, праздничных процессий и рок-фестивалей устраивают некие “сепаратисты” и возвышенные “борцы за независимость”, приведу фрагмент обращения “Истинным мусульманам Средней Азии”:
“Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!
Братья! К вам обращаются воины на пути Аллаха, которые ведут Джихад против русских оккупантов и сброда гяуров, собранных со всей территории Российской империи.
Враги Ислама пошли новым крестовым походом на мусульман во всем мире. Перед неизбежным торжеством истинной религии Аллаха ее враги объединились и готовятся к решающей схватке с Исламом. Они идут на все, ибо сатана управляет ими безраздельно.
О, мусульмане! Братья моджахеды! Командиры, за которыми не только армия и сила, но и ответственность перед лицом истинной религии и Создателем всего сущего! Осознав коварные планы врагов Ислама, подготовьтесь, объединитесь и сразите этих жестоких кафиров. Станьте на защиту религии Аллаха. Поднимите знамя Джихада!
Братья! Ваш Джихад во имя торжества слова Аллаха на земле и выступление единым фронтом в Средней Азии станет величайшей победой мусульман на Кавказе и во всем мире. Это будет началом восстановления справедливости и могущества религии Аллаха”.
Обращение свидетельствует: волна исступленного, фанатичного терроризма подошла к нам вплотную. Еще немного — и она накроет нас с головой.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Засада под контролем


В субботу вечером в Чечне боевики в очередной раз нанесли федеральным силам чувствительный удар. На трассе Итум-Кале—Шатой “КамАЗ” с военнослужащими подорвался на фугасе. Боевики, сидевшие в засаде, немедленно открыли огонь. Погибли девять человек, шестеро получили серьезные ранения.


Трасса Шатой—Итум-Кале — узкий “серпантин”, где с трудом могут разъехаться две машины. С одной стороны — отвесные скалы, с другой — обрыв. По дну обрыва течет река Аргун. Противоположный берег реки — тоже горы, но настолько крутые и лесистые, что автомобильную трассу там проложить нельзя. Зато легко можно ходить пешком и прятаться в засадах. Из засады очень удобно совершать нападения: трасса, по которой движется военная техника, видна отсюда как на ладони, а ответный удар по засаде возможен только с воздуха. Но пока вертолеты долетят до места, боевики уже будут далеко.
Эти особенности местности чеченцы уже неоднократно использовали и, видимо, еще используют. Ситуация, схожая с Афганистаном: местность такова, что контролировать ее, объективно говоря, невозможно.
Драмы, подобные той, что произошла под Итум-Кале в субботу, в очередной раз показывают, как в сущности призрачны наши “военные” достижения в Чечне. Даже официальные сводки РОШа, которые каждый подобный случай стараются компенсировать победными реляциями, косвенно свидетельствуют о том, как на самом деле печально обстоят дела с “полным контролем” над Чечней.
Например, во вчерашних сообщениях речь шла о том, что:
— авиация уничтожила в горах крупную базу боевиков и два ретранслятора (но это значит, что боевики могли там длительное время держать ретрансляторы, и ничего, никто их не трогал);
— в Шелковском районе ликвидирован лагерь, рассчитанный на 20—30 человек, с палатками, землянками, блиндажами, антеннами связи, мастерской по производству взрывных устройств и долговременными огневыми точками (а Шелковской район — это даже не горы, это равнина, север Чечни, считающийся наиболее спокойным и контролируемым, и там — под носом у военных — такая красота цвела, причем довольно долго — раз уже и блиндажи, и мастерские);
— в Веденском районе произошло боевое столкновение военнослужащих с пятью боевиками, которые спускались вдоль ручья и направлялись в село Шамиль-хутор (иначе говоря, боевики не только в лесах водятся, но в села заходят когда хотят, несмотря на то, что населенные пункты уж точно должны давно быть под контролем федеральных сил).
В общем, вспоминая весенний накал страстей по поводу референдума в Чечне, прошедшего 23 марта, можно сейчас делать однозначный вывод о тщетности усилий. Никакого влияния на нормализацию ситуации референдум не оказал. Силы сопротивления, наоборот, активизировались — это наглядно показывает статистика подрывов, терактов и боестолкновений в Чечне за последние три месяца.

Крупные теракты и бои в Чечне, произошедшие после референдума

3 АПРЕЛЯ. В Ленинском районе Грозного взорван пассажирский автобус, перевозивший строителей. 6 человек погибли на месте, 3 скончались в больнице, 11 ранено.
7 АПРЕЛЯ. Мощный взрыв неизвестного устройства у здания Минпечати Чечни в Грозном привел к гибели 5 сотрудников ФСБ.
12 МАЯ. В селении Знаменское Надтеречного района Чечни 2 женщины и мужчина взорвали “КамАЗ” у здания администрации района. Погибли 60 человек, более 250 ранены.
14 МАЯ. В окрестностях селения Белоречье Гудермесского района Чечни террористка-смертница взорвала себя в 15-тысячной толпе во время религиозного праздника, на котором присутствовал Ахмад Кадыров. 20 человек погибло, 41 получил ранения.
24 МАЯ. На мощном фугасе была подорвана военная колонна федеральных сил на границе Курчалойского и Веденского районов. После подрыва военнослужащие были обстреляны из подствольных гранатометов и автоматов. В результате погибли 7 и получили ранения 4 военнослужащих.
25 МАЯ. У селения Аргиной Веденского района боевики подорвали, а затем обстреляли из засады колонну военной комендатуры. 7 военнослужащих погибли, 2 получили ранения.
6 ИЮНЯ. В Моздоке женщина-камикадзе подорвала себя вместе с автобусом, в котором ехало 27 человек. 16 погибших, остальные ранены.
20 ИЮНЯ. В Грозном женщина и мужчина подорвали “КамАЗ” со взрывчаткой у здания оперативно-розыскного бюро МВД. Пострадали 36 человек. Погибли только террористы.
12 ИЮЛЯ. Военный “КамАЗ” подорвался на фугасе возле села Нихалой в Шатойском районе. После взрыва машину обстреляли из стрелкового оружия. В бою погибли 9, ранены 6 военных.

 

Марк ДЕЙЧ, Юлия КАЛИНИНА, Вадим АМПЕЛОНСКИЙ
 

Следственный экскремент


Сенсационный “арест-шоу” (совсем недавно мы все наслаждались зрелищем под названием “маски-шоу”) проходил под видеокамерами. Тут же все это было вывалено на телеэкраны и получило кодовое название “Оборотни в погонах”. Оборотней было не слишком много, но и не так чтобы совсем мало. К тому же облеченные властными полномочиями господа обещали нам продолжение.
Мы этим сладкоголосым господам верим. Хотим верить. Потому что знаем: беспредел “оборотней” достиг небывалых вершин. Мы это на своей шкуре испытали.
Так что гнев наш, конечно, праведный. Однако слишком уж давать ему волю тоже не годится. А то ведь затопит — от края и до края.


Начальник управления безопасности МЧС, генерал-лейтенант Владимир Ганеев был задержан в своем служебном кабинете 23 июня в 19 часов 45 минут.
Я не знаю, виновен ли генерал-лейтенант в том, в чем его обвиняют. И никто не знает: суду еще только предстоит вынести свое решение. Поэтому все нынешние разговоры о виновности-невиновности — просто колебания воздуха.
Зато я знаю — со слов министра внутренних дел г-на Грызлова, — что за “оборотнями”, в первую очередь за Ганеевым (он вроде бы идет “паровозом”), в течение двух лет велось плотное наблюдение. Иными словами, у следователей было достаточно времени для подготовки финальной сцены: все у них должно быть выверено и соблюдено. Чтобы никакой адвокат носа не подточил. А значит, есть шанс, что дело не развалится в суде, как это не раз бывало в последние годы.
Однако не будем радоваться прежде времени.
Генерал Ганеев обвиняется:
— в организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ, от 10 до 20 лет лишения свободы);
— в вымогательстве (ст. 163 ч. 3, от 7 до 15 лет лишения свободы);
— в нарушении правил оборота драгоценных камней и металлов (ст. 191, до 3 лет лишения свободы).
Преступное сообщество — это как раз то, что на Западе именуется мафией. Это серьезная многоступенчатая структура, занимающаяся преступными операциями и отмывающая деньги, полученные в результате этих операций, во вполне легальном бизнесе. Если Ганеев — “организатор преступного сообщества”, он должен был такую структуру создать и ею руководить.
В постановлении о предъявлении Ганееву обвинения подобные данные отсутствуют.
Вымогательство. Ганееву предъявлены три эпизода. В двух из них обвиняемый якобы требовал у владельцев предприятий процент от прибыли. Получил ли он требуемое? Или в ответ его попросту послали по хорошо известному адресу? В постановлении ничего об этом не сказано.
Любопытен третий эпизод: будто бы Ганеев вымогал у некоего г-на Решетникова 700 тысяч долларов. Между тем имеется расписка “потерпевшего” в том, что эти деньги он брал в долг. Известно также, что г-н Решетников у многих одалживал деньги, причем крупные суммы, но долги не возвращал. Кстати, требование возврата долга вовсе не является противозаконным.
Конечно, сумма — 700 тысяч долларов — внушает уважение. И вызывает подозрение: откуда такие деньжищи у чиновника, пусть бы и высокопоставленного? Однако Решетников одалживал деньги не у Ганеева, а у его жены. Тут, конечно, сразу анекдот вспоминается:
Судья: — Подсудимый, где вы взяли эти деньги?
Подсудимый: — В тумбочке.
— А в тумбочке они как оказались?
— Жена положила.
— А у жены они откуда?
— Я дал.
— А вы где взяли?
— В тумбочке.
Но в данном конкретном случае все не совсем так, как может показаться любителям анекдотов. Жена Ганеева — дочь крупного деятеля советской и постсоветской эпохи, скончавшегося четыре года назад. В наследство своей дочери он оставил очень большое состояние...
И, наконец, нарушение правил оборота драгоценных камней. В “Постановлении о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу” говорится: “У себя в служебном кабинете незаконно хранил пять штук неограненных алмазов, являющиеся природными драгоценными камнями”.
Что за камни? По карату? По два? По пять? Сведений нет, хотя они должны быть. Уже известно: стоимость всех пяти алмазов — 99 долларов. Это означает, что камни — так называемые сколки — не более чем сувениры, не имеющие никакой ювелирной ценности. Теперь, надеюсь, понятно, почему эти подробности следователи решили опустить.
Вышеупомянутое “Постановление о возбуждении...” в суде, когда решался вопрос об избрании меры пресечения, адвокатам даже не показали. Защитникам вообще не было предъявлено ни одного документа, подтверждающего необходимость взятия Ганеева под стражу. Хотя судья обязан был это сделать — в противном случае нарушаются принципы равенства сторон и состязательности в уголовном процессе. “В последнее время, — говорит защитник Ганеева, известный адвокат Борис Кузнецов, — сложилась практика, когда суды не дают адвокатам знакомиться с материалами, которые представлены следствием. Как мы можем оспаривать данные следствия о необходимости взятия обвиняемого под стражу, если мы не знаем, в чем эти данные заключаются? Следствие утверждает, что обвиняемый может скрыться. Нужны доказательства: к примеру, г-н Ганеев получил визу в американском посольстве, или он озаботился приобретением авиабилетов в другую страну, или ему готовят побег... Может, у следствия имеются такие сведения. Но мы, адвокаты, ничего об этом не знаем. Тем самым нарушается право обвиняемого на защиту”.
Кстати, с “Постановлением о возбуждении...” вышла изрядная странность. Как мы знаем, Ганеев был задержан вечером 23 июня. 25-го, как и положено по закону, старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РФ г-н Тютюнник отвез это постановление в суд для избрания “меры пресечения в виде заключения под стражу”. Кроме “важняка” документ должен был подписать один из руководителей Генпрокуратуры. Свой автограф поставил первый заместитель Генерального прокурора г-н Бирюков. И сделал он это — 30 июня.
Как это понимать — убей бог, не знаю. Стало быть, суд распорядился взять Ганеева под стражу еще до того, как с этим ходатайством к нему обратился первый зам. Генпрокурора. В любой западной стране одного этого было бы достаточно для того, чтобы немедленно освободить обвиняемого.
И еще одно. Как говорится, совсем уж из ряда вон.
Меру пресечения Ганееву избрал Басманный суд Москвы. Почему именно этот суд?
В Конституции четко определено: “Обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, подсудности которых оно отнесено законом”. Ганеев был задержан в своем служебном кабинете, находящемся в здании на ул. Ватутина. Суд “по месту задержания” — Кунцевский.
Следствие ведет Генеральная прокуратура, ее адрес — ул. Большая Дмитровка, д. 15а. Где же зарегистрирована наша Генпрокуратура? Тут, граждане, нас ожидает сенсация. Согласно выписке из “Единого государственного реестра юридических лиц”, Генеральная прокуратура Российской Федерации в качестве юридического лица зарегистрирована по адресу: Новинский бульвар, д. 18, кв. 12. Это обыкновенная жилая квартира общей площадью 64 кв. м, находится она в доме как раз напротив здания американского посольства. Согласно реестру, проживает в ней некто г-жа Шишова Надежда Борисовна. А владеет сей таинственной квартирой, как удалось узнать нашей редакции, г-н Бродский Олег Михайлович, он же — начальник Управления делами Генпрокуратуры, “имеющий право без доверенности действовать от имени юридического лица”.
Что же это получается, граждане? Может быть, наша Генеральная прокуратура давно уже приватизирована, и юридический адрес ее — не там, где помещается все прокурорское начальство, а в обыкновенной частной квартире?..
Кстати, и в этом случае решение об избрании меры пресечения Ганееву должен был принимать Пресненский районный суд — “по территориальной принадлежности” именно к нему относится Новинский бульвар. Но следователям Генпрокуратуры почему-то, вопреки закону, больше нравится Басманный. Почему бы это? Уж не потому ли, что там, в Басманном, требования прокурорских следователей выполняются без проволочек и без вмешательства всяких там адвокатов?..
Повторюсь: я не знаю, виновен ли генерал Ганеев. Но если и виновен — неужто нельзя все сделать без явных подтасовок и нарушений закона?
По-видимому, нельзя: не умеем.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Как украсть миллиард


Гражданин обратился с жалобой в Государственную думу.
У нас многие граждане все еще туда обращаются. С жалобами. Надеются. Оно и понятно: депутаты все-таки. Народные избранники.
Так что ничего необычного в таком заявлении нет. Если бы не одно прелюбопытнейшее обстоятельство: заявитель — не какой-нибудь там рядовой гражданин. По-моему, случай вовсе уж уникальный, потому что пожаловался в Думу и попросил защиты у депутатов не кто иной, как один из богатейших людей нынешней России, олигарх Олег Дерипаска.

Заявление г-на Дерипаски в Комиссию по борьбе с коррупцией — 4 страницы убористого текста. Жалуется олигарх на “должностных лиц МВД”, которые ставят под сомнение законность некой сделки. А он, олигарх, — вполне законопослушный гражданин.
Суть дела в изложении г-на Дерипаски выглядит следующим образом.
В декабре 2001 года олигарх приобрел у господ Андреева, Гамзаева и Раевской их бизнес, заплатив за него 90 миллионов долларов. Для оформления купли-продажи было подготовлено Соглашение, подписанное двумя сторонами.
Тут в этой истории наблюдается первая странность. Вообще странностей здесь много, о некоторых мы расскажем. Но сейчас — первая. Под вышеупомянутым Соглашением нет подписи г-на Андреева. Хотя именно он — владелец всего продаваемого бизнеса.
Теперь, по-видимому, следует упомянуть о том, чем же владел сей г-н. В принадлежавший Андрееву холдинг входила компания “Ингосстрах”, Автобанк, “Брянский народный банк”, металлургический комбинат “Носта” и еще более сотни предприятий. Стоимость проданного холдинга — или, как теперь говорят, “цена вопроса” — почти миллиард долларов. Г-н Дерипаска купил все это, повторю, за 90 млн. О том, что именно он купил и сколько это стоит в действительности, г-н Дерипаска в своем заявлении умолчал. Но даже из этой выплаченной суммы (на порядок меньше цены холдинга) г-н Андреев не получил ни цента. Впрочем, к этому обстоятельству мы еще вернемся.
По заявлению г-на Андреева было возбуждено уголовное дело (№193612), каковое (возбуждение) наносит финансовый ущерб компании “Русский Алюминий”, а также — ущерб репутации ее владельца, г-на Дерипаски. “В тоже время, — пишет олигарх (именно так: “тоже” — в одно слово), — из материалов дела усматриваются мошеннические действия, совершенные самим продавцом путем подделки документов. Таким образом, продавец изначально ставил перед собой цель — незаконными средствами завладеть нашими финансами, а затем инспирировать якобы совершенное против него мошенничество, сопряженное с вымогательством. Затем с помощью правоохранительных органов, введенных в заблуждение, продавец предпринял попытку вернуть себе проданный бизнес”.
В заключение г-н Дерипаска настоятельно просит Комиссию по коррупции Государственной Думы содействовать в прекращении уголовного дела “в связи с отсутствием события преступления”.
Тут обнаруживается вторая странность. “Из материалов дела усматривается...” — пишет г-н Дерипаска. Не ясно, кто разрешил ему копаться в этих самых материалах. А как же — “тайна следствия”?..
И еще одно. Упоминавшийся в заявлении некто г-н Гамзаев ничего продать г-ну Дерипаске не мог. Потому что в холдинге г-на Андреева он не владел ничем.

* * *
Андреев начал свой бизнес в конце 80-х. В начале 90-х он уже владел “Ингосстрахом” и многим другим. Как он всё это заполучил, мне неизвестно и, честно говоря, меня это не слишком интересует: дело сделано, а все тогдашние баснословные состояния наживались одним-единственным способом. Все, без исключения. Так что сейчас дело все-таки в другом.
Как и все бизнесмены периода “дикого капитализма”, Андреев имел “крышу”: его “опекала” красноярская преступная группировка во главе с неким Мустафиным (кличка Политик). Через какое-то время Политик был убит, а его место занял Родион Гамзаев, кличка — Радик.
За “опеку” Андреев платил серьезные деньги. Точная цифра мне неизвестна, но судить о ней можно благодаря следующему обстоятельству. После дефолта 98-го года, когда предприниматели разорялись сотнями, Андреев, пытаясь сохранить бизнес, принял решение более не платить “крыше”, о чем он сообщил Гамзаеву. Однако отпускать его “за просто так” “красноярские” не собирались. От владельца “Ингосстраха” и Автобанка потребовали отступные — 100 миллионов долларов. Андреев сбил цену до 30 миллионов, но и их у него не было: финансовое положение холдинга было нелегким. Как, впрочем, у всех. Андреев взял паузу, чтобы попытаться найти кредит и с его помощью расплатиться с “крышей”. Но “красноярские” ждать не хотели. Вот тогда-то и был разработан план “сравнительно честного” отъема у Андреева его холдинга.
 

* * *
В сентябре 2001 года было подписано то самое Соглашение, на которое ссылается в своем жалобном заявлении в Комиссию по коррупции г-н Дерипаска. Весь бизнес г-на Андреева уплыл в чужие руки.
Два месяца спустя сотрудники ГУБОПа в доме на одной из московских улиц захватили внушительный склад оружия: 182 “ствола”, в том числе — станковый пулемет и гранатомет “Муха”, 40 тысяч патронов (чтобы их пересчитать, понадобились сутки), а также 20 килограммов пластита. Склад принадлежал красноярской ОПГ, члены которой, по словам заместителя министра внутренних дел Владимира Васильева, были “специально десантированы в Москву для перераспределения крупной частной собственности стоимостью в 1 миллиард долларов. За каких-то 60 млн. долларов крутые пацаны постановили: все это должно принадлежать другим “хозяйственным субъектам”.
Среди прочего оперативники обнаружили видеокассету, на которой была записана встреча трех человек. Встреча была посвящена обсуждению плана, как с помощью прямого давления и угроз захватить холдинг, принадлежащий Андрееву. Вот эти трое: Родион Гамзаев, он же — Радик, в прошлом неоднократно судим за кражу, грабежи и разбой; Сергей Ботев (кличка Ботя), правая рука Гамзаева по красноярской ОПГ; Ярослав Кузнецов, финансист, держатель “общака” ОПГ, специально вызванный из Красноярска для осуществления захвата холдинга.
В тот момент (ноябрь 2001 г.), обнаруженная видеокассета ни на что повлиять не могла — холдингом уже владел г-н Дерипаска. Запись могла стать важной уликой, но Андреев в это время скрывался: он вполне серьезно воспринял угрозы Радика в адрес семьи бизнесмена и его самого. Он уже знал о том, что глава службы безопасности холдинга, подкупленный Гамзаевым, в течение длительного времени прослушивал все телефонные разговоры Андреева и вел за ним поминутное наблюдение. Андреев счел за благо исчезнуть. Лишь в январе 2002 года он подал заявление в милицию, по которому было возбуждено уголовное дело по статьям о мошенничестве и вымогательстве.
 

* * *
Вернемся еще раз к Соглашению, на которое так упирает г-н Дерипаска. Теперь мы уже немного знаем о том, кто такой г-н Гамзаев. И знаем, что он не имел никакого права подписывать документ о продаже чужого холдинга.
Однако есть под Соглашением подпись председателя совета директоров Автобанка и председателя наблюдательного совета “Ингосстраха” Натальи Раевской. Согласно ее показаниям, подпись была получена следующим образом:
“Тарасенко (подкупленный Гамзаевым начальник службы безопасности холдинга. — М.Д.) все время говорил, что ему известны все маршруты нашего передвижения, а за нами ведется постоянное наблюдение. И если кто-либо, в частности я, попытается обратиться в милицию, то последствия будут известные. То есть в живых меня не оставят. Они хотели даже мою собственную охрану поменять на бандитов. Я знаю, что угрожали жизни Андреева. Любой неосторожный шаг мог стоить жизни мне и сотрудникам холдинга. Когда Андреев уволил Тарасенко, службу безопасности возглавил Александр Макеев. Бандитами Гамзаева он был взят в заложники и исчез”...
Любая планируемая сделка проходит строжайший предварительный контроль. Обе стороны проверяют всю подноготную тех, с кем они собираются совершить куплю-продажу: финансовое состояние, личные данные, участие в сомнительных операциях... Ну, словом, всё. Потому что не хотят стать жертвой обмана. Подобная практика существует во всех странах. Поэтому мне кажутся риторическими вопросы о том, знал ли г-н Дерипаска, кто такой Гамзаев. Или о том, как “убедили” г-жу Раевскую поставить подпись под Соглашением. И о том, сколько в действительности стоит “законно приобретаемый” холдинг.
Полагаю, г-н Дерипаска был в курсе.
 

* * *
Казалось бы, всё в основном ясно. С помощью прямых и явных угроз, шантажа и сфальсифицированных документов (есть и такие в этой истории) человека лишили собственности. Что надо было бы сделать, когда это открылось? Правильно: для начала — вернуть всё на свои места. Андрееву — его холдинг, Дерипаске — его деньги.
Однако “алюминиевого короля” изначальный вариант не устраивал: уж больно лакомый кусочек ему достался. К тому же реальная стоимость холдинга — понятие относительное. В конце концов, если продавец желает продать принадлежащую ему вещь ценой в рубль за 10 копеек — это его право.
Г-н Андреев ничего такого не желал. Он вообще не хотел ничего продавать, его заставили. Правда, имеется его расписка в том, что по поводу сделки у него нет ни к кому никаких претензий. Этот документ г-н Андреев действительно подписал. В буквальном смысле — с ножом у горла. И деньги, 90 млн. долларов (напомню: на порядок ниже истинной цены), он тоже не получил. Ни цента. 60 млн. были переведены на счета г-на Гамзаева, после чего тот скрылся. Остальные 30 млн. вообще неизвестно куда делись.
Теперь дело было за правоохранительными органами.
 

* * *
В январе прошлого года началось следствие по уголовному делу №193612. Его вел Следственный комитет при МВД РФ. За полтора года шесть раз менялись руководители следственной бригады. Всё это время над следователями дамокловым мечом висело негласное распоряжение начальства: дело закрыть. Вот схематичное изложение того, как это происходило.
Март 2002 г. Следователь Главного следственного управления ГУВД Москвы (именно туда подал свое заявление г-н Андреев) капитан Туркин накладывает арест на акции и имущество холдинга.
Апрель 2002 г. Дело передается в Следственный комитет при МВД. Руководитель бригады — полковник Самоделкин. Он подтверждает арест акций и имущества.
Июнь 2002 г. Тот же полковник Самоделкин неожиданно снимает наложенный арест. В тот момент полковник на работе отсутствует, находится на больничном. Затем он скоропостижно оформляет пенсию и исчезает из страны. Где сейчас сей бравый полковник — никому не ведомо.
Замечу, что время для снятия ареста было выбрано весьма удачно — за день до введения нового УПК. Теперь наложить арест может только суд. Это и происходит — но спустя более чем два месяца. За это время Автобанк был перепродан дочерней компании “Лукойла”, а металлургический комбинат “Носта” распродается по частям...
Руководство Следственного комитета продолжает настаивать на прекращении дела. Следователи не соглашаются. Очередной руководитель следственной бригады, майор Каримова, в ответ на устные требования начальства запросила письменное распоряжение. Майора Каримову вывели из бригады и отправили в отпуск. Следственная бригада сокращена вдвое.
В июне нынешнего года бригаду принимает майор Цымбал. Заместитель начальника Следственного комитета полковник Сызранцев дает указание майору: по данному уголовному делу ни с кем не общаться, даже со следователями. Не дожидаясь окончания экспертиз, экспертам разослано распоряжение — вернуть все финансовые и прочие документы...
Как это объяснить? Некоторую ясность внес замминистра внутренних дел Владимир Васильев: “По оперативным данным, для противодействия следствию по этому делу в разные инстанции “закачано” примерно 20 млн. долларов. И не зря. Следствие тормозится”.
Действительно: не зря.
 

* * *
“В разные инстанции “закачано”, — сказал генерал-полковник Васильев. Какие такие инстанции, замминистра не уточнил.
К примеру, Государственная Дума — инстанция? Не исключено. Тем более что расценки у депутатов известны, они как бы даже официальные: от полутора до десяти тысяч долларов за депутатский запрос.
В деле андреевского холдинга замешаны пятеро депутатов Государственной Думы. Один из них, г-н Керимов, и вовсе был как бы гарантом сделки — естественно, со стороны г-на Дерипаски. За это депутат Керимов не то уже получил, не то только еще должен получить изрядную часть акций холдинга. А вот остальные четверо: г-н Майтаков (“Регионы России”), г-н Маевский (КПРФ), г-н Бурдуков (“аграрии”) и г-н Мащенко (“аграрии”). Все четверо неоднократно обращались в МВД, Генеральную прокуратуру и ФСБ с требованием прекратить уголовное дело. Так сказать, под лозунгом “Руки прочь от Дерипаски!”. Обращались, сами понимаете, не корысти ради, а токмо во имя торжества справедливости.
По-видимому, тем же самым — поиском справедливости — был озабочен и сам г-н Дерипаска, отсылая свое заявление в Комиссию по коррупции. Возможно, впрочем, что олигарху кто-то подсказал: дескать, мы вполне готовы прикрыть дело, нужно только немного подтолкнуть. Организовать “общественное мнение”. И самому написать, не погнушаться.
Вот г-н Дерипаска и организовал. Не погнушался. Ну, может, не сам: не барское это дело. Ансамбль советников расстарался. Небось, в поте лица трудились. Так оно того стоило.
 

* * *
Теперь коротко — об итогах.
Г-н Гамзаев (Радик), получив 60 млн. долларов, скрылся. Он объявлен в федеральный и даже, кажется, в международный розыск, но его вроде бы никто не ищет.
Господа Ботев (Ботя) и Кузнецов (оба, как и Радик, — члены красноярской ОПГ) до последнего времени содержались под стражей. Временно.
Некто г-н Харченко (из той же ОПГ) был отпущен следствием под подписку о невыезде, после чего скрылся.
Г-н Тарасенко (бывший начальник службы безопасности холдинга, работавший на Гамзаева) неоднократно вызывался на допросы, однако не являлся. Его местонахождение не установлено.
С прекращением уголовного дела все они будут вести вполне легальную жизнь. Правда, несколько неуютно почувствуют себя два десятка свидетелей, рассказавшие следствию правду о “продаже” холдинга. Им придется теперь всегда оглядываться.
Последний начальник службы безопасности холдинга, Александр Макеев, взятый “красноярскими” в заложники, до сих пор не найден, считается “пропавшим без вести”.
Зато для г-на Дерипаски, я уверен, все кончится вполне благопристойно. Его личное состояние (подчеркиваю — только личное) и без того уже оценивается в полтора миллиарда долларов. Так ведь лишних денег не бывает.
 

* * *
Ну их всех к лешему, скажет читатель. Один олигарх ограбил другого... Мне-то что за дело?
Так-то оно так. Но перед Законом мы все, извините за банальность, должны быть равны. Или все-таки — не все? Ведь случись что с нами — нам-то “закачивать” в инстанции нечего...

P.S. Как стало известно, Следственный комитет при МВД РФ закрыл уголовное дело №193612. Постановление подписал майор Цымбал. Для подготовки постановления майор должен был проштудировать все 535 томов уголовного дела. Г-н Цымбал справился с этой задачей за одни сутки.
Все “красноярские” на свободе. Теперь держись...
У г-на Дерипаски, надо полагать, всё в порядке.


Марк ДЕЙЧ
 

Казенный дом


То, как высоко стоит тот или иной чиновник на лестнице власти, всегда можно легко определить по причитающимся ему привилегиям. Кабинет с приемной, авто с водителем, медобслуживание в спецполиклиниках — это еще не самый “верх”. По-настоящему влиятельные люди — обладатели госдач. В прежние времена среди них были сплошь представители партийно-государственной элиты: члены ЦК, председатели обкомов, министры... А что же сейчас, кто из нынешних сильных мира сего имеет законное право круглый год и за госсчет жить в каком-нибудь живописном уголке Подмосковья? Об этом в интервью “МК” рассказал управляющий делами президента Владимир КОЖИН.

— Есть два вида дач: для постоянного, круглогодичного проживания и для временного отдыха — на неделю, на месяц. Это две разные вещи. Что касается первых, то это практически место жительства: такие дачи мы предоставляем строго в соответствии с указом президента, а круг их обладателей известен, ограничен, абсолютно ясен и прозрачен. К примеру, мы обслуживаем служителей Фемиды — судей Конституционного, Высшего арбитражного судов. Из Госдумы право на госдачу имеют председатель, зампреды и руководители фракций. Тот же принцип работает и для Совета Федерации: спикер и вице-спикеры, главам комитетов здесь ничего не перепадает. Аналогичная картина — в Белом доме: сейчас кроме Михаила Касьянова на дачах, предоставляемых государством, могут жить вице-премьеры и министры. Ну а в Администрации Президента к таким людям относятся сам глава, его заместители и начальники управлений. Но не всех, а тех, что имеют статус главных. В целом же персональных дач в распоряжении Управления делами — несколько сотен.
— А кому же достаются дачи для временного пользования — всем остальным?
— С каждым из органов власти, которые мы обслуживаем, скажем, с Госдумой, Администрацией Президента, аппаратом правительства, нами подписан специальный документ-положение. Согласно которому мы каждому из этих аппаратов предоставляем определенную квоту: как правило, 60, 80 дач — до сотни. Между конкретными чиновниками управление их не распределяет: это происходит непосредственно в Думе или Совете Федерации, в соответствии с их внутренними правилами. Еще помимо дач можно отдохнуть и в наших пансионатах — “Лесные дали”, “Поляны”. Там помимо всего прочего есть возможности для занятий фитнесом: тренажерные залы, бассейны на территории. Но все это — за отдельную плату.
— Давайте все-таки вернемся к госдачам. Самым престижным направлением здесь, как известно, считается Рублевка. А где еще живут сильные мира сего?
— Знаете, называть конкретные поселки я бы не хотел — по соображениям безопасности. Но могу сказать, что, например, дачи, где живет большинство заместителей главы Администрации Президента, находятся вовсе не на Рублевке. Хотя большинство наших комплексов расположено там, есть и другие популярные направления — к примеру, Калужское шоссе в сторону Бора, место под названием Архангельское. Есть дачи и в Снегирях, близ Красногорска, в районе Шереметьева и Клязьмы, но там дачные комплексы более низкого порядка: они пребывают в не очень хорошем состоянии, многие требуют серьезного ремонта. Критериев, чтобы дача находилась на каком-то определенном расстоянии от Москвы, к примеру, не больше 50 км, не существует: все сложилось исторически. Поэтому некоторым приходится добираться до работы по часу.
Ну а принцип расселения у нас такой: мы стараемся для каждой категории чиновников, которым положены госдачи, выделять свое дачное место. Например, судей мы селим с судьями, представители правительства живут в своем поселке, а Госдумы — в своем.
— Ну, это же с ума сойдешь: на работе и дома наблюдать одни и те же лица... С просьбами отселить куда-нибудь подальше от коллег не обращаются?
— Бывает, просят предоставить дачу в каком-то определенном поселке, но мы не идем навстречу всем просьбам и пожеланиям. Поэтому в результате многие отказываются от дач государственных и предпочитают строить свои собственные.
— А можно ли приобрести домик где-нибудь рядом с Волошиным или Селезневым? Возьмет, к примеру, какой-нибудь состоятельный господин и не пожалеет пары миллионов долларов за возможность по-соседски попить чайку со спикером Госдумы?
— Сегодня купить дачу в одном поселке с такими людьми невозможно: там, где они компактно проживают, нечего сдавать — все занято. В других популярных местах, в Жуковке например, выделяем специальную зону, где сдаем дачи в аренду. А продавать мы ничего не продаем.
— Что входит в обязательное содержимое госдачи кроме дома — сад, бассейн?..
— Стандартная госдача включает в себя дом и участок. Последний забором не отделен — это просто небольшая территория около дома, которую жильцы считают своей: клумбы там разбивают, например. Что касается домиков, то среди них есть как кирпичные, так и деревянные. Госдачи, как правило, двухэтажные, помимо кухни и столовой в домике есть еще три-четыре комнаты. Бассейнов нет. Внутри везде стоит мебель — столы, диваны; постелены ковры, посуда на кухне... В общем, это своего рода гостиница.
— А бывает, что кому-нибудь из жильцов не нравится интерьер, и они устраивают евроремонт по своему вкусу?
— Нет, изменений, связанных с переделкой, перестройкой или нарушением конструкции здания, мы не допускаем. Вот захочет человек свою картину повесить или любимый диванчик привезти — это пожалуйста.
— Вы сравнили дачи для чиновников с отелем. Но в гостиничных номерах прибирают горничные, а колдуют над обедами — ресторанные повара. А кто уборками-готовками занимается на госдачах — неужто сами жильцы?
— Порядок поддерживает штат обслуживающего персонала: убираются в домах специальные горничные. И, несмотря на высокий статус и, может быть, стремление сохранить свою частную жизнь в тайне, пока еще никто от их услуг не отказывался. Позаботились мы и о питании “первых лиц”: еду можно заказать прямо на дачу или же сходить в ресторанчик с приемлемыми ценами, расположенный прямо на территории поселка.
— Обладатели госдач сами платят за воду, электричество, отопление или это входит в бесплатный набор, оплачиваемый государством?
— Конечно, это небольшие деньги, соизмеримые с зарплатами, но все равно каждый месяц они отчисляют что-то вроде коммунальных платежей. Сумма зависит от площади — ведь у нас есть дома как по 100 квадратных метров, так и по 500. Но в среднем получается где-то в районе нескольких тысяч рублей.
— Многие высокопоставленные чиновники, обитавшие в таких подмосковных “гостиницах” в ельцинские времена, в массовом порядке оформляли их в собственность. Кто-нибудь из нынче отставных политиков что-нибудь вернул?
— Никто ничего не вернул.
— А в суд подать не хотите?
— У нас и так судов достаточно, так что вопрос останется закрытым. Другое дело, что сейчас приватизировать госдачи практически невозможно.
— Представим себе такой фантастический случай: Александр Волошин уходит в отставку. Неужели же его обяжут “покинуть помещение”?
— Да, госдачу придется освободить.
— И сколько времени отводится на переезд?
— Как правило, это делается в течение месяца.


Марк ДЕЙЧ, Виктория БОГОМОЛОВА
 

Геннадий Cидоров стал четырежды героем “Kинотавра”


Вчера “МК” первым сообщил о том, что главный приз XIV Открытого Российского фестиваля получил фильм дебютанта Геннадия Сидорова “Старухи”, и что ему же отдала своего “Слона” Гильдия кинокритиков и киноведов России, и что жюри ФИПРЕССИ назвало его лучшим. Мы думали, что нам стала известна главная сенсация “Кинотавра”. И когда после призов отечественных и иностранных журналистов Сидорова вызвали на сцену за наградой “За лучший дебют”, корр. “МК” сначала не поверил своим глазам. Неужели наш самый информированный источник фестиваля мог обмануть: не бывает же, чтоб одному присудили все? Оказалось, бывает! Наверное, впервые в истории даже мирового фестивального движения это случилось — такого оглушительного успеха и признания не было ни у кого: главный приз “Золотая роза” за лучший фильм, приз за лучший дебют, да еще его признала пресса всего мира, включая нашу, у которой глаз всегда был очень придирчивым, а потому объективным. И мнение кинокритиков по определению никогда не совпадает с решением жюри. Оказалось, совпадает.

И те, кто смотрел прямую трансляцию торжественной церемонии закрытия “Кинотавра”, видели, как трогательно, как необыкновенно волнующе это происходило: режиссер взял с собой на сцену, когда пошел за главным призом, своего артиста — чудного человечка из Московского театра простодушных (людей с синдромом Дауна). И этот человечек в вечернем костюме так вцепился в призы, что когда перед эфиром ночной программы Дмитрия Диброва “Апология” “игрушки” надо было выпустить из рук — поставить на стол, он заплакал.
“МК” уже подробно рассказывал про фильм “Старухи”, и позже мы обязательно еще к нему вернемся: таких сенсаций не пропускают. Сейчас же — немного о режиссере, который в одночасье стал известен всей стране. Геннадий Сидоров родился в 1962 году в городе Фрунзе (ныне Бишкек), потом семья переехала в Свердловск (ныне Екатеринбург). Потом поступил во ВГИК — в актерскую мастерскую Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, после которой тут же заново сдал экзамены на режиссерский факультет и закончил мастерскую Петра Тодоровского. И вышло символично, что талант, воспитанный Тодоровским-старшим, получил такую высокую оценку от Тодоровского-младшего, возглавлявшего жюри нынешнего фестиваля. А не снимал Сидоров так долго, потому что решил попробовать себя еще и в качестве продюсера — что тоже удалось: он продюсировал фильмы Ларисы Садиловой “С днем рождения” (1998) и “С любовью, Лиля” (2002), которые собрали свои урожаи призов. Помимо того, он сам снимался в кино и в своих “Старухах” тоже сыграл главную мужскую роль — разудалого майора Федьки, для исполнения которой он героически потолстел на 20 килограммов. А бабкам своим, среди которых, как мы уже писали, только одна — Валентина Березуцкая — профессиональная актриса, он повезет показывать картину в августе — прямо к ним домой, в деревню Клоково и поселок Ломышки Сусанинского района Костромской области.
Пока неизвестно, как сложится фестивальная судьба “Старух”, но за картину уже идет борьба: ею заинтересовались и Венецианский кинофестиваль, и фестиваль в Сан-Себастьяне. Причем оба фестиваля в прошлом году уже высоко оценили русское кино: в Венеции Гран-при взял Андрон Кончаловский с “Домом дураков”, а в Сан-Себастьяне призы за операторскую работу и сценарий получил “Любовник” Тодоровского. Что ж, очень приятно, что наше кино снова выходит на такой уровень, что им интересуются не только в Доме кино. Прокат “Старух” скорее всего начнется в сентябре, хотя это может быть не так просто: старухи в кадре частенько не то что матерятся — они так разговаривают.
Распределение остальных призов вполне оправдало ожидания большинства. Так, приз им. Таривердиева за лучшую музыку к фильму получил Андрей Петров (“Бедный, бедный Павел” Виталия Мельникова). Приз им. Горина за лучший сценарий — Александр Миндадзе (“Магнитные бури” Вадима Абдрашитова). Весьма неожидаемым, правда, оказалось распределение мужских и женских ролей: жюри выделило мужской актерский ансамбль из “Правды о щелпах” Алексея Мурадова (Алексей Окунев, Камиль Тукаев, Алексей Шлямин) и Анну Овсянникову из “Бабуси” Лидии Бобровой. Спецприз жюри “За виртуозный сплав реализма и метафоры” достался Вадиму Абдрашитову (“Магнитные бури”). Гран-при получил фильм Бахтиера Худойназарова “Шик”. Эльдара Рязанова же с “Ключом от спальни”, как мы еще вчера сообщили, отметил президентский совет “Кинотавра”. Приз зрительских симпатий получила картина Филиппа Янковского “В движении”. Призы за особый вклад в отечественный кинематограф получили Георгий Данелия (в связи с 40-летием фильма “Я шагаю по Москве”) и Виталий Мельников (в связи с 75-летием). “За лучшую песню” наградили Алексея Рыбникова — за романс в картине Виталия Москаленко “Жизнь одна”.
Валерий Тодоровский очень интересно обосновал позицию жюри в своем эксклюзивном интервью “МК” сразу по окончании церемонии:
— Никогда председатель жюри не выходил на сцену таким напряженным и публично не признавался в том, что вы заседали семь с половиной часов, что ваш выбор дался вам трудно, — начали мы с главного разговор с Валерием Тодоровским. — Все последние дни слухи о боях в жюри ходили “ой-ой!”: то половина за “Старух”, другая — за Рязанова; то вроде голоса разделились между “Магнитными бурями” и все теми же “Старухами”...
— Я действительно был напряжен, потому что то решение, которое мы приняли, было достаточно экстремальным. Были жаркие споры — в этом нет ничего ни стыдного, ни ненормального. И каждый практически вопрос (за редкими исключениями) решался в жаркой дискуссии. Я хочу, чтобы об этом знали только для одного: чтобы не было ощущения легкости, с которой такие вещи решаются, и что это не истина в последней инстанции, а то, что получилось у нас в этом году, в этом составе и с этими фильмами. И иногда, вы знаете, одно высказывание, одна реплика может решить все.
— А была такая реплика?
— У нас, как у всех жюри, есть правило: никто не должен знать того, что происходило у нас в комнате, когда мы обсуждали. Ведь это весы, на которых иногда так и бывает: одна песчинка может перевесить чашу.
— Как вышло, что вы решили наградить “Старух” и за лучший дебют, и одновременно дали этому фильму главный приз?
— Мы отнеслись к этим призам буквально. А именно: что есть лучший дебют? “Старухи”. Что есть лучший фильм в конкурсе? “Старухи”. Дальше можно было отнестись к этому обтекаемо: мол, если “Старухи” уже получили за дебют, за лучший фильм надо наградить кого-то другого. Но если думать бескомпромиссно — что же делать, если лучший дебют совпал с лучшим фильмом: делать вид, что это не лучший фильм или не лучший дебют?.. И мы пошли на бескомпромиссное решение, считая, что это дело нашей совести.
— А давили имена? Все-таки Рязанов, Мельников, Абдрашитов...
— Не давили, но было трудно. Вот смотрите: 18 фильмов, снятых людьми от народного артиста до молодого режиссера, которые решились участвовать в конкурсе, должны на равных участвовать в этом соревновании. Потому что, если думать о фамилиях, тогда надо давать за фамилии, и это уже будет нечестная борьба.
— Но это очень смелое решение. По-моему, такого еще не случалось в истории “Кинотавра”, на котором жюри обычно раздает всем сестрам по серьгам, чтобы никого не обидеть.
— Спасибо. Я принимаю это за комплимент. Надо было так сделать — поступить как ты думаешь, не опираясь ни на какие другие, кроме профессиональных, соображения. Когда бежишь на 100 метров, то засекается время, и никто не думает о том, что трехкратный чемпион прибежал чуть позже, чем новичок...
— Ваше личное мнение совпадет с общим решением? Если да, то вы для себя за что выбрали “Старух”?
— Для меня это лучший фильм — потому что он самый оригинальный, самый живой, самый трогательный, самый талантливый, самый интересный из тех, что я увидел в конкурсе. Существуют фильмы, про которые можно два часа говорить, а можно сказать, что он просто хороший. “Старухи” — хороший фильм.


Марк ДЕЙЧ, Елена СКВОРЦОВА-АРДАБАЦКАЯ
 

Последнее прибежище


Известно, что мы — пламенные патриоты.
Мы очень сильно любим нашу отчизну. Еще в XIX веке замечательный русский публицист Варфоломей Зайцев писал об этой нашей любови: “Мы живем в твердом уповании на то, что в Петербурге растут лучшие апельсины”.
Так мы до сих пор и уповаем.
Но уж ежели нам чего не нравится — тогда извините.

“Мы, представители политических партий и общественных движений, считаем проводимый нынешней властью курс губительным и заявляем об объединении наших сил ради спасения Отчизны”.
Так начинается предвыборное “Заявление патриотических сил”. Оно озаглавлено: “Патриоты, объединяйтесь!” Раньше этот призыв относился к пролетариям, да еще всех стран. Нынче объект неожиданно поменялся. Перед пролетариями, между прочим, до сих пор не извинились. А на первом месте среди “представителей”-подписантов — те же коммунисты. Все остальные, впрочем, — из тех же товарищей.
“Заявление” призывает “патриотов” “выступить единым фронтом”. Дескать, пришла пора избрать иную власть, которая укрепит страну, возродит экономику и улучшит жизнь каждого жителя Российской Федерации. Стало быть, нашу с вами жизнь, граждане.
“Мы обязуемся сделать всё для того, чтобы:
— поставить энергетические ресурсы и природные богатства на службу народу...”

Опять фронт и опять про народ. Конечно, народ не возражал бы против того, чтобы вернуться к прежней оплате, скажем, электроэнергии — по 4 копейки за киловатт-час. Ради такой символической платы за “энергетические ресурсы”, а также ради колбасы за 2.20 он, народ, даже готов простить коммунистам то, что они с ним сделали.
Если кто-то успел забыть, что именно сделали коммунисты с нашей страной, напомню: потери СССР от большевистского геноцида — 43 миллиона человек. Природные богатства этим миллионам не понадобились.
Да и те, кто выжил, попользоваться “народным достоянием” не могли: богатства страны нужны были большевикам не для людей, а для идеи. Впрочем, сами они — так сказать, носители идеи — с удовольствием пользовались тем, что им перепадало. А перепадало им немало.
“— подавить организованную преступность, ликвидировать коррупцию и терроризм...”
Давить и подавлять — это наши “патриоты” любят. И, надо отдать им должное, умеют.
Конечно, организованная преступность у нас распоясалась. И неорганизованная тоже. Хотя этой последней и при коммунистах хватало, только мы об этом мало что знали.
Организованных преступных группировок при большевиках действительно было немного. Собственно, всего одна-то и была, называлась — КПСС. Зато ее организованности могла позавидовать самая мощная мафиозная структура, какая-нибудь, скажем, коза ностра. Оно и понятно: в создании партии и поддержании ее активности принимали участие отъявленные специалисты, знавшие толк в конспирации и набившие руки на всевозможных “эксах”. Рядовые “товарищи”, “солдаты партии”, вступив в нее, выйти — без ущерба для собственной жизни — уже не могли, хотя ни к мало-мальски значимой информации, ни тем более к принятию решений не допускались. Круговая порука, омерта — все это тоже имело место. За ослушание или несанкционированные действия полагалась кара вплоть до высшей. На вершине пирамиды находился “крестный отец”, от предложений которого страна не могла отказаться. Боялась. Все это называлось “демократическим централизмом”.
Конкурентов большевики не терпели, посему других организованных преступных группировок в СССР не было.
“— добиться, чтобы реальная заработная плата, пенсии и пособия обеспечивали людям достойную жизнь...”
Мудрое коммунистическое руководство уже обеспечивало нас реальной заработной платой. Молодому инженеру — 100 рублей в месяц. Школьной учительнице с многолетним стажем — 120 рублей. Пенсия в 90 рублей — предел мечтаний: многие наши сограждане получали пенсии по 40—50 рублей. Достойная жизнь была темой разговоров в очередях. Когда нынешние большевики говорят о том, что раньше, дескать, с голоду никто не умирал, они по своему обыкновению врут. Об этом, впрочем, мы еще скажем.
“— реформировать ЖКХ на основе современных технологий без ущерба для семейного бюджета квартиросъемщиков...”
Туманные формулировочки. Оно и понятно: жилищную проблему большевики решить так и не смогли. Или не захотели. Существовавшая в СССР норма — 9 кв. метров на человека — с точки зрения медицины не выдерживала никакой критики. До сих пор в домах многих городов страны отсутствуют элементарные “удобства”. Что же эти “патриоты” могут предложить сейчас своим избирателям? Что скрывается за этим туманом? Да то же самое: растянувшиеся на десятки лет очереди за жильем, длиннющие списки “очередников” и вполне просторные квартиры для “партийной элиты”.
“— обеспечить право каждого гражданина России на среднее и высшее образование, охрану здоровья, доступ к информации и культурным ценностям...”
О качестве советского образования и здравоохранения судить не берусь: не специалист я. Говорят, правда, что так называемые “общественные науки”, обосновывавшие ведущую роль КПСС и марксистско-ленинской идеологии в жизни страны — а занимали эти “науки” до трети учебного процесса, — были никому не нужны. Однако даже диплом ветеринара получить без них было невозможно. Говорили также, что лечиться даром — даром лечиться. И были недалеки от истины. Коммунисты держали врачей впроголодь, и, хотя среди наших участковых докторов попадались настоящие энтузиасты, на голом энтузиазме много не наработаешь.
Что же касается призыва к доступу информации, то тут большевики нас и вовсе за дураков держат. Первым их декретом (сразу после октябрьского переворота) был вовсе не декрет о мире или о земле. Первым своим декретом “партия победившего пролетариата” ввела цензуру и закрыла все небольшевистские газеты и журналы. Именно такой доступ “патриоты” обеспечат нам и на сей раз.
С “культурными ценностями” и вовсе просто. Все, что могли, эти “патриоты” втихомолку распродали, оставив нас наедине с социалистическим реализмом. Где-то я вычитал, что за десятилетия своего правления, возводя помпезные здания парткомов и райкомов, коммунисты не построили ни одного музея.
Комментарии тут излишни.
“— создать разумный экономический механизм для развития аграрного сектора и этим спасти жизнь российского крестьянства...”
Если кто не понял, что такое “разумный экономический механизм”, я объясню. Всех, кто еще остался в “аграрном секторе”, насильно загнать в колхозы. Паспорта отобрать, чтобы пресечь возможность побега. Зарплата в виде трудодней: сразу с голоду не помрешь, но и долго не протянешь. Если же аграрии после всего этого все-таки заживутся, большевики и тут помогут, опыт у них имеется. В 1929—1932 годах в селах Украины, Кубани и Поволжья от голода, организованного большевиками-“патриотами”, погибло до половины жителей. Все эти 4 года советское зерно в огромных количествах продавалось за границу: 1929 г. — 13 млн. центнеров, 1930 г. — 48 млн., 1931 г. — 52 млн., 1932 г. — 18 млн. Деньги нужны были на выполнение первой сталинской пятилетки.
Обойдемся и на сей раз без комментариев.
Вообще-то ничего особо нового в “Заявлении” не содержится. Зато есть нечто неожиданное:
“— добиваться конституционными методами пропорционального представительства русских и других коренных народов России во всех управленческих структурах страны”.
Раньше коммунисты себе этого не позволяли. Во всяком случае — открыто. Между своими все это, конечно, давно говорено: “чурки”, “черножопые”, “жиды”... Но чтобы написать на своих предвыборных знаменах откровенный расистский лозунг — такого еще не было.
Согласно закону, все граждане нашей страны равны — вне зависимости от их численности, вероисповедания, цвета кожи или национальности. Декларируемое большевиками-“патриотами” “пропорциональное представительство” означает, что в их представлении одни более равны, чем другие. Более всего в России русских — это численное преимущество автоматически делает их людьми первого сорта. Следующие по численности — татары; они, стало быть, второго сорта. Граждане РФ, скажем, украинцы — третьего. Ну, и так далее. Какова в этой таблице сортность у чукчей, которых всего — 14 700 человек (ноль целых одна сотая процента всех жителей России), подсчитать невозможно.
А некоторым народам в этой большевистской табели о рангах и вовсе нет места. Например, немцам. Они — вне закона. Потому как хоть и граждане Российской Федерации, но — не коренные. Членам императорской фамилии в “управленческих структурах” нынешней России места бы не нашлось.
Короче говоря, вполне здравая национал-социалистическая идея. Теми же немцами уже опробованная. Недаром ведь Адольф Шикльгрубер изрек как-то: “Из любого коммуниста всегда можно сделать хорошего нациста”. Прав был фюрер...

P.S. Вот некоторые из “подписантов”:
Зюганов—Проханов—Чикин. Это обязательно. Вечный борец с Ельциным тов. Илюхин. Заместитель председателя Государственной думы г-н Романов. Гроза жидомасонов тов. Кондратенко. Любитель “Лебединого озера” г-н Стародубцев. Беспартийный большевик, вроде как бы экономист тов. Глазьев. Космонавты Савицкая и Севастьянов. Еще кто-то. И примкнувший к ним некто Тюлькин.
Славная компания.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Контингент с хутора близ Диканьки


Украина откликнулась на призыв США подменить частично британских и американских военных в Ираке. Верховная рада 273 голосами “за” проголосовала за отправку в Ирак миротворческого контингента в количестве 1622 человек. Первый самолет с бойцами и техникой отправится уже 12 июня.

Дебаты вокруг отправки молодых украинцев на чужую войну шли бурно. Снаружи Раду пикетировали члены партии “зеленых”, а на парламентской трибуне противников решения было больше, чем сторонников. Главными доводами коммунистов, социалистов и примкнувших к ним националистов были явно завышенные финансовые обещания, данные американцами своим новоиспеченным союзникам. Судя по предыдущим, невыполненным — относительно компенсаций за закрытие Чернобыльской АЭС и утилизацию ракет, — украинцев и на этот раз вполне могут кинуть.
Американцы пообещали компенсировать переброску контингента в Ирак и обратно, которая обойдется в 69,4 млн. гривен. Остальные расходы — а это приблизительно 26,3 млн. гривен на подготовку контингента и 6,5 млн. гривен ежемесячно на выплату зарплаты военнослужащим (миротворцы будут получать от 1000 до 1500 долларов в месяц) — Украина берет на себя.
От таких сумм у многих депутатов потемнело в глазах. Но госсекретарь Совета по национальной обороне и безопасности Евгений Марчук нашел убедительные аргументы. По его словам, потраченные средства могут с лихвой компенсироваться последующим приглашением поучаствовать в обустройстве Ирака. В чем уже выразили заинтересованность 80 украинских нефтяных и строительных компаний. Некоторые скептически хмыкнули: понятно же, что Украина готова платить вовсе не за грядущие компенсации, а за то, чтобы отмыться за скандалы с пленками Мельниченко и “Кольчугами”...
Между тем тяжелое экономическое положение вынудило Верховную раду перенести рассмотрение вопроса о повышении минимальной зарплаты в 237 гривен на декабрь. Бюджетные организации в большинстве регионов страны страдают от хронического недофинансирования. Так что пока непонятно, откуда найдутся деньги на миротворчество. Возможно, воинов-интернационалистов попросят престижа ради потуже затянуть пояса. Пусть кормятся осознанием своей высокой миссии и маминым салом.

 

Марк ДЕЙЧ, Олег БАЗАК
 

Страсти по омбудсману


Пять лет назад на кресло омбудсмана претендовали всего трое: в то время права человека были в России понятием весьма экзотическим. Уполномоченным тогда (при существенной поддержке фракции КПРФ) стал Олег Миронов.


Многое мне в новом омбудсмане не нравилось, о чем я неоднократно писал. Не нравилось, что он коммунист (на мой взгляд, права человека и коммунистическая идеология — вещи несовместные), что просил у Ельцина квартиру для себя в элитном доме, что поддержал “батьку” Лукашенко, заявив после поездки в Минск: “В Беларуси намного меньше нарушаются права человека, чем в России”.
Нынешние взгляды Олега Миронова несколько отличаются от его же взглядов пятилетней давности. Льщу себя надеждой, что отличия эти созрели в том числе и после моих статей.
Между тем обстановка в стране за минувшие пять лет тоже изменилась. Об этом можно судить хотя бы по тому обстоятельству, что в нынешнем году, в связи с окончанием срока полномочий омбудсмана, на этот пост претендуют аж 8 человек. Даже ВВЖ претендует. Тот самый, что предлагал на границе с Балтийскими странами установить громадные вентиляторы и гнать туда радиоактивный воздух...
Миронов тоже претендует. По закону он имеет право занимать этот пост еще одну пятилетку.

— Олег Орестович, вы и сейчас считаете, что у “батьки” Лукашенко права человека нарушаются меньше, чем в России?
— “Меньше” не значит, что положение с этими правами у нас лучше. А фраза была вырвана из контекста. Во время моей поездки в Белоруссию мне удалось убедить президента Лукашенко: должность омбудсмана в республике необходима. Тогда же я пытался уговорить Александра Григорьевича ослабить давление на прессу и найти компромисс в отношениях с оппозицией. Все это мне было обещано. Я не мог даже предположить, что уполномоченный по правам человека в Беларуси будет не избираться парламентом, а назначаться президентом. И что отношения Лукашенко с оппозицией станут тупиковыми.
— Вернемся в Россию. Вы готовы к тому, что вас сменят на этом посту?
— Это компетенция Государственной думы. Не исключено, что будет назначен новый уполномоченный. Я просил только об одном: чтобы смена, если она произойдет, прошла бы без обливания грязью предшественника. То есть — меня.
— У нас так не бывает.
— К сожалению. Подобные публикации уже начали появляться.
— Не рано ли? Может быть, вы еще останетесь на этом посту?
— Закон это позволяет. На второй срок меня выдвинула группа депутатов по инициативе Иосифа Кобзона, так что я буду одним из претендентов. Шансы есть.
— Претендентов много: восемь. У вас здесь что — медом намазано?
— Сам не понимаю. Работа уполномоченного — невероятно сложная. Первым был назначен Сергей Адамович Ковалев. Закона об уполномоченном тогда не было, Ковалев просто не смог реализовать свои возможности. Формировать этот институт пришлось мне — задача оказалась очень непростой. И кое-что мне все-таки удалось. Вот один из результатов: в прошлом году меня избрали в Совет директоров Европейского института омбудсманов. Это очень представительная организация: почти 180 коллективных и индивидуальных членов. Кстати, из уполномоченных бывших республик СССР я — первый и единственный, кто избран в Совет. Тот, кто придет на мое место, автоматически избран туда не будет.
— На первых выборах уполномоченного вас поддержали коммунисты. Сейчас они вас поддержат?
— Я встречался с фракциями КПРФ, “Регионы России”, аграриями, ОВР. Вроде бы меня обещали поддержать. Зюганов — тоже.
— Один из претендентов на этот пост — бывший министр юстиции Крашенинников. Он будто бы тоже уверен в том, что коммунисты его поддержат.
— Ну, не знаю...
— Может быть, вашей деятельностью кто-то недоволен? К примеру, вашей позицией по Чечне?
— В СМИ я вычитал, что моим мнением о ситуации в Чечне недовольны в Администрации Президента.
— Кто-нибудь из администрации высказывал вам недовольство?
— Никогда.
— Давайте озвучим: в чем, собственно, состоит ваша позиция по Чечне?
— Я родился и вырос на Кавказе, поэтому, смею думать, неплохо представляю психологию тамошних коренных народов. Еще в декабре 1994 года, когда в Чечню были введены войска (я был тогда депутатом Госдумы), я сказал: это ошибка, потому что решить проблему Чечни с помощью военной силы невозможно. И потребуются многие годы, даже десятилетия, чтобы выйти потом из этой ситуации. Я и сейчас считаю так же.
Я призывал к переговорам, полагая, что необходимо искать мирные пути. Предлагал себя в качестве посредника на переговорах. Писал Масхадову, призывая его повторить подвиг Шамиля: убедившись в том, что война наносит вред чеченскому народу, Шамиль сдался в плен.
Я выступал против общевойсковых операций, когда по селению, где находятся 10—15 боевиков, стреляют из пушек и сбрасывают бомбы, в результате чего гибнут мирные жители. Если у чеченца разрушили дом, убили родителей или детей, надругались над женой, он возьмет автомат и до конца своих дней будет мстить.
Я выступал за присутствие в Чечне международных наблюдателей: они сдерживают порывы военных, заставляют федеральных чиновников вести себя более сдержанно по отношению к гражданскому населению республики. Я предлагал оставить в Чечне лишь те войска, которые дислоцируются там постоянно, — потому что если их там много, это неминуемо ведет к разложению, мародерству, преступлениям.
— С точки зрения омбудсмана — какие права нарушаются в Чечне?
— Право на жизнь. В августе прошлого года вместе с известной правозащитницей Людмилой Алексеевой я был в Чечне. Мы привезли туда стройматериалы для восстановления школ и других детских учреждений. Несколько дней мы провели в Ачхой-Мартане. По ночам — артиллерийская стрельба: военные стреляют поверх города, над ним. Я не знаю зачем: то ли запугивают, то ли обозначают свое присутствие. То же самое — в Шали. Между прочим, при въезде в город написано: “Город Шали — мирный город”. Несколько гаубичных снарядов попали в жилой дом в самом центре “мирного города”. Погибли две девочки, сестры семи и трех лет, и их сосед, учитель.
Право на неприкосновенность личности. Во время нашей поездки на площади у Дома правительства в Грозном собрались женщины: они требовали освободить их мужей и отцов, которых захватили в ходе очередной “зачистки”. Молодых — в ямы, стариков, проявляя некоторый “гуманизм”, — в палатки. Я обратился к представителю МВД и прокурору: сказал, что у меня единственный выход — немедленно отправить телеграмму Президенту РФ с тем, чтобы он дал поручение разобраться в ситуации. Чеченцев выпустили.
Растаптывается человеческое достоинство. Там же, у Дома правительства, находился старик инвалид, он требовал, чтобы его пропустили к Кадырову. Охрана втащила его в ворота, а через некоторое время выбросила обратно в толпу. Он был избит, весь в крови. Все это было буквально на наших глазах: охранники прекрасно знали, что на площади находятся уполномоченный по правам человека и председатель Московской Хельсинкской группы...
— Вы говорите о нарушениях прав человека со стороны федеральных властей. Но ведь есть и другая сторона медали. Разве не нарушают те же права чеченские боевики, похищая людей и взрывая дома?
— Конечно. Но мы их так и называем: преступниками. А когда в преступлении изобличен российский военнослужащий, ответственность не наступает. Таким подходом мы сами себя дискредитируем. Несколько лет назад я обращался в Государственную думу с предложением создать парламентскую комиссию по расследованию преступлений в Чечне, причем всех преступлений — вне зависимости от того, кто их совершил. Предложение не прошло.
— Однако дело полковника Буданова все-таки дошло до суда. Или он — ненормальный? У вас есть мнение на сей счет?
— Я не психиатр, я не участвовал в судебном процессе, но различные судебно-психиатрические заключения вызывают множество сомнений. Когда полковник Буданов избивал офицера, он был вменяем. А когда захватывал девушку и душил ее (и может быть — насиловал) — он уже невменяем?.. Мне трудно это понять, хотя я юрист и имел дело с судебной психиатрией.
Если Буданов, как вы выражаетесь, ненормальный, то это трагедия нашей армии. Если такой человек имеет звание полковника и командует вооруженными людьми — тогда очевидно, почему нарушаются права гражданского населения со стороны военнослужащих. Психически ненормальный полковник Буданов — это черное пятно на Российской армии. Поскольку неминуем вопрос: кто же тогда в ней командует?!
— Если отбросить версию о психическом нездоровье полковника Буданова — что же тогда остается?
— Остается уголовная ответственность за убийство.
— Вашей позицией по нарушениям прав человека в Чечне, которую, как я понимаю, вы не скрываете, можно было нажить себе немало врагов в армейской среде. Но есть еще Министерство внутренних дел, его вы тоже не обходите своим вниманием.
— Там тоже отнюдь не все благополучно. Только что я подписал письмо на имя Генерального прокурора России. Речь идет вот о чем. В Вологодской области сотрудники тамошнего СОБРа ворвались в частный дом — у них, видите ли, “имелись сведения” о том, что там хранились наркотики. В доме — молодая супружеская пара и пятеро малолетних детей. Муж, услышав шум, подумал, что это грабители, и вышел к собровцам с охотничьим ружьем. Его расстреляли в упор! Я попытался понять милиционеров: да, ружье, да, страшно, но вы же профессионалы. В конце концов, прострелите ему руку! Так нет: в теле погибшего — семнадцать пуль. И все попытки возбудить в отношении собровцев уголовное дело ни к чему не привели. Отписки областных милицейских и прокурорских властей сводятся к следующему: нет состава преступления.
— Мне довелось читать ваш доклад “О нарушении прав граждан сотрудниками МВД РФ и уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ”. Жуткая картина...
— Сами же руководители ГУИНа называют эту картину адом. Вот следственный изолятор ИЗ-35/1 в Калининградской области. Он рассчитан на 635 заключенных, а на момент нашей проверки там находился 1831 человек. В Иркутской области на питание каждого осужденного положено 5 с небольшим рублей в сутки. Ну чем можно накормить человека на 5 рублей?! Так и их нет, реально выделяются лишь 4 рубля...
Согласно закону, жалобы осужденных, адресованные уполномоченному по правам человека, должны отправляться в течение 24 часов, причем администрация мест заключения не имеет права их вскрывать. Сплошь и рядом этот закон нарушается. Более того, заключенному потом весьма изощренно мстят за его жалобу.
— Я знаю, что вы занимались и занимаетесь проблемой пыток в органах милиции.
— Вот недавний пример. В Твери задержали молодого парня, обвиняя его в убийстве девушки. В изоляторе временного содержания его пытали, и он подписал признание. Ко мне обратилась его мать, пришлось подключаться моим сотрудникам. Был найден настоящий убийца, а того парня выпустили. После этого я сам поехал в Тверь, чтобы от имени его родителей вручить исковое заявление председателю Центрального районного суда Твери. Процесс мы выиграли. И пусть сумма небольшая, важен прецедент.
— К сожалению, эти прецеденты мало что меняют.
— К сожалению. Хотя формально меры вроде бы принимаются. Проводилось Всероссийское совещание работников воспитательных учреждений МВД. Сами же сотрудники МВД приводили примеры куда более страшные, чем описанные в моем докладе. Но ситуация прежняя.
— Как вы думаете — почему?
— Прежде всего — из-за убогого профессионализма дознавателей и следователей. После окончания института я сам начинал работать следователем. Допрашиваю обвиняемого или подозреваемого, потом говорю: распишитесь. А он мне: расписываться не буду. Моя реакция всегда была абсолютно спокойной. Пишу: обвиняемый такой-то от подписи отказался. Теперь же по большей части так не делают. Человека избивают, истязают... Мы что — опять возвращаемся к 30-м годам, когда признание стало “царицей доказательств”? Я не устаю повторять: к свидетельским показаниям и признаниям нужно относиться критически, потому что свидетеля сегодня можно купить или запугать, а признание — выбить. Необходимы объективные доказательства. А вот с ними-то как раз непросто, потому что общий уровень культуры следователя чрезвычайно низкий.
Я работал следователем милиции в Пятигорске. Каждый четверг (в этот день нам зачитывались приказы) наш начальник говорил нам: не забывайте, что вы работаете в курортном городе, сюда приезжают со всего Советского Союза; вы должны быть опрятными, вежливыми, тактичными. Так нас воспитывали. А сейчас? Маски, автоматы, наручники. Какой уж тут такт... Вот, к примеру, речь идет не об убийстве, а, как теперь говорят, о споре двух хозяйствующих субъектов. Ломают двери и вообще все что можно сломать, людей — мордой в пол... Лишь бы показать свою силу. И реакция наших сограждан — соответственная. Люди боятся подойти к милиционеру и спросить, где здесь аптека...
— Вдруг выстрелит...
— Вот именно. К сожалению, устойчивый образ. А ведь без поддержки населения Министерство внутренних дел с преступностью не справится. При этом в МВД работает много порядочных, совестливых людей. Но о системе в целом принято судить по отрицательным примерам.
— Судя по всему, вы и в МВД сумели нажить себе если не врагов, то серьезных противников.
— Понимаете, уполномоченный по правам человека не имеет права подстраиваться под власть, если она нарушает человеческие права и свободы. Иначе моя должность попросту бесполезна.
— Когда вы заняли этот пост, в некоторых СМИ появились сообщения о том, что вы выступаете против моратория на смертную казнь.
— Это неправда. Я категорически против смертной казни.
— Как бы вы охарактеризовали положение с правами человека в сегодняшней России?
— До тех пор, пока в одном из субъектов Российской Федерации льется кровь (а эта ситуация оказывает влияние на всю страну), положение с правами человека в нашей стране будет оставаться удручающим.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Пригородный блюз


Оригинальное мероприятие — фестиваль в честь сорванного 20 лет назад органами госбезопасности выступления группы “Зоопарк” — прошло в Троицке.

В мае 1983 года приезд в подмосковный город физиков легендарной ленинградской группы вызвал небывалый ажиотаж. Билеты в Дом ученых разошлись на ура за несколько дней до концерта. Но в последний момент, когда музыканты уже готовились выйти на сцену, он был отменен.
Несостоявшееся выступление стало “первой ласточкой” гонений на отечественных рок-музыкантов, резко усилившихся за два года до пришествия “гласности” и “перестройки”. Бдительные “органы” из последних сил пытались уберечь советскую молодежь от “тлетворного влияния” блюза и рок-н-ролла.
На первый раз до арестов дело, правда, не дошло, и по инициативе лидера группы Михаила Науменко, известного всем под именем Майк, концерт все же состоялся на лесной поляне в окрестностях города.
20 лет спустя троицкие любители рока решили отметить знаменательную годовщину.
— Почему бы лишний раз не вспомнить такого хорошего и талантливого человека, — говорит автор идеи и главный организатор действа Сергей Коневских. — Тем более подвернулся повод — юбилей как-никак.
Название фестиваля “Мир! Труд! Майк!” организаторы позаимствовали из журнала дежурств знаменитой кочегарки “Камчатка”, где в свое время трудились Цой, Башлачев, другие известные люди питерского андеграунда. (Журнал, превращенный кочегарами и их гостями в собрание каламбуров и афоризмов, назывался “Время топить”, но иногда его название слегка трансформировалось — “Время-то пить”.) Оформление импровизированной сцены в Троицком выставочном зале было выдержано в стиле времен расцвета застоя — красный транспарант, портрет виновника торжества, покрытый кумачом стол президиума с неизменным графином...
В концерте приняли участие молодые троицкие и московские группы — “Унганга”, “Глупый Белый”, “В.П.Р. и фестиваль всего на свете”, “Станция Мир”. Разумеется, не обошлось без “Пригородного блюза”, “Сладкой N” и других песен Михаила Науменко, ставших классикой жанра. А завершился однодневный фестиваль, как и 20 лет назад, в лесу — массовым пикником на “полянке Майка”. В этот день в Троицк съехались поклонники музыканта из Москвы, Электрогорска и даже Воронежа и Таганрога.
Михаил Науменко умер в 1991 году, но песни его живут. Применительно именно к Майку эти слова не являются газетным штампом.


Марк ДЕЙЧ, Сергей ФЕКЛЮНИН
 

История одного открытия


Весна. Сосульки отчетливо барабанят — пора! До охоты еще неделя. По нескольку раз перечитаны зимние выпуски газет. Снаряжен патронташ, начищенные стволы по чистоте могут поспорить с хирургическим инструментом. За зиму накуплена куча всякого барахла, которое в охоте никогда не пригодится. Десяток звонков в охотничьи организации с непонятными (кроме них самих) названиями. Вопрос один — когда? То ли из-за занятости, либо не найдя причины для отказа, московское начальство дало добро на открытие.
День влюбленных, 23 февраля, 8 марта — это праздники, но не настоящие. Другое дело — начало весенней охоты!
И вот на мне патронташ, а это 24 условных вальдшнепа. Хотя, по правде, их будет от силы 10 за весь сезон, да и то на троих.
Компания подобралась хорошая: Валерий Петрович (в обиходе Петрович), наш общий друг Гена (не то казах, не то бурят), очень компанейский мужик и я — тоже хороший человек.
О себе: мне 34 года, охочусь 10 лет, хорошая стрелковая подготовка, отлично снаряжен. Но для всех я ученик. «Петрович, научи», «Ген, а как лучше?», «Петрович, покажи». Меня это вполне устраивает.
Геннадий: сколько ему лет, не знает никто, где-то от 30 до 50, маленький, юркий. Гена может все. Особенно поражает его умение делать рутинную, грязную работу. Я долго думал, как с таким удовольствием и никому не известными песнями можно драить грязный котелок? Попробовал — не получается, наверное, песен не знаю.
Петрович: — представьте огромного гусака — шумного, важного. Он все знает, он все может, он видел все. В прошлом тяжелоатлет. Физически очень силен. Знает все виды и способы охот.
Не знаю, как такое могло получиться, но выбор места и организацию весенней охоты поручили мне — видно, Петрович был чем-то занят.
Направив свои стопы в Щелковский р-он Московской области, мы прибыли в Долголуговское охотхозяйство. Не льстя хозяевам этих угодий, могу сказать — очень поразил профессионализм людей, встретивших нас. Спокойно, не задавая различных вопросов, не поправляя свои бюджет, охотовед выписал нам путевки. Выбор места был не случаен: здесь родился мой отец и все мои родственники по его линии, соответственно все летние каникулы я проводил в деревне под названием Горбуны. Горбатых я в деревне не видел, особых холмов тоже не было, видимо, названье дали по ошибке.
Снегу в лесу по пояс, так что выбор мест не богат. Проселочная дорога, ведущая к деревне, и вырубка рядом с ней. По законам гостеприимства выбор места оставляю за гостями (хотя сам ужасно хочу на вырубку). Долго осматривая дорогу, вскидывая ружье, что-то измеряя шагами, Петрович выбирает вырубку. Там также происходят высокоточные измерения — надо определить месторасположение Геннадия. Петрович наконец-то останавливается на дальнем конце вырубки и помпезно изрекает: «Охоте быть!». Мы не спорим — у Валерия огромный опыт.
Гена обреченно смотрит на стену леса, перед которой его поставили, рассчитывая на тех вальдшнепов, которые будут падать камнем вниз, увидя поляну. Я в восторге от своего места:. проезжая лесная дорога, по которой с интервалом в 5 минут едут дачники, ЛЭП да ручей, по шуму почти как Ниагарский водопад. Ну да ладно. Вечереет. Стою, пугая своим видом запоздалых дачников в машинах. И вдруг! Не вписываясь в теорию Петровича, не боясь машин, игнорируя шум проводов от ЛЭП, летит вальдшнеп. Стреляю — попал! Кричу: «Готов!» С вырубки ответ: «Он старый — помирать летел!». Ну и пусть старый, зато результат. За первым были еще четыре вальдшнепа. Мне просто везло. Все они были чисто биты, найдены и уложены в рюкзак. Вырубка зловеще молчала.
Вернувшись с охоты, Петрович быстро аргументировал мои успехи более теплыми воздушными потоками над дорогой, соответственно более холодными над вырубкой, так как там сохранились снежные залежи. На мое предложение поменяться местами он ответил категорическим отказом, сказав, что это слишком просто, а настоящий охотник даже в Московской области отыщет зебру, в крайнем случае дикобраза.
Вторая вечерка. Стоим на старых номерах. Количество глупых вальдшнепов, пролетевших над дорогой, равнялось четырем. Добыл трех.
...А вырубка молчала. Молча шли к дому, и только неунывающий Генка напевал старую философско-казахскую песню об охотнике, который ждет своего часа.
В промежутках между вечерками было много занятного и поучительного. Мы узнали (источник не указываю) как охотиться на медведя, рысь, волка. Затем мы были посвящены в таинство приготовления шулюма из вальдшнепа и лося в банках. Мы научились топить баню, правильно париться, окунаться в снег. Кстати, наш бессмертный учитель, разбежавшись, въехал в кучу мерзлого навоза, припорошенного снегом. Сказав, что это только на пользу и характерный запах придает колорит нашему отдыху, учитель долго плескался и извел всю холодную воду. Но был и светлый момент для Петровича — стрельба по бутылкам. Как мы с Генкой ни старались, наш результат — 1 бутылка 3 патрона, Петрович попадал всегда. Как мы ни пытались похитрее кинуть бутылку — она раз за разом предательски разрывалась в клочья. «Зеленые», не напрягайтесь — мы стеляли по бутылкам на Красноармейской свалке. Показав кто есть кто, Валерий Петрович дал наконец согласие на последнюю нашу вечерку встать на дороге.
Вот я и на злополучной вырубке. Встал по центру. Не прошло и пяти минут «хо-хор» — летит трофей. Дуплет — трофей улетел! Видно вскружили голову предыдущие успехи. Далее были добыты два лесных кулика.
Встретились, когда была уже почти ночь. Молча закурили. И в это время «хоркнул» запоздалый вальдшнеп. Почти одновременно раздались выстрелы. Я отдуплетил, Генка отсалютовал из своего ИЖа, ну и залп Петовича из пяти выстрелов. У кулика не было шансов. Но кто, попал я так и не понял. Не я — это точно (охотники знают — обычно чувствуешь). Победно показав издали долгоносика, учитель не торопясь направился к нам. Вопрос, кто попал отпал сам собой. Но на всякий случай нас посвятили в баллистические секреты нашего оружия. ИЖ Геннадия отпал сразу, так как слабоват, ну а мой «Ремингтон» с его кучностью — не успел бы разбросать дробь на этом расстоянии. Потом (в течение часа) мы поняли, что самый ценный трофей на охоте — это последний. Охота получилась! Ах да, Геннадий умудрился найти рога сохатого. Почти трофейные. Наш Гена холостой, так что рога крепить еще рано. Это ему авансом!
Вот такое было открытие охоты.
 

Марк ДЕЙЧ, Е.В. СТЕПАНОВ
 

Гарвард подвинется


Отныне “Справочник для поступающих в МГУ” потолстеет еще на одну страницу. 1 сентября в Московском университете начинает работу факультет мировой политики. Интервью “МК” дал новоиспеченный декан — организатор факультета, член-корреспондент Российской академии наук, профессор Андрей КОКОШИН — координатор-сопредседатель Российского общественного совета по развитию образования.


— Как становятся деканами МГУ, Андрей Афанасьевич?

— Недавно состоялось заседание Ученого совета МГУ под председательством ректора, академика Виктора Антоновича Садовничего, на котором и было принято это решение. А родилось оно в ходе обсуждения нашего доклада рабочей группы по международным вопросам на заседании Президиума Госсовета и было поддержано как высшим руководством страны, так и рядом органов госвласти, начиная с Администрации Президента и аппарата Совета безопасности.
— Чем будет отличаться факультет мировой политики МГУ от давно существующего славного вуза под названием МГИМО?
— МГИМО — это высокопрофессиональное учебное заведение российского МИДа с богатыми традициями; безусловно, его опыт мы будем использовать в максимальной мере. Но у нас будет сделан уклон на подготовку аналитиков. Планируем создать магистратуру, где будут обучаться целевым образом выпускники естественно-научных факультетов МГУ, инженерных вузов. Так, например, из выпускников биофака мы будем готовить специалистов по международным аспектам биобезопасности. Видное место в деятельности факультета мировой политики должна занять проблематика СНГ и международного сотрудничества регионов России, которые развиваются по нарастающей. Будем приглашать учиться на факультет студентов, аспирантов из государств бывшего Советского Союза и других сопредельных государств. Обязательно наладим сотрудничество с соответствующими подразделениями ведущих вузов Украины, Казахстана, Белоруссии и других стран СНГ. Мы рассматриваем вопрос и о подготовке специалистов для аналитических служб компаний, где даются оценки внутриполитических и международно-политических рисков, в том числе военно-политических при осуществлении иностранных инвестиций.
— Кто будет это все преподавать?
— Преподавать будут прежде всего коллеги из МГУ с богатым опытом работы на других факультетах, пользующиеся высоким авторитетом в образовательном сообществе. Привлечем самых квалифицированных преподавателей славного МГИМО. Мы уже имеем соответствующие договоренности и с руководством МИДа, и самого МГИМО. С лекциями у нас будут выступать видные государственные и общественные деятели, дипломаты. Будем обмениваться преподавателями с ведущими зарубежными вузами. Я уже договорился об этом, например, с Гарвардским университетом. Собираюсь то же самое сделать и в отношении одного-двух ведущих вузов Китая и Индии. Будем использовать методики обучения, хорошо зарекомендовавшие себя в Стэнфордском университете, в Оксфордском, где мне не раз приходилось выступать с лекциями, проводить семинары.
— Абитуриентов наверняка волнует, сколько планируется на новом факультете бюджетных мест, сколько коммерческих?
— Этот вопрос еще находится в стадии обсуждения. Виктор Антонович Садовничий, выступая на Дне открытых дверей МГУ и представляя наш факультет, подчеркнул, что это будет не легкий факультет. Он будет давать очень серьезное образование в духе лучших академических традиций университета, требующее и от студентов, и от преподавателей больших усилий. Мы сделаем все, чтобы у нас было очень высокое качество образования. Такой стандарт, который признавался бы и за границей.
— Как раз недавно на РОСРО шли активные дебаты — обсуждали участие России в так называемом Болонском процессе: как сделать так, чтобы дипломы российских вузов признавались за границей…
— Я считаю, что по ряду сегментов наше образование — одно из лучших в мире. А может, и лучшее. Наши математики, физики, программисты, специалисты по конструированию сложных ракетно-космических систем, биотехнологиям, ядерной энергетике, по многим другим специальностям — среди лучших в мире. Исключительно высоко ценится марка МГУ, Санкт-Петербургского университета, моего родного Бауманского училища, Физтеха и многих других наших вузов. Есть сильные вузы и в других странах СНГ. России вместе с нашими партнерами по СНГ есть что привнести в Болонский процесс. Мы должны рекомендовать внедрять в рамки Болонского процесса в Европе сильные стороны нашего образования. Нам не надо стесняться своих преимуществ. Для меня как председателя думского Комитета по делам СНГ и соотечественников важно, что РОСРО приняло обращение к правительству — рекомендовать Министерству образования России усилить деятельность по закреплению и развитию общеобразовательного пространства в странах СНГ на основе высоких стандартов образования России и обеспечить совместное участие стран СНГ, заинтересованных в Болонском процессе.
— Известно, что в МГИМО девочкам всегда поступить было сложно. Какая на вашем факультете будет квота мест для абитуриенток?
— Я уже три года преподаю в магистратуре МГИМО, там больше половины девушек! У меня там выделилась, по крайней мере, пятерка выпускников, моих самых способных и успешных магистрантов — и среди них три девушки. Так что никаких “женских квот” у нас на факультете мировой политики не будет.
— Последний вопрос. Мастеров спорта по регби вне конкурса будете брать?
Кокошин, в свое время игравший за команду мастеров высшей лиги по регби, рассмеялся:
— К сожалению, их не так уж много в нашей стране. Но я бы мечтал возродить серьезное регби в Московском университете. В свое время университетские регбисты были сильным соперником моему “Локомотиву”.


Марк ДЕЙЧ, Подготовила Людмила ВОЛКОВА
 

Сокуров едет в Канн


Самый престижный мировой кинофестиваль — Каннский — ушел в большое плавание 23 апреля. Определились конкурсная программа, состав жюри и основные события фестиваля. С 14 мая кинематографический мир забудет о своих делах и вновь вернется к реальности лишь 25 мая, когда будет объявлен обладатель “Золотой пальмовой ветви”.
В этом году конкурсные фильмы подобрались крайне неожиданные. Россия в Каннах будет представлена двумя именами: Ингеборга Дапкунайте и Александр Сокуров.


Ингеборга Дапкунайте, успешно снимающаяся во всем мире, приглашена в жюри конкурса короткометражных фильмов. Во главе его — балканский принц Эмир Кустурица. Большое жюри возглавил французский режиссер Патрис Шеро, вместе с ним оценивать конкурс будут: актрисы Айшвария Рэй (Индия), Карин Виар (Франция) и Мэг Райан (США), писатель Эрри Де Лука (Италия), актер Жан Рошфор (Франция), режиссеры Дэнис Танович (Босния), Стивен Содерберг (США) и Джианг Вен (Китай).
Конкурс этого года удивит даже видавших виды, в нем — самые разнообразные картины от самых разных режиссеров. Вот главные имена.
Александр Сокуров с новым фильмом “Отец и сын”. Сокуров стабильно участвует в большом конкурсе: он уже давно стал любимцем Канн, и, возможно, в этом году ему повезет больше (на прошлом фестивале жюри обошло “Русский ковчег” своим вниманием).
В каннский конкурс вернулись монстры мирового кино. Датчанин Ларс фон Триер с “Догвиллем”, где сыграла Николь Кидман. Англичанин Питер Гринуэй, похоронивший было кино, вернулся с первой частью трилогии “Чемодан Тульса Лупера”, в одной из которых сыграла Рената Литвинова. Американец Гас ван Сант покажет в Каннах свой последний фильм “Слон”. Клинт Иствуд — драму “Мистическая река”. Появится в Каннах и Франсуа Озон, любимец московской богемы и высоколобых интеллектуалов, с новым фильмом “Бассейн”. Самира Махмальбаф из знаменитого кинематографического иранского семейства покажет “В пять часов второй половины дня”, но вряд ли ей стоит рассчитывать на успех “Школьной доски” (приз каннского жюри в 2000 г.).
Всего же в конкурсе 20 фильмов. Вот еще несколько имен: классики французского кино Андре Тишине и Бертран Блие; Дени Аркан, Киоши Куросава, Рауль Руиз; актер Винсент Галло покажет свою очередную режиссерскую работу.
Фестиваль пройдет под знаком Федерико Феллини: ему будут посвящены концерты, выставки, ретроспективы. Откроет его очередное творение Жерара Кравчика “Фанфан-тюльпан” с Пенелопой Крус и Венсаном Пересом, закроет — фильм “Новые времена” Чарли Чаплина 1936 года. То ли Канн хочет соригинальничать и обозначить таким образом новую эру мирового кино, то ли показывает миру, что сейчас нет достойных картин. Ведь и детище Кравчика, думается, удостоилось открывать Каннский фестиваль лишь потому, что в первом “Фанфане” играли Джина Лоллобриджида и Жерар Филип.
 

Марк ДЕЙЧ, Маша ДАВТЯН
 

Пули для Юшенкова


Юшенкова убили в спину.
Безусловно, убийца действует так, как ему удобнее. Это уж мы, потом, говорим о “подлом убийстве” — в спину.
А убить спереди, в упор, безоружного человека — не подло? Да еще женщину?
Именно так убили Галину Старовойтову. Убийц не нашли.
А подложить журналисту бомбу в кейс — не подло? Именно так подручные г-на Грачева убили Диму Холодова — согласно пожеланию тогдашнего военного министра.
Убийц нашли, но оправдали.
“Убийцу” Сергея Юшенкова тоже нашли, причем подозрительно быстро. В принципе, конечно, такое бывает. К тому же арестованный как нельзя кстати оказался якобы очень похожим на фоторобот. Ну прямо одно лицо! Словно с него, с задержанного, этот фоторобот и изготавливался. Но и тут случился конфуз: на момент убийства у подозреваемого было стопроцентное алиби. А так — красивая версия: никакой политики, “месть за поруганную честь отца” и все такое. Теперь перед начальством небось придется оправдываться. “Ну, извините, — скажут, как та лошадь из анекдота. — Не вышло”.

Сразу после трагедии я попытался что-то написать о Сергее. Полночи просидел за столом, но не смог выдавить из себя ни строчки.
Теперь я понимаю, что это правильно: горю надо дать отстояться. А пока оно отстаивалось, я с горечью и брезгливостью наблюдал за тем, что и как говорили о Сергее все кому не лень: коллеги, “друзья”, “соратники” и даже враги. Всех их было немало, и все они пели теперь слаженным сладким хором.
Многие из них Юшенкова ненавидели. Но когда Сергея не стало, уличить их некому. Да и неловко как-то: может, думаешь, и вправду — переживают они нынче, попрекают себя за ту злобу, которую они чуть ли не ежедневно выплескивали на Юшенкова...
Попрекают. Как же.

* * *
“Фантомас” нашей Думы, тов. Шандыбин, заявил журналистам, что собирался с Юшенковым “нормально поговорить”. Это после той знаменитой драки, когда Василий Иванович прямо во время заседания набросился на Сергея с кулаками, но встретил достойный отпор. “Чего нам делить? — вопрошает сейчас тов. Шандыбин. — Ведь мы оба нормальные, порядочные мужики. Юшенков последнее время себя вел достойно...”.
Шандыбинское “достойно” Юшенков, я уверен, счел бы для себя оскорблением. О порядочности, полагаю, они тоже судили совсем по-разному.
Показательно, что лидер коммунистов тов. Зюганов по поводу убийства своего коллеги по парламенту предпочел отмолчаться. Ну, это хотя бы честно: понимал, видимо, что любая его реакция, кроме соболезнования, была бы неуместной, а соболезнованию — зная отношение Зюганова к Юшенкову — никто бы не поверил.
Другие коммунисты (кроме Шандыбина, конечно; этот товарищ — случай особый) были не столь сдержанны. Смерть Сергея они использовали в соответствии с рецептами Агитпропа — извлечь максимальную выгоду из гибели своего идеологического противника. В данном случае, да еще в преддверии избирательной кампании, выгоду для себя они усмотрели в возможности еще раз лягнуть Кремль.
Виктор Илюхин (КПРФ): “Пора поставить вопрос о состоянии борьбы с преступностью перед правительством и президентом. Надо создать рабочую группу для подготовки обращения к Путину о неудовлетворительной работе спецслужб и МВД”. Иван Никитчук (КПРФ): “Надо остановить работу Думы и пригласить сюда президента. И пусть он в конце концов ответит депутатам, кто все-таки руководит страной: мафия, убийцы или президент?”
Коммунистическая демагогия — это что-то вроде хронического насморка. Подвержены ему не только большевики, либеральных демократов, не слишком-то симпатизировавших Юшенкову, он тоже донимает.
Вождь ЛДПР: “Депутат Головлев за несколько дней до гибели говорил мне, что его скоро убьют. Юшенков тоже знал. Я видел его грустные глаза”.
Говорил ли что-нибудь подобное депутат Головлев за несколько дней до смерти? Или не говорил? Как это сейчас проверить? Остается верить вождю на слово. Относительно грустных глаз Юшенкова — та же история. Между прочим, ни Головлев, ни Юшенков с сыном юриста вроде бы не общались вовсе.
А другой либеральный демократ, истеричный и хамоватый Алексей Митрофанов, пользуясь случаем, потребовал выдать всем желающим оружие. Тогда, дескать, траурных “минут молчания” станет меньше.
Позволю себе усомниться. Ежели осуществить этот эксперимент даже в рамках одной только Думы, через несколько дней более половины депутатов мы недосчитаемся. Представьте себе того же Митрофанова с пистолетом в кармане... Хотя, с другой стороны, может, и хорошо, что недосчитаемся. Но лучше все-таки с этим экспериментом немного повременить. К тому же, как мы в очередной раз убедились, стрелков у нас и без либеральных демократов хватает.
 

* * *
Все кому не лень пытаются извлечь выгоду из смерти Сергея Юшенкова. Нынче его причисляют к “своим” даже те, кого при жизни он не переносил на дух. Проханов и Березовский, отбросив кокетливые увертки относительно якобы еще только обсуждаемого ими брачного контракта, подписывают совместное “коммюнике”, в котором называют Сергея “честным и уже потому неудобным для власти. Кто, кроме власти, мог уничтожить искреннего, непримиримого оппозиционера?”
Обратите внимание, как это нынче делается. Для власти, стало быть, неудобны честные. А кто конкретно? Кто у нас искренние и непримиримые оппозиционеры? Березовский с Прохановым. Следовательно, они и есть самые честные. Это Проханов-то, беззастенчиво делающий деньги на маргиналах типа Анпилова и прочих люмпенах? И Березовский, у которого застарелая аллергия к пробам на честность?..
Борис Абрамович вовсю пытается использовать смерть Юшенкова. Возможно, это для него последняя возможность поучаствовать в политической жизни России. Уже вовсю раскручивается вброшенная им версия о том, будто совсем недавно он предложил Юшенкову некие “примирительные инициативы” и будто бы Сергей вполне положительно на них отреагировал.
Врет. За несколько часов до покушения Юшенков заявил о том, что “ни о какой “мировой” с Березовским речи быть не может”. Немногим ранее он назвал членов “Либеральной России”, оставшихся под Березовским, “политическими бомжами”. В разговорах со мной Сергей не раз отзывался о Борисе Абрамовиче весьма нелицеприятно: союз БАБа с г-ном Прохановым был для Юшенкова столь же омерзительным, как и сам вождь маргиналов.
БАБская версия трагедии незатейлива, своей бесхитростностью она напоминает знаменитую аферу с “автомобильным альянсом”. Дескать, поскольку Юшенков возглавлял общественную комиссию по расследованию взрывов жилых домов, а в этих взрывах обязательно замешаны Кремль и спецслужбы, они-то Юшенкова и убили.
Дело не в том, что причастность власти к взрывам в Москве, Буйнакске и Волгодонске не имеет, как говорят юристы, “доказательной базы” и поэтому — к сожалению — вызывает вполне обоснованные сомнения. Но в любом случае политика такого масштаба, каким был Юшенков, занимавшегося подобным расследованием, власть должна была оберегать с особой тщательностью. Хотя бы для того, чтобы лишний раз не вызвать подозрения в свой адрес. Потому что в случае насильственной смерти политика, занимавшегося этой проблемой, убийство непременно свяжут с властью. Что и произошло.
Во власти это прекрасно понимали. Там ведь, кому бы это ни показалось странным, не совсем дураки сидят. Но и Борису Абрамовичу палец в рот не клади. Этой версии он будет держаться теперь до посинения. И вовсе не потому, что она верна, а потому что другого не доказано. Нет, я не забыл о презумпции невиновности. Но исполнители тех терактов все еще не найдены и не обезврежены, а потому — простор для любых спекуляций. Тут Березовский всем нам 100 очков форы даст. Он уже подключил всю свою команду к этой версии. Бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко, сумевший не без помощи БАБа перебраться в Лондон, заявил, будто там, в Лондоне, он встречался с Юшенковым после убийства Головлева и будто бы тот был “явно испуган” и спрашивал, не может ли он, Юшенков, “стать следующей жертвой”.
Нужно было очень плохо знать Сергея, чтобы выдумать подобный разговор. Юшенков был патологически храбрым человеком, инстинкт самосохранения в нем отсутствовал напрочь. “Явно испуган” — это не о нем. Скорее всего такого разговора с ним не было вовсе. Но ведь теперь не докажешь.
 

* * *
“Есть понимание, что преступник может быть найден”, — объявил министр внутренних дел. Вроде бы ведомство у г-на Грызлова отнюдь не дипломатическое, но даже дипломат не смог бы высказаться более уклончиво. Может быть найден. А может быть не найден. Как повернется. Но при этом — “есть понимание”. Интересно, откуда это понимание взялось? Не иначе как возникло оно из полноты картины происшедшего. Не случайно сразу после трагедии начальник ГУВД Москвы генерал Пронин заявил: убийца Юшенкова — профессионал...
Сергей был убит 17 апреля примерно в 18.30 около своего дома на улице Свободы. Первые сообщения с места трагедии лаконичны: “обнаружены четыре гильзы и брошенный убийцей пистолет Макарова”. Чуть позже трагедия начала обрастать подробностями.
“Около 18.30 машина Юшенкова въехала в арку дома 13/2 по улице Свободы. Сергей попрощался с водителем и пошел к подъезду. Выезжая со двора, водитель увидел, что у дверей подъезда к Юшенкову подбежал человек и выстрелил в Сергея из пистолета с необычайно длинным дулом. Через некоторое время эксперты установили: три пули попали Сергею в спину, четвертая — очевидно, “контрольная”, — в голову. Бросив тут же оружие — им оказался пистолет “Иж-71” с глушителем, — убийца быстро, но спокойно вышел на улицу и сел в поджидавшую его машину”.
Отметим: уже не “ПМ”, а “Иж-71” с глушителем. В этом сообщении появляются и первые приметы убийцы. Гулявшие неподалеку подростки обратили внимание на “странного мужчину”, который появился во дворе за 15—20 минут до стрельбы. Внимание он обратил на себя тем, что был “одет не по погоде” — в черный пуховик и теплую кепку, и еще тем, что руки все время держал скрещенными на груди, спрятав ладони под курткой.
Следующее сообщение:
“Из арки вынырнул “человек в черном” — похожий на кавказца парень 18—20 лет. Четыре выстрела не услышал никто — на стволе был надежный промышленный глушитель. Две пули попали в депутата, одна — в его машину. Убийца бросил в палисадник пистолет и выбежал через арку из двора”.
Стало быть, в Юшенкова попали не четыре пули, а две, а “контрольного выстрела” не было вовсе. Откуда известно, что глушитель “промышленный”? Почему не самодельный? Непонятно.
Идем дальше. Другое сообщение.
“Киллер открыл стрельбу примерно с 10 метров. Из четырех выпущенных пуль в Юшенкова попала одна. Но ранение оказалось смертельным. Один из жителей дома на улице Свободы запомнил худощавого парня, который выбежал из арки и сел на заднее сиденье БМВ пятой модели без номеров”.
Разнообразные чины из правоохранительных органов продолжают утверждать: преступник — высококлассный профессионал. Это очевидно еще и потому, — утверждают чины, — что убийца не “светился” перед объективами камер, которые наблюдают за расположенными рядом префектурой Северо-Западного округа и Банком Москвы.
Профессиональный стрелок, попадающий в цель один раз из четырех и даже не пытающийся произвести “контрольный выстрел”, — это что-то новое. А уж аргумент с камерами и вовсе смешной: чтобы попасть в поле зрения такой камеры, да еще будучи одетым в черный пуховик и “теплую кепку” (в апреле!), нужно быть полным идиотом.
И все-таки утверждается: профессионал. Зачем? Очень просто. Ведь ежели так, то взятки с наших милицейских и прокурорских чинов совсем гладки. Ну как же — специально обученный и высокопрофессиональный киллер! Ну хорошо, пусть даже так: убийца — профессионал. Но вы-то кто? С любителями мы, быть может, и сами бы справились... Полковник МУРа Алексей Базанов считает, что убийца Юшенкова — дилетант:
“Этот вывод можно сделать хотя бы по типу оружия, которое он выбрал. “Профи” таким не пользуется. Газовый пистолет Иж-71, переделанный под стрельбу 9-миллиметровыми пулями, крайне ненадежен. Во-первых, у него очень слабая убойная сила, и, будь Сергей Николаевич одет в дубленку, он отделался бы царапиной. К тому же из такого пистолета практически невозможно вести прицельную стрельбу”.
Как вы думаете: будь убийца Юшенкова “высококлассным профессионалом” или дилетантом — его найдут? Есть понимание, что это не исключено — говорит министр внутренних дел. А генеральный прокурор, выступая в Думе, упорно называет Юшенкова — “Ющенко”. Вероятно, от большого профессионализма.
Оба они — г-н Грызлов и г-н Устинов — взяли расследование под свой личный контроль.
 

* * *
Журналист предложил следующую версию случившегося. Дескать, у Юшенкова имелся компромат на несколько десятков высокопоставленных российских чиновников. Будто бы среди них — Починок, Черномырдин, Христенко и, конечно, непременный Чубайс. Вот депутата и убили.
Версия, безусловно, вздорная: подобный компромат как раз и “срабатывает” в связи со смертью своего владельца. Но дело даже не в этом. А в том, как, по мнению вышеупомянутого журналиста, Сергей намеревался воспользоваться этим компроматом:
“Юшенков планировал перед самыми выборами официально обвинить нелюбимых в народе Гайдара, Чубайса, Черномырдина и иже с ними в противозаконных и прочих финансовых махинациях, предъявив видеокассеты и документы. Последовал бы невероятный скандал и даже, возможно, некоторые аресты. Таким образом, Юшенков моментально стал бы героем дня, а, соответственно, и “Либеральная Россия” получила бы невиданную пиар-кампанию”.
Ни одного доказательства наличия у Юшенкова таких планов — как и самого компромата — журналист, естественно, не приводит. Потому что их нет.
Может быть, за многолетнюю политическую деятельность Юшенков хоть раз дал повод заподозрить его в подобной грязной игре? Тоже нет.
Тогда что же остается? Остается подлость человека, запустившего эту версию.
Ведущий телепрограммы “25-й час” вбросил другой шар. Поскольку “Либеральная Россия” 5-процентный барьер все равно не пройдет, ее избирателей можно было выгодно запродать другой партии. С кем-то из возможных покупателей Юшенков, дескать, не договорился, вот его и...
Еще одна подлость.
Обычно смерть поганого человека особенных эмоций не вызывает. Ну помер — и ладно. А гибель человека достойного у многих вызывает желание мазнуть его чем-то черным. Опустить до себя.
От Сергея, конечно, не убудет.
Однако мерзостно.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Кармадонская поза


Деревянный барак прилепился к склону узкого ущелья. Воинскую часть выдают антенны да “колючка”, плотно опутывающая старенькую одноэтажку. А еще — погранстолб с российским гербом, красными и зелеными полосами — непременный атрибут любой заставы.

6-я ПОЗ (так в погранслужбе для краткости именуют заставы, отряды, соответственно, зовутся ПОГО) — одна из многих, прикрывающих российскую границу на Северном Кавказе. Три десятка солдат, два офицера, старшина-прапорщик да черный добродушный пес Рокки, в котором угадывается помесь ротвейлера, — вот и весь личный состав. Обычная застава в обычных североосетинских горах. Необычно только соседство — в паре сотен метров от импровизированного КПП асфальтированная дорога обрывается: беспорядочные кучи скальной щебенки скатываются вниз, к застывшему месиву из камня и черного льда, где с трудом пробивает дорогу одинокий ручеек. Это все, что осталось от Кармадонского ущелья после схода ледника 20 сентября прошлого года. Тогда погибло более ста человек, в том числе съемочная группа Сергея Бодрова. Их останки ищут до сих пор — в 2,5 километрах ниже по ущелью стоит лагерь.
— Все погибли, — не сомневается глава администрации Затеречного района Геннадий Чельдиев. — Но надо же хоть кого-нибудь похоронить по-людски. Говорят, под ледником оказались 120 человек. Лично я думаю — гораздо больше: на выходные сюда съезжались со всей Осетии. Красивейшие были места, родники со знаменитой водой...
Достоверно известно лишь число погибших пограничников — ими оказались рядовые Володя Пронин и Женя Щекалев с 6-й заставы. Фотография Жени в самодельной рамке и сейчас висит в комнате — улыбающийся паренек широко расставил руки: мол, смотрите, какой я Аника-воин!
— Грохот стоял такой, что окна в казарме едва не вылетели, — вспоминает рядовой Андрей Черепанов. — Мы сначала решили: опять землетрясение — они в этих местах не редкость. Но когда увидели, во что превратилось ущелье, бросились ребят искать...
Граница с Грузией в этих местах не демаркирована, и находящаяся в зоне ответственности Кармадонской заставы гора Казбек считается спорной территорией. Привычных контрольно-следовых полос и вышек здесь нет. На наиболее опасных участках выставляют секреты, но главным образом службу несут наряды и дозоры. Из дозора и возвращались вечером 20 сентября Пронин с Щекалевым.
— Долго ребят искали, — говорит замначальника Владикавказского погранотряда полковник Олег Шляпин. — Но что тут найдешь — гранитные склоны как бритвой срезало. Ученые прогнозируют таяние льда еще лет 50. Правда, в верховьях ключи снова забили...
На Кармадонскую заставу наша группа привезла подарки от фонда “Общественное признание”: видео- и аудиоаппаратуру, книги, канцелярские товары. Многие годы руководитель фонда Сергей Абакумов собирает для воинских частей так называемую гуманитарку и сам привозит ее в отдаленные точки и гарнизоны. В этот раз во Владикавказский ПОГО он доставил 2,5 тонны груза.
— За подарки, конечно, спасибо, — жал руку Абакумову замначальника Северо-Кавказского регионального управления ФПС генерал Виктор Золотухин. — Но главное, маршала погранавиации не забыли!
Авиамаршалом на Кавказе прозвали ведущего “Поля чудес” Леонида Якубовича. Он и впрямь зациклен на небе и не упускает возможности посидеть в кабине самолета или “вертушки”. Леонид Аркадьевич — координатор фонда по связям с силовиками и, по его личному признанию, в воинских частях (в том числе расположенных в Чечне и Таджикистане) проводит гораздо больше времени, чем на съемочной площадке. На вопрос, зачем ему это нужно, Якубович ответил вопросом:
— Ты же в Чечне бывал. Разве надо еще что-то объяснять?
Бремя популярности Якубович нес покорно — фотографировался со всеми желающими и раздавал автографы. Даже пообещал всем солдатам, у кого есть дома телефон, лично позвонить и передать привет с Кавказа.
— Мы решили ходатайствовать перед командованием ФПС о сооружении памятника всем погибшим в Кармадоне, — поделился напоследок генерал Золотухин. — Одной погранслужбе эту затею не потянуть, нужна общественная поддержка, спонсоры. А 6-я застава взяла бы над этим памятником шефство. Мы уже и место подходящее приглядели — рядом со сторожевой башней.
Ветхое на вид строение стоит над заставой и ущельем по меньшей мере лет 200—300. Его видно издалека, как своеобразный маяк. Место для памятника и впрямь подходящее.
По приезде в Москву позвонил в Кунцево родителям и старшей сестре рядового Андрея Черепанова. Трубку взял его отец, Виталий Иванович.
— Прямо не знаю, что думать, — услышал на том конце провода. — Сначала от Андрюшки привет Леонид Якубович передал. Теперь вот вы. Может, все это розыгрыш?

 

МаркДЕЙЧ, Юрий ГАВРИЛОВ
 

Утечка мозгов


Все мы хотим денег.
Собственно, мы их всегда хотели. Однако иметь при советской власти было недостаточно: их нужно было уметь потратить (что при всеобщем дефиците не так-то просто), да еще не привлечь при этом внимания “компетентных органов”.
Сейчас все упростилось. Главное — “срубить”, а там хоть трава не расти. И как бы жульнически ни было “срублено”, мы уверены, что пронесет. И ведь не на пустом месте уверены: опыт последних полутора десятков лет свидетельствует о том, что чаще всего все-таки проносит.

Еще предки наши сетовали: дескать, страна наша обширна и богата, а порядка в ней нету.
Порядка нет до сих пор. Зато имеется тенденция. Тенденция эта живет вполне самостоятельно, независимо от географии и особенностей рельефа и ландшафта. Вот несколько последних примеров. Что называется — из жизни.

* * *
По сообщениям СМИ, в Новосибирске слушается прелюбопытнейшее уголовное дело. Обвиняемый — заслуженный врач РФ, начальник областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Поначалу, правда, обвиняемых было больше: помимо вышеупомянутого начальника — ректор Новосибирской медицинской академии, а также 14 главврачей новосибирских клиник. Суть дела такова.
Ректор медакадемии договорился с Гейдельбергским университетом, расположенным в далекой от Новосибирска Германии, о поставке туда наших отечественных трупов. Что-то такое немцы с ними там делали, благодаря чему тела сохраняли “свежий” внешний вид и становились прекрасными пособиями для студентов-медиков. Поставлялись, впрочем, не только трупы, но и “препараты головного мозга”. Честно говоря, не знаю, что это такое. Одним словом, мозги. Вероятно, своих немцам не хватало.
Такая вот утечка.
Все шло хорошо. В Гейдельберг была отправлена первая партия трупов (по железной дороге, в специальных контейнерах) в количестве 50 штук и 440 “препаратов головного мозга”. В сопроводительных документах значились “фиксированные в формалине анатомические препараты неживотного происхождения”. Хитро придумано: по большому счету действительно ведь “неживотного происхождения”...
Уже готовилась вторая партия: 32 трупа. Но тут некстати вмешалась прокуратура. Дело в том, что по документам тела умерших были как бы бесхозными и невостребованными. Иначе говоря, то ли бомжи, то ли отпетые преступники. Однако прокуратура смогла установить, что по крайней мере у восьми покойников имелись родственники. А у родственников — справки областного бюро судмедэкспертизы о том, что их близкие кремированы. И за каждую кремацию это самое бюро получило около 900 рублей. В обмен на деньги бюро выдавало родственникам урны с прахом. Словом, все честь по чести.
Дело, конечно, не только в рублях. К тому же, я полагаю, новосибирские медики получали от своих немецких друзей гонорар совсем в другой валюте. Но дело, повторяю, не только в этом. Представьте себе такую картину. Каким-то неведомым образом родственник одного из тех “кремированных” покойников оказался вдруг в Гейдельберге. И повели его немцы по университету с обстоятельной экскурсией. А вот тут, говорят, наши будущие врачи изучают анатомию. На этих вот пособиях. И видит наш экскурсант вполне “свежего” своего родственника. Совершенно как живого. То есть уже не родственника, а... ну не важно это. А то запутаюсь. Одним словом, представили? Состояние экскурсанта?
Картинка, конечно, фантастическая. Такого не может быть, скажете вы. По-видимому, организаторы этого бизнеса тоже на это рассчитывали. А теперь вот суд. Правда, против всех 14 главврачей и ректора медакадемии уголовные дела прекращены, они выступают лишь в качестве свидетелей. Похоже, за все и за всех придется отвечать тому самому начальнику бюро судмедэкспертизы. “Паровозом” пойдет.
 

* * *
Еще одна история. Совсем как бы другая, но, по-моему, очень похожая. И тоже судебная. По решению военного суда к лишению свободы за мошенничество приговорен контр-адмирал Мельников.
Сей контр-адмирал командовал Центральной военно-морской библиотекой в Питере. Потом уволился в запас и стал первым вице-губернатором Калининградской области. В этой должности он прослужил недолго. Даже, я бы сказал, всего ничего: практически сразу же после назначения его отправили в бессрочный отпуск “без сохранения заработной платы”. За что он впал в такую немилость, историки морских баталий умалчивают.
Зато хорошо известны дальнейшие подвиги г-на Мельникова. По данным СМИ, он перебрался в Москву, где вполне самостоятельно открыл представительство Калининградской области и даже изготовил документы, подтверждающие его полномочия. И принялся ждать.
Ждать пришлось недолго. Три видных предпринимателя обратились к контр-адмиралу с жалобой на их коллегу: тот купил у них акции крупного предприятия, расположенного в Калининграде, но денег не заплатил. За небольшую, чисто символическую сумму в 2 миллиона долларов г-н Мельников обещал помочь. Сумму взял, ничего, естественно, не сделал (да и не мог), но деньги не вернул, тем самым заставив бизнесменов обратиться в суд. Суд г-на Мельникова осудил на три года лишения свободы (это, как говорят юристы, по статье о мошенничестве в особо крупных размерах “ниже низшего предела”) с конфискацией имущества. Учитывая былые заслуги, положительные характеристики и награды, кассационная инстанция срок, безусловно, скостит, и где-нибудь через год контр-адмирал выйдет на свободу с чистой совестью и будет вполне заслуженно наслаждаться двумя миллионами долларов, по сравнению с которыми конфискованное в пользу бизнесменов имущество — мелочь.
Казалось бы — вполне заурядная история. Если бы не одно печальное обстоятельство: контр-адмирал же, “морская косточка”, элита — извините за патетику — российской армии! И — обычное мошенничество. Правда, в особо крупных размерах. Так ведь не старшина же. Второй статьи. Контр-адмирал!
 

* * *
В обоих вышеприведенных случаях дело все-таки дошло до суда. А могло бы и не дойти. “А судьи кто?” — с недоумением вопрошал литературный герой. Как — кто?..
Несколько лет в Москве орудовала шайка квартирных мошенников. Наконец их поймали. Им вменялось в вину 104 эпизода. Некоторых уже осудили, другим это еще предстоит.
Тоже, казалось бы, вполне рядовая история. Но и в ней есть одно привходящее обстоятельство. И тоже — печальное. В отдельное производство выделены уголовные дела трех столичных судей. Они обвиняются в участии в преступном сообществе мошенников с использованием служебного положения.
Все трое (Нина Ивченко, Василий Савелюк и Нина Мишина) уже не носят судейских мантий — уволены. Первые двое быстро переквалифицировались в адвокаты. Ясное дело: мы таких адвокатов любим. В отношении всей тройки Верховный суд подтвердил (таков порядок): да, в их действиях усматриваются признаки участия в преступном сообществе.
И что теперь?
Ничего.
Чтобы предъявить им обвинение и отправить на скамью подсудимых, необходимо согласие квалификационной судейской коллегии. Эта коллегия может рассматривать дело своих коллег, даже бывших, сколь угодно долго. Так оно и будет, не сомневайтесь: в сроках, согласно закону, она не ограничена, а выносить сор из избы судейские любят меньше всех прочих.
Потому что в следующий раз и для них может потребоваться такое же вот согласие.


Марк ДЕЙЧ
 

Главное – не подставляться


Первые “подставлялы” появились на московских дорогах еще в начале 90-х. Правда, то были бомжи и малообеспеченные граждане, самоотверженно бросавшиеся под колеса машин с целью выбить из водителя деньги “на лечение”. Спустя несколько лет их сменили серьезные аферисты на дорогих иномарках, ровным счетом ничем не рискующие.


Честно говоря, никакие советы о том, как уберечь себя от “подставной” аварии, в реальной ситуации вам не помогут. Мошенники настолько отточили свою тактику, что теперь не боятся и законного оформления ДТП, и страховых компаний, и судей. К сожалению, организация дорожного движения в столице, манеры большинства водителей, низкая квалификация инспекторов ГИБДД и служителей Фемиды, несовершенство действующего законодательства и нормативных актов дают бандитам слишком широкие возможности для зарабатывания денег подобным образом.

По закону совести нет
Винить ГИБДД в “подставном” беспределе на улицах Москвы не стоит. Разумеется, отдельные аферисты наладили хорошие “рабочие” отношения с инспекторами. Однако, не нарушив грубо закон, дорожный полицейский помочь пострадавшему от мошенников водителю не может. Сомневающийся в “случайности” аварии автомобилист на “полюбовное” улаживание конфликта не согласится и при прямых угрозах преступников, и мирной “обработке” купленными гаишниками. По формальным же признакам в столкновении всегда виновата жертва бандитов. Обычно истинного потерпевшего обвиняют в нарушении п. 9.10 или 10.1 ПДД — несоблюдение дистанции и выбор скорости движения без учета дорожных условий и обстановки соответственно. Примечательно, что оба упомянутых выше пункта Правил не содержат конкретных значений безопасного интервала между транспортными средствами и скорости. За невыполнение их требований привлечь автомобилиста к административной ответственности ничего не стоит. Представитель ДПС просто зафиксирует в протоколе и схеме ДТП обстоятельства инцидента и составит полный список видимых повреждений легковушек. После наложения штрафа ГИБДД направит материалы об аварии в суд. Служители Фемиды, как и все остальные чиновники, отчитывающиеся перед начальством по числу “галок” (в данном случае — закрытых к определенному календарному периоду дел), непринужденно присудят компенсацию проходимцам. Ведь в своем большинстве они не являются тонкими специалистами по автоправу и руководствуются буквой закона. К тому же со стороны истца всегда находятся “свидетели” — пассажиры его иномарки.

Лигалайз
Раньше “подставлялы” в основном использовали угнанные или нелегализованные в России иномарки. Да и сами нередко имели проблемы с законом: непогашенные судимости или вообще находились в федеральном розыске. Именно поэтому злоумышленники так упорно настаивали на немедленном удовлетворении их материальных претензий без оформления ДТП и испарялись при появлении инспекторов. Теперь, по словам главы фирмы “Элекс-Полюс-Автоюрист” Владимира Квачева, бандиты нередко законным путем приобретают на рынках дешевые пожилые иномарки престижных марок — европейских “утопленников” или восстановленные после тяжелых ДТП. Затраты на машину “отбиваются” в течение месяца. Ведь якобы покореженные в ходе столкновения с легковушкой жертвы элементы кузова всегда оказываются поврежденными “на замену”. Это подтвердят практически в любом автосервисе, независимо от наличия или отсутствия близких отношений конкретного жестянщика с преступниками. Дружественный мастер, правда, назовет завышенную стоимость ремонта. Речь, как правило, идет о сумме в размере нескольких тысяч долларов. Значительная часть жертв по-прежнему расстается с деньгами добровольно, а кто-то — по решению суда. У группировок новой формации гораздо шире и география действий. Они предпочитают не “светиться” в районных судах на одном и том же автомобиле. После очередного “дела” помятую деталь слегка выпрямляют и закрашивают таким образом, чтобы она не бросалась в глаза при движении. Владимир Владимирович отмечает, что в последнее время предпочтения аферистов сместились от иномарок к новым ВАЗам. На транспортных средствах зарубежного производства часто ездят не только богатые, но и откровенно опасные люди. Такие с бандитами церемониться не станут в отличие от менеджера-середнячка маленькой фирмы.

«Аварийная» физика
И все-таки, по мнению эксперта Коллегии Правовой Защиты автовладельцев Сергея Терновского, единственное, что водитель может противопоставить мошенникам, — строгое следование букве закона. Иногда спасает и быстрая реакция. В один из зимних дней на развязке Липецкой улицы с МКАД на юге города пожилая BMW резко затормозила перед попутной “десяткой”. Водитель ВАЗа сумел остановить свою машину за несколько десятков сантиметров до иномарки. Каково же было его удивление, когда BMW спустя мгновение дала задний ход и своим разбитым задом легонечко стукнулась с бампером “десятки”. Из автомобиля тут же выбралось несколько “братков” с вполне определенными намерениями. Они даже не возражали против вызова ГИБДД. Благо ближайший пост ДПС находился в паре сотен метров от места происшествия. Однако у жертвы в бардачке оказался фотоаппарат. Мужчина смело сфотографировал следы торможения обеих легковушек, по которым становилась ясной истинная картина ДТП. Немного побузив “для приличия”, мошенники сели обратно в BMW и отправились на поиски нового “лоха”. Рукоприкладство они в качестве средства убеждения не используют — уважают Уголовный кодекс РФ.
Случай забавный и скорее представляет собой счастливое исключение из правила. В типичной же ситуации эксперты единогласно советуют в первую очередь переписать в блокнот номера окружающих вас машин и попробовать договориться с другими автомобилистами выступить в качестве свидетелей при разборе правонарушения в ГИБДД и суде. Так называемое водительское братство — дела давно минувших дней, но всеобщая озлобленность против “подставлял” сыграет вам на руку. Оценщика ущерба, естественно, аферисты выберут “своего”, так что на его благосклонность рассчитывать не стоит. Зато на суде вы можете подать ходатайство о производстве дополнительной независимой экспертизы. Представитель Московского общества защиты потребителей Андрей Штыков отмечает, что по законам механики при соударении двух тел на каждое из них действует одинаковая сила. Данное правило распространяется и на столкновения автомобилей. У кузовов легковушек различных марок жесткость приблизительно одинаковая. Если у вас лишь слегка погнут бампер или поцарапано крыло, соответствующие по тяжести повреждения должны быть и у транспортного средства оппонента. Иначе у любого честного эксперта возникнут сомнения в том, что данные поломки причинены в ходе конкретной аварии. Попробуйте предложить бандитам пойти на такое исследование. Согласия не дождетесь и скорее всего скоро спокойно отправитесь домой или в банк платить штраф за несоблюдение дистанции. Если бандиты не учили физику в школе, то это не значит, что ее законы на них не распространяются.

СНАЧАЛА ФАРЫ, ПОТОМ – ПОЧКИ
Корреспонденту “МКмобиля” удалось пообщаться с человеком, зарабатывающим на жизнь инсценировками ДТП. Его имя и фамилия останутся “за кадром”.

— Как докатился до жизни такой?
— В детстве занимался автомотоспортом. По окончании института в провинции работу достойную не нашел и рванул в Москву. “Обломавшись” на нескольких работах, понял: честно пробиться не смогу. По случаю познакомился с земляками, промышляющими криминалом. Пригласили подзаработать. Ну а так как мой “вышак” им на хрен не нужен, предложили то, что я умею: рулить. Принцип работы объяснили уже по ходу “пьесы”, прямо на трассе.
— По какому принципу выбираете клиентов?
— Да нет никакого принципа. Большинство олухов сами нарываются на подставу. Купят иномарку или новую “десятку” — и “шумахеров” из себя корчат. Его надо лишь слегка на дороге напрячь, и вот он “тепленький”. Рот свой раззявит на дороге, глазками хлоп-хлоп — а он уже либо на свой правый бок мой бампер подцепил, либо “засос ведьмы” замастырил. Это у нас так называют, когда тебе в “попу” въехали.
— С гаишниками вы в доле?
— По большому счету нет. Хотя точно не знаю, я просто водила. Моя проблема — “тачку” грамотно подставить, а с остальным разбираются пассажиры. Когда ситуация осложняется — подтягивается группа прикрытия. Чисто по своим визуальным впечатлениям могу лишь сказать, что с ГАИ мы не враги.
— Существует какое-то территориальное деление между разными группами “подставлял”?
— Конечно, есть. Например, в Московскую область ни я, ни мои подельники никогда не поедут работать. Там своих хватает. В Москве же все поделено довольно условно. Если не наглеть, то можно аварийку состряпать абсолютно везде, но не более одного раза. Примелькаешься — коллеги по цеху башку размозжат. В основном мы в своем анклаве “плаваем”.
— Средний заработок?
— Если “быки” — я так своих пассажиров за глаза кличу — упертые и умеют “чайников” на бабло разводить, то от $500 за аварию и выше.
— Сейчас много застрахованных машин — это не мешает работе?
— Серьезно — нет, так, иногда попадается особый умник. Кричит, вопит, ноженьками стукает: мол, страховка у меня, ментов давай вызывай... Тут “быки” менжуются и отваливают. Однако ночью на пустынной дорожке не рекомендую особо хай подымать. Ребятишки могут со злобы и машину отобрать, и рылом по асфальту прокатить. По принципу “если не деньги, то моральная компенсация”.
— Милиция (не ГИБДД) вами занимается?
— Гоняется за нами один опер из уголовки... А что толку? Он всех нас знает в лицо и по именам. Соответственно и мы знаем его как облупленного. Но сделать мент ничего не может. Нет у него ни транспорта (все местные ментовские “помойки” засвечены), ни видеокамеры, да и навыков вождения — ноль. Привыкли с мигалками навстречу, а по-тихому скоростную слежку устроить не в силах. Компромат на нас не так просто нарыть. Даже когда очень хочется...
— Что можешь посоветовать простым водителям, дабы они не попали к тебе на “крючок”?
— Соблюдать все ПДД. (Смеется.) Если не уверен — не обгонять. При перестроении из ряда в ряд смотреть по сторонам. И не терять самообладания, когда какой-то придурок сзади моргает фарами. Покажите ему “фак” и дуйте до первого поста ГИБДД. Ну еще чего? А, да, не ссать в штаны, когда прессуют. Включать дуру (но осторожно) и бубнить, что ничего не знаешь, и громко вопить: “Гаишников на поле!” Авось сработает. Однако если кому отобьют почки — прошу без претензий.
 

Марк ДЕЙЧ, Алексей ДЕВИН, Дмитрий КУЗЬМИН

Якутская трагедия: новые подробности


По всей Якутии приспущены флаги: в республике траур. Третий день в Якутск поступают телеграммы с соболезнованиями и предложениями о помощи со всей России. Президенты, банкиры, золотодобытчики и энергетики спешат помочь пострадавшим деньгами. Но родственникам погибших школьников от этого не легче. Пока они даже не могут похоронить своих детей.

Принято решение: хоронить погибших в одной общей могиле. Но найдены останки лишь 15 детей, семеро пока не обнаружены. Только когда их найдут, состоятся массовые похороны. Родители пока не в состоянии адекватно оценить это решение. Они пока даже не могут обходиться без помощи психологов. И лишь те из них, чьи дети чудом избежали страшной участи, сейчас начинают говорить о случившемся.
Мама Ариана Протопопова, доставленного позавчера в клинику детской травматологии и ортопедии в городе Якутске, рассказала местным журналистам о трагедии.
Весть о том, что горит школа, разнеслась по селу быстро. Родители сбежались к горящему зданию и от безысходности пытались забрасывать пламя снегом. Они видели, как дети выпрыгивали с верхнего этажа, падали друг на друга... У Ариана помимо сотрясения мозга и ожогов еще и перелом грудного позвонка. Он рассказал маме, что звонок, предупреждающий о пожаре, прозвенел сразу после первого урока. Дети сначала решили, что это обычная перемена. Но когда вышли в коридор, увидели: все в дыму. Лестница горела. Дети бросились в классы. Учителя стали разбивать стекла и буквально выбрасывать детей на улицу. Последнее, что Ариан помнит, — как его кто-то выпихнул из окна. Еще одна пострадавшая девочка, поступившая в ту же больницу с переломом костей таза и сотрясением мозга — Тоня Васильева, — выпрыгивая, разбила стекло собственным телом. Еще трое детей, доставленных в Якутск в тяжелом состоянии, сейчас находятся в различных клиниках. Привезли и учительницу якутского языка и литературы Сыргылану Капустину: она до последнего момента вытаскивала учеников младших классов с горящей лестницы и выбрасывала их в окно. Сама выпрыгнула, когда уже теряла сознание от угарного газа.
После двух дней работы специальная комиссия пришла к выводу, что причиной трагедии стал неисправный электрощит. И еще, возможно, новые самоклеящиеся обои. Сгоревшая школа действительно была “новостроем” — 1993 года. А старая, о которой поначалу все говорили, цела, стоит неподалеку. В новой школе были “модные” обои и решетки на окнах первого этажа. Это лишь усугубило трагедию.
Для села в 400 человек гибель 22 детей — просто немыслимое горе. Судьба вырывала из семей сразу по нескольку детей. Семья Константиновых потеряла двоих — дочь Марину и сына Сережу. В семье Николаевых погибли две дочери — Лена и Ньургуна. А одиннадцатиклассник Коля Корякин, который после десятого класса успешно прошел по конкурсу в гимназию города Вилюйска, вдруг решил вернуться в родную школу. И погиб вместе с друзьями, спасая учеников-младшекласников...
 

Марк ДЕЙЧ, Игорь СИДОРОВ
 

Шамиль Тарпищев: "Главное — мы остались в высшей лиге"


Последний день матча Аргентина—Россия не решал уже ничего. Мы думали, трибуны опустеют: все ясно, победное шампанское аргентинцы выпили накануне. И вдруг — все забито до отказа. В воздухе снова пахнет пивом, кровь бурлит в ритме танго.
А нашей маленькой трибуне было особенно обидно, когда местные ядовито спрашивали: “Ну что же ваш Сафин так и не вышел?” Похоже, они не могли пережить, что не победили именно его. Они так и не поверили в его травму. А может, сделали вид...

Пиком этой ситуации стало выступление Давида Налбандяна. Когда теннисиста спросили, что он думает по этому поводу, аргентинец только игриво пожал плечами и как бы в шутку согласился, что Марат попросту не решился сыграть против такого монстра, как он... Прозвучало цинично, что и говорить. Совершенно очевидно: каждый игрок аргентинской команды прекрасно понимал, что именно произошло с Сафиным. Они прекрасно видели, как он еле наступал на больную ногу, но, похоже, считали, что он должен был упасть прямо на корте, лишь бы доказать им, что его травма не просто шутка.
После этого матча подходить к Тарпищеву морально было очень тяжело. Но он и не думал закрываться, только удивленно заметил:
— До чего нелепо думать, что такой игрок, как Сафин, мог полететь в Аргентину туристом... Да, в Чехии нам повезло, мы сумели выиграть без Марата и чудом попали в четвертьфинал. Но Аргентину вторым составом не победить. Так что после травмы Сафина стало совершенно ясно, что попасть в полуфинал шансов у нас нет никаких.
Если бы играл Марат, мы вполне могли бы выиграть со счетом 3:2. Потому что Кафельников в этом случае однозначно выиграл бы у Налбандяна, и в паре мы победили бы за счет мощнейших сафинских подач — свыше 220 км/час. А сейчас мы большую часть своих подач проиграли...
— Почему вы так уверены, что Кафельников сумел бы выиграть у Налбандяна?
— Потому что тот в отличие от Гаудио высокими скоростями не отличается. И против него наш Профессор сумел бы использовать всю свою хитрость.
— Как вы считаете, в отсутствие Жени и Марата Михаилу Южному и Николаю Давыденко тяжелее было играть в последний день?
— Не думаю, что это имело для них какое-то значение, тем более что Марата я сам отправил в Москву. Причем срочно, потому что во вторник у его отца юбилей — 55 лет. Что касается Жени, то ему в понедельник уже играть на турнире. В Европе. Он же должен хоть немного подготовиться, акклиматизироваться... И потом, какой смысл сидеть и смотреть на матчи, которые уже ничего не решают.
— Как Марат пережил то, что с ним произошло?
— Конечно, ему было тяжело. Он очень хотел играть. И, честно говоря, до последнего момента я все же надеялся, что он выйдет в паре... Самое грустное, что на той злополучной тренировке врачи тщательно обработали его ногу и по идее никаких травм не должно было быть! Но случилось то, что случилось. Конечно, можно было рискнуть. Но я не люблю рисковать здоровьем спортсменов.
— Вы фаталист?
— Скорее реалист. Вот сейчас швейцарская команда “убрала” французов только за счет одного игрока — Федерера, именно он сотворил чудо — вывел швейцарцев в полуфинал. У нас таким человеком мог стать Сафин. Но — не сложилось... Я думаю, главное — мы остались в Высшей лиге. И на следующий год при определенных обстоятельствах почти все матчи Кубка Дэвиса будем играть дома. Тогда у нас появится реальный шанс вернуть его себе.
Не могу не сказать несколько слов о Мише Южном и Коле Давыденко. Они боролись до конца. Несмотря на больную руку — похоже, у Миши защемление нерва в основании большого пальца, — он ради команды готов забыть о боли и бороться до последнего. Настоящий боец! Трогательно, что на матчи Кубка Дэвиса за него приезжают болеть вместе его любимая девушка Юля и мама. Наверное, поддержка семьи и дает ему столько сил, чтобы, несмотря на травмы, всегда без остатка выкладываться на корте.
Коля тоже показал себя достойно. И хотя Гастон Гаудио после матча заявил, что ему не стоило особого труда обыграть Давыденко, судя по его усталому виду, это все же было не слишком искреннее заявление.
Словом, хоть мы и проиграли, но проиграли достойно. И теперь будем с нетерпением ждать следующего сезона. Который, хочется надеяться, снова принесет нам победу...

Кубок Дэвиса-2003. 1/4 финала
АРГЕНТИНА—РОССИЯ — 5:0. Испания—Хорватия — 5:0. Швеция—Австралия — 0:5. Франция—Швейцария — 2:3. Жирным шрифтом выделены команды, обеспечившие себе место в полуфинале.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Охранная грамота от прокурора


“Когда следователь дал мне прочитать протокол, то я увидел, что он написал его так, как я никогда не смог бы. Уже подписывая документ, я спросил его: почему вы не захотели возбудить уголовное дело против меня? И он мне сказал, что если бы я шел у него за грабеж, воровство или мошенничество, то это другое дело. Но ты идешь как редактор, вещающий русскому народу. А если завтра русские придут к власти? Как я буду перед ними оправдываться?”

Читал и подписывал протокол некто Корчагин.
Мне уже не раз приходилось писать об этом “арийце”, который на протяжении десятка лет открыто пропагандирует свои людоедские взгляды. В 1995-м Московский городской суд, несмотря на явное противодействие прокурора (государственного обвинителя!), признал Корчагина виновным “в умышленных действиях, направленных на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды”. Однако сразу же вслед за приговором осужденному была дарована амнистия — по случаю 50-летия Победы над фашизмом.
Вот уж действительно: Россия — страна парадоксов...
Амнистию Корчагин отпраздновал выпуском увесистой книги “Суд над академиком” (именно так именует себя этот полуграмотный экономист-заочник). Почти сто страниц книги — перепечатка трудов Адольфа Гитлера. Причем особенно выделяет Корчагин явно понравившиеся ему слова фюрера: “Борясь за уничтожение еврейства, я борюсь за дело божие”.
В той же книге практически полностью опубликована речь прокурора на процессе в Мосгорсуде. Государственный обвинитель тогда не просто отказался от обвинения, но поддержал подсудимого в его “борьбе за дело божие”.
В 1996 году гвардии рядовой Борис Стамблер — участник битвы на Курской дуге, тяжело раненный при форсировании Днепра, — подал заявление в прокуратуру “по факту издания” книги “Суд над академиком”, требуя привлечь Корчагина к уголовной ответственности за разжигание межнациональной вражды. Следователь по особо важным делам прокуратуры Москвы Крылов четыре года работал с заявлением ветерана. Дело “академика” то приостанавливалось, то открывалось вновь, то прекращалось. Наконец, в 2000-м, оно было закрыто г-ном Крыловым окончательно — “за отсутствием состава преступления”.
Корчагин между тем продолжал свое многотрудное дело. Подвизавшись на издательской ниве, он в последующие годы славно поработал на благо просвещения. Вот лишь некоторые названия изданных им книг и брошюр: “Протоколы сионских мудрецов”, “Катехизис еврея в СССР”, “Доктрина фашизма”, “Международное еврейство”, “Еврейский фашизм в России”, “Еврейская оккупация России”... Но с особенным пиететом была издана “академиком” “Моя борьба”: “Авт. Шикльгрубер А.А., 600 стр. В тв. пер. Библия нацизма без сокращений на русском языке”.
Одновременно Корчагин издавал и периодику — газету “Русские ведомости” и журнал “Русич”. Совсем недавно газета по решению суда была все-таки закрыта, а журнал продолжает исправно выходить. Познакомившись с содержанием “Русича”, неугомонный ветеран вновь — в 2001 году — потребовал от Московской прокуратуры возбудить уголовное дело против Корчагина. И вновь следователь Мосгорпрокуратуры г-н Крылов постановил: дело прекратить — “за отсутствием состава преступления”. На сей раз этого заключения пришлось ждать совсем недолго, всего-то шесть месяцев. Решение следователя поддержал прокурор столицы, а затем и Генеральная прокуратура.
Вот это-то решение Корчагин и прокомментировал — точно теми словами, что я привел в начале статьи. По мнению Корчагина, Крылов написал протокол так, как он, Корчагин, “никогда не смог бы”. Понятное дело — не смог бы: во-первых, безграмотный, а во-вторых — не адвокат же! Правда, и г-н Крылов вроде бы не адвокат. Напротив — следователь прокуратуры. То есть человек, которому вменена в обязанность защита государства от всевозможных посягательств, в том числе и от “сверхчеловеков”. Но ведь “если русские завтра придут к власти”?..
Да что там — “русские”. А если — коммунисты?

* * *
Весьма остро отреагировал на ситуацию Сергей Ястржембский. “Этот эпизод заслуживает самого серьезного дисциплинарного расследования, — сказал помощник Президента России. — Подобного рода людям, я имею в виду следователя, просто не место в тех органах, в которых они работают”.
Насколько мне известно, г-н Крылов “в тех органах” все еще работает. Может быть, дисциплинарное расследование ничего такого не выявило? А может, его и не было? Расследования?
Чем же прогневал ветерана войны достославный “академик”? А что если прав г-н Крылов и все его прокурорское начальство, и в многотрудной деятельности Корчагина ничего этакого не содержится?
Ну вот. Навскидку. Цитаты из журнала “Русич”:
“Только полная депортация евреев может спасти Россию. Я осмыслил еврейский вопрос и хорошо понял, что без депортации евреев никакая нормальная экономика в России невозможна и все реформы не только бессмысленны, но и вредны”.
“Евреи являются нацией, способной к самым ужасным преступлениям”.
“Евреи — с рождения разрушители, порождение дьявола, а не Бога”.
“Вернуть себе власть, вернуть себе Отечество, снять с шеи народов России удушающую жидовскую петлю мы можем теперь только силой оружия”.
Ветеран не угомонился. Борис Стамблер подал иск в Замоскворецкий районный суд Москвы с требованием об отмене постановления г-на Крылова и возобновлении уголовного дела. Однако судье Васиной, судя по всему, вышеприведенные цитаты понравились — так же, как и следователю прокуратуры г-ну Крылову, которого судья всецело поддержала и чье постановление она оставила в силе.
Гвардеец не сдался. Он подал кассационную жалобу в Московский городской суд. И тут случилась неожиданность: судебная коллегия Мосгорсуда под председательством судьи Колесовой посчитала доводы ветерана убедительными и решение судьи Васиной отменила. Согласно определению Колесовой, уголовное дело против нациста Корчагина должно было отправиться на новое рассмотрение в тот же Замоскворецкий суд, но уже с новым составом судей.
Казалось бы, справедливость, хоть и с многолетним запозданием, но все же вот-вот восторжествует. Однако не торопитесь, граждане. На данном этапе в процесс торжества справедливости стремительно ворвался еще один правоохранитель — прокурор Москвы г-н Авдюков.

* * *
Определение Мосгорсуда и направление дела Корчагина на новое рассмотрение состоялось в самом конце прошлого декабря. А уже в начале января нынешнего года, несмотря на болезненное состояние организма после новогодних праздников, г-н Авдюков направил в президиум Высшей судебной палаты города “Представление в порядке надзора”. В “Представлении” говорилось:
“Следователем (Крыловым. — М.Д.) были проведены все необходимые следственные действия, назначена лингво-психологическая экспертиза, согласно выводам которой установлено, что публикации не пропагандируют исключительность русской нации над еврейской, не являются прямым призывом к возбуждению национальной вражды и не побуждают ее разжигание. С учетом заключения эксперта следователем вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении Корчагина, поскольку он своими публикациями не возбуждал национальной вражды”.
Стало быть, “не возбуждал”.
Между тем у г-на Авдюкова имеются обращения его коллег как минимум из семи регионов России — туда, в регионы, от Московской области до Приморья, Корчагин, невзирая на почтовые расходы, рассылал издаваемую им нацистскую литературу. Вот одно из этих обращений, датированное мартом 2001 года:
“Прокуратура г. Электростали Московской области. Прокурору г. Москвы, государственному советнику юстиции 2 класса Авдюкову М.А.
Направляю Вам по территориальности почтовую корреспонденцию, полученную прокуратурой г. Электростали для принятия решения по признакам преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ. Отправитель корреспонденции — Корчагин Виктор Иванович — учредитель и редактор журнала “Русич” и газеты “Русские ведомости”, место ее отправления — г. Москва, 127644, а/я 29.
Информация, распространяемая в полученных печатных изданиях, может быть направлена на возбуждение национальной вражды и унижение достоинства граждан еврейской национальности, а также на возбуждение религиозной вражды по отношению к гражданам, исповедующим христианство.
Прокурор города, старший советник юстиции В.А.Семченков”.
Что же касается лингво-психологической экспертизы, то она действительно имела место. Причем не одна. Поначалу ее провел доктор социологических наук, профессор Н.Е.Покровский. Его вывод: публикации журнала “Русич” “можно охарактеризовать как планомерно и вполне определенно направленные на разжигание национальной розни”. Такой вывод следователя Крылова не устроил, он назначил повторную экспертизу, которую провела некто Крутова. Ее заключение оказалось для нациста Корчагина вполне благожелательным, что, по-видимому, вполне устроило следователя.
Прокурора Москвы оно тоже устроило. Г-н Авдюков многословно защищает Крутову (замечу, что ее заключение прокуратура держит в секрете). Мнение судьи Колесовой о том, что эксперт “не обладает достаточной квалификацией и специальным познаниями в области психологии”, столичный прокурор опровергает следующим образом:
“Как видно из анкеты эксперта, она (по-видимому, надо понимать, что не анкета, а Крутова. — М.Д.) имеет высшее образование по специальности филолог, а также закончила аспирантуру, докторантуру и является кандидатом филологических наук. Филология как наука включает в себя как учебную дисциплину лингвистику, одним из разделов которой является психолингвистика”. (Стиль и пунктуация оригинала. — М.Д.)
Аргументы г-на Авдюкова, мягко говоря, сомнительные. Филология и психолингвистика — разные, хотя и соприкасающиеся науки. Насколько мне известно, будущих прокуроров учат в том числе и русскому языку — хотя бы для того, чтобы впоследствии они могли грамотно составлять юридические документы. Однако после приведенного мной отрывка из “Представления” вряд ли кто-нибудь осмелится просить г-на Авдюкова быть экспертом по правописанию.

* * *
В статье 282 УК РФ речь идет о наказании не только за возбуждение межнациональной вражды, но и религиозной.
В издаваемом Корчагиным журнале “Русич” читаем:
“Все поповские разговоры о том, что Христос Сын Божий, что он вне национальности, Христос общечеловечен, что христианство — религия общечеловеческая, — все это дешевая демагогия для слабоумных”.
“Христианский бог — это не общечеловеческий бог, это только еврейский бог. Будь он проклят, этот жидовский бог!”
Прокурор Москвы эту “дискуссию” проигнорировал. В своем “Представлении” г-н Авдюков написал:
“Вопреки утверждению суда кассационной инстанции каких-либо заявлений, в том числе от Стамблера, о привлечении Корчагина к уголовной ответственности за разжигание религиозной вражды не поступало”.
Ну, раз не поступало, то и говорить не о чем. Хотя прокуратура вроде бы и сама должна реагировать на подобные “откровения”...
Осмелюсь утверждать, однако, что г-н Авдюков лжет.
Из заявления Бориса Стамблера в Замоскворецкий суд:
“Корчагин разжигает не только национальную, но и религиозную ненависть и вражду, не щадя при этом православную веру, которую исповедует подавляющее большинство верующих в России”.
Из письма ректора Православного Свято-Тихоновского богословского института протоиерея Владимира Воробьева:
“Антихристианские высказывания Корчагина оскорбляют религиозные чувства членов Русской православной церкви”.
Из “Акта, составленного по результатам богословского и религиоведческого анализа текстов, опубликованных в журналах “Русич”, экспертом священником Даниилом Сысоевым:
“Представленные для рассмотрения публикации содержат высказывания, возбуждающие религиозную рознь, оскорбляющие чувства православных верующих, унижающие национальное достоинство русского народа”.
Г-н Авдюков ничего этого не знал? Позвольте не поверить.
А если не знал — зачем нам такой прокурор?

* * *
После вмешательства прокурора Москвы дело “академика” оказалось у председателя Президиума Мосгорсуда г-жи Егоровой. Она полностью согласилась с г-ном Авдюковым (попробовала бы она не согласиться!), решение кассационного суда о необходимости нового судебного рассмотрения дела Корчагина отменила. Правда, предстоит еще одно “новое кассационное рассмотрение в ином составе судей”. Но это уже так, формальность. Очевидно, что “академик” вновь выйдет сухим из судейских и прокурорских вод. Уж не знаю, в который раз. Сбился со счета.
...Предыдущий столичный прокурор, г-н Герасимов, тоже весьма дружелюбно относился к отечественным нацистам. После моих многочисленных напоминаний об этом его все-таки убрали. Чтобы глаза не мозолил. И отправили, понятное дело, на повышение.
По-видимому, туда же, “вверх”, устремился теперь и г-н Авдюков. Оно и понятно: ведь ежели нацистов не поддержишь, так и повышения не дождешься...

Марк ДЕЙЧ
 

Особенности национального маразма


Сто лет назад в Лондоне случился 2-й съезд РСДРП
Как нам стало известно много позже, это был судьбоносный съезд. Именно там, в Лондоне, первые отечественные коммунисты разделились на большевиков и меньшевиков. Потом нас учили, что большевики — это те, которых было больше, потому что они были за Ленина. Или наоборот: они были за Ленина, и поэтому их было больше. А все прочие — они как раз меньшевики.
Это нас большевики так учили. По своему обыкновению, они врали и не краснели, потому что краснее большевиков не бывает. На том лондонском съезде все было с точностью до наоборот. Те, кого впоследствии обозвали меньшевиками, были в большинстве. Но перемен для России они хотели постепенных и медленных. Зато те, другие, во главе с Ульяновым (а было их — совсем ничего), жаждали всего, сразу и побольше. Отсюда — большевики.
Что вышло из этого “побольше”, мы теперь знаем.
В этом же году, в нынешнем, еще одна юбилейная дата имеется: 10 лет назад возникла КПРФ. Наследница и правопреемница. Разрешите мне, так сказать, от имени и по поручению ее поздравить.


Вот уже 10 лет КПРФ сражается с драконом ельцинизма-путинизма. Вся в укусах, в рубцах и в рубище, исхлестана ядовитым хвостищем. Хотя, может, совсем это и не хвостище, а... Впрочем, не будем об этом. Рубцы опять же: в глаза не бросаются, но они есть. Посмотрите на них — на тт. Зюганова, Лукьянова, Купцова и прочих: все в шрамах, живых мест не осталось. И укусы тоже. Гляньте хотя бы на т. Анпилова — видно же, что укушенный. А уж в каких рубищах все эти товарищи ходят — в таких даже на паперть выйти стыдно: Версаче да Черутти. Нищета, одним словом.
Вспоминаются благословенные дни первого съезда КПРФ в скромном клубе подмосковного совхоза — под пение “Интернационала” и “Боже, царя храни!” Генсеком избрали тогда т. Зюганова: думали, что надолго, а оказалось — навсегда. Тогда же и унтер-генерал Макашов произнес пламенную речь — пока еще не про жидов, но уже страстную.
Начиналась обычная партийная работа — в парткомах, в засадах и на баррикадах. И, конечно, в подполье — где кроме большевиков можно встретить только крыс. А в 93-м КПРФ крестилась в огненной купели нового октября. “Генсек”, правда, не крестился, сумел избежать. Атеист потому что. Его в те дни вообще не видно было, нашего боевого т. Зюганова: кого смог, на эту заваруху сподвигнул, а как запахло жареным — сбежал и более, до самого финала, не высовывался. Берег себя для будущих свершений.
А в общем же и целом — ветер истории дует в паруса коммунистов. Согласно мудрому выражению г-на Проханова. Знаете такого? Ну, это который делает бабки на протестной журналистике. Как, риторически вопрошает сей г-н, играя парусами, создать дополнительный ветер?
Отвечаю: никак. Разве что подуть хором. А с парусами лучше не играть — можно их и вовсе лишиться. Впрочем, большевиков это не пугает, у них в запасе апробированный вариант имеется: в трюме их галеры по-прежнему сидят прикованные к веслам гребцы, а над ними — добры молодцы с кнутами и нагайками. Настоящие коммунисты, между прочим.
Схватка впереди будет жестокой и смертельно опасной, предупреждает г-н Проханов. “Против нас двинут авианосцы США и их спецназ”.
Мания величия. Профессиональное заболевание графомана.
В этой будущей схватке т. Зюганов призван быть “тяжелым, как медведь, и легким, как стрекоза”...
Вы его видели, граждане? Зюганова? Ничего себе стрекозочка... Скорее — саранча. Это я вовсе не для того, чтобы обидеть “генсека”. Дело в том, что г-н Проханов, оказывается, очень любит саранчу. Но не так, а кушать. С медом. Оказывается, это такое экзотическое блюдо – саранча в меду. Не пробовали? «Патриотам» очень нравится.

* * *
Нынешние большевики пытаются размножаться. Методом деления. Однако прогрессии при этом не получается. Получается некое варево, которое время от времени вскипает, и тогда к краю ржавого шадринского котелка подступает какая-то субстанция, что-то вроде пены; оседая, она оставляет на большевистских лозунгах не слишком привлекательные потеки.
Дело в том, что быть членом КПРФ и одновременно какой-нибудь другой партии — нельзя. Не положено. Поэтому возникают другие движения и объединения, что называется, “близкие по духу”. Хотя состоят они, эти “другие”, из тех же коммунистов. Для чего это нужно? Для видимости, по части которой большевики всегда были большими специалистами. Между собой все эти движения, понятное дело, не враждуют, а напротив — сразу же объединяются, скажем, в Народно-патриотический союз России (НПСР). Кто входит в этот союз? Да вот: Союз компартий — КПСС, комсомольцы-добровольцы (РКСМ), “Трудовая Россия”, “Власть народу”, Союз офицеров и прочая. А также, ясное дело, КПРФ.
Размножились.
Однако этот тернистый и где-то даже чуждый нам путь беспорядочных связей неизбежно подразумевает следующий этап — лечения и чистки в целом здорового организма от паразитирующих на нем всевозможных прилипал и временных попутчиков. Процесс оздоровления и очищения большевики начали не так давно и достигли немалых успехов. Из НПСР были исключены председатель движения “Духовное наследие” Алексей Подберезкин, вождь Аграрной партии России Михаил Лапшин и кемеровский губернатор Аман Тулеев. Они якобы избрали “другой путь”, за что и пострадали. И поделом: никакого “другого пути” быть не может, если имеется “генеральная линия”. Которую, между прочим, никто не отменял.
Но эта троица была только началом. Вскоре первичная парторганизация КПРФ Киевского района Москвы исключила из своих стройных рядов известного предпринимателя Владимира Семаго. Ему инкриминировались: “антипартийная деятельность, нарушение устава, партийной дисциплины, невыполнение решений съезда”. Словом, полный набор. Так что тов. Семаго еще легко отделался, раньше с таким набором можно было очень далеко загреметь.
Кстати говоря, гнев однопартийцев обрушился на тов. Семаго из-за того, что он, вопреки решению партсъезда, все-таки выставил свою кандидатуру на выборах в Думу по тому избирательному округу, где баллотировался еще один большевик — первый секретарь московской организации КПРФ тов. Куваев. Результат, впрочем, все равно не изменился: ни Семаго, ни Куваев по этому округу не прошли. Победил там вовсе даже не коммунист, а “яблочник”, Михаил Задорнов (не юморист).
А в прошлом году и вовсе скандал случился. Тогда из партии исключили спикера Госдумы Геннадия Селезнева, председателя думского Комитета по культуре и туризму Николая Губенко и председателя другого думского Комитета — по делам женщин, семьи и молодежи, — Светлану Горячеву. Исключением занималась не какая-нибудь там первичная парторганизация, как в случае с рядовым партийцем, хоть бы и с предпринимателем, с тов. Семаго, а пленум ЦК КПРФ. Да и то сказать: чины у вышеперечисленных товарищей немалые. Но и позволили они себе непотребное. В связи с перераспределением постов глав думских комитетов им было рекомендовано отказаться от руководства комитетами, а Селезневу — от спикерства. А рекомендация партии — это закон. А они, стало быть, пренебрегли. Ну и поплатились. Членством. Теперь небось жалеют страшно, ан поздно.
А с другой стороны — кто ж добровольно от власти откажется? Хотя бы и такой, думской? Только под угрозой расстрела. А это им пока еще не грозит.
До кучи и в знак протеста с историческим решением пленума вышел из КПРФ губернатор Нижнего Новгорода Геннадий Ходырев.
Совсем распоясались.
А последняя история — прямо-таки из ряда вон. И опять в центре ее оказался предприниматель. На сей раз — член думской фракции КПРФ, председатель исполкома НПСР тов. Семигин.
В НПСР этот товарищ попал “благодаря уговору, выгодному патриотам по финансовым соображениям”. Вообще-то истинным патриотам финансовые соображения как бы чужды. Но ежели эти соображения совсем уж аховые, тогда конечно. Тогда и к Березовскому в Лондон (обратите внимание: опять Лондон) смотаться можно. А Семигин, как когда-то и Семаго, на уговор поддался. То ли большой политики захотелось, то ли лавры Саввы Морозова покоя не давали. Хотя известно, чем закончил Савва, связавшись с большевиками.
Ничего особо нового “истинные патриоты” от Семигина не требовали. Всего-то он должен был — создать для них “фонд финансовой поддержки”. А он, стало быть, не создал. А может, просто надоело ему собственные средства в этот фонд перечислять. Тут-то “патриоты” во главе с большевиками на него и навалились. Обвинили его в том, что он — “крот”: подгрызает корни и посягает на основы, “атакует политический орган движения”.
Всегда хотел спросить: “политический орган” — это как?
В ответ тов. Семигин обиделся и подал иск в суд, оценив нанесенный ему ущерб в 4 миллиона рублей. “Патриоты” от такой наглости оторопели и даже, я бы сказал, немножко перепугались. С ихней стороны выступил все тот же г-н Проханов, который поделился со всеми желающими слухами о том, что в окружении Семигина раздаются угрозы в адрес прохановских детей. И это “отчасти напоминает избиение младенцев царем Иродом”.
Уловили намек? Стало быть, среди этих детей... Даже подумать страшно! А тогда папа, г-н Проханов, — он кто?..
Я же говорю — мания величия. Но чтоб до такой степени...
Со своей стороны г-н Проханов решил тов. Семигина тоже немножко попугать. “Мы, — говорит, — не козлики из стойла Голембиовского”.
Ясно, не козлики. Вполне взрослые особи.
После такой угрозы тов. Семигин, по-видимому, в свою очередь тоже перепугался и свой иск из суда отозвал. А может, никто и не пугался вовсе, а просто для видимости все это, перышки пощипать друг у друга на потеху публике. Чтоб публика не забывала. Известно ведь: рыбак рыбаку ничего не выклюет.
 

* * *

Однако не все так уж плохо. Да, кое-кто решил покинуть партию победившего пролетариата. Кое от кого избавляется сама партия — в целях оздоровления подпольного климата. Но и обратный процесс тоже наметился. Вливаются люди, нутром чуют посконную большевистскую правду-матку. Вливающихся, правда, не слишком много, но все-таки. Зато — какие люди!..
Раньше вот (я имею в виду последние 10 лет) из актеров-режиссеров к новым большевикам кто подался? Пальцев одной руки хватит. Ну, Губенко. Так и тот променял свою кожанку с маузером на думское словоблудие. Доронина опять же. С мхатовским придыханием. А еще — был такой Бурляев. Тоже актер, кажется. Сильно бурлил, и все больше по национальному вопросу. Называл себя любимцем Андрея Тарковского, хотя при жизни последнего ни о чем таком не заикался.
Всё, кажется? Ну, ежели забыл кого, простите.
Теперь ихнего полку, похоже, прибыло. Записался в него артист Василий Ливанов. В любом другом случае — невелика бы потеря, но Ливанов — артист замечательный и умный. Потому-то и обидно: умный талант, казалось бы, плохо сочетается с ханжеством и косностью. Однако артист сумел это противоречие преодолеть.
Написал Ливанов большую статью, в которой обрушился на телеканал “Культура” вообще и на министра Швыдкого в частности. Вообще-то г-н Швыдкой мне не родственник, так что без моих славословий он вполне обойдется. Да и не в Швыдком тут дело. А в тех гневных обличениях, коими затруднил себя Василий Ливанов.
Пишет артист об “омерзительной порнографии”, выплеснутой в наши дома с экрана государственного телеканала. Думаете, речь идет о каком-нибудь очередном “Сексе в большом городе”? Ничего подобного. Оказывается, речь о том, как “опозорили генерального прокурора”. Помните? Лицо, сильно похожее на г-на Скуратова, кувыркалось под видеокамеру на огромной лежанке с двумя девицами, приятными во всех отношениях.
Генпрокурора не опозорили. Он сам себя опозорил. Впоследствии, кстати, вышеупомянутое лицо утверждало, будто не оно, лицо, там кувыркалось, а все это фальшивка, подделка и монтаж. Ну и подал бы г-н Скуратов в суд — чтобы тот подтвердил клевету и поклеп на генпрокурора. Так ведь не подал же. Наперед знал, что получится.
Не нравятся Ливанову и “неравноценные обмены произведениями искусства с Германией, что унижает репутацию России в глазах мирового культурного сообщества”. Опять же: обмены не унижают. Унизительно ставить себя на одну доску с гитлеровскими грабителями.
Артист цитирует министра: “Министерство культуры, — сказал как-то Швыдкой, — работает не для деятелей культуры, а для граждан и для культуры”. “Горячечный бред, глупость”, — комментирует Ливанов. И опять — мимо. Как бы ни относиться к г-ну Швыдкому, он прав: Министерство культуры — для нас. Чтобы мы имели возможность ходить в библиотеки, музеи и театры. Чтобы мы могли читать и смотреть то, что хотим мы, а не министерство. А для “деятелей”, для создания им особых условий — это при советской власти. Так она вроде бы кончилась. Или г-н артист запамятовал?
И уж конечно — “Русский фашизм страшнее немецкого”. Эту фразу Швыдкого все наши “патриоты”, в том числе и г-н Ливанов, простить ему не могут. А по-моему, прощать тут нечего. Потому что в конечном итоге от фашизма более всего страдают те страны, где он становится государственной идеологией. Г-ну Ливанову об этом с немцами бы поговорить, они бы ему многое рассказали...
Любопытна терминология, которой пользуется народный артист России. “Швыдкой и К0”, “чудовищные инсинуации Швыдкого”, “Сама личность Швыдкого в сфере отечественной культуры настолько ничтожна...”, “Вот и сидел бы Швыдкой в своей нише для извращенцев...”. И — недвусмысленный намек: “Компетентным органам еще предстоит разбираться...”. Лексика времен тов. Суслова и партийной печати. А ведь г-н Ливанов — не только народный артист, он еще, кажется, и писатель, и член президиума Национальной киноакадемии... Как-то все это плохо вяжется. Неинтеллигентно, одним словом. Впрочем, если вспомнить выражение самого первого большевика о том, что интеллигенция — “вовсе не мозг нации, а говно”, тогда все понятно.
Но грустно.

Марк ДЕЙЧ
 

Закон и армия


— Александр Николаевич, какие проблемы волнуют армию, каковы основные болевые точки? Как побороть неуставные отношения, что делают военные прокуроры для наведения порядка, о каких конкретных результатах этой работы вы можете рассказать читателям?
— Очень важно, что вы обратили внимание именно на результаты работы. Зачастую средства массовой информации привлекает лишь горячая информация о происшествии или преступлении, а что происходит потом, как сработала прокуратура, какие были приняты меры — уже никого не волнует.
Если помните, в конце минувшего года большой общественный резонанс получили факты группового оставления частей военнослужащими. Так вот: расследование возбужденных по этим фактам дел в кратчайшие сроки завершено, уголовные дела направлены в суды.
Осужден сержант Камышинского полка Николай Крутов, обвиняемый в избиении дневального по автопарку полевого лагеря, последствиями чего стали незаконные действия майора Евгения Ширяева и оставление части 58 солдатами. Кстати, уголовное дело в отношении этого офицера также сейчас рассматривается судом.
Читинский гарнизонный военный суд осудил к различным срокам лишения свободы старшего лейтенанта О.Забелина, лейтенанта А.Кобылкина, прапорщика П.Топоева и ефрейтора контрактной службы П.Тронева, которые систематически применяли рукоприкладство к своим подчиненным, в результате чего в августе прошлого года 24 военнослужащих по призыву самовольно оставили погранзаставу, расположенную в Читинской области.
5 марта этого года за превышение должностных полномочий осужден к двум годам лишения свободы старший лейтенант Д.Гасилин, результатом преступных действий которого в декабре прошлого года стало оставление части 16 военнослужащими Таманской дивизии, направлены в суд и другие уголовные дела.
Вместе с тем важно ведь не только обеспечить неотвратимость ответственности за совершенное преступление — гораздо важнее не допустить правонарушения. Могу сказать, что вопросы борьбы с неуставными проявлениями и в работе органов военной прокуратуры выделены в число наиболее важных.
О том, что мы систематически проводим по всем войскам широкомасштабные надзорные мероприятия, о которых ранее не раз писала ваша газета, читателям безусловно известно. Могу лишь, используя трибуну “МК”, предупредить командиров всех воинских частей: они должны быть ежедневно готовы к визиту военного прокурора.
Но хотел бы подчеркнуть, что создание здоровых отношений в воинских коллективах — дело не только правоохранительных органов. Эту проблему надо решать общими усилиями, но не так, как пытаются это сделать некоторые. Вызывает искреннее сомнение эффективность деятельности нарождающихся в преддверии избирательной кампании общественных фондов, которые, провозглашая благие цели, начинают свою работу с обнародования откровенно недостоверной информации о состоянии правопорядка в армии. При этом никто и не пытается оперировать официальной статистикой, но озвучивают на всю страну абсолютно далекие от истины цифры и обстоятельства. В этом вижу и нашу недоработку, так как подобные организации востребованы там, где военное управление уступает свои позиции.
И уж вовсе не оправданной представляется позиция одной из популярных газет, посчитавшей возможным в своих стенах провести так называемый “съезд дедов”, а также командования МВО, поддержавшего эту абсолютно недопустимую форму работы. Так можно дойти до абсурда. Представьте себе “съезд” карманников или мошенников для обсуждения вопросов борьбы с этими явлениями... Нужно изучать уставы и законы, добиваться от подчиненных их знания и исполнения, а не искать экзотические формы демонстрации кипучей деятельности перед общественностью.
Во многом решение проблемы обеспечения уставных условий службы связано с правовым воспитанием молодежи как до призыва, так и в период прохождения военной службы. Вот задача и школы, и общественных организаций, и командования. Решим ее — во многом решим и проблемы армии.
— Новое “Положение о военно-врачебной экспертизе”, еще не вступив в силу, уже вызвало совершенно противоположные оценки. Что вы думаете об этом документе?
— Наверное, надо говорить не только об одном документе, а обо всем существующем механизме комплектования Вооруженных сил, других воинских формирований.
Вот пример. Этой весной в одном из подразделений ПВО на севере страны после того, как уволятся в запас солдаты, выслужившие установленный срок, останется около 60 военнослужащих по призыву. Из них лишь один допущен командованием к несению караульной службы.
Как показывает прокурорско-следственная практика, ежегодно, уже после проведения первичного медицинского обследования по месту службы, командиры воинских частей и соединений вынуждены возвращать домой сотни военнослужащих-призывников, только-только переступивших порог воинской части. С большой долей вероятности можно утверждать: каждый из этих возвращенных к месту призыва новобранцев, останься он в армии, — либо потенциальный нарушитель, либо жертва преступления.
Продолжают иметь место случаи, когда на службу попадают лица, склонные к употреблению наркотиков, судимые. В итоге в отсутствие надлежащей индивидуальной работы со стороны командования, откровенных просчетов в воспитательном процессе в воинском коллективе эти молодые люди с первых дней неумолимо насаждают в армейской среде казарменное хулиганство, провоцируют окружающих к совершению противоправных действий. Во многом проблемы взаимоотношений в воинских коллективах, живучесть тех же неуставных отношений как раз связаны с упущениями в ходе призыва на военную службу.
И то, что документ, о котором вы упомянули, даст возможность более жесткого отбора, — это, безусловно, хорошо.
Вместе с тем, считаю, было бы правильным еще раз вернуться к проблеме совершенствования законодательных норм. Государство имеет ту армию, которую оно способно содержать, в тех требованиях, которое оно к ней предъявляет. Законодатель предусмотрел 13 видов отсрочек от призыва, из них только по профессиональной направленности — 5. Вряд ли кто-то подсчитывал экономическую эффективность применения отсрочек по профессиональному признаку, да и по обучению, кстати.
Верно ли проведен критерий отбора по профессиональному уровню? Допустимо ли заужена законодателем категория лиц, обязанных защищать Родину? Это очень серьезные вопросы. Ведь некоторые, получив отсрочку для получения образования, а затем и дипломы, так и не смогли найти место в обществе по выбранной профессии. Большие возможности в оптимизации отсрочек по профессиональному признаку может создать правильная реализация законодательства об альтернативной службе.
— А что ожидает молодого человека, признанного здоровым и призванного в армию?
— Подавляющее большинство из них живет и служит в нормальных условиях. В 80% воинских частей в прошлом году вообще не зарегистрировано преступлений. Но есть и ряд проблем. Я не буду останавливаться на всех, а одна из важнейших — тыловое обеспечение войск, в частности, продовольствием.
Проверками выявлены нарушения законодательства, регламентирующего порядок заключения и исполнения договоров на поставку в войска продукции. По вине руководителей органов тылового обеспечения в войска от многочисленных посредников продолжает поступать некачественное имущество. И в первую очередь это касается продовольствия.
По вине армейских тыловиков в СибВО без учета реальных потребностей войск на продовольственных складах и базах значительно превышающее потребности частей и соединений количество круп и муки. По заключениям экспертов, указанные продукты не пригодны для длительного хранения и подлежат немедленному использованию для питания личного состава, однако, исходя из численности солдат, сделать это в ближайшие 2—3 года не представляется возможным. Необходимые меры в связи с этим мы приняли, солдаты и их родители могут быть спокойны.
За хищения, злоупотребления служебным положением по результатам проведенных проверок привлечены к уголовной ответственности целый ряд руководителей служб и подразделений обеспечения и в других округах. Среди них — начальник продовольственной службы Московского военного округа полковник Попов и пять подчиненных ему должностных лиц, похитившие продовольствие на сумму свыше 5 млн. рублей, заместитель командира одной из сибирских частей внутренних войск А.Макаров а также ряд других должностных лиц.
В прошлом году по инициативе органов военной прокуратуры реально возмещено и принято судебных решений о возмещении причиненного материального ущерба на общую сумму свыше 3,5 млрд. рублей.
— Александр Николаевич, хотелось бы поставить точку в обсуждении темы уголовного дела Л.Берии.
— Действительно, поражает настойчивость одного из авторов вашей газеты, который, как он сам признает, используя неофициальные, собственные источники и на свое усмотрение интерпретирует полученную информацию.
Мы ведь с самого начала — и в ответе вашей газете, опубликованном 11 января, и на пресс-конференции 17 января — отмечали: да, в прежние годы были допущены некоторые отступления при хранении в архиве отдельных служебных документов. Именно поэтому мною и была назначена инвентаризация всего архивного фонда, насчитывающего более 300 тысяч единиц хранения. Говорили и о том, что для выяснения причин отсутствия некоторых служебных документов даже пришлось возбудить уголовное дело. Проведенной инвентаризацией установлено, что все архивные дела — и в отношении Берии, и в отношении Багирова, и в отношении Шария и Мельникова — абсолютно все, упоминаемые, в частности, в публикации 14 марта с.г., — все они находятся на месте, как и другие служебные документы. Да, нам пришлось принять самые серьезные меры к установлению их местонахождения, в том числе и розыскного характера. Целый ряд сотрудников архива и канцелярии, некоторые офицеры и генералы привлечены к дисциплинарной ответственности. На сегодняшний день все документы хранятся в установленном порядке.
Можете, кстати, убедиться в этом сами.
 

P.S. И я убедился, полистав, почитав все 39 томов и еще немалое количество приложений к делу Берии. В свое время с Берией история поставила точку. Думаю, что можно ставить точку и в деле “пропавших” протоколов.
 

Марк ДЕЙЧ, Павел ГУСЕВ
 

Новый виток спирали


За минувшие полтора десятка лет у нас развелось множество спецслужб.
Федеральная служба безопасности. Служба внешней разведки. Главное разведывательное управление. Федеральная пограничная служба. Федеральное агентство правительственной связи и информации. Федеральная служба охраны.
Думаете, всё? Не торопитесь.
Криминальная милиция. Федеральная служба налоговой полиции. Отряд милиции особого назначения. Специальный отряд быстрого реагирования. Главное управление по борьбе с организованной преступностью. Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями. “Альфа”, “Вымпел” и что-то еще такое же. Кто тут при ком, какими правами наделены — черт ногу сломит.
Для нас с вами, граждане, главное вот что: шаг вправо, шаг влево — какая-нибудь спецслужба непременно пристрелит.
Но вот теперь вроде бы процесс дробления завершился. А поскольку вовсе без процесса мы никак не можем, начался новый виток — в обратную сторону.

Значит, так.
Приказала долго жить Федеральная служба налоговой полиции. Ее функции передаются в МВД. Теперь выгребать документацию, без которой деятельность любой фирмы или банка парализуется напрочь, а также потрошить сейфы и компьютеры будут не какие-то там “полицейские”, а хорошо знакомые нам товарищи в милицейской форме. Суть при этом не меняется, но все станет как-то привычней.
Нам попытались объяснить: дескать, полицейские налоговики дублировали милицию в ее борьбе с экономическими преступлениями. Думаю, однако, что это не совсем так: даже мне — человеку, далекому от проблем экономики, — видно, что преступления в налоговой сфере — весьма специфическая область. Практически во всех крупных государствах этими преступлениями занимаются особые службы, имеющие отношение скорее к минюсту, чем к МВД.
Между тем сотрудников налоговой полиции у нас — 55 тысяч. Много это или мало? Если иметь в виду тех из них, для кого познания в экономике и налоговой системе ограничиваются таблицей умножения, — тогда, наверное, мало. А если вспомнить регулярные публикации в СМИ о всевозможных коррупционных скандалах с участием налоговиков (причем участие это отнюдь не пример для подражания), то, по-видимому, много. После нынешней “рокировочки” более 30 тысяч бывших сотрудников ФСНП перейдут в МВД. Надо понимать так, что в ведомство г-на Грызлова вольются опытные, проверенные кадры. Там, в МВД, таких кадров явно не хватает.
Остальные 20 с лишним тысяч без работы тоже не останутся. Их перекинут на наркотики — в только что созданный указом президента Государственный комитет по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Может, оно и правильно: если имеется оборот, пусть даже и незаконный, налоги с него все равно взимать нужно. Шутка.
А если серьезно, то с идеей создания антинаркотического комитета мы, как всегда, сильно запоздали. Зато мы долго думали и яростно спорили о том, как можно противодействовать западной масс-культуре. Вот ей-то как раз противостоять необязательно: увлечение ею зависит от окружения, образования и просто от возраста. “Шок — это по-нашему” кажется прикольным в 15 лет и смешным в 30. Но подросток, севший “на иглу”, скорее всего никогда с нее не соскочит и до 30 вряд ли доживет. Страна просто рискует остаться без будущих поколений.
За последние годы Россия стала чуть ли не самым главным потребителем наркотиков в мире. Для наркодельцов открылся новый масштабный рынок сбыта, потому что американцы в конце концов поставили мощный заслон на пути наркотиков в их страну. Мы же такой заслон пока только планируем, и еще неизвестно, что из него выйдет, — не постигнет ли его печальная судьба многих наших полезных начинаний. Между тем поток наркотиков в Россию нарастает. Они идут к нам даже из Колумбии, но чаще всего путь не столь уж далек: из Афганистана через среднеазиатские республики. Только в январе нынешнего года у наркокурьеров было изъято 300 килограммов героина. Столько же, сколько в прошлом году — за четыре месяца (данные газеты “КоммерсантЪ”).
В новом комитете будут работать более 40 тысяч человек. И, по-моему, их не хватит. На мой взгляд, их должно быть вдвое или даже втрое больше. А может быть, даже впятеро. Потому что, сэкономив здесь, мы рискуем потерять страну.
И, наконец, наши славные чекисты. Они очень долго пытались вернуть себе ФАПСИ и пограничников. В конце концов они одержали победу. Впрочем, как могли чекисты — не одержать?..
Правда, президент их немножко попридержал. В том смысле, что к ФСБ отойдет не все ФАПСИ, а только часть. Другой частью чекисты должны будут поделиться с Минобороны. Однако дележка предстоит явно не поровну, а по-братски: совершенно очевидно, что львиная доля достанется все-таки ФСБ. А именно — связь и информатика, сертификация телекоммуникаций, а также все, что относится к системам шифровки и дешифровки. Я уже не говорю о глобальном контроле ФАПСИ за всей телефонной и пейджинговой связью. Как ни протестовала в свое время так называемая общественность против такого контроля, ничего не помогло. Теперь все это опять вернется в КГБ... то есть, простите, в ФСБ.
Люди тоже вернутся. Почти 40 тысяч военных и 15 тысяч гражданских, работавших в ФАПСИ, вновь окажутся теперь на своей исторической родине. А кроме того, ФСБ получит почти полмиллиарда рублей, которые были выделены бюджетом нынешнего года для ФАПСИ. В наше меркантильное время это обстоятельство, безусловно, согреет заскорузлые чекистские сердца.
Но самое главное — это, конечно, возвращение в лоно пограничных войск. Более двухсот тысяч пограничников (собственно чекистов — почти втрое меньше), имеющих практически спецназовскую подготовку, — серьезная сила. И ничего, что в цивилизованных странах ни одна спецслужба не имеет своих армейских подразделений. Во избежание. Нам цивилизованные страны не указ. Да и денежки пограничные — 22 миллиарда рублей — для чекистов будут совсем не лишние.

* * *
И что же из всего этого получается? Неужто опять КГБ?
Похоже, что да.
Однако погодите паниковать. Давайте взглянем на вещи трезво. Если есть государство, есть и спецслужбы, охраняющие его от потрясений и хаоса. И политическая полиция тоже имеется — потому что до тех пор, пока существует государство, именно она, политическая полиция, должна вовремя заметить ту грань, за которой оппозиция вместо парламентских методов предпочтет булыжник пролетариата или даже чего похуже. Другое дело, что все подобные спецслужбы (и политическая полиция — не в последнюю очередь) должны находиться под неусыпным нашим контролем. Иначе говоря — общественным. Если, конечно, мы не хотим второго пришествия монстра, память о котором еще не у всех выветрилась.
Между прочим, это пришествие не так уж невероятно. Давайте самую малость порассуждаем. Федеральная служба безопасности призвана обеспечивать безопасность нашего государства. Следовательно, фапсишные заботы — шифрование-дешифрование, контроль за системами связи — прерогатива ФСБ. Стало быть, правильно, что их объединили. Погранслужба опять же. “Граница на замке” и все такое. Тоже ведь речь о безопасности. А кому, как не ФСБ, ею заниматься?
До следующего шага — совсем чуть-чуть. Та же, к примеру, налоговая полиция: почему бы и ее не отдать чекистам? Ведь уклонение от уплаты налогов ослабляет нашу экономику и, соответственно, очень даже сказывается на безопасности. А проблема распространения наркотиков и вовсе напрямую связана с проблемой безопасности нашего государства. Поэтому и антинаркотический комитет можно смело отдавать под ФСБ. И еще много всякого разного.
Вот тогда-то мы и взрастим такого монстра, с которым не справится никакая перестройка.
Это, конечно, всего лишь рассуждения. Так сказать, антиутопия. Однако при очередном реформировании спецслужб о таких рассуждениях стоит вспомнить — имея в виду нашу неизбывную ностальгию и любовь к повороту рек в прошлое.
Мы ведь, как известно, рождены, чтоб Кафку сделать былью...

Марк ДЕЙЧ
 

Вынужденные переселенцы


Вице-премьер по “социалке” Валентина МАТВИЕНКО - полпред президента
в Северо-Западном округе

Полпред президента в СЗО Виктор ЧЕРКЕСОВ - глава Госкомитета
по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ

Гендиректор ФАПСИ Владимир МАТЮХИН - глава нового Госкомитета
по государственному оборонному заказу при МО в ранге первого замминистра обороны

Директор ФСНП Михаил ФРАДКОВ - полномочный представитель в Европейском сообществе в ранге министра

Директор ФПС Константин ТОЦКИЙ - представитель РФ при НАТО

Грачи прилетели — значит, Путин будет скоро менять министров. О такой примете заговорили в российских политических кругах. Перетряхивать высшие эшелоны власти президент предпочитает именно в марте. В 2001 году, например, было сменено руководство силовых ведомств. А вчера грянули новые, очень неожиданные перестановки.
Если отвлечься от кадровых нюансов, то главный результат вчерашних перемен — это резкое усиление ФСБ. В начале 90-х Ельцин и Бакатин раздробили КГБ на несколько кусков. Например, самостоятельность получили пограничная служба и ведомство правительственной связи. А вчера Путин вновь подчинил эти конторы руководителю Лубянки. Осталось лишь вернуть в лоно материнской структуры Службу внешней разведки и ФСО. И тогда — в организационном отношении — ФСБ Патрушева будет мало чем отличаться от КГБ Андропова. Наверное, это правильно — сильной стране нужна сильная спецслужба, а не несколько разрозненных ведомств.
Вторая цель Кремля была менее глобальна: посадить в кресло губернатора Санкт-Петербурга “своего человека”...

ВАЛЕНТИНА МАТВИЕНКО
Переезд бывшей “королевы социалки” Валентины Матвиенко на берега Невы — она вчера стала полпредом Путина в Северо-Западном округе — эксперты связывают с одним хорошо известным в политбомонде качеством президента: Путин любит доводить свои планы до логического завершения. Препятствия могут заставить ВВП временно отказаться от какой-то идеи. Но как только ситуация стабилизируется, Владимир Владимирович обязательно к ней возвращается. В начале 2000 года и.о. президента Путин решил, что Владимир Яковлев должен покинуть кресло губернатора Санкт-Петербурга. Нелюбовь ВВП к хозяину Питера общеизвестна — Путин считает его виновным в травле своего политического учителя Собчака.
Официальным кандидатом в новые питерские воеводы в Кремле утвердили тогда Валентину Матвиенко. Но ее избирательная кампания закончилась, едва начавшись. Всем стало ясно, что позиции Яковлева на невских берегах слишком сильны. Путин был вынужден наступить на горло собственной песне и благословить переизбрание своего врага.
Но в последние три года кольцо вокруг Яковлева постоянно сжималось. Его замы регулярно попадали под следствие. Уставной суд Петербурга отказал губернатору в праве переизбрания на третий срок. А недавно Яковлев полностью потерял контроль над городским парламентом. И вот за год до новых выборов на “историческую родину” вновь приезжает Валентина Матвиенко. Все эксперты уверены, что по новому плану Кремля пост президентского полпреда должен стать для Валентины Ивановны лишь трамплином в губернаторское кресло.
Впрочем, ясно, что новая воеводская гонка будет для Матвиенко не менее тяжелой, чем предыдущая. Не исключено даже, что в конце концов Кремлю все-таки придется сделать ставку на другого кандидата. До сих пор со счетов не снимаются кандидатуры Сергея Миронова и Бориса Грызлова.
Всех чиновников интересовало, кто же станет новым вице-премьером по социалке. Фаворитом вчера считался председатель Пенсионного фонда РФ Михаил Зурабов. Этот бывший бизнесмен успел завоевать себе репутацию вполне компетентного спеца. Главная сила Зурабова — в его связях. Он близок к “старосемейному” кремлевскому клану. Шеф президентской администрации Волошин, например, в Зурабове просто души не чает. Кроме того, у главы Пенсионного фонда сложились и хорошие отношения лично с Путиным. Но не исключено, конечно, что будет принято и совершенно неожиданное кадровое решение.

ВИКТОР ЧЕРКЕСОВ
Между тем экс-полпред президента в Северо-Западном округе Виктор Черкесов собирается в Москву — он, как известно, назначен главой нового Госкомитета по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Интересно, что еще на прошлой неделе слухмейкеры прочили Черкесова в кресло начальника Федеральной службы расследований — русского аналога ФБР. Однако законопроект о создании этой структуры еще не рассматривался в Госдуме, не говоря уже о Совете Федерации и Кремле. Одни эксперты утверждают, что Черкесов стал жертвой аппаратных игр и получил гораздо менее лакомый пост, чем хотел. По мнению других, вновь созданный Госкомитет, в ведение которого перешли все немалые ресурсы налоговой полиции, быстро станет реальной силой в государстве.

ПОГРАНИЧНИКИ
В ФПС известие о новом статусе погранвойск и переводе Константина Тоцкого восприняли как гром среди ясного неба.
— Ничто не говорило о перестановках, — признался наш источник в штабе пограничников. — Сегодня ближе к обеду Тоцкий должен был вылететь в Бишкек на 46-е заседание командующих погранвойсками СНГ, а перед этим отправился в Кремль. Сопровождающие ждали директора на аэродроме, когда сообщили о новых назначениях...
Тем не менее слухи о возможной замене Константина Тоцкого на Владимира Проничева ходили давно. В прошлом году на пресс-конференции журналисты просили директора ФПС их прокомментировать. Тоцкий ответил: “Не надо ссорить меня с другом”. О личных отношениях генералов, впрочем, известно немного — оба не афишировали дружбу.
Тем не менее случайным человеком в ФПС Проничева не назовешь. Достаточно вспомнить, что 50-летний генерал-полковник ФСБ в свое время окончил в Алма-Ате погранучилище, а в Москве — погранотделение академии имени Фрунзе и даже стал командующим округом.
Пока в ФПС не знают, радоваться или грустить по поводу перевода в Федеральную службу безопасности. “Все зависит от статуса, который мы получим в ФСБ, — говорят офицеры. — Оптимальный вариант — самостоятельный пограничный главк в системе госбезопасности и должность замдиректора ФСБ у нового командира. Если же эфэсбэшники задвинут нас на второй план и начнут кадровую чехарду — хорошего не жди”. Что до Константина Тоцкого, его назначение постоянным представителем РФ в НАТО однозначно воспринимается бывшими подчиненными как почетная ссылка.

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЛУБЯНКУ
Сразу три федеральные спецслужбы почили вчера в бозе. Примечательно, что одна из них — служба налоговой полиции — не дожила до своего 11-летия ровно неделю.
Слухи об объединении разлученных некогда спецслужб ходили не первый год. Особенно активизировались они после прихода Владимира Путина. Тогда говорилось, что Путин, как бывший чекист, намерен воссоздать Лубянку в прежнем, дореформенном объеме. Потребовалось три года, чтобы домыслы превратились в реальность.
Вчерашнее известие вызвало неоднозначную реакцию. С одной стороны, все понимают, что разделенные обломки КГБ гораздо менее эффективны, чем единый мощный кулак. С другой — любые реформы сопряжены с массовыми увольнениями.
На сегодняшний день никто до конца еще не знает, каким образом будет происходить передача “наследства”. Самая прозрачная перспектива — у пограничников, которые переходят в подчинение ФСБ. Им даже не придется никуда переезжать — с советских времен ФПС занимает три подъезда в знаменитом здании на Лубянке. Несмотря на то что 10 лет погранслужба существовала как самостоятельное ведомство, она по-прежнему воспринималась как некий филиал ФСБ. Дошло до того, что здесь было даже упразднено Управление собственной безопасности — неизменный элемент любой спецслужбы. С согласия директора Константина Тоцкого забота о чистоте пограничных рядов была отдана на откуп ФСБ.
Намного сложнее ситуация с ФАПСИ. Это ведомство появилось на свет в 91-м, по аналогии с американским Агентством национальной безопасности. Основу ФАПСИ составили три управления КГБ. Тогдашний директор агентства Александр Старовойтов всячески убеждал руководство страны, что информационной и технической безопасности должно заниматься самостоятельное ведомство, дабы президент мог получать информацию из независимых источников. И хотя очень скоро стало ясно, что ФАПСИ во многом дублирует и ФСБ и СВР, красноречие делало свое дело. В результате число генералов ФАПСИ выросло в 18 (!) раз. Непомерно раздулся аппарат и вспомогательных служб.
Пока из президентского выступления не явствует, как именно реформируют ФАПСИ. Путин сказал лишь о том, что часть подразделений будет переведена в ФСБ, а часть — в Министерство обороны. Рискнем предположить, что военному ведомству отойдут лишь войска правительственной связи (это где-то 11 тысяч человек). Они сольются с существующими уже армейскими войсками связи, благо цели их и принципы мало отличаются друг от друга. А оперативные подразделения — радиоэлектронная разведка, правительственная связь, Управление безопасности связи — войдут в систему ФСБ на правах самостоятельных управлений (скорее всего их будет два)...
Итак, долгожданный возврат “блудных сынов” в материнское лоно Лубянки совершился. Радость чекистов обусловлена еще и тем, что у них вновь появятся собственные войска (пограничные и радиоэлектронной разведки).
Налоговая полиция — дело другое. Функции этой службы передаются в МВД. Вся материальная база (здания, дома отдыха, гаражи и т.д.) переходит Госкомитету по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ (новосозданной спецслужбе, о появлении которой тоже вчера объявил президент).
Первый директор налоговой полиции и создатель ее Сергей Алмазов решением таким крайне озадачен.
— Конечно, я не знаю всех мотивов, которыми руководствовался президент при упразднении ФСНП, — говорит Алмазов. — Но в первую очередь надо спрашивать с тех, кто доруководился до того, что самостоятельная налоговая полиция стала не нужна. По крайней мере, когда я работал, служба набирала обороты и активно пополняла казну.
Между тем “доруководившихся” чиновников президент наказывать не намерен. В привычной нынче кремлевской манере их отправляют в почетную ссылку. Директор ФСНП Михаил Фрадков назначен уже полпредом в ЕЭС (в ранге министра). Директор ФПС Константин Тоцкий — представителем России в НАТО. Гендиректор ФАПСИ Владимир Матюхин — первым зам. министра обороны. Одновременно Матюхин возглавит и еще одно новоявленное ведомство — Госкомитет по гособоронзаказу.
И в этом, кстати, кроется определенная интрига. Дело в том, что в Минобороны уже существует система гособоронзаказа. Ее возглавляет начальник вооружений и одновременно зам. министра Алексей Московский. С учетом явления Матюхина, Московский становится лишним. И это крайне на руку начальнику Генштаба Анатолию Квашнину, который, как говорят, находится с зам. министра в “контрах”. Таким образом, Кремль одним махом решает сразу несколько проблем: трудоустраивает верного генерала Матюхина. И нейтрализует зарвавшегося чиновника...

...Когда-то одно только упоминание о воссоздании КГБ приводило властей предержащих в исступление. Они боялись КГБ пуще огня.
Времена изменились. Государственность сегодня в моде...

Вчерашние перестановки для “МК” прокомментировали:
Николай КОВАЛЕВ, экс-глава ФСБ, председатель думской Комиссии по противодействию коррупции:

— Произошло то, что давно ожидалось и обсуждалось в среде профессионалов. Это — шаг в правильном направлении, попытка собрать все яйца в одну корзину. В свое время, когда многие ведомства получили право вести оперативно-розыскную деятельность, произошло распыление сил и средств. Все стало сводиться к противостоянию между различными ведомствами, конкуренции между ними. Это существенно ослабило эффективность борьбы с организованной преступностью и коррупцией, в том числе и с коррупцией в самих этих ведомствах. В такой обстановке информация, получаемая президентом по линии разных ведомств, иногда противоречила друг другу, и проверить ее достоверность было невозможно.
Но без существенных изменений в законодательстве считать реформу окончательно оформившейся нельзя. Потребуется внесение изменений в закон о Федеральной пограничной службе, об оперативно-розыскной деятельности, ФАПСИ и другие документы. Сколько времени займет принятие этих законов — сказать пока трудно.
Что касается создания специального Комитета по борьбе с оборотом наркотиков — эта мера давно назрела и является необходимостью для государства, которое стремится себя сохранить, заботится о своем будущем.

Генерал армии Валентин ВАРЕННИКОВ:
— У нас в прошлом, я имею в виду Советский Союз, был уникальный государственный орган — Комитет государственной безопасности. Сейчас все вспоминают, что это монстр, душитель и т.п., но на самом деле этот комитет занимался своим делом. Тем, что требовалось для страны.
Сейчас он развален и, к сожалению, не всегда выполняет должным образом задачи государственной безопасности. Но вчера президент, сам имеющий хороший опыт работы в Комитете государственной безопасности, начал возвращать все на свои места. И ФАПСИ, и пограничников...
Впрочем, я бы на этом не остановился. И вернул бы еще и службу внешней разведки. Сейчас в США создаются органы, подобные Комитету госбезопасности советских времен. Значит, жизнь доказала, что наш КГБ был на высоте?

Член президиума Национального антикоррупционного комитета Кирилл КАБАНОВ:
— Все вышеперечисленные перестановки, прежде всего передача ФАПСИ, ФСНП и погранвойска в службу безопасности, говорят о возвращении к структуре КГБ. В нынешней ситуации это оправдано. Но только в том случае, если все это не будет использовано в политических целях, — тогда создание нового КГБ означает откат в прошлое. Если же этот инструмент будет использован для решения чисто экономических и государственных задач, то тогда это можно приветствовать. Короче говоря, время покажет. Сейчас же главный вопрос заключается в том, насколько быстро президентская команда сможет провести изменения в законодательстве и внедрить их в практику? Это прежде всего полная переработка закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Кроме всего, важно оценить, как улягутся эти изменения в общую административную реформу госаппарата, чтобы не просчитаться. Что касается персоналий, то, с моей точки зрения, назначение чекиста Виктора Черкесова на пост руководителя Комитета по борьбе с наркотиками говорит о том, что Путин прекрасно понимает масштабы и суть проблемы. Черкесов — признанный специалист по борьбе с отмыванием денег, судя по всему, это и будет основным направлением деятельности нового комитета.
 

Марк ДЕЙЧ, Александр ХИНШТЕЙН, Марина ОЗЕРОВА,  Марат ХАЙРУЛЛИН,

Михаил РОСТОВСКИЙ, Олег ГОРБАТОВ, Юрий ГАВРИЛОВ
 

Рыбный день премьера


Неудобные — значит, неугодные. Потому-то и изгоняются.
Но, как всегда, важны детали. Так сказать, подробности. А они — очень интересные. Я бы даже сказал — пикантные.
В конце прошлого декабря председатель Госкомрыболовства России Евгений Наздратенко (вместе с Президентом России Владимиром Путиным, Генеральным прокурором Владимиром Устиновым и Патриархом Алексием II; вполне достойная компания) получил национальную премию “Человек года”. Как было сказано в номинации — “За отстаивание экономических интересов России”.
С того момента не прошло и полутора месяцев, как последовала еще одна “номинация”: распоряжением премьер-министра Касьянова Наздратенко был отстранен от исполнения своих обязанностей.
Доотстаивался.


Всё было проделано быстро и аккуратно. И обставлено по высшему разряду.
За несколько дней до упомянутого распоряжения к Наздратенко прибыли “ходоки” из его родного Приморья. Ну, конечно, не совсем они “ходоки”, а вполне респектабельные господа, уполномоченные нового приморского губернатора г-на Дарькина. Они убедительно попросили председателя Госкомрыболовства подписать распределение квот на вылов дальневосточного минтая (основная промысловая рыба этого региона), подготовленное г-ном Дарькиным. Согласно дарькинскому распределению львиную часть квот должны были получить семь рыболовецких компаний, к которым губернатор Приморья имеет непосредственное отношение. Или опосредованное, но все равно — имеет. Но об этом я скажу несколько позже.
Наздратенко за его подпись были обещаны “премиальные”. Умопомрачительная сумма. Но Наздратенко от “премиальных” отказался. Уж не знаю почему. Может, деньги ему не нужны. Такие люди время от времени еще встречаются. А может, стало ему за державу обидно. Такие люди тоже еще попадаются. Хотя совсем уж редко.
Короче говоря, Наздратенко сказал “ходокам”: “Я в эти игры не играю. Обращайтесь к Касьянову”. После чего уехал в краткосрочный отпуск — отмечать свой день рождания вместе с женой.
Тут-то его и съели. Я имею в виду — Наздратенко. Еще со времен его тезки, замечательного сказочника Евгения Шварца, известно: человека проще всего съесть, когда он болен или в командировке. Когда в отпуске — тоже можно.
Информированный источник в Правительстве РФ утверждает, будто те самые “ходоки” воспользовались советом Наздратенко буквально и побывали у Касьянова. Так ли это и до каких размеров возросла сумма “премиальных”, мне неведомо. Знаю только, что Касьянов подписал приказ о “временном отстранении от должности” Наздратенко 13 февраля. Но в СМИ приказ был передан 14-го — сразу после того, как самолет с Наздратенко поднялся в воздух. А еще через два дня — 17-го — спешно назначенный врио председателя Госкомрыболовства г-н Москальцов подписал те самые дарькинские квоты на вылов рыбы. Подписал, выполняя прямое указание премьера Касьянова.
Похоже, именно для этого и был отстранен Наздратенко. Причем отстранен временно: по-прежнему каждое утро он должен являться на работу, но не может подписать ни один документ от имени Госкомрыболовства.
Теперь давайте попытаемся понять, из-за чего, собственно, разгорелся весь этот сыр-бор.

* * *
Об этом знают многие — те, кого принято называть “заинтересованными лицами”. Однако говорить в СМИ об этом не принято.
Согласно ст. 83 Конституции России, “Президент назначает на должность и освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ, федеральных министров”. Однако в нашей с вами реальной жизни всё происходит не совсем так. Часть членов кабинета министров назначает президент. Другую часть — премьер-министр. Я понимаю, что такое балансирование понадобилось для сохранения стабильности, о необходимости которой так много говорится в последнее время. Вопрос лишь в том, какую цель преследуют первые лица государства при назначении министров.
Евгений Наздратенко — креатура Президента России. Временно отстранив его от должности, премьер тем самым покусился на чужую епархию. Как бы в оправдание этого шага буквально на днях из окружения Касьянова запущена версия о том, что Наздратенко-де некомпетентен, и потому судьба его все равно предрешена...
Почему же бывший губернатор Приморья не пришелся ко двору премьер-министра? Может, он и вправду — окончательно развалил рыбное хозяйство страны, чем и подтолкнул г-на Касьянова к столь радикальным мерам, заставил премьер-министра пойти наперекор решению президента?

* * *
СССР занимал третье место в мире по добыче морепродуктов и располагал самым большим в мире рыболовецким флотом. При этом наши прибрежные воды оставались в основном нетронутыми: большая и маленькая рыбка ловилась главным образом в Мировом океане.
Новой России это оказалось не по плечу — лов в открытом океане требует серьезной государственной заботы: к судам, “вставшим на рыбу”, необходимо подвозить топливо, продовольствие и пресную воду, забирать улов. Всё это осталось в прошлом. Рыбу начали ловить в прибрежных водах, причем — не удочкой. Союзное Министерство рыбного хозяйства, державшее это самое хозяйство в жесткой узде, развалилось вместе с СССР. О создании нового, уже российского министерства никто не позаботился. Вначале — под благовидным вроде бы предлогом: дескать, к чему нам плодить чиновничество? А когда предприимчивые люди сообразили, что рыба — то же золото, эти разговоры и вовсе заглохли. Министерство означает жесткое единоначалие и постоянный контроль. Нашим предприимчивым людям всё это ни к чему. Мешает.
А вскоре выяснилось, что наши рыбные запасы вовсе не безграничны.
Главное — учет и контроль, говаривал вождь мирового пролетариата. И был не так уж не прав. Контроль с учетом в рыбной отрасли и попытался наладить Наздратенко.
Чтобы предотвратить хищнический лов рыбы, необходим закон о рыболовстве. Он был разработан по инициативе Наздратенко и передан г-ну Касьянову. В ведомстве премьера закон кастрировали до неузнаваемости и переслали в Думу. Расчет был прост: в таком кастрированном виде Дума закон не примет — ввиду полной его бесполезности. И действительно: не приняла. Что и требовалось.
На свой страх и риск председатель Госкомрыболовства организовал “Национальный центр мониторинга и связи” — второго такого нет нигде в мире. С помощью сорока восьми спутников Земли в Москву в режиме реального времени передаются сведения о любом отечественном рыболовном судне: где находится, с каким иностранным сейнером якобы случайно повстречалось, в какой порт заходило или заходит... Для создания центра понадобились подписи 14 министров и еще двух десятков чиновников. Наконец документы поступили на подпись в Министерство природных ресурсов.
В этом ведомстве документы лежали без движения в течение полутора лет. Почему? Хороший вопрос.
Минприроды наблюдает за состоянием наших природных богатств. В том числе — морских. Своих судов у министерства нет, поэтому оно их фрахтует. На них-то работники министерства и выходят в море — в частности, для проведения ихтиологических исследований: следят за соблюдением природного баланса. Иначе говоря, они, работники Минприроды, должны отслеживать и пресекать случаи браконьерства и нелегального вывоза морских ресурсов за границу. Должны. А вот как они это делают.
Передо мной — официальный документ: справка “Российско-японской комиссии по урегулированию претензий, связанных с рыболовством”. Согласно этой справке российский рыболовный траулер “Апшерон” (порт приписки — Холмск) с 10 января по 29 марта 2002 года девять раз побывал в японском порту Вакканай, где выгрузил в общей сложности 112 тонн “живого камчатского краба” на сумму 1 миллион 400 тысяч долларов.
Так что куда делись те крабы — понятно. Непонятно, где те доллары. Впрочем, почему непонятно?..
Таких зафрахтованных Минприродой судов — не менее двух десятков. Теперь, я надеюсь, вы понимаете, почему в министерстве не спешили подписать документ о создании “Национального центра мониторинга и связи”. В конце концов подпись под тем документом все-таки образовалась — но лишь после того, как на заседании Совета безопасности президент Путин весьма резко попенял министерству за его странную медлительность.
Не могу не отметить: министр природных ресурсов — креатура премьера Касьянова.
Ну ладно, пусть так. Пусть после весьма долгих проволочек и лишь после совершенно справедливого окрика Президента России (у которого, замечу, и других дел хватает), но все-таки — подписано. Думаете, что-нибудь сдвинулось? Не тут-то было. Необходима еще одна подпись — премьер-министра Касьянова. Вот у него-то документ с тех пор и лежит. Уже полгода. Почему? Не будем наивными. Речь идет об очень больших деньгах, а узаконенная работа центра означает жесткий контроль за браконьерами и попытками продать улов на сторону. Похоже, что такой контроль г-на Касьянова и его креатуру не устраивает.
Разработка закона о рыболовстве, “Национальный центр мониторинга и связи” — это и есть “отстаивание экономических интересов России”. Наздратенко удалось получить и “Европейский стандарт качества продукции”, благодаря чему на европейских рынках наша рыба будет стоить теперь не меньше, скажем, норвежской или французской. Впрочем, одним стандартом, хоть бы и европейским, сыт не будешь. Отсутствие закона, откровенное неприятие попыток противостоять хищническому лову рыбы и контрабандному вывозу ее в другие страны ведет к тому, что своей рыбы у нас вскоре не будет вовсе.
Ко всему — злосчастная проблема квот. В ней Наздратенко тоже поучаствовал. На свою голову.

* * *
Самый рыбный край России — Приморский. Самая главная рыба Приморья — минтай. Из него делают множество деликатесов, его охотно и много покупает заграница. Короче говоря, дальневосточный минтай — эквивалент чистого золота.
В 2003 году Правительство РФ разрешило выловить 1 миллион 143 тысячи тонн минтая. 52% этих тонн в качестве бесплатных квот выделены рыболовецким хозяйствам, 48% были проданы с аукциона.
Скажем несколько слов об этих аукционах — детище министра экономического развития и торговли России Германа Грефа. Вообще-то продавать на аукционе еще не выловленную рыбу — казалось бы, абсурд. Но бог бы с ним. С абсурдом. Экономисты — они небось лучше во всем этом разбираются. Тем более что, отстаивая свое детище, г-н Греф не раз заявлял: “На рыбных аукционах всё прозрачно”.
Действительно: прозрачно. Давайте взглянем.
Себестоимость одной тонны выловленного минтая — 500 долларов. На аукционе стоимость права на вылов одной тонны доходила до 900 долларов. Итого — 1400. Между тем на международных рынках цена тонны минтая — 950 долларов. 450 не хватает. Это только чтобы уйти в ноль. А ведь еще нужна прибыль: участники аукциона — коммерческие предприятия, они без прибыли и пальцем не шевельнут. И уж тем более — не станут приобретать квоты себе в убыток.
Что сие означает? Вывод несложный: в рыбные аукционы изначально заложен криминал. Совершенно ясно, что коммерческие рыболовецкие предприятия могут добыть недостающие 450 долларов на тонну, и плюс к тому — обеспечить себе прибыль, — только одним способом: незаконным промыслом минтая сверх квоты. Иначе говоря — браконьерством.
Такая вот “прозрачность”.
Однако еще более пикантная ситуация сложилась с бесплатными квотами, которые Правительство РФ выделило для Приморского края. Пикантность (и последовавшие за ней скандал и отстранение Наздратенко) заложена в “Предложении Администрации Приморского края по распределению квот минтая между предприятиями на 2003 год”. Предложение составлено при непосредственным участии губернатора Приморья г-на Дарькина. Думается, нелишне будет напомнить нашим читателям об этом г-не.

* * *
Он стал губернатором в июне 2001 года, получив на выборах 223410 голосов. Менее 15% от общего числа избирателей края.
Стало быть, губернаторствует г-н Дарькин недавно. Но зато он отнюдь не новичок в бизнесе. Еще в 1991 году он организовал компанию “РОЛИЗ” — ныне, по вполне понятным причинам, одно из самых процветающих предприятий региона. Компания занимается добычей и переработкой рыбы, она владеет несколькими крупными судами, а г-н Дарькин — 33% ее акций.
Но это было только начало. В дальнейшем у г-на Дарькина образовалось 50% акций ЗАО “Морская волчица”, 50% акций совместной российско-японской компании “Восток-Джапан”, 40% ЗАО “Брокерская фирма “Елена” и всякая другая мелочь.
Все мы прекрасно знаем: начинавшим тогда свой бизнес нужна была солидная “крыша”. Нашлась она и для будущего губернатора в лице известного в Приморье преступного “авторитета” Сергея Бауло по кличке Баула.
В 1995-м Баула погиб при загадочных обстоятельствах: спустившись под воду с аквалангом, он не выплыл и был найден на дне с перерезанным шлангом. Одним из распорядителей похорон (они прошли с купеческим размахом в присутствии чуть ли не всех заправил приморского криминального мира) был будущий губернатор г-н Дарькин. Его запечатлела тогда видеокамера: вот он распоряжается выносом гроба из Драмтеатра им. Горького, в окружении “братков” с бритыми затылками наблюдает за траурной церемонией, не скрывая слез, опускает в могилу гроб с телом Баулы...
Скрывать слезы нужды не было, все свои. Говорят, уже тогда среди этих своих у г-на Дарькина была кличка: Серега Шепелявый.
После смерти Баулы борьба за “крышевание” компании “РОЛИЗ” разгорелась между двумя преступными группировками. Победил некто Игорь Карпов по кличке Карп. Но и он, будучи держателем “общака”, был убит в 98-м. “РОЛИЗ” перешел под контроль двух преступных “авторитетов”, известных под общей кличкой Винни-Пухи. Один из этих Винни-Пухов, некто Владимир Николаев, прекрасно известен правоохранительным органам Приморья: даже среди своих он прославился как “беспредельщик”, а его многочисленные разборки с применением огнестрельного оружия как-то даже привели Николаева на тюремные нары.
Сегодня этот “беспредельщик”, благодаря все тому же г-ну Дарькину, — уважаемый бизнесмен, совладелец компании “ТУРНИФ”. Судя по всему, денег у него уже достаточно, и г-н Николаев рвется теперь в политику — собирается стать депутатом Государственной думы и мэром Владивостока.
Большому кораблю — большой срок. В политике.
Пока один из Винни-Пухов там, в Приморье, с оружием в руках пробивает себе дорогу в большую политику, его интересы в Москве блюдет другой совладелец “ТУРНИФа”, некто Юрий Арсентьев. Впрочем, сей г-н давно уже не некто. Он — начальник управления биоресурсов и организации рыболовства комитета, пока еще возглавляемого Евгением Наздратенко. Организовывает рыболовство г-н Арсентьев прямо-таки замечательно, принадлежащая ему (пополам с “беспредельщиком”) компания получает самые большие квоты. Наздратенко попытался его уволить, но не смог: г-н Арсентьев — член коллегии Госкомрыболовства, уволить его можно только с личного разрешения премьер-министра.
Премьер-министр не разрешает.
Вернемся к г-ну Дарькину. Собственно, мы с ним и не расставались: и Николаев, и Арсентьев — близкие его друзья. Я бы даже сказал, подельники. Дел, впрочем, хватает и без них.
С дарькинской компанией “РОЛИЗ” приморские правоохранительные органы связывают более десятка убийств. В том числе — директора Восточного торгового порта Бочкова, судьи Хасанского района Старчукова и директора военного завода “Звезда” Маслакова. Все трое были убиты уже тогда, когда г-н Дарькин заступил на должность губернатора.
Рассказывают, что в своем окружении губернатор Приморского края любит щегольнуть собственным афоризмом: “Всех можно купить. Или — убить”. Поговаривают, что тех, кого купить не удалось, исполнители спрашивают, издеваясь: “Тебя куда — в живот или в голову?..”
В социальной сфере достижения г-на Дарькина следующие: за время его губернаторства плата за жилье и холодное водоснабжение выросла в два раза, за горячее водоснабжение — в три раза. По поводу сокращения программ социальной поддержки жителей Приморья губернатор на одной из пресс-конференций высказался так: “Я не вижу смысла строить новые школы или больницы — ведь население России сокращается”.
Словом, бурная деятельность на благо родного Приморья. Однако не все, по-видимому, местные проблемы г-н Дарькин может решить самостоятельно. В таких случаях, свидетельствуют очевидцы, он говорит: “Позвоню Мишане”.
“Мишаня” — это премьер-министр России г-н Касьянов.

* * *
“Предложение” г-на Дарькина по распределению квот на вылов минтая в 2003 году выглядит следующим образом. Семи предприятиям, в которых приморский губернатор лично заинтересован, предназначено 40% будущего улова. К примеру, близкое губернатору Тихоокеанское управление разведки и научно-исследовательского флота (ТУРНИФ), имеющее 6 судов, получило квоту на 14870 тонн. Родная компания г-на Дарькина, “РОЛИЗ”, — немногим меньше: 7750 тонн на 3 судна. Ну, и так далее. Даже рыбзавод “Каменка”, не имеющий вообще ни одного корабля, но имеющий очевидное благорасположение губернатора, получил квоту в размере 3200 тонн.
А вот что получили остальные. Колхоз “Новый мир” — 970 тонн: по 121 тонне на каждое из своих 8 судов. Колхоз “Тихий океан” — 1250 тонн: по 113 на каждый из 11 кораблей. “Востоктранссервис” — 300: по 27 тонн для каждого из 11 судов. Этим предприятиям попросту невыгодно выходить в море: благодаря такому “распределению” они не окупят даже топливо.
Между прочим, во все обескураженные рыболовецкие хозяйства уже заспешили дарькинские эмиссары. Добудем вам квоты, обещают они. А вы отдайте нам 51% ваших акций. Именно так: не продайте, а отдайте. Выбор у этих хозяйств небогатый. Можно отдать контрольный пакет и тем самым сдаться на милость дарькинских акул. А можно не отдавать. С такими квотами на вылов это означает неминуемый финансовый крах, и как следствие — принудительное банкротство. И в качестве “временных управляющих” приплывут те же акулы.
Так в Приморье осуществляется передел собственности. Под мудрым руководством г-на Дарькина.
Получив дарькинское “Предложение”, Наздратенко наотрез отказался санкционировать этот грабеж. Тут-то и прибыли к нему “ходоки” из Приморья. Как мы уже знаем, визит ничего не дал, и “ходоки” отправились дальше — к г-ну Касьянову. Не исключено, что последовал и разрекламированный звонок “Мишане”. Так или иначе, но Наздратенко был “временно отстранен”. После чего, благодаря прямой протекции премьер-министра, г-н Дарькин получил всё что хотел.
“Мишаня” не подвел.
Теперь давайте коротко взглянем на результат.
Благодаря г-ну Касьянову (впрочем, г-на Дарькина тоже нужно поблагодарить; однако без прямой поддержки премьер-министра он вряд ли бы преуспел в своих заботах о крае) в нынешнем году не выйдут в море 290 судов Приморья. Это значит, что без работы остаются 270 тысяч рыбаков. Все эти 270 тысяч (плюс еще их семьи — жены и дети) лишаются средств к существованию.
Для всех этих людей власть — вовсе не Дарькин (напомню, что за него проголосовало менее 15% приморцев) и даже не Касьянов, которого они не знают и знать не хотят. Для них власть — это Путин, которому они отдали свои голоса. Как вы думаете: проголосуют ли они за него на следующих выборах — после истории с квотами? Не покажется ли им привлекательней тов. Зюганов с его демагогическими обещаниями? Или даже какой-нибудь Анпилов?
Лучшего начала для президентской предвыборной кампании придумать трудно.
Если меня попытаются убедить в том, что у г-на Касьянова это получилось случайно, я не поверю.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Один за всех, и все — на одного


Помните комичный эпизод из фильма “Весна”?
“Скорая помощь? Помощь скорая…
Белая горячка. Горячка белая.
Кто больной? Я больной.
Маргарит Львович... Лев Маргаритович”.
В реальности работа оперативной медицинской службы намного драматичнее. Особенно если речь идет об отдаленном районе области — Зарайском. Здесь функции медицинской бригады берет на себя… фельдшер, в одиночку снимающий отек легких инфарктнику или останавливающий кровотечение порезанному в драке алкашу…


Зарайская больница не испытывает серьезных проблем с оборудованием, лекарствами и даже открыла палаты повышенной комфортности — с телевизором, душем и холодильником. Однако с кадрами — беда. Люди не идут на зарплату в 3—4 тыс. рублей. А ведь больных в районе не убавилось. Здесь проживает 44 тыс. человек, из них 27 тыс. — сельское население. За сутки три машины “скорой помощи” выезжают на 60—70 вызовов. За год получается 18—19 тыс. вызовов по бездорожью и разгильдяйству — нередко к сельчанам, живущим… в 40 км от “скорой”.
Поражаешься профессионализму зарайских фельдшеров, к ним относится народная мудрость: “профессор медицины страдает узкой специализацией, простой врач знает чуть больше, а вот фельдшер знает все…” Основная сложность работы, говорят медики со “скорой”, — в неопределенности. Заранее не знаешь, что ожидает через полчаса — острое отравление, приступ аппендицита, ножевое ранение или преждевременные роды… К этой специфике добавилась проблема ментальности пациентов, их представление, чем должна заниматься “скорая”. Думаете, медики помогают только адекватно ведущим себя пациентам? Как бы не так!

Миф №1. “Скорая” лечит нормальных людей
16.00. Начало вечерней смены. Фельдшер Юра, медсестры Людмила и Алена расположились в ординаторской, в полной готовности сорваться на вызов. Ожидание скрашивают гранулированный чай и бутерброды с сыром. Облачаюсь в халат и лихорадочно вспоминаю медицинские термины: предстоит ассистировать на вызовах Юре Тихомирову — не пугать же зарайских инфарктников визитом московской прессы. Первый же вызов поступил… от милиции. Приехали: лежит, скорчившись на снегу, закоченевший бомж, рядом — полиэтиленовые пакеты с его “имуществом”. На вопросы — мычит, видно, еще и под градусом. Милиция, брезгливо: “Ну и контингент у врачей пошел!” Юра: “Все от бомжей нос воротят. А куда их девать?”. Загрузили бомжа на носилки, поставили в машину. В нос ударило копченым мясом — видимо, наш клиент успел прожариться у костра. Это еще ничего, от бомжей случается запашок и похуже. Юра достает перчатки и тонометр. У меня в голове мысль: “Э... надо брать на вызовы два тонометра, нельзя же одним аппаратом и новых русских и бомжей смотреть. “Скорая помощь”-то для всех социальных слоев — одна…”
Отгрузили в приемное отделение — и снова на вызов. Едва пересекли больничную ограду — на дороге какой-то темный предмет лежит. Бревно, не бревно? Оказалось: деревенский дед. Не может подняться после паленой “поллитры”. Подняли его, отряхнули от снега — дед глазами изумленно хлопает: откуда взялась “скорая”?
Любопытствую у Юры: и много ли подобных “больных”? Говорит, в последние годы “группа риска” — почти треть вызовов. Появились гастарбайтеры из Туркменистана, Казахстана, Таджикистана. Берутся за любую работу, в основном идут на стройки. Работают без страховки, кирпичи падают им на голову постоянно. У “добровольных рабов” бывают открытые переломы рук, ног, травмы черепа, позвоночника, глубокие раны… “Скорая” спасает всех — “прописка” и “гражданство” значения не имеют. Далее. Даже по официальной статистике, половина всех смертей в Зарайске (!) — следствие алкоголизма и “бытовых” травм. В народе подметили, что пить начинают по двум причинам: либо нет достойной, престижной работы, либо нет денег. На Зарайск обрушились оба этих зла, из которых бесполезно выбирать меньшее. Вся социальная лестница — и без того не слишком благополучная — рухнула вниз. Кто пил мало — начал хлестать водку стаканами, ну а кто не выходил из запоя… одного из таких мы привезли в приемное отделение…

Миф №2. “Скорая” спасает умирающих от смерти
18.00. Вечерние вызовы — это вызовы хроников. Просто в поликлинике отсиживать очередь не хочется, да и лекарства дорого стоят. Многие вызывают “скорую” ради чувства спокойствия и защищенности. Приехали мы с Юрой на вызов, пенсионер лежит в кровати, встречает его жена, чай предлагает. “Спасибо, мы работать приехали. Рассказывайте, что случилось”. — “Температура высокая. Хочу с вами как со специалистами посоветоваться насчет лекарств. Участковый врач выписал какие-то, а я ему не доверяю, другое дело вы…” На прощание благодарный пенсионер вручает нам по яблоку. Кстати, подарки от больных — огромная редкость. Новый русский в прошлом возглавлявший один из заводов Зарайска, жаловался на повышенное давление. Рядом с его кроватью компьютер с жидкокристаллическим дисплеем. “Давно вы себя плохо почувствовали?” — “С неделю”. — “Если у вас неострое состояние, надо не “скорую” вызвать, а участкового врача”. — “Не пойду я в вашу поликлинику, у меня свой врач в Москве”. — “Посмотрите, нет ли чего серьезного…”. Ничего серьезного не обнаружилось, и мы ушли, не услышав даже “спасибо” на прощание. Что делать с “ложными” вызовами — в Зарайске не знают.

Миф №3. “Скорая” не поедет по бездорожью
22.00. Юра помахивает в ординаторской очередной заявкой: “Вот, пожалуйста… Деревня Макеево — тридцать километров отсюда. Девушка, боли в животе…”.
Юра: “Надо ехать”. Наш шофер заводит машину, ворчит: “Вот такие, б… нагрузки! До 300 километров за сутки, и все — по бездорожью. Машина пашет круглые сутки, на ней работают три водителя. Через два года машину надо сдавать на металлолом. Мы садимся в машину, берем курс на Макеево. Снега намело — ни пройти ни проехать. Шофер: “Раньше в нашем захолустье трактора были. Трактор в случае чего дорогу “скорой” расчищал. А сегодня колхозов — нет, тракторов — нет, села — повымирали… Вот застрянем в канаве — и будем два часа выкапываться… Давайте-ка рискнем по Дороге Жизни проехать…” Зарайская “Дорога Жизни” проложена по льду речки Осетр. Этот путь используется шоферами в цейтноте: вероятность застрять в заснеженной рытвине выше, чем провалиться под лед... Приехали на вызов: лежит ребенок лет четырнадцати, вокруг — мамки, няньки… Спрашиваем, что случилось? Оказывается, уже неделю болит живот. Юра: “На острый аппендицит не похоже. Сходите в поликлинику, сдайте анализы…” Мама девочки: “Спасибо, теперь мы знаем, что делать”.

Миф №4. Врачи — не следователи, работа у них безопасная
Два часа ночи. В ординаторскую входит диспетчер Елена Писецкая: “Странный вызов поступил — сказали, что у женщины — травма головы, назвали адрес и бросили трубку”. Определителя номеров нет — нельзя перезвонить и уточнить информацию. Юра: “Ладно, сориентируемся на местности”. Приехали; двухэтажный деревенский домик, выбитые на лестнице стекла заменяет полиэтилен. Встречают три дюжих мужика. Потерпевшая ждет на кухне, восседая на табуретке в свитере и… колготках. Полголовы в крови… Среди разбросанной по кухне грязной посуды — окровавленные тряпки от безуспешных попыток остановить кровотечение. Ножевую рану от лба до середины темени учительнице зарайского ПТУ нанесла пятнадцатилетняя дочь. Теперь празднование “по-русски” Дня святого Валентина педагогу придется продолжить в операционной, а ее дочери — в отделении милиции.
Юра рассказывает, что уже привык на работе к риску. Однажды его покусала грязная цепная псина, охраняющая хозяйский дом. Начали делать уколы от бешенства — пошла жуткая аллергия. А пациент, хозяин собаки, вел себя как будто ни при чем. Слава Богу, все обошлось.
Благородной романтики мало, когда приезжаешь на вызов, а в квартиру войти невозможно, выворачивает наизнанку. В ванне, в потемневшей от трупного яда воде, сидит давно умерший дед, у него по спине ползают опарыши. Милиция, которую ничем не удивишь и не напугаешь, тоже подойти к трупу не может. Догадались взять из СИЗО двух бандюг, влили в каждого по стакану водки и приказали выловить труп из ванны, упаковать в мешок.

Миф №5. “Людей в белых халатах” уважают и ценят
5 утра. Под утро звонят неблагодарные пациенты, видящие в медиках бесплатную обслугу. В их понимании на “скорой” работают люди, не чувствующие усталости. Была странная клиентка — “скорую” вызывала только в пять утра, когда медики уже полностью обессилены. Каждый из фельдшеров, приезжавший к этой бабуле, не мог понять, зачем вызывали “скорую”. Потом разобрались: пациентка разводит коз. В пять утра она их выгоняет на пастбище, спать уже не ложится, а делать нечего. “А дай-ка я вызову “скорую”! Что-то у меня вчера голова болела?”
Нередко у пациентов, вызывающих утром “скорую”, единственной болезнью оказывается… приступ страха. Пожилая женщина выписалась накануне из больницы. Непривычная ночь — без врачей поблизости — напугала ее. Встретила нас истерикой: “Мне плохо, у меня — гипертония. Недолечили!”. Юра померил давление, посмотрел выписку из истории болезни: “Да у вас такая картина уже двадцать лет. Неужели никак не привыкнете к собственному организму?”
Садимся в машину. Я спрашиваю, умирали ли у него больные на руках? Говорит, такое случалось. Тяжелая форма инфаркта, когда за ограниченное время надо многое сделать. А тебе никто не ассистирует. Пару раз больной погибал в машине: тряхнет ее на кочке — и все, дальше везешь труп. Спрашиваю, не жаль ли этих погибших людей. Юра пару секунд думает: “Понимаешь, тут возникает не жалость, а чувство вины, что не смог спасти”. — “Не хотел после таких случаев перейти на другую работу?” — “Нет, я думал увольняться, когда видел полную бесполезность помощи. К примеру, приезжаешь к алкашу, купируешь его токсикоз, он приходит в себя и требует: теперь вколите мне реланиум и димедрол. Спрашиваю: “На каком основании?” — “А на том, что иначе я буду жаловаться вашему главврачу!” — кричит. Вот после таких пациентов я не раз порывался написать заявление об уходе”.

8 утра. Передача смены новым медицинским бригадам. Медики “скорой” пишут отчеты, пьют чай с сушками и заполняют чемоданчики новыми лекарствами. Медсестра Люда мучается кашлем. “Не обращайте внимания, — просит она. — Это не простуда, а просто аллергия на работу в ночную смену. Домой приду, и все пройдет”. Шатаясь, заходит наш шофер — совершенно замотанный, волосы всклокочены, под глазами синяки. Его спрашивают: “Ты откуда? Со Страшного суда?” Он отмахивается: “С работы, юмористы! Дайте мне лучше корвалол, что-то сердце прихватило…”.
Появляется уборщица со шваброй в одной руке и лейкой — в другой. Подходит к подоконнику, поливает комнатные растения. “Как у вас цветы выживают в такой холодрыге?” — изумляюсь я, глядя на покрывшееся инеем окно. “Сама удивляюсь, — признается уборщица. — Когда я ухожу летом в отпуск, их целый месяц, в жару, никто не поливает. И ничего, растут. Дома цветы от всякой ерунды гибнут… А здесь они какие-то живучие. Вообще-то и люди здесь работают стойкие, живучие. Служба такая”.
 

Марк ДЕЙЧ, Анна ГАГАНОВА
 

Защита для гаврошей


По сведениям МОТ (международной организации труда), на улицах Москвы работают от 50 до 60 тысяч детей. Более половины из них — младше 13 лет. Исследования МОТ проводились и в Петербурге — там положение лишь немногим лучше. Что делается на остальной территории России, толком не знает никто. Между тем еще в 1999 году в Женеве была принята Конвенция №182 о наихудших формах детского труда. Увы, Россия ратифицировала ее лишь на днях. Чтобы подписать этот документ, нашей стране понадобилось почти четыре года.

По нашей Конституции узаконить международную Конвенцию можно только по предложению правительства или президента. Вероятно, нашлись более срочные дела... Россия стала лишь 136-й страной в мире, принявшей Конвенцию № 182 как руководство к действию.
“Наихудшие формы труда” — это, попросту говоря, принудительное привлечение к труду, торговля детьми, долговая кабала, детская проституция и использование детей для производства порнографической продукции, различные виды работ опасного и эксплуататорского характера и т.п. За то время, что мы “раскачивались”, в России выявлено 190 случаев, когда родители продавали собственных детей в сексуальное рабство. Последний случай — мамаша умудрилась продать 12-летнюю дочь. Сегодня в России свыше 20 тысяч людей числятся без вести пропавшими. Каждый второй из них — ребенок. Кто знает, сколько из них в рабстве на потеху взрослым дядям?
Наше государство само плодит беспризорщину: половина семей, имеющих ребенка, не дотягивают до прожиточного минимума. Если родители — безработные, жизнь делает ребенка главным и порой единственным “кормильцем” семьи. В странах ЕС в рамках национальной программы поддержки семей существует 19 видов пособий на детей. Во Франции — 28. У нас — всего 5, на которые не проживешь. Да и те правительство норовит спихнуть в ведение субъектов Федерации, у которых и без того бюджет — что тришкин кафтан.
Понятно, что, подписав Конвенцию, Россия обязана принять новые законы, которые смогут на деле защитить детей от различных форм эксплуатации — и сексуальной, и трудовой, и всех прочих. Это означает ужесточение соответствующих статей Уголовного кодекса.
— Немедленные и эффективные действия, направленные на запрещение и искоренение наихудших форм детского труда, не исчерпываются написанием новых законов, — сказал директор Международной программы по искоренению детского труда г-н Франс Розеларс. — Необходимо проведение этих законов в жизнь.
Так сколько же лет пройдет, прежде чем мы увидим первые конкретные результаты?
 

Марк ДЕЙЧ, Людмила ДИКУЛЬ
 

Нерыбный день


Вообще-то, традицию отмечать собственный день рождения уже в отставке закрепил экс-премьер, а ныне посол России в Украине Виктор Черномырдин. Для “старой гвардии” такие изменения в судьбе не в новинку.

Вот и вчера ряды именинников, лишившихся должности накануне своего праздника, пополнил председатель Госкомрыболовства Евгений Наздратенко.
В правительстве, конечно, отрицают, что специально подготовили отставку ко дню рождения. “Действия правительства были продиктованы действиями самого Наздратенко. Таким образом, можно сделать вывод, что это он сам себе преподнес такой подарок”, — поделился с “МК” один высокопоставленный чиновник Белого дома и дополнил: “Вероятно, Евгений Иванович хотел как лучше, а получилось — как всегда”.
Недовольство работой Наздратенко копилось в правительстве долго. Белому дому не раз приходилось держать ответ в Кремле за ошибки главы Госкомрыболовства. К примеру, в конце прошлого года Главное контрольное управление президента раскритиковало кабинет министров за развал рыбной отрасли. Контролеры заявили, что отрасль находится в кризисном состоянии: больше половины рыболовецких предприятий убыточны. ГКУ упрекнуло правительство и Госкомрыболовство в неудовлетворительном распределении квот и низком контроле за выловом морепродуктов. В частности, контролеры отметили, что через аукционы реализуется лишь треть от общего объема квот. Из-за этого совсем недавно развернулась настоящая информационная война между Наздратенко и министром экономического развития Германом Грефом.
Отстранение Наздратенко от должности стало для премьера Касьянова небольшим личным триумфом. Ненависть шефа Белого дома к Евгению Ивановичу легендарна в коридорах власти. Два года назад премьер был категорически против назначения Наздратенко главным российским рыбаком. Один близкий помощник Касьянова заявил тогда “МК”, что это назначение не состоится ни при каких обстоятельствах. Но президент дал Наздратенко твердое обещание: в обмен на добровольную отставку Евгения Ивановича с поста воеводы Приморья Кремль предоставляет ему престижную работу в Москве. Так что возражения Касьянова были отметены.
Все следующее время в Белом доме пристально следили за новым шефом Госкомрыболовства. Стоило Наздратенко допустить хоть малейшую ошибку, представитель правительства сразу же выдавал журналистам язвительный комментарий. Одновременно война против главного рыбака России велась и аппаратными методами...
Официально Наздратенко “временно отстранен от должности”. Исполняющим обязанности назначен его первый заместитель Юрий Москальцов. Но ведь известно, что в России нет ничего постояннее, чем временное...
 

Марк ДЕЙЧ, Михаил РОСТОВСКИЙ, Елена ЗВЕРЕВА
 

WELCOME под зад


Заработать на нефтедолларах Москва вряд ли сможет — геология подвела. А вот “туристодоллары” должны к нам литься рекой. Они и лились: до перестройки столицу посещали шесть миллионов интуристов в год.
Но ветер перемен постепенно их разметал — число сократилось до стыдных 200—300 тысяч человек. Чего только не делают отцы города, чтобы вернуть Москве былую славу, какие только планы не разрабатывают... А с валютными туристами по-прежнему туго.
Почему “лучший город земли” не слишком нравится господам из дальнего зарубежья? В поисках ответа на этот вопрос корреспонденты “МК” прошлись туристскими тропами Москвы.


Ледовое “кольцо” Москвы
Для начала надо выяснить: есть ли для гостей столицы специальные программы и маршруты?
— Конечно, есть! — сказали нам в мэрии. — Десятки современных гостиниц, развлекательные центры, огромная туристическая зона в центре — “Золотое кольцо Москвы” называется. Правда, многое пока в проекте. Но скоро будет на самом деле. А “Золотое кольцо” — это вообще чудо. Прогуляйтесь, не пожалеете.
С этими словами нам вручили подробную схему “Золотого кольца”. Оно оказалось самым узким из московских. Охватывает самый что ни на есть исторический центр, проходит по старинным улочкам. Турист может сойти с маршрута, сходить к Кремлю или Большому театру и вернуться на “кольцо”, на всем протяжении коего гостя столицы должны ждать гостиницы, магазинчики, кафе, туалеты и панорамные площадки.
Вооружившись схемой, мы двинулись в путь от Камергерского переулка. И первыми же, кого встретили в начале “кольца”, были вожделенные интуристы. Молодые немцы весело скользили по льду на тротуаре. Девушка упала, товарищи бросились ее поднимать. Высокий парень гнусавым голосом пел бритниспирсовскую “Упс! Я делаю это снова!”.
— Как вам Москва? — подлетели мы с традиционным вопросом.
— Москва — самый большой каток в Европе, — сказал высокий немец.
Самое обидное, что ехидный гость столицы был прав. Забегая вперед, скажем, что Камергерский переулок оказался самым чистым на маршруте. Видно, всех владельцев магазинов и ресторанов обязали убирать снег. Они и убирают, сметая его на ничейную территорию — к центру переулка.
На Кузнецком Мосту начались настоящие торосы. Прохожие шли, держась за стены домов, и туристов среди них по всем признакам не наблюдалось. Правда, как мы узнали позже, их и не должно здесь быть. Как пояснила депутат Мосгордумы Инна Святенко, у туристов популярны только летние месяцы, а с января по март посещаемость Москвы минимальная.
В чем причина? В русских морозах? Но Финляндия и Норвегия делают большие деньги при похожей температуре. Нет, туристу в зимней Москве не просто холодно. Ему еще темно и грязно.
Это мы в полной мере ощутили, пробираясь с Кузнецкого Моста к Лубянке. Кстати, для ориентира на “Золотом кольце” должны быть установлены указатели и информационные щиты на английском. Но они пригодятся только днем. В темноте никто ничего не разглядит.

Чекисты и гомосексуалисты
Перед нами — знаменитое серое здание на Лубянке. Оно тоже включено в “кольцо”. Видно, чтобы иностранные гости не расслаблялись. Мы шли по Лубянскому проезду, оставляя по правую руку памятник героям Плевны и темный сквер за ним. По скверу бродили одинокие мужчины, бросая по сторонам ищущие взгляды. Место сбора малоимущих гомосексуалистов, сквер этот заинтересует разве что таких же герров и мистеров.
Вообще район Китай-города выглядит непрезентабельно: в лабиринте переулков только стихийные стоянки машин, мусорные баки и правительственные учреждения. Романтики старого города — ноль. Фрагменты старинной крепостной стены у гостиницы “Россия” и за “Метрополем” положения не спасают.
Но как раз здесь в ближайшие годы все должно измениться к лучшему. Согласно плану, крепостную стену восстановят. В первую очередь сделают арку для въезда машин у “России”, потом займутся реконструкцией стены по Китайгородскому проезду. Когда ее соорудят, всем желающим разрешат гулять по верху. В кварталах, примыкающих к Никольской улице, построят рестораны и гостиницы. Конторским работникам придется переехать на окраину Москвы, а Никольская улица станет пешеходной. Сквер на Новой площади продлят до Лубянской, а под Славянской площадью построят торговый центр. Подземные магазины должны появиться и под Театральной. Пока же идет реконструкция ее наземной части.
— Сначала сделали сквер перед Большим театром, — говорит руководитель мастерской №10 “Моспроекта-2” Марина Морина. — В этом году расширили площадь. Благодаря высаженным деревьям и фонарям Театральная площадь теперь зрительно соединяется с Александровским садом. Третий этап реконструкции пройдет после того, как будет решен вопрос с разборкой гостиницы “Москва”.

Чужие здесь не ходят
Если переходить Большой Москворецкий мост в сторону “Балчуга”, по обе его стороны увидишь два места, которые туристам лучше не показывать. С одной — “многофункциональный комплекс с подземной автостоянкой”, за много лет построенный наполовину. Знакомый француз, приезжающий в Москву раз в год, а попадающий на Большой Москворецкий и того реже, и тот обратил внимание на отсыревающие бетонные перекрытия и посетовал: что, мол, за безобразия творятся у вас в центре?
Строго следуя маршруту, мы направились к гостинице “Балчуг” прямиком по лестнице. Дорогу нам преградил заборчик. Пришлось идти вдоль него, делая огромный крюк вокруг автостоянки. О том, как мы пытались срезать путь, лучше не вспоминать. Охранник стоянки матом объяснил нам, что здесь ходить нельзя. Почему нельзя, кто дал право владельцам стоянки перегораживать подходы к мосту — неясно. Между тем все “кольцо” заполнено подобными автостойбищами.
Не нужно быть особо наблюдательным, чтобы заметить: на “Золотом кольце” всего пять приличных гостиниц: “Россия”, “Балчуг”, “Президент-отель”, “Метрополь”, “Националь”. Для развитого туристического центра это не мало, а полный ноль. Гостиниц Москве не хватает катастрофически. По европейским нормам, на 1000 жителей полагается 10—12 гостиничных мест, а у нас их 3. В самых популярных у интуристов “Космосе”, “России” и “Украине” свободных мест практически не бывает. “Интурист” снесли для строительства нового отеля, “Москву” закрывают на реконструкцию.
Формально столица вполне обеспечена гостиницами уровня три “звезды”. По данным Комитета внешних связей правительства Москвы, они формируют 42% номерного фонда всех городских отелей. Но в основном они ведомственные. Туристы получают номера по остаточному принципу. А прочие гостиницы попросту отпугивают людей. Даже самые “звездные” не соответствуют тому, к чему привыкли иностранцы.
— Стоимость питания в гостиничных ресторанах часто не соответствует качеству блюд, — сказал нам представитель одной турфирмы. — Чтобы кормить гостей, нам приходится возить их в центр. Иностранцам это не нравится.
Чтобы поправить ситуацию, нужно снижать цены в крутых отелях — 4 и 5 “звезд”, — там все равно мало кто останавливается. Плюс срочно строить трехзвездочные, благо разработана целая городская программа. По идее, до 2010 года в Москве должно быть построено около 30 гостиниц. Но это пока воздушные замки. Бизнесмены не спешат вкладывать деньги в строительство, и власти решили показать им пример — построить первую гостиницу за свой счет. Такого уровня, который должен удовлетворить даже взыскательных интуристов.

Концертный зал барачного типа
Улица Пятницкая и площадь у метро “Третьяковская” — следующие объекты маршрута. Они, между прочим, могут выглядеть вполне по-парижски. Если помыть фасады домов, убрать убогие ларьки и почистить улицы. В общем, провести генеральную уборку. Проекты этой “уборки” у архитекторов уже есть.
Вместо нынешних павильончиков у “Третьяковской” будет построен торговый комплекс. Именно там разместится заведение, необходимое любому туристу, — один из центров первичного экспресс-обслуживания туристов.
— Во всех странах такие центры делают уже давно, — говорит Марина Морина. — В них человек сможет получить любую информацию: схемы города, расписания самолетов и поездов. Здесь будут транспортные и театральные кассы. И фотопленку можно будет купить, и кофе выпить.
Из “Третьяковской” сделают второй выход — через дорогу от существующего, в Ордынском переулке. Появится пешеходная зона, которую должен украсить фонтан. Представьте себе: “кубик” из каменных рам для картин, внутри которого “растет” бронзовое дерево. Строить фонтан могут начать уже весной. А остальные замыслы архитекторов по созданию туристских зон у метро “Третьяковская” пока остаются замыслами.
С тыльной стороны Третьяковской галереи мы увидели стройку, скрытую кривым забором. Забор упирается в грязную трехэтажную конуру из панельных блоков. При ближайшем рассмотрении это оказалась не строительная бытовка, а... камерный концертный зал Рахманиновского общества.

Туристов подпустят к Петру
Заборы, заборы, заборы... На протяжении всего “кольца” стоят заборы, за которыми нет никаких строек. Вот и еще один — на углу Большой Якиманки и Якиманской набережной. Тут наблюдается какая-то работа — ездят самосвалы. Наверное, что-то для “кольца” возводить будут.
— Что здесь строят? — спрашиваем у охранников.
— Ничего. Сюда убранный снег со всей округи сваливали, а теперь вывозят.
И тем не менее будущее у этого района большое и ясное. Архитекторы спроектировали такие райские кущи, что, прогуливаясь здесь, турист может и не обратить внимание на непотопляемое творение Церетели (хотя нет, интурист скорее всего обратит). Под Водоотводным каналом разместится двухъярусная автостоянка на 1000 машин. Загнав железного коня в стойло и поднявшись на набережную на лифте, каждый сможет пройти по мостику к Петру.
От Якиманской набережной к Болотной будет перекинут еще один мост длиной 50 м и шириной в 12. Дальше можно будет пройти прогулочной тропой по нынешней территории фабрики “Красный Октябрь” и подняться на 200-метровый мост, который выведет туриста прямо к стенам храма Христа Спасителя.
Идем дальше. Впереди Боровицкая площадь и старые корпуса МГУ на Моховой. Дворы университета, заполненные разного рода пристройками. Впрочем, у архитекторов есть планы по расчистке: поставить скамейки, красивые фонари, урны — и здесь будут гулять не только студенты, но и постояльцы “Националя” и “Хилтона”, который построят на месте “Интуриста”.
Но генеральная уборка университетского дворика — дело нескорое. Хотя бы потому, что вопрос надо согласовывать с многочисленными собственниками и арендаторами всех нелепых строений.
Наконец-то власти взялись за Ленинскую библиотеку. К 2007 году Пашков дом обещают полностью отреставрировать. Пройдут работы и под Боровицкой площадью. Там сделают подземные переходы, пересекающие Знаменку и Волхонку, с выходом к Большому Каменному мосту и Александровскому саду. Из метро “Театральная”, не поднимаясь на улицу, можно будет попасть в гостиницу “Метрополь”.
...И вот мы снова в Камергерском. Пеший путь по “кольцу” занял четыре часа. Главные впечатления — грязно-мрачные переулки, куча старых разваливающихся домов и — масса информации о радикальной перестройке центра столицы. В проекте все распрекрасно, а дело уже который год не движется.
Проект “Золотого кольца Москвы” существует на бумаге пять лет. За это время он погряз в бюрократической трясине.
Недавно на заседании столичного правительства Юрий Лужков осведомился у представителя Комитета по туризму, как продвигаются работы. Но тот “отослал” мэра в другое ведомство — Комитет по внешнеэкономической деятельности, а представитель этого комитета — обратно к туристическому...
В общем, прямого ответа Юрий Михайлович так и не получил. Видно, туристические чиновники ждут от него нового разноса, которого честно заслужили.
Работа пока ограничивается созданием новых и новых документов. В марте правительство Москвы собирается принять очередную “Программу мероприятий по реализации концепции “Золотого кольца” — уже третий глобальный документ по этому вопросу.
Так что обещанного интуристы будут ждать, скорее всего, не три года. А пока для них работают проверенные годами аттракционы: Кремль, мумия Ленина, матрешки и недорогие девушки нетяжелого поведения.
 

Марк ДЕЙЧ, Ольга ГРЕКОВА, Денис БЕЛИКОВ
 

А теперь ты, Закаев!

Мир перевернулся: Закаева выдают России! Или выдадут. Может, через год, но по крайней мере обещают. Лед тронулся, господа присяжные заседатели, как сказал бы Остап Бендер.

Лед и вправду тронулся: в полынью угодил не только Закаев, но и популярный чеченовед и русофоб лорд Джадд. Референдум по конституции Чечни пройдет не по Джадду, а по российскому сценарию и российским законам. В Вашингтоне тоже признаки ледохода. Там вот-вот занесут в знаменитый черный список несколько чеченских террористических организаций, что подтвердил в Москве посол США в России Александр Вершбоу.
Прямо скажем: сюрприз. Вот датчане — они были другого мнения насчет Закаева, подержали его в тепле и уюте, а потом мягко сплавили в Англию. И те же американцы до сего дня чеченских боевиков вплоть до истории с “Норд-Остом” называли “повстанцами”, “инсургентами” — как угодно, но только не террористами. С чего бы вдруг такое дружное потепление отношений к Кремлю со стороны Лондона и Вашингтона?
Буквально накануне “МК” задал вопрос послу Великобритании в России сэру Родерику Лайну, что он думает по поводу пребывания Закаева в Англии — стране, которая сама находится под угрозой терактов с применением средств массового поражения — химических и биологических: “Что это — политика двойных стандартов?”
“Это не политика двойных стандартов, — считает британский дипломат. — У нас есть свои законы, и они довольно строгие. Мы очень уважаем судебный процесс, и я не могу комментировать случай с Закаевым, потому что именно сейчас идет этот процесс”. Для сравнения посол сослался на недавнее задержание в Англии группы мусульманских террористов, пытавшихся наладить производство отравляющего вещества — рицина. “И у них есть те же самые юридические права”, — заметил посол, добавив, что “в демократическом обществе мы должны очень строго сохранять эту практику”.
“Эта практика” буквально через пару дней поставила Закаева в один ряд с теми, кого он, собственно, и представляет, — чеченскими террористами. Мир — это парадокс: английская актриса Ванесса Редгрейв всей силой свой популярности встала на защиту “гонимого миром странника” — чеченского “Байрона” Закаева, а консервативная и лишенная эмоций английская же юридическая система начала процесс экстрадиции последнего. Хотя, по прогнозам, он может продлиться год и более, что для судебной практики вообще и для западной в частности — дело обычное. Достаточно вспомнить “долгоиграющий” процесс над Милошевичем, идущий сейчас в Гааге.
Однако сам неожиданный поворот в деле “непотопляемого” Закаева и политическое поражение Джадда — это знак. Знак того, что стереотипы, хотя не всегда и везде, но постепенно уступают место международным нормам, правовым и политическим.

P.S. В пятницу Магистратский суд Лондона определил судьбу Закаева. Процесс (экстрадиции) пошел в буквальном смысле этого слова: на новом судебном заседании 14 февраля будет определен его график. А пока у чеченского эмиссара отобрали паспорт, но самого оставили на свободе — под залог.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Джиносовая симфония

На четвертый день непрерывного празднования собственного 50-летия именитый альтист Юрий Башмет наконец-то нашел время для узкого круга друзей и в промежутке между официальными торжествами устроил приватную вечеринку в одной из пафосных загородных арт-галерей.

Разумеется, вечеринка должна была начаться с камерного концерта классической музыки — в исполнении самого юбиляра и музыкантов его ансамбля “Солисты Москвы”. Однако Башмет сразу положил конец всякому официозу: он вышел к микрофону с бокалом белого вина со льдом и по-свойски сообщил собравшимся, что все четыре дня праздновал на полную катушку и останавливаться не собирается. Его явно тянуло поговорить...
И Юрий Абрамович начал травить байки. Рассказал, что весь его музколлектив одет Валентином Юдашкиным, что сам он тоже получил от кутюрье в подарок роскошный смокинг и пару фраков — черный и белый. Только вот носить их не может, потому что нижняя часть наряда как бы того... сваливается во время выступления. Вспомнил, как в Риме пропал его сценический костюм, и пришлось выступать в прямом эфире во фраке, в черной рубашке в крупную сеточку и в джинсах, которые съезжали по причине отсутствия ремня. И их все время приходилось поддерживать бедром. Демонстрация упомянутой позы привела публику в полный восторг. Но Башмет не унимался. Он рассказал, что его украшает шарфик, подаренный два часа назад другом Олегом Меньшиковым (“У нас с ним уже лет десять такая теплая традиция — мы меняемся шарфиками. Вот этот черный шарф Олег сегодня впервые надел, поносил пару часов и сразу вынужден был подарить мне...”) Лишь когда в первом ряду нарисовался профессионал разговорного жанра Михаил Жванецкий, Башмет перешел к Моцарту. После первого отделения последовала незабываемая сцена: зрители почему-то начали хлопать. Башмет изумленно замер, изобразил дьяволическую улыбку, достойную Аль Пачино, и тактично вышел из положения: “Сейчас хлопать не стоит, вот когда второе отделение закончится, тогда можно...” И заполнил неловкую паузу: “Многие музыканты жалуются, что зритель пошел не тот. А знаменитый композитор Дмитрий Кабалевский, наоборот, в таких случаях говорил: “Я очень радуюсь, когда слышу аплодисменты после первого отделения. Это значит, что у меня появился новый слушатель!”
Публика в зале действительно собралась самая разношерстная: Анастасия Вертинская, Александр Градский, Лада Дэнс (трудноузнаваемая без косметики), Елена Ханга с супругом. Рената Литвинова наделала небольшой переполох, впервые появившись перед журналистами в компании своего супруга Леонида. Слегка опоздавший доктор Лев Рошаль преподнес Башмету корзину роскошных фиолетовых тюльпанов, а очень сильно припозднившаяся Ольга Будина так и не попала на концерт благодаря неумолимому охраннику. Впрочем, особо расстраиваться ей не пришлось, ибо впереди всех ждал роскошный ужин при свечах.
 

Марк ДЕЙЧ, Катя ПРЯННИК

Геморрой — наша профессия


Новый генеральный директор НТВ — врач. Пульмонолог, стоматолог и даже, кажется, проктолог.
Ничего необычного в таком повороте карьеры нет. Медицинское образование получил Григорий Горин. То же — с Аркадием Аркановым. Ежели заглянуть чуть дальше, то врачами были и Булгаков, и Чехов, и Вересаев... Правда, все они, став писателями, отошли от медицины. Новый же гендиректор НТВ с нею не порывал. Совсем недавно, в 2000-м, он защитил докторскую диссертацию. Но и в СМИ себя проявил. Как говорится, параллельно. Редактировал журнал “Атмосфера. Аллергические и респираторные заболевания”, много писал для журнала “Астма и аллергия”. Попробовал себя и в видео: написал сценарии для видеофильмов “Жизнь с астмой” и “Жизнь с аллергией”.
Планово знакомясь с коллективом, новый гендиректор (сын знаменитого телеведущего Юрия Сенкевича) перво-наперво заявил: “Я лично гарантирую, что никаких ограничений свободы слова на канале не будет”. Следовательно, долго в этом кресле ему не усидеть. Потому что в точности то же самое говорил и сдающий ныне дела Борис Йордан.


Мне всегда казалось, что генеральный директор телеканала — это прежде всего организатор высокого класса. Как теперь говорят — топ-менеджер. Борис Йордан оказался как раз таким человеком — при всем нашем изначальном к нему отношении (вспомните, как два года назад мы все — и я в том числе — “долбали” его при смене власти на НТВ). Весной 2001 года, получив канал, Йордан заявил о своих “трех китах”: экономическая эффективность, прозрачность финансов и безусловная независимость редакционной политики. Причем независимость полная — от государства, олигархов, политических партий и группировок. Иначе говоря, круговая оборона.
В “китов” Йордана тогда мало кто верил. Тем не менее кое-что ему удалось. Скорее всего — даже многое. Во всяком случае, при долге в 117 миллионов долларов спустя год после прихода к власти нового гендиректора на телеканале — впервые за всю его историю — обнаружилась прибыль: 15 миллионов долларов. Собственно, “Газпром” и сам признал эффективность управления каналом, поскольку в минувшем сентябре заключил с Йорданом контракт еще на три года.
И вдруг — такой скандал.
Вдруг ли?

* * *
Йордан попытался “обустроить” НТВ по образцу западных медиа-структур. Дескать, самое главное — это независимость. И еще: “ничего, кроме правды” и “новости — наша профессия”.
Оказалось, что в наших весьма специфических условиях это не годится. Этих условий Йордан не учел. Или же его никто о них не предупредил. Не исключено, что они как бы подразумевались. Мол, нельзя, Борис Алексеевич, демонстрировать нашим телезрителям лопнувшие трубы и замерзающих людей, поскольку это будет “антигосударственная позиция”. А Йордан небось решил: раз не предупредили, значит, можно. Они же наивные, эти американцы. Даже те, которые русского происхождения.
Однако чаша терпения власти окончательно переполнилась после событий на Дубровке.

* * *
Нас, что называется, простых граждан, всё еще держат в неведении. Мы до сих пор не знаем, в чем, собственно, заключаются претензии властных структур к НТВ. Спустя месяц после трагедии нам показали фрагменты встречи Президента с представителями СМИ. Президент заявил, что считает важным найти баланс между ограничениями в работе СМИ во время операций по спасению людей и полноценным информированием общества о действиях власти — чтобы “государство не возомнило себя непогрешимым”. По-моему, кстати, очень правильная мысль. При этом Владимир Путин (с одной стороны) выразил благодарность “российским СМИ за проявленную гражданскую позицию, за профессионализм и выдержку”. Но в то же время (с другой стороны) Владимир Владимирович подверг критике “некоторые СМИ” за их освещение событий вокруг захвата заложников в Театральном центре.
Речь шла о том, что некий телеканал показал в прямом эфире начало штурма и “передвижение спецназа”. А поскольку за телеэфиром следили и террористы, это “могло привести к огромной трагедии”.
И опять: Президент безусловно прав. В подобных экстремальных ситуациях информация должна быть строго дозированной. Потом, после того, как она разрешится, — сколько угодно, любой “разбор полетов”. Но в момент самой операции необходима осторожность, которая лучше всего выражается знаменитой врачебной формулой “не навреди”.
По имени-отчеству Президент никого не назвал. Но все знали: речь идет об НТВ.
Однако тут возникают некие противоречия. В разговоре со мной самый, пожалуй, популярный сегодня телеведущий, “лицо НТВ”, Леонид Парфенов утверждал: начала штурма в прямом эфире не было.
Как известно, штурм Театрального центра начался 26 октября примерно в 5.20 утра. По словам Парфенова, НТВ вышло в прямой эфир 10—15 минутами позже, когда из захваченного террористами здания уже вовсю слышны были выстрелы и разрывы. Кроме того, сказал мне Парфенов, с того места, где находилась камера НТВ (и камеры всех других телеканалов), толком вообще ничего не было видно, и уж тем более никак нельзя было разглядеть подготовку спецназа к штурму.
Я не знаю, что делать с этим противоречием. Я не могу не верить Президенту. Но и Парфенов, которого я давно знаю, — человек честный. Может быть, Президента кто-то ввел в заблуждение?
Другая претензия к НТВ — относительно передачи (опять же в прямом эфире), для участия в которой были собраны родственники заложников. Штурм был еще впереди — о чем, конечно же, никто тогда не знал, но все догадывались, — и родственники заклинали: не допустить, пойти на любые переговоры, только чтобы не пострадали заложники.
Этих людей нельзя не понять. Конечно, передачу, идущую, вероятно, в то самое время, когда принималось решение: как поступить? — можно было рассматривать в качестве своего рода давления на власть. Допустимо ли осуществлять такое давление и в какой оно должно быть форме — вопрос спорный. Специалисты по борьбе с террором утверждают, что единственный выход из подобной ситуации — штурм. Так поступают во всем мире: власть должна попытаться спасти хотя бы часть заложников, потому что в противном случае гибнут все. Между прочим, более семисот заложников Театрального центра остались живы, и в этом — огромный успех спецназа. Почему же не показать нам тех, кто ждет этого штурма с ужасом, опасаясь за жизнь самых близких людей? Ведь они, родственники, — неотъемлемая часть события...
И, наконец, еще один упрек. Еще до штурма НТВ показало короткую видеозапись оперативного совещания “силовиков” у Президента. Телеканалам эта видеозапись была передана без звука. Иначе говоря, сам факт совещания — вот он, но о чем там говорили, осталось тайной. НТВ показало запись как бы с обратным сурдопереводом: специалист “прочел” сказанное Президентом по его губам.
С точки зрения профессионального журналиста — блестящая идея. Вопрос лишь в том, насколько она корректна. Если Президент не хочет, чтобы в столь непростой ситуации прозвучали его слова, — это его право, которое заслуживает уважения. Кроме того, при таком переводе вполне возможны серьезные ошибки. Сурдопереводчик, переводящий чьи-то слова для глухих, помогает себе особыми знаками. Если же перевод “обратный”, основанный только на артикуляции, просчеты неизбежны. Дело в том, что многие слова — например, “риск” и “иск” — по артикуляции практически одинаковы.
“Если Президент не хотел, чтобы его слова звучали в эфире, не нужно было вообще передавать нам эту запись”, — говорили мне сотрудники НТВ. В чем-то они тоже правы: выуживание информации — их работа. Но лишь в том случае, если при передаче им той злосчастной записи не оговаривалось: в эфир давать только в таком виде и никак иначе, или не давать вовсе. Было ли поставлено такое условие, мне неизвестно.
Короче говоря: претензии к НТВ все-таки спорные. А раз так, то возникает вопрос: неужто причина отставки Бориса Йордана — в независимой редакционной политике канала?..

* * *
Говорят, что вся эта история с претензиями к работе НТВ во время трагедии на Дубровке — лишь предлог: якобы те, кого называют “семьей”, таким способом расправляются с непокорными и расчищают “информационное пространство” перед очередными президентскими выборами. Если это так, то и задача негодная, и средства для ее воплощения плохо пахнут. Я абсолютно убежден, что Путин в такой расчистке не нуждается. Он почти не делает ошибок, и уж во всяком случае — роковых, а его поддержка среди избирателей достаточно высока, и такой, я уверен, она останется.
...А Йордан ушел достойно. Не рвал на себе тельняшку, не собирал митинги в защиту себя и свободы слова. И никого из своей команды не сдал, хотя нынче это принято.
Посмотрим, как будет уходить новый гендиректор НТВ.
 

Марк ДЕЙЧ
 

“Кукольное“ настроение:


Все уходят. Все уходит. Красный лист, плывущий в ручье, погребает белый снег. Бредущие по снегу куклы, став людьми, скатываются в пропасть. Если бывает абсолютная гармония, то Такеши Китано ее уловил. Если он снимал свои “боевые” фильмы — значит, ему нужно было избавиться от агрессии внутри себя, вытащить ее всю. Чтобы сначала снять “Кикуджиро”, а потом — “Куклы”. И одно не бывает без другого. Только очистив себя, можно сделать “Куклы”. Хотя слово “сделать” здесь подходит меньше всего: “Куклы” не сделаны — они сами проявляются на экране, как лицо мальчика на асфальте, когда смывают кровь там, где он умер. Сегодня — московская премьера “Кукол”, сенсации последнего Венецианского фестиваля.


В своих интервью Такеши Китано говорит, что “Куклы” (Dolls, Япония, 2002 год) — самый жестокий его фильм, потому что все герои умирают непонятно почему. Мэтр лукавит. Все понятно. Герои умирают, когда постигают любовь. Потому что миг блаженства не длится вечно, и, дабы не уронить его, не забыть в суете, неизбежно надвигающейся после, потому что ничего уже не может равняться ему — счастью любви, они гибнут. Причем те, что связаны пуповиной — красной веревкой, обмотанной вокруг талии, — проваливаются в бездну вместе, как жили. Как раз сразу после того, как, очнувшись от “кукольного” состояния, на миг почувствовали себя людьми — она вспомнила его и его измену.
Три истории любви, ведущей к смерти. Первая: он, уступив просьбе родителей, женится на дочке своего босса; она, узнав о предательстве, выпивает гору таблеток — ее откачали, но разума она лишилась. Он убегает со своей свадьбы в больницу к той, что уже не может даже узнать его. Он подчиняет свою жизнь ее — он сливается с ней, привязывая ее к себе (или себя к ней?) длинной веревкой, — они бредут среди цветущей сакуры, потом между кленов, покрывшихся красной листвой, на ветру по берегу моря и по долгому снежному полю. Бредут сквозь весь фильм — мимо других героев, своею веревкой соединяя всех в единую историю любви.
Вторая. Поп-певица, поющая глупые песенки про застенчивых девчонок, попадает в аварию — ее лицо изуродовано, она уходит со сцены. Один из ее фанатов понимает ее желание — чтобы никто ее не видел — буквально, как единственный путь к ней. Он ослепляет себя перед ее плакатом из прежней жизни. Она принимает его. Его сбивает машина... (Или он бросается под колеса?) Она остается одна — навсегда, ведь никто больше не полюбит ее так, как он.
Третья. Якудза, доживающий свой век в покое и роскоши, вспоминает девушку, которую 30 лет назад он оставил на лавке в парке, обещая вернуться в дорогом костюме и с тугим кошельком. Она клянется приносить ему обед на эту лавку, как всегда, каждую субботу — пока он не появится снова. Через 30 лет он находит ее на том же месте, но не решается признаться в том, что это он. И когда она начинает уже ждать его — реального, старого, больного человека, а не принца из своей юности, когда они уже начинают ощущать тихое счастье соединения, расставшись со своим одиночеством длиною в жизнь, его убивают. За старые грехи.
А главное, никакие слова не могут рассказать о “Куклах” — потому что это кино, то самое, в чистом виде, которое состоит из оживших картин, такое, каким оно было, когда только появилось.
Видимо, вполне закономерно, что все истории любви — без пафоса и надрыва, истории-поэмы — приходят с Востока: сначала “Любовное настроение” Вонга Кар-вая, теперь “Куклы” Такеши Китано. С Запада лишь истерика — более или менее талантливая.


Марк ДЕЙЧ, Елена СКВОРЦОВА-АРДАБАЦКАЯ
 

Легенда об императоре


При большевиках историческая наука понесла серьезный урон. История была переписана, причем особо досталось дому Романовых. Исключение составлял лишь Петр I: во-первых, его деяния сам Сталин признавал “полезными Отечеству”; во-вторых, Петр был “царь-плотник”, а значит, чуть ли не пролетарий. Что же касается всех прочих Романовых, то о них историками-большевиками писано нелестно, но между тем не столь уж и несправедливо. Другое дело, что — односторонне. Так ведь “плюрализмом мнений” большевики никогда не отличались.


В наши дни возобладала прямо противоположная тенденция. Если о Романовых — то только с обожанием и верноподданническим блеском глаз. При этом портреты русских царей оказываются столь же далеки от реальности, как если бы они создавались в коммунистическую эпоху. Единственное различие — перемена знака с минуса на плюс.
По мнению авторов только что вышедшей роскошной книги “Неизвестный император Александр III. Очерки о жизни, любви и смерти”, за 13 лет царствования этого монарха (1881—1894) “Россия смогла в кратчайший срок совершить стремительный экономический рывок, создать мощную промышленность, перевооружить русскую армию и флот, стать крупнейшим в мире экспортером сельскохозяйственной продукции”. Может быть, так оно и есть. Непонятно, правда, почему, экспортируя зерно, крестьянская Россия голодала (катастрофический голод в Поволжье 1891 года). И почему всего лишь 10 лет спустя после смерти Александра III перевооруженная им армия и флот были позорно разгромлены в Русско-японской войне.
Авторы книги, Ольга Барковец и Александр Крылов, используют многочисленные документы. Но, используя одни документы, они “забывают” о других, противоречащих их концепции. Концепция в общем-то проста: Александр III — просвещенный царь, умный, добрый человек, прекрасный семьянин, рачительный, “строгий хозяин” земли русской. Словом, этакий идеал монарха.
Свидетельства современников Александра III и работы более поздних историков представляют нам императора в несколько ином ракурсе. Безусловно, это обстоятельство не обесценивает вовсе книгу Барковец и Крылова, однако оставляет у читателя ощущение недосказанности и однобокости.
В 1865 году воспитатель цесаревича Александра, Константин Победоносцев, записал в своем дневнике: “Сегодня я пробовал спрашивать Великого Князя о пройденном, чтобы посмотреть, что у него в голове осталось. Не осталось ничего — и бедность сведений, или, лучше сказать, бедность идей, удивительная”.
Будущему самодержцу российскому было уже 20 лет.
За последующие полтора десятка лет (цесаревич вступил на престол в 1881 году) мало что изменилось. Александр III остался человеком малограмотным, за что получил от современников прозвище “венценосный Митрофан”. Французский осилить он так и не смог, немецкий учить не захотел. С родным языком отношения у царя были довольно напряженные. Знаков препинания, кроме восклицательного, он не признавал. Очень любил слово “предерзкий”, которое писал так: “при дерзский”. Слову “авось” предпочитал два: “а вось”, а “идиот” писал через “е” — “идеот”.
Граф Сергей Витте, начинавший при Александре III свою карьеру, весьма едко писал, что царь имел “сравнительно небольшое образование” и “небольшой ум рассудка”.
Военный министр правительства Александра III, генерал Петр Ванновский, как и положено военному, высказывался не столь дипломатично: “Это был Петр со своей дубинкой... Нет, это одна дубина без Великого Петра, чтобы быть точным”.
Наш современник, историк с мировым именем профессор Николай Троицкий, в своей книге “Россия в XIX веке” пишет: “Личность Александра III идеально олицетворяла собой все могущество и все убожество его царствования. Громадный и неуклюжий, с доисторическими манерами (“бегемот в эполетах”, по выражению лично знакомого с ним А.Ф.Кони), колосс в физическом отношении, Александр III был пигмеем в отношении умственном... Оба они — Победоносцев и Александр III — хорошо иллюстрируют афоризм Милля: “Не все консерваторы — дураки, но все дураки — консерваторы”.
Консерватизм Александра Александровича был густо замешан на страхе. Ни в мыслях, ни в делах его не было и тени смелости, которой славился его отец. Вместо конституции, которая готовилась под патронажем Александра II, его сын провозгласил манифест самодержавной власти, втайне подготовленный по его указанию все тем же Победоносцевым. Основная мысль манифеста заключалась в том, что новый император “никогда не согласится на ограничение самодержавной власти”.
Если кто-то и был виновен в скором конце дома Романовых, так это Александр III.
В книге Барковец и Крылова присутствует и национальный вопрос. То есть присутствует в том смысле, чтобы доказать: Александр III был прямо-таки интернационалистом и защитником малых народов. Хотя известен “неизвестный император” был совсем другим. Еще будучи цесаревичем, он распорядился о награждении печально известного юдофоба, автора памфлета “Об употреблении евреями христианской крови”. Став императором, Александр “усовершенствовал” “черту оседлости” и “процентную норму”, т.е. ужесточил их. Особым циркуляром, одобренным Александром III, прессе запрещалось публиковать статьи, направленные “против антисемитизма”. Написанный на эту тему очерк Льва Толстого был тут же конфискован. Епископ Херсонский и Одесский Никанор, позволивший упомянуть о человеколюбии в отношении евреев, получил суровый выговор от Святейшего Синода, а московский священник Немиров и вовсе лишился прихода за проповедь о том, что евреи — тоже люди.
В заключение — еще несколько строк из упомянутой работы историка Николая Троицкого:
“Александр III в последние годы жизни от страха и пьянства заметно терял человеческий облик. По официальной версии, причиной смерти еще далеко не старого, отличавшегося смолоду богатырским здоровьем самодержца была болезнь почек (пиелонефрит). В последнее время эта версия вновь обретает хождение. Однако более убедительной выглядит точка зрения современников царя, а также его собутыльников, по которой он умер от последствий алкоголизма”.

Марк ДЕЙЧ
 

Коричневые


В ближайшие дни в книжные магазины поступит книга, подготовленная к печати издательством “Терра”.
Она называется “Коричневые. Неонацизм в России на пороге третьего тысячелетия”, ее автор — обозреватель “МК” Марк Дейч. Предлагаем нашим читателям фрагменты из двух глав книги.


“РУССКИЙ ПОРЯДОК”
Нацизм в России — больше чем нацизм.
“Почему больше?” — спросите вы.
Ответ прост. Нет сегодня второго такого государства в мире, где было бы столько нацистских и неофашистских партий, сколько их нынче в России. Причем действуют они совершенно легально, зачастую при полном благорасположении властей. Им, русским нацистам, вольготно на Руси. До последнего времени им нигде не противодействовали. Прокуратура и милиция лояльны. И лишь не так давно, и лишь в одной только Москве, нацистов несколько приструнили. Но этому случаю (о нем речь впереди) вряд ли суждено стать прецедентом: несмотря на то, что по настоянию президента закон о противостоянии экстремизму все-таки принят.
Вот потому-то нацизм в России — больше чем нацизм. Потому что здесь ему лучше, чем где-либо еще. А как известно еще со времен классика марксизма-ленинизма — лучше больше, да лучше.
В сегодняшней России — не менее полусотни организаций и партий, исповедующих и проповедующих откровенно людоедские взгляды. Сами себя их лидеры — за малым исключением — нацистами не называют, предпочитают уклончивое: “национал-патриоты”. На заре перемен, затеянных Горбачевым, такое жонглирование формулировками нас поначалу обманывало. Но лишь до тех пор, пока за дело не взялись идеологи и пропагандисты.
Впрочем, на первых порах “теоретическая база” была по большей части смешной и потому казалась безобидной. Собственно, любой общественный катаклизм всегда выносит на поверхность некую мутную, бурлящую субстанцию. И они всплыли: “академики” несуществующих академий, “мессии”, поэты-словоблуды, обладатели невероятных тайн и “собеседники Космоса”. У всех у них имелись ответы на все животрепещущие вопросы. А требовалось от них не так уж много: напористость, эпатаж и мистическая загадочность.
Всего этого было в избытке.
 

* * *
Однажды в Центральном доме Советской Армии состоялась встреча ведущих деятелей “Российской академии” с общественностью. Общественность присутствовала: две–три “черные” сотни, создающие постоянный фон на “патриотических” митингах. О “Российской академии” было известно лишь, что основал ее Илья Глазунов совместно с некоторыми нашими “литераторами”. Теперь, на встрече, выявились основные направления деятельности этого учреждения.
Встреча состоялась не просто так. Согласно объявлению председательствующего, главы “Академии”, намедни как раз исполнилось “7500 лет введения на Руси плоскостного письма”. Что это такое и чем письмо плоскостное отличается от объемного, председательствующий не объяснил. Тем не менее, в связи с этим торжественным событием глава “Академии” открыл “звуко-речевую программу, в ходе которой мы должны задуматься о гармонии множества и о гармонии парности. Поэтому перед началом, — уведомил глава, — выступят представители языческих богов, а потом представители православия”.
Тут оркестр “Боян” — кстати, очень неплохой оркестр — заиграл “Русскую симфонию” Рахманинова; под ее звуки на сцену вышли “русские академики”: все как на подбор в косоворотках, а единственная среди них женщина — в некой хламиде, играющей, по-видимому, роль национального русского платья.
Все расселись вокруг микрофона, первым выступил “русский академик” Ананий Абрамов. Он доложил собравшимся результаты самых последних научных изысканий, согласно которым вся наша планета в глубокой древности называлась “Русь”. А 7500 лет назад, при введении “плоскостного письма”, наша планета уже называлась “Кыевска Русь”. Однако “разноэтнические рати предателей рода людского изменили положение на Земле. Эти вороги действуют и по сей день, они внедряют в наш язык разные вредоносные слова”. Далее “русский академик” пояснил, какие вредоносные слова он имеет в виду. К примеру, слово “мэр”. На русском языке (согласно “академику”) оно значит “убийца жизни лона, насильник”. Еще хуже — слово “президент”: все на том же неизвестном ранее русском языке это — “вор”, “убийца”, “главарь ивритов”. В завершение “академик” обнародовал сенсацию: оказывается, город Ярославль был основан самим Авелем. Поэтому и называется: Я — рос — Авель.
Следующим выступающим была дама. Она назвалась Тамарой Васильевной, фамилию почему-то опустила. Я думаю — из скромности. В “Российской академии” Тамара Васильевна — “преподаватель пиитики движения”. Открытия “преподавателя пиитики движения” тоже сенсационные. Тамара Васильевна поведала присутствующим, что православные на Руси появились задолго до христианства; именовались они “справославными” и жили, по словам Тамары Васильевны, “в гармонии с космической Русью”. Потом Тамара Васильевна заявила, что Новый год нужно праздновать первого сентября: “Первое января — это день обрезания природы. Дело в том, что ворогам не удалось обрезать Иисуса Христа. Они ввели в Церковь праздник Обрезания Господня, но не успокоились. Они придумали первое января, чтобы люди-гои делали обрезание природе, и упивались, и ужирались среди обрезков и зачинали дебилов. А первое сентября еще 7500 лет назад был днем знаний, когда справедливые люди заглядывали в прошлое и кое–что там улучшали”.
После этой тирады “преподаватель пиитики движения” поделилась своими тревогами по поводу ситуации, сложившейся на сексуальном фронте: “Это плохо, когда молодежь сама выбирает, с кем в брак вступать. Ведь когда соединяются мужчина и женщина — у них рождается дитё. А когда мужчина выбирает мужчину, у них зарождается фантом Сатаны, то есть сатанизирующий фантом”.
Далее выступил еще один “русский академик”. “Солнценарии! — обратился он к присутствующим. — Пришла пора открыть многие тайны, сокрытые в нашем языке. Все русские — интуитивно солнечные, о чем говорит солнечная частица “ра” в нашем языке. Мы все — пролетарии, аграрии, аристократы; в нас всех есть солнечное начало. Недаром так много солнечности в словах “армия”, “генералиссимус”, “генерал”, “маршал”.
После этих слов мне стало ясно, почему для этой встречи был предоставлен Центральный дом Советской Армии.
В заключение некто Лебедев (опять же — “академик”) легко доказал, что Иисус Христос был сыном языческого бога, а рай находился где-то в районе Уральского хребта, поэтому правильнее его называть — “У-рай-ские горы”.
В это время музыканты оркестра “Боян” — они находились на сцене, и было видно, каких усилий им стоило сдерживать смех, — бросились за кулисы. Правда, хохота оттуда слышно не было.
 

* * *
Повторю: поначалу всё это было смешно. Грустно стало позже — когда весь этот идиотизм сменился весьма стройной (отнюдь, впрочем, не новой) “теорией”, а на смену “академикам” и “собеседникам Космоса” пришли

ФЮРЕРЫ И “БАТЬКИ”
...Глухой зимней ночью где-то за Вологдой медленно ползет последний вагон на Север. То и дело тормозит, останавливается с лязгом и снова катит неспешно. Наконец намертво встает у дощатой платформы полустанка, над которой тускло светит одна-единственная лампа.
На платформу, грохоча сапогами, высаживаются человек двадцать — все в коричневых долгополых шинелях, с автоматами. На рукавах — повязки: белый круг на красном фоне, в центре круга — нечто среднее между крестом и свастикой. Один из них (вероятно, Старший) кричит в темноту вагона:
— Ну всё, приехали. Давай по одному, слегка.
В дверях появляется некто в длинной меховой шубе, с огромным мешком на спине. Ему в лицо упирается яркий луч фонаря.
— А-а, Жирик... — насмешливо цедит Старший. — Я же сказал — слегка. Значит, без вещей. А ну брось своё барахло! Оно тебе больше не понадобится.
— Вы не имеете права, — жалобно говорит Владимир Вольфович.
— О правах спросишь своего папу-юриста, — так же насмешливо отвечает Старший. — Давай-давай, не задерживай. Кто там следующий?
В дверях вагона появляется фигура в армейской шинели, из-под которой видны красные генеральские лампасы.
— Макашов, что ль? — спрашивает Старший, не желая, по-видимому, расходовать батарейку.
— Так точно! — отвечает фигура. — Макашов Альберт Михайлович.
— Да уж вижу, что Альберт, — говорит Старший. — К тому же еще и Михайлович. Ну-ну...
— Вообще-то я крещен Дмитрием... — заученно и потому безнадежно возражает генерал.
— Ты? Дмитрием? А ну, повернись в профиль. — Освещает Макашова фонарем. — С таким-то профилем — и Дмитрий? Совсем оборзел. Следующий!..
Из вагона выходит “папаша Зю”. Он в теплом овчином тулупе, валенках и ондатровой шапке.
— Товарищи!.. — начинает было Геннадий Андреевич.
— Анпилов тебе товарищ! — обрывает Зюганова Старший. — Он тут уже побывал, так что скоро свидитесь... Всё, хватит лирики. А ну, вылазьте, жидовские морды!
На платформу вываливаются Илюхин, Кондратенко, Проханов, Шандыбин, Лимонов.
— Все? — осведомляется Старший. — Вроде кого-то не хватает. Ну-ка, унтер, проверь.
Один из коричневошинельных ныряет в темень вагона. Спустя короткое время появляется вновь, волоча кого-то за собой.
— Под шконку забрался, падла! — радостно объясняет унтер.
Старший светит фонариком.
— Что ж это вы, Александр Григорьевич! — с ласковой укоризной говорит Старший. — А еще президент. Бывший, правда, но все равно...
— Я — гражданин иностранного государства, — кричит Александр Григорьевич.
— Какого такого государства? — усмехается Старший. — Всё уже, ...здец. В смысле — аншлюс. Согласно свободному волеизъявлению наших народов. Ну ладно, хватит. — Он обращается к унтеру: — Ведите, а я покурю пока.
— Далеко вести-то? — спрашивает унтер. — А то в тот раз, когда Анпилова с подельниками привезли, по уши в снегу завязли.
— Да нет, — говорит Старший, доставая пачку кишиневского “Мальборо”, купленную в спецраспределителе, — метров двести. Дальше не надо...

Именно так (или почти так) всё и произойдет, если к власти в нашей стране придут коричневые. В первую очередь они освободятся от недавних союзников, потому что власть — одна, и делить ее они не захотят ни с кем. В свое время это успешно проделали большевики.
А пока все эти “союзники” пытаются привлечь к себе внимание и пролезть во власть. При этом — отчаянно грызутся между собой. И лишь в одном они трогательно едины: в своем боевом кличе — “Бей жидов и инородцев, спасай Россию!”.
Вот о них-то и поговорим. О фюрерах и “батьках”.
 

* * *

Храпит и яростно дрожит
Казацкий конь при слове “жид”.
Игорь Губерман

К нашим депутатам мы уже привыкли.
Вообще-то, когда они все вместе собираются, — зрелище и речи не для слабонервных. Однако нервишки наши еще и не такое выдерживали.
Правда, сами–то они, наши избранники, оказывается, не всё стерпеть могут. То есть, когда их коллега Жириновский женщину–журналиста в свою машину силком запихивал, чуть ли не покалечил, — это пожалуйста. Когда тот же коллега “на пленарном заседании” женщину–депутата за волосы таскал — тоже ни гу–гу. Но стоило Владимиру Вольфовичу как-то раз на место любимого спикера покуситься и сверху, из–за стола начальственного, на своих коллег водичкой побрызгать, готово дело: “телега” в прокуратуру. А что прокуратура? Пожурила Жириновского? Слова ему всякие сказала насчет морали и депутатской этики? Так Владимир Вольфович и слов–то таких не знает, в его словарном запасе они не предусмотрены.
Реакция коллег на коленца ихнего товарища тоже была весьма примечательная. Лишь один в ответ на водичку чем–то тяжелым замахнулся. Но Владимир Вольфович ловко увернулся. Даром что упитанный и неповоротливый — за спину своего брата–депутата быстро сиганул. Оно и правильно: депутатов–то много, а вождь — один. Потом, правда, Рыжков Николай Иванович плачущим своим голосом попросил Жириновского “седины не позорить”. А куда их дальше–то позорить? Дальше некуда. А еще коммунист Семаго прочувственную речь произнес. Дескать, не могу терпеть. И опять же прокуратурой пригрозил. За что лично Владимир Вольфович пообещал его, Семаго, в травмопункт отправить.
Тут, я думаю, Жириновский несколько перебрал. Потому как, ежели один на один, против Семаго он недолго протянул бы. Но один на один Владимир Вольфович не любит. Он любит, чтобы в окружении своих охранников. Говорят, они у него прямо там, в зале заседаний Думы, имеются: членами фракции ЛДПР значатся. Голосуют исправно.

Такая у нас палата. №6. Нижняя. А есть еще верхняя, несколько уже видоизмененная. В структурно-организационном плане. Там всё солидно, тишь да гладь. Как-то один губернатор в своем выступлении сильно против инородцев ополчился. И что же? А ничего? Скушали.
Тогда губернатор тот самый (теперь, правда, — уже бывший), Кондратенко его фамилия, и вовсе рассупонился. Вернулся в свою губернию, на Кубань, и там с речью выступил. С двухчасовой. Пересказать сие невозможно. Песня. Прикоснемся к ней лишь краешком.
“Только у меня в крае появилась вакансия, — а политбюро и правительство уже были захвачены ими (сионистами. — М.Д.) — мне звонок: “Николай Игнатович, рекомендуем взять вот этого”. Откуда я его ни прокручу — опять нерусский. Это надо было видеть, но русские не умели отличать, потому что всё закамуфлировано было. Это были люди с русскими фамилиями. Это тактика была — становиться русскими. Была тактика внедрения в русские семьи, когда еврейка, которая подвержена этому гнусному политическому течению, подбивалась к молодому парню, и они хорошо знали — дети будут уже наши”.
Еще одна цитата. Что называется, в тон.
”Своих женщин они навязывают в жены влиятельным христианам. Христиане часто женятся на еврейках. Евреи прекрасно отдают себе отчет в этом, и они совершенно планомерно прибегают к этому способу обезоруживания идейного руководства своих расовых противников. Чтобы замаскировать все это и усыпить внимание своих жертв, евреи все громче кричат о необходимости равенства всех людей, независимо от расы и цвета кожи, а дураки начинают им верить.
Подчинить себе народ, сохранивший свою расовую чистоту, евреи никогда не смогут. Евреи в этом мире всегда будут господствовать только над народами, потерявшими чистоту крови. Вот почему евреи и стараются самым планомерным образом разрушить чистоту расы и с этой целью прибегают к систематическому отравлению крови отдельных лиц. Всеми средствами стараются евреи разрушить расовые основы того народа, который должен быть подчинен их игу. Евреи не только сами стараются испортить как можно больше наших женщин и девушек, они помогают в этом отношении и другим народам”.
Первая цитата — из речи тов. Кондратенко Николая Игнатовича. А вторая — из книги партайгеноссе Шикльгрубера Адольфа Алоизовича. “Майн кампф” называется.
Однако не думайте, будто я упрекаю Николая Игнатовича в примитивном плагиате. Мысли своего духовного наставника бывший кубанский губернатор расцветил и углубил. Причем если германский фюрер был по большей части теоретиком, то его коллега с Кубани — практик, предпочитающий примеры “из жизни” и нашего недавнего прошлого.
“Светлана, дочь, писала в своих сочинениях: Сталин хорошо знал сионизм и вел с ним борьбу. Жестокую борьбу. Человек он был суровый. Помните, Троцкий, Каменев, Зиновьев... Бухарин русский. 19-летняя Лурье подлезла под 40-летнего Бухарина и завербовала. Если посмотрите цепочку, я лишь схематически скажу дальше, тухачевские, якиры, фильдманы, уборевичи и так далее, те, как нам говорит телевидение. Знаменитые генералы — опять никого русских. Ленинградское дело — ахматовы, зощенки и так далее — опять никого русских. После смерти Сталина, вы этого не могли видеть, но с приходом Брежнева особенно, а он по корням из них, жена — из них, началось засилье. Кадровая политика вершилась активно в их пользу. Госплан, Госснаб были захвачены, пресса была сдана им”.
Силен “батька Кондрат”: всё про всех раскопал! Правда, дочь Сталина, Светлана Аллилуева, в своих воспоминаниях ничего не писала о борьбе своего папы с сионизмом. Правда, Тухачевский — потомственный дворянин и потомственный же военный. Но это так, досадные оплошности. А про остальных — все правильно: “никого русских”. Начиная со Сталина. Зощенко скорее всего — украинец. Ахматова гордилась тем, что род ее идет от Чингисхана. Про Якира и Уборевича я уж и не говорю.
Кондратенко можно еще долго цитировать: у него что ни фраза, то перл. Ну вот, к примеру:
“Славянским народам не присущ гомосексуализм. Русский до такой логики бы не додумался. Только сионист коварный мог бы до этого додуматься”.
Ну что тут скажешь… Бедный Чайковский. “Сионист коварный”.
“Логика” Кондратенко проста как мычание: во всем виноваты евреи. То есть, простите, сионисты. Это у него такой синоним. И ведь назовешь его антисемитом — возмутится. “Что вы! — скажет. — Какой же я антисемит? Я очень люблю арабов!..”
Конечно, дремучесть и косноязычие губернатора не должны отвлекать наше внимание от того факта, что он — “законно избранный”. Дескать, “народ за него голосовал”. Я, однако, не отношусь к тем, кто полагает, будто это — индульгенция. В 33-м значительная часть немецкого народа тоже проголосовала. Через короткое время ему, народу, мало не показалось: воздалось за его выбор полной мерой.
В конце концов народ всё же понимает, на что купился. Рано или поздно. Но обычно все–таки поздно. Сейчас вот Краснодарский край Ткачев возглавляет — народ и за него голосовал. Кондратенко Ткачева рьяно протежировал, как сына и единомышленника.
От своего духовного наставника, “батьки Кондрата”, новый губернатор мало чем отличается. А Кондратенко — по-прежнему в верхней палате. Сенатором работает. Думаю, что обращение к ней, к палате, было бы бессмысленным. Что она может сделать со своим братом-сенатором, не стесняющимся открыто высказывать расистские воззрения? То же, что и нижняя — с Жириновским. Ничего.
А я вот что предлагаю. Обе наши палаты Федеральным Собранием называются. Такой, знаете ли, базар–вокзал. Азы парламентаризма. Так вот: сделать его постоянно действующим. Для двоих. Верхний аз — Кондратенко, нижний — Жириновский. И пусть заседают. Можно даже любопытных пускать. Но только не во время кормления. И чтобы посетители через прутья ничего заседающим не просовывали.

* * *
Тов. Кондратенко осчастливил редакцию “МК” своим посланием. Дескать, “в целях исключения домыслов, инсинуаций, прошу опубликовать тексты моих выступлений”.
С “текстами” я ознакомился. Вынужден Николая Игнатовича огорчить. И констатировать: никаких инсинуаций и домыслов в моих заметках не содержалось. А содержалась в них, напротив, банальная истина, заключавшаяся в том, что “батька Кондрат” — человек, мягко говоря, невежественный, подменяющий нехватку образования ненавистью к инородцам.
Чтобы не быть голословным, приведу незначительные выдержки из пространного послания бывшего краснодарского губернатора.
“Мне, человеку, который уже седой, нечего перед вами здесь кривляться. Но так судьба моя сложилась, что я уже, так сказать, более трех десятков лет нахожусь у управления. Управления районом или краем. Всё это, безусловно, давало мне возможность осознавать мир несколько по-иному. Ловить информацию, владеть информацией, той, которой простые люди просто-напросто не владеют. И, конечно, не видеть этой грязной политики я не мог”.
Какую же такую секретную информацию, недоступную нам, простым смертным, поймал Николай Игнатович? Помимо, ясное дело, общеизвестных фактов: что “телевидение в России захвачено ими, они нам и показывают, и несут, и сеют в души, что вот это только хорошо, остальное плохо, навязывая нам собственную логику мышления”; и что “если вы внимательно присмотритесь, вы на российском телевидении русское лицо не увидите, вы русской логики не услышите там”.
С нерусской логикой у тов. Кондратенко забавно получилось.
А кто такие “они”, которые “несут” и “сеют”? Не будем наивными. Впрочем, Николай Игнатович мысли свои не слишком глубоко прячет. К тому же — подкрепляет их “историческими экскурсами”:
“Сионизм завладел Россией не с августа 1991-го. Август 1991 года — это было начало жестокой политики, прессинга сионистского. А вообще, если так в историю вы посмотрите, то тогда, в начале века, когда те революционеры из-за границы приехали в кожанах, нацепив парабеллумы, окрасив нас, русских, в красных и белых, и заставили стреляться, то был сионизм. Бунд — это была еврейская фракция в российской социал-демократической партии. Теперь общеизвестно, что это был сионизм. В Бунде состоял и Владимир Ильич Ленин. Потом Владимир Ильич резко порывает с сионизмом, раскритиковав его, — Каплан стреляет в Ленина. После этого, похоже, они ему не могли такое предательство по их меркам простить, они его, похоже, и умертвили”.
Ай да “батька”! Бунд — фракция РСДРП... Историк, однако. А за членство Ленина в Бунде — за это Николаю Игнатовичу отдельное спасибо. За открытие огромного исторического значения. А уж дальше — всё как полагается: Владимир Ильич евреев раскритиковал, так они его, понятное дело, тут же и умертвили. Мало того что нашего Христа распяли, они еще и с вождем мирового пролетариата разделались.
Так что напрасно говорят, будто в знании — сила. Сила в невежестве.


Марк ДЕЙЧ
 

Экстрадиция — добрая традиция


Лондон, утопая в снегу (такая снежная чехарда здесь впервые за последние 12 лет), довольно сухо отреагировал на судебные слушания по делу Ахмеда Закаева, которые начались в четверг около двух часов дня по московскому времени. Может быть, потому, что на днях в британской столице обнаружилась целая банда собственных террористов, которые на частной квартире наладили производство ядовитого вещества — рицина.


Еще несколько дней назад стало понятно, что 9 января заседание будет просто “техническим” — на нем должны были определить дату следующего слушания и попытаться найти точки соприкосновения российского и британского законодательств, позволяющие обосновать выдачу Закаева. Новая дата уже известна — 31 января. Эмиссара Аслана Масхадова в России обвиняют в убийстве, бандитизме и организации террористических актов. В британском законодательстве понятия “бандитизм” нет. Правда, есть “убийство” и “терроризм”. По мнению российской Генпрокуратуры, из-за этой разницы в законодательных базах двух стран процедура экстрадиции затянется на долгие месяцы. Тем не менее, как считает российский адвокат Генрих ПАДВА, дело здесь все-таки не в этом:
— Просто в западных судах более требовательны к тому, что касается доказательств вины человека, чем у нас. Поэтому у нас и возникают трудности, когда мы обращаемся к той или иной стране с просьбой об экстрадиции. Причем, обратите внимание, ведь нам отказывают в экстрадиции практически все страны! И Испания, и Франция, и Дания. А ведь это страны с разными законодательными базами, с разным подходом к судебному процессу. Возможно, мы все-таки слишком легкомысленно относимся к общепринятым требованиям. Это не шутка!
* * *
Чеченский эмиссар прибыл в Лондон в начале декабря. Там судья Тимоти Уоркман выпустил его под залог в 50 тысяч фунтов, который внесла, уже неотделимая, как тень, от Ахмеда Закаева, британская актриса Ванесса Редгрейв. У нее же в лондонском доме Закаев и поселился.
Совсем неожиданно выяснилось, что у представителя Аслана Масхадова российский паспорт — не единственный. Он еще и обладатель “Паспорта Свободы”. Об этом диковинном документе стало известно из письма председателя Госдумы России Геннадия Селезнева к Европарламенту. Российский политик сообщил, что “Паспорт Свободы” был вручен Ахмеду Закаеву заочно. В представительстве Европейской комиссии в Москве “МК” сообщили, что вручение паспорта человеку, обвиняемому Москвой в тяжких преступлениях, “было неформальной акцией по инициативе нескольких членов Европарламента”.
Синяя книжица на разных языках, на обложке которой написано “Паспорт Свободы”, а внутри — выдержки из Декларации прав человека и аналогичных европейских документов. Этот паспорт, правда, не дает возможности разъезжать без визы по широкому европейскому пространству — он всего лишь акт моральной поддержки со стороны Европейского парламента тем людям, которые преследуются по политическим мотивам у себя на родине. Хотя на родине Закаев давно не обитает, все больше — за ее пределами, где, по российским понятиям, занимается террористической деятельностью, а по европейским — преследуется как едва ли не правозащитник, теперь уже с мировым именем и “Паспортом Свободы” в кармане. Как-никак он оказался в компании таких обладателей синей книжицы, как бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин (ему вручили “Паспорт” за “последовательную критику режима Назарбаева”) и белорусский оппозиционер профессор Гомельского медицинского института Юрий Бандажевский (соответственно — “за критику режима Лукашенко”). Правда, последние двое не обвинялись в терроризме и не руководили вооруженными бандами “шахидов”...
 

Марк ДЕЙЧ, Наталья ЗОЛОТАРЕВА
 

Фабрика слез


Московское представительство Чеченской Республики работает круглосуточно. На телефонах “горячей линии”, которую организовали сразу после теракта, днем и ночью дежурят пять сотрудников. У каждого — списки раненых и номера больниц, в которых они лежат. О погибших здесь известно мало: меньше десятка фамилий.

— Мы располагаем данными на 67 пострадавших, — сказала “МК” сотрудник представительства Лаура. — Большинство лежит в больницах Грозного. Десять человек отправили в Моздок. Еще 15 переправили в субботу в Москву — их разместили в институте Склифосовского и госпитале Бурденко. Вот имена: Султан Амирзов, Шукран Джабраилова, Тимур Джамалханов, Муса Керимов, Малика Исмаилова, Тамара Муртаева, Фатима Муртаева, Муса Радуев, Дмитрий Семенов, Руслан Талхигов, Муминат Хабзаева, Галина Позднякова, Муса Арсемиков, Елена Светченко и мужчина по фамилии Кастарошвили (его инициалы — В.Н.).
Звонят не переставая. За неполные двое суток Лаура ответила более чем на 700 запросов, примерно на столько же — другие дежурные по “горячей линии”. На московское представительство выходят со всех концов России, из Германии, Бельгии, Голландии, других стран. Главным образом ищут родственников. Но немало звонков от друзей, одноклассников тех, кто работал в правительственном комплексе Грозного. Примерно каждый третий звонок — с выражением сочувствия и предложением помощи.
Правоохранительные органы в Москве и Грозном с комментариями по-прежнему не спешат. А жители Грозного недоумевают, как на тщательно охраняемую территорию сумели беспрепятственно проехать два автомобиля, под завязку груженные взрывчаткой (по некоторым данным, мощность взрывов в центре чеченской столицы эквивалентна подрыву полутора тонн тротила).
— К теракту тщательно готовились, — не сомневается Эди Исаев, руководитель информцентра московского представительства Чечни. — Машины имели армейские номера и спецпропуска на лобовом стекле. В них сидели люди в форме Российской армии. Насколько я знаю, на одном были погоны подполковника. “КамАЗ” к тому же оказался бронированным — чтобы достать такой, нужны крепкие связи...
Тем временем в МВД республики говорят, что последствия теракта могли быть гораздо трагичнее. Оказывается, протаранившие забор “КамАЗ” и “уазик” все же заметила охрана, и по машинам открыли огонь. Стрельба спровоцировала преждевременный взрыв, иначе от чеченского “Белого дома” ничего бы не осталось. Кто именно из трех охранных структур (спецназа Минюста, милиции и внутренних войск) открыл огонь по камикадзе, пока неизвестно. Однако доподлинно известно другое — погибли как минимум трое военных. Скорее всего это вэвэшники. Во всяком случае, в Минобороны “МК” сообщили, что данными о потерях личного состава в результате теракта в Грозном не располагают.
Нам удалось дозвониться до чеченской столицы. На том конце провода заговорил мужчина:
— Правительство республики работает в нормальном режиме, в нормальных условиях. Связь есть — вы же нам дозвонились. Короче, все под контролем. Других комментариев не будет...
Информация о теракте “с другой стороны” постоянно появляется в Интернете. Уже через час после событий в центре Грозного масхадовские сайты сообщили об “уничтожении оккупационной администрации в Джохаре” с подробным перечислением разрушенного: взорваны все пристройки, включая суперсовременный комплекс спутниковой связи, частично уничтожена военная комендатура, городок журналистов, повреждено здание банка... Не обошлось без грозных предупреждений. В частности, совета гражданам Чечни не подходить “к местам дислокации оккупационных формирований ближе чем на 3 километра”.
В ночь с пятницы на субботу свое заявление распространил Аслан Масхадов. Как и следовало ожидать, президент Ичкерии поспешил откреститься от кровавого теракта. Не исключено, что ответственность за него возьмут на себя Басаев или Абу-Валид.
 

Марк ДЕЙЧ, Юрий ГАВРИЛОВ
 

Авас и раки


Карцев — это “Авас”. И “раки”. Я так и начал наш разговор: дескать, какие же все-таки лучше: большие, по пять, но вчера, — или маленькие, по три, но сегодня? Карцев насупился:

— Опять раки. Надоело. Мне вообще больше рыба нравится. Мурена, например. Я один раз ее ел, давно, до сих пор забыть не могу. В Одессе, правда, мурены нет, там другой рыбы много, я обязательно в Москву привожу: тюлечку, бычков, скумбрию, камбалу… Сейчас-то хорошо, “Привоз” от рыбы ломится. А еще недавно в Одессе не было рыбы. Можете себе представить? Главная пища одессита. Стоила копейки. И люди ели, и кошки, и все были довольны. А потом, лет 25 назад, снесли рыбный корпус и запретили продавать рыбу. По “Привозу” ходила женщина с необъятной грудью и доставала оттуда рыбу. Называлось — из-под полы.
— Вы коренной одессит?
— Вот именно.
— Докажите.
— Пожалуйста. У Красной площади в Москве поставили памятник маршалу Жукову. На коне. Стоит возле памятника группа одесситов, к одной из женщин подходит репортер:
— Как вам памятник?
— Потрясающе! Я вообще люблю лошадей!
— Убедили. Когда вы впервые ощутили свое призвание?
— В школе. У нас была директриса, Прасковья Григорьевна. 130 килограммов живого веса. Она замечательно ко мне относилась, но иногда била. За дело, я ведь шкодный был. Как даст по шее — и я улетал. Перед выпускными экзаменами мы всем классом сфотографировались. Вместе с ней. Она пожаловалась: “Ой, как плохо я получилась!” А я и скажи: “Как в жизни”. Она обиделась. Сказала: “Это уже не смешно” — и ушла к себе в кабинет.
— По шее не дала?
— Нет. Но вот тогда-то я понял, что юмор — штука ответственная, он требует чувства меры. И пошел извиняться.
— После школы — армия?
— В армию меня не взяли, хотя я очень хотел.
— Ну да!..
— Ей-богу! Хотел! Но у меня астигматизм. Меня проверял глазник. Он показывал своей указкой на “Ш”, я говорил “М”, вместо “Н” — “Х”, а на “З” говорил “Б”. Глазник хохотал и приговаривал: “Ничего, будешь снайпером”. Снайпером я не стал, пошел на швейную фабрику “Молодая гвардия” — учеником наладчика по швейным машинам. И, конечно, участвовал в самодеятельности в ДК моряков. Как-то в драмкружке ДК заболел исполнитель небольшого эпизода, пригласили меня. Я должен был играть гитлеровца. Когда они допрашивали русского матроса (Когана), матрос вырывался и с криком: “Смотри, как умирает русский матрос!” — бил меня по голове. Я должен был упасть. Я придумал смешное падение, падал минуть двадцать. Режиссер за кулисами кричал: “Падай, сволочь! Хватит!” Я падал. Публика хохотала. Матрос Коган выхватил у немца пистолет и выстрелил в меня в упор. Я продолжал падать. Находившийся на сцене немецкий офицер ударил меня чем-то по голове, с матросом Коганом случилась истерика, он хохотал и кричал мне: “Падай! Падай, идиот!” Наконец я упал. Под аплодисменты. Сцену доиграли с трудом, режиссер подбежал ко мне и сказал, что я придурок и чтобы он меня больше не видел.
— После этого вы и попали к Райкину?
— Нет, это произошло позже. В Одессе был тогда знаменитый студенческий театр миниатюр “Парнас-2”, а в нем — Михаил Жванецкий, Виктор Ильченко, Александр Лозовский… Они пригласили меня. И когда пару лет спустя в Одессу приехал Аркадий Райкин, Миша Жванецкий уговорил его посмотреть наш спектакль. Вот тогда-то я и получил приглашение. По такому случаю папа сшил мне в ателье костюм цвета морской волны, черное драповое пальтишко и справил дорогие модельные туфли. Чтобы я приехал в Ленинград приличными человеком. И я приехал во всем этом. Это был конец ноября, в Ленинграде — минус 20, и я моментально околел. Я шел пешком от Московского вокзала до Театра эстрады на улице Желябова, заскакивая по пути в магазины, чтобы согреться. В театр я вошел весь синий. Кстати, все это случилось ровно 40 лет назад, в 1962 году. Это как бы мой юбилей, только я его не оглашаю.
— Как вас встретили?
— Мрачно. С трудом вспомнили, откуда меня знают. А когда вспомнили, кто-то сказал: “Идиот, зачем ты приехал?”. Тем не менее сразу повели на сцену — сказали, что Аркадий Исаакович просил ввести меня в какую-то миниатюру. Мой чемодан остался где-то в углу, и я начал вводиться. У Райкина была очень смешная миниатюра, когда к врачу приходили 12 пациентов. Он слушал последнего и говорил: “У четвертого — сухой плеврит, остальные здоровы”. Этим четвертым был я.
Зарплату мне положили — 88 рублей. 8 высчитывали за бездетность, 25 стоил угол, который я снимал, на 10 я кормил Жванецкого, который приехал позже.
— Я разговаривал со многими, кто работал с Аркадием Райкиным. Отношение к нему было неоднозначным. А как вы к нему относились? Как к мэтру?
— Отношение менялось. Это нормально: нельзя непрерывно соглашаться друг с другом. Как-то Аркадий Исаакович пригласил режиссера, и тот стал нам объяснять, как играть Жванецкого. К тому времени мы играли Жванецкого уже давно, привыкли импровизировать. Режиссер импровизации не признавал, коса нашла на камень, и Райкин оказался между нами в сложном положении. Однажды, когда мы репетировали, он подошел к сцене и спрашивает:
— Что вы делаете?
Я отвечаю:
— Пробуем.
— И вы думаете, что это смешно? — спрашивает Райкин.
— По-моему, смешно, — говорю я.
— Вы что же, — продолжает Райкин, — думаете, что больше понимаете в юморе, чем я?
— Видимо, да, — сказал я и пошел писать заявление об уходе.
— И что потом?
— А что потом… Потом вместе с Витей Ильченко и Мишей Жванецким мы сделали в Одессе наш первый спектакль. Он назывался “Как пройти на Дерибасовскую?”. В Одессе была холера, в стране ходили слухи, будто в городе на улицах валяются трупы. Режиссер сбежал, мы сделали спектакль сами. Но принимать его комиссия из Киева приехать не смогла: карантин. Правда, они нас уже немножко знали. Они нас называли “бандиты из Одессы”. Короче говоря, вместо комиссии пришла секретарь обкома Гладкая. Фамилия у нее такая. И говорит: смотреть программу не будем, надо быстро выезжать на гастроли, показывать, что Одесса жива, Одесса смеется.
Мы поехали в Ростовскую область, работали в колхозах, деревнях. Нас никто не знал, залы полупустые, Жванецкому кричали: “Иди выучи текст!” Он же читал с листа. Потом — Ростов, два спектакля, люди боялись идти из-за холеры. Но на второй день уже было битком, и даже конная милиция.
— Вас что же — никогда не запрещали?
— Как это “не запрещали”? Обижаете. С той же “Дерибасовской” нас пригласили в Киев. 18 спектаклей в “Октябрьском”, лучший зал Киева, две тысячи мест, все билеты проданы. Мы поехали. На перроне нас встречают друзья и говорят: всё в порядке, вы уже не работаете, спектакли отменены. Потом подходят те, кто нас приглашал. Всё в порядке, говорят, поехали просматриваться.
Вот представьте себе. Огромный зал, и в нем сидит киевская комиссия. 20 человек, в основном — неудавшиеся музыканты, спившиеся актеры и режиссеры. Мы играли два часа. “Экзамен”, “Авас” — все шлягеры. В гробовой тишине. Потом они сказали: нет, это не годится. Я до сих пор не понимаю, почему, — никакой сатиры там не было.
Я сделал моноспектакль “Шут гороховый” — по произведениям Чехова, Зощенко, Шолом-Алейхема и Жванецкого. Сыграл его шесть раз, меня вызывает начальник по идеологии. “Ромка, — говорит, — чего ты там играешь? Говорят, очень там у тебя мрачно. А этот Шолом-Алейхем — зачем он тебе нужен?”. Спектакль сняли.
Так это еще чепуха. Как-то на правительственном концерте мы с Райкиным должны были играть “Авас”. За полчаса до выхода на сцену его зовут к телефону. Министр культуры Фурцева извещает его, что миниатюру играть нельзя, потому что в зале находится Мжаванадзе.
Райкин пытается объяснить. Мол, мы же говорим, что тупой — доцент, а не грузин. “Я не знаю, кто у вас тупой, а играть нельзя”, — заявляет Фурцева.
Райкин заменил, читал басни, но и ими чем-то не угодил присутствовавшим членам. Ему потом два года не давали играть в Москве.
— Давайте не будем о грустном — у нас же все-таки с вами предновогодняя встреча…
— Вот-вот. Я вам сейчас новогоднюю историю расскажу. Причем быль. Как и все, я люблю встречать Новый год дома, с семьей. А тут однажды депеша, а в ней приказ. Посадили нас с Витей в самолет, доставили в Москву, поселили в гостинице “Варшава”. Из номера, сказали, не выходить, ждать сигнала. Потом позвонили: быть готовыми к 10 вечера, играть будете “Авас”. В 10 вечера черная “Волга” повезла нас в Барвиху, в правительственный санаторий. Приехали. Голубые ели, охрана. Говорят — ждите. Ждем. В половине двенадцатого мы поднялись наверх, в гостиную. Там члены ЦК с женами играют в домино.
— Шутите!
— Если бы. Без четверти двенадцать все расселись за столиками, мы сбоку. Без десяти. Слушаем приветствие товарища Подгорного советскому народу. Товарищ Подгорный сидит тут же и тоже слушает. Потом куранты, гимн. Мы сидим, пить нельзя. За столиками голосование: тамадой избирают маршала Баграмяна. Тот предоставляет слово секретарю ЦК Украины — по-моему, тогда это был Шелест:
“Товарищи! Только что мы прослушали яркую речь товарища Подгорного по радио, в которой он сказал…”. Почти полностью повторив речь Подгорного, предложил выпить за здоровье товарища Брежнева, которого за столом не было. Все выпили и закусили, а там было чем. Мы сидим, пить нельзя.
Потом тамада предоставил слово первому секретарю ЦК Белоруссии:
“Товарищи! Только что мы прослушали вдохновенную речь товарища Подгорного, который сказал…”. И опять — почти слово в слово. И — “за советский народ, который под руководством товарища Брежнева…”. Мы сидим, пить нельзя.
Потом первый секретарь ЦК Узбекистана: “В яркой речи товарища Подгорного…”. Казахстана: “В мудрой речи товарища Подгорного…”.
Тут почему-то объявили нас. Я начал задорно: “Есть у нас грузин, Авас…”. Ну и так далее. До конца.
Такой тишины мы в своей жизни еще не слышали. После финала кто-то за столом высказал пожелание: “А теперь что-нибудь смешное”.
Уехав оттуда, мы с Витькой напились. С горя.
— Ну, с тех пор многое изменилось.
— Не слишком. Те же коммунисты кругом. Я даже предлагал каналу “Культура” сделать программу, в которой говорить с людьми из нынешней власти о жизни и юморе. Пригласить, скажем, Шандыбина… Это же море удовольствия! Хотя, с другой стороны, это не столько смешно, сколько страшно.
— Почему страшно?
— Потому что Жириновскому и Митрофанову верит множество людей. А они — провокаторы.
— А есть ли те, кто вам симпатичны?
— Есть. Хакамада, Явлинский… Но выбирать их я все равно не буду. Я вообще на выборы не хожу. И при советской власти не ходил.
— При советской власти — это понятно. А сейчас почему?
— Не верю. У меня даже такой монолог был, Жванецкого, — “Не верю”.
— Не верите ни прошлым политикам, ни нынешним?
— Не верю. Когда умер Сталин, мы плакали. Моя мама была настоящим коммунистом. А папа давно все понял, с детства. Ночью он накрывался с головой одеялом и слушал “Голос Америки”. Мама с папой часто спорили. Она ему рассказывала о том, что было на партсобрании, а он ей — о чем говорили по “Голосу”. Смешные. А я всегда был аполитичным. И сейчас такой. Знаю, что нам все время врут. Нам наврали про “Курск”, наврали про “Норд-Ост”. А мы всегда боролись. За чистоту рядов, за урожай. И сейчас боремся. У нас вся жизнь — борьба. Сейчас вот два киношных комитета борются за то, кто из них будет премии выдавать. В Думе борьба и вовсе непрерывная.
— Вас не тянет в ней поучаствовать?
— Ни в коем случае! Хотя я знаю, что поначалу многих артистов потянуло на эту сцену. Но выдерживали они недолго, тут нужна совсем другая игра.
— А принять участие в избирательной кампании в пользу какого-нибудь кандидата вам не предлагали?
— Неоднократно. Причем за огромные деньги. Но я выступал только в поддержку Кобзона. Почти четверть века назад он мне очень помог, с тех пор мы дружим. А своим друзьям я не отказываю.
— Чем же он вам помог?
— А какой тогда вопрос был самым трудным? Правильно: квартирный. У меня тогда уже двое детей было, мальчик и девочка, а квартиру дали — двухкомнатную. То есть заявление-то я написал на трехкомнатную: мы знали, что потом, если второй раз просить, больше ничего не получишь. Но кто-то там, “наверху”, трехкомнатную вычеркнул и вписал — двухкомнатную. Ну я к Иосифу и обратился. Он меня взял и повел к Коломину — это был в Моссовете самый главный человек по распределению квартир. В приемной у него, конечно, толпа — генералы и просто важные люди. Иосиф проходит сквозь них и мне говорит: “Проходите, товарищ”. В кабинете сидит Коломин и спрашивает меня: “В чем дело, какие претензии?”. А Кобзон в это время у него на столе в бумагах роется. Нашел мою, “двухкомнатную” вычеркнул и вписал: “трехкомнатную”. Я Коломину все объяснил, а он в бумагу посмотрел и говорит: “Иосиф Давидович ваш вопрос уже решил”.
После того случая Кобзону меня и просить ни о чем не надо.
— Вам сейчас хорошо живется?
— А мне и при советской власти жилось неплохо. Вкалывать приходилось адски, потому что на 120 рублей семью из четырех человек прокормить было нельзя. У нас с Витей было много “халтуры” — мы работали по 30—40 концертов в месяц. Аппаратуры тогда не было, мы рвали глотки, но зарабатывали где-то по 500 рублей в месяц. Тогда это были очень неплохие деньги. Мы не бывали дома по 5—6 месяцев в году, мы возвращались домой совершенно изможденные — отдыхать. Но был успех и была работа. Потом началась эпоха халтур в научно-исследовательских институтах. В каждом — вполне приличный зал и 300—400—500 сотрудников. Они скидывались по рублю, 50 рублей брал организатор. Из Москвы можно было не выезжать.
— Вы работали ради денег?
— Никогда. Я и сейчас ради них не работаю, хотя платят мне во много раз больше, чем тогда. Я еду туда, где мне интересно. Недавно был в Нарьян-Маре. Я просто обалдел. Думал — олени, экзотика… Есть и то, и другое, но еще есть прекрасный интеллигентный зал. Только что приехал из бывшего военного городка Коврова, ко мне там пришла замечательная публика… Словом, грех жаловаться — к нам, к Жванецкому и ко мне, вообще приходит другая публика.
— Что значит — другая?
— Чем та, что ходит на “широкую эстраду” и к попсе. К артистам у меня претензий нет. К публике тоже. Видно, время такое: время пошлых анекдотов.
— У вас есть любимый анекдот?
— Анекдоты нужно исполнять, а не читать в газете или в книге — от чтения они пропадают. Ну хорошо. Вот:
Страшный испитой бомж пришел в магазин сдавать посуду. Спрашивает:
— У вас бутылки из-под виски принимают?
— Нет, сэр, — отвечает продавец.
Такие анекдоты мне нравятся. Они неожиданные. Но таких очень мало. Как и хороших людей. Я сейчас пытаюсь сыграть человека, который когда-то уже сидел за анекдоты, но продолжает их рассказывать: про Ленина, про Брежнева… А потом должен рассказать про Путина. Так вот анекдот про Путина — не могу найти.
— Чуть-чуть терпения: еще немного — и появятся.
— Не сомневаюсь.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Попурри от “ГАЗПРОМА”


Известное дело: музыку заказывает тот, кто платит. Хотя лично мне больше нравится “кавказский” вариант сей мудрости: кто девушку угощает, тот ее и танцует.
Девушка, понятно, не возражает. А иначе — зачем бы ей соглашаться на угощение?
Другое дело, ежели музыка не слишком располагает к танцу. Ежели клиент, разгоряченный вином и объятиями, вдруг, прервав замысловатое па, несется к оркестру, размахивая купюрами, и тот, в свою очередь прервав, скажем, лезгинку, послушно начинает исполнять, к примеру, падеспань. Тут девушке лучше бы переждать. Она и слова-то такого, может, никогда не слыхивала — “падеспань”...
Но вот переждать — никак нельзя. Уплочено.


Музыку на НТВ заказывает “Газпром”.
В самой постановке вопроса нет ничего необычного. Каких-нибудь 20 лет назад музыка вообще была одна. На всех. “Танцуют все!” Многим даже нравилось. Во всяком случае, правила были просты, запоминались легко, а желающие чего-то новенького могли спеть под гитару на своей кухне.
Нынче все изменилось. Хозяев много, и у каждого — своя любимая мелодия для танцев.
Так ведь и владения обширные. К газетному киоску подойдешь — в глазах рябит. И телеканалы сосчитать — пальцев на руках не хватит. Ноги нужны.
Но при всем изобилии за некоторые, как теперь говорят, “частоты” ведется нешуточная борьба. Под флагом, ясное дело, демократических реформ и всевозможных свобод. Вот, например, тот же “Газпром”: заполучив НТВ и прочие СМИ, принадлежавшие Гусинскому (это случилось в апреле прошлого года), новый владелец тут же объявил о намерении их продать. Мол, “непрофильные” они. К тому же прибыли от них никакой, одни только расходы, а “Газпром” и без того в прогаре: Украина с Белоруссией, как две гири, к ногам привязанные, на дно тянут. Поэтому, дескать, будем продавать. А пока суд да дело — пусть журналистский коллектив ни о чем таком не думает и работает себе спокойно. Никто на их творческую свободу не покушается.
К осени того же прошлого года о продаже медиахолдинга в “Газпроме” будто забыли. Однако в октябре опять вернулись к той же теме. Был даже нанят некий финансовый консультант — для “предпродажной подготовки”. Как с автомобилем: вычистить грязь, помыть, отполировать... Однако — застопорилось. Хотя консультант, как говорят, со своими обязанностями вполне справился. Правда, нескоро: к февралю. И за немалые небось денежки.
Но тут с продажей НТВ опять почему-то заглохло. И не просто заглохло. “Газпром” вдруг объявил о смене танца: мол, свои СМИ, и в первую очередь НТВ, он будет теперь развивать в качестве “бизнеса”. О “непрофильности” никто даже не вспомнил.
И вновь: мол, творческому коллективу, то бишь господам журналистам, беспокоиться не о чем. Напротив — горе тому, кто захочет на их свободы покуситься.
А в мае — уже нынешнего года — очередная смена танца. Дескать, продаем. Уже и потенциальные покупатели известны, но не раскрываем, чтобы не “повлиять не процесс”. Журналисты, впрочем, могут продолжать спокойно работать, никто их не трогает, потому как свобода ихнего творчества — превыше всего.
Лично меня во всей этой свистопляске совсем другой вопрос беспокоит. К творчеству этот вопрос имеет весьма отдаленное отношение. Если у него, у “Газпрома”, и прочие дела, уже “профильные”, таким же макаром делаются, очень скоро мы все перемерзнем к чертовой матери. Потому что электричество уже, можно сказать, дефицит, а до кучи еще и газа не будет. Впору примусами запасаться. Да еще неизвестно, выпросим ли мы у Абрамовича керосинчику. Говорят, правда, что для примуса и спирт приспособить можно. Но тут уж мы костьми ляжем, но не допустим.
Однако я отвлекся. Тем более что до конца этой танцевальной эпопеи, как выяснилось, еще далеко. А выяснилось это буквально на днях. В большом интервью, которое председатель Совета директоров “Газпром-Медиа” г-н Дыбаль дал газете “Известия”, о продаже НТВ и других газпромовских СМИ даже не упоминается. Ну вот как будто об этом и речи никогда не было. “Собственником является “Газпром”, — решительно, словно отметая чьи-то сомнения, заявил г-н Дыбаль.
По-видимому, эту решительность надо понимать так, что во время танца мелодию менять больше не станут. Следовательно, “Газпром” все-таки решился и будет сам развивать “непрофильный” бизнес. Отрадно. К тому же тут еще второй план имеется. “Газпром”, как говорится, не “сдал” своих в трудную минуту, а напротив, укрыл их и защитил от гнева власть имущих.
Поясню. Вероятно, наши читатели помнят, как после трагических событий с “Норд-Остом” президент Путин весьма неодобрительно отозвался об “одном телеканале”. Якобы этот канал в прямом эфире транслировал подготовку к штурму и его начало, и если бы это увидели террористы, жертв было бы неисчислимо больше.
Президент не сказал, о каком канале идет речь. Но все сразу не то узнали, не то догадались: об НТВ.
В этой ситуации слова г-на Дыбаля (“Газпром” является реальным гарантом объективной позиции принадлежащих нам медиакомпаний”) очень благородны. В интервью “Известиям” председатель Совета директоров “Газпром-Медиа” заявляет даже, что журналистам НТВ “не нужно ни перед кем оправдываться”, поскольку “это попахивает политиканством”.
Все это, повторяю, очень благородно. Если не знать о некоем обстоятельстве, о котором г-н Дыбаль, конечно же, осведомлен. Дело в том, что НТВ уже устало объяснять всем интересующимся: штурм и подготовку к нему канал в прямом эфире не показывал.
Однако запущенная информация о “прямом эфире” уже тиражировалась. Ею воспользовались — умело и целеноправленно. Потому-то речи г-на Дыбаля — человека, безусловно знающего правду о “прямом эфире”, — приобретают несколько иной смысл. В том же интервью он говорит: “Газпром”, как контролирующий акционер, хотел бы иметь реальный корпоративный контроль за назначениями ключевых топ-менеджеров, а также одобрять решения, от которых зависит развитие медиакомпании”.
Теперь давайте переведем сие на русский. Сказанное означает, что “Газпром” желает не только оставить свои СМИ при себе, но и определять в дальнейшем редакционную политику, контролировать кадровые назначения — в том числе и ведущих журналистов. С “Газпромом” в качестве “гаранта объективной позиции” тоже ясно: “гарант”, определяющий объективность или необъективность журналиста, называется цензор.
А как же бесчисленные уверения руководящих деятелей “Газпрома” — дескать, никогда и ни в коем случае не вмешиваться в эту самую редакционную политику?
Ну что поделать: другой танец...
 

Марк ДЕЙЧ
 

Казань — взяли!


“Когда-то они мою родную Рязань сожгли!..” — отшучивался форвард ЦСКА Сергей Панов после победного матча с казанским “Униксом” — 83:74. На самом деле московским баскетболистам в столице Татарстана победа была нужна не только по этой причине, но и для реабилитации перед болельщиками за поражение в матче Евролиги от белградского “Партизана” (81:93). Да и судьба первого места в регулярном чемпионате России, которое дает преимущество своей площадки в плей-офф, во многом решалась именно в матче двух лидеров российского первенства...


— Как ни прискорбно, но на сегодняшний день ЦСКА сильнее. Он лучше держит удар, да и игра у армейцев фундаментальнее, — говорил после матча тренер казанцев Станислав Еремин. — А в нашей команде не хватает ярко выраженных лидеров. Состав ровный, но нет того человека, который потянет за собой остальных. Думаю, что мы будем искать его в ходе новогоднего перерыва.
У москвичей, судя по всему, подобных проблем нет. Каждый игрок делает именно то, что хочет от него тренер Душан Ивкович. В этом же матче суперигру выдал греческий легионер Николас Хадзивреттас. Именно его 32 очка предопределили исход. При этом он бросал по кольцу только в те моменты, когда требовала ситуация. И очень метко. Лучший снайпер прошлогоднего чемпионата Греции после игры сказал, что “казанцы больше внимания уделяли Холдену (другому защитнику ЦСКА. — Н.З.) и дали мне возможность атаковать. А когда бросок пошел, уже не смогли меня остановить, — признался Никос. И добавил: — Мы команда — не надо меня одного выделять”.
А потом в казанском аэропорту игроки пели песни. Причем главным заводилой был генеральный директор ЦСКА Сергей Кущенко. На глазах у удивленных работников аэропорта он дирижировал новым армейским оркестром. Победители пели новогоднюю “В лесу родилась елочка”. А знаменитую песню “We are the champions” игроки пообещали приберечь до финальных игр...
Душан Ивкович, по случаю командировки в холодную Казань надевший шапку-ушанку, перечислил корреспонденту “МК” слагаемые победы.
— Команда была злой после поражения в Белграде. Мы находимся в хорошей форме. Болельщики, приехавшие из Москвы, добавили игрокам огонька в глазах. Все хотели уйти на каникулы победителями. Мы контролировали ход всего матча. И наконец, мы просто лучшие!
Кстати, на баскетболе присутствовал и один из самых знаменитых жителей столицы Татарстана, вратарь футбольной сборной России Руслан Нигматуллин. Но во время матча он так и не смог определиться со своими симпатиями. И немудрено: вторую половину сезона он провел в составе ЦСКА. От всяческих комментариев он отказался, заметив лишь, что “матч был на загляденье”.
Кстати, и стадион, где проходила игра, соответствовал уровню баскетбола. Малый зал первого в России чисто баскетбольного дворца спорта впечатляет. А когда и основную арену достроят (обещают к весне), “Баскет-холл” явно станет одной из главных достопримечательностей столицы Татарстана...


Марк ДЕЙЧ, Никита ЗАГДАЙ
 

Третьего не дано


Некие граждане объявили себя “инициативной группой по выдвижению Михаила Касьянова на должность Президента России”. И только после этого якобы те же граждане поставили в известность об инициативе самого выдвиженца.


Казалось бы, все должно быть с точностью до наоборот: сначала, согласно логике вещей, нужно было бы договориться с кандидатом, и лишь потом — объявить во всеуслышание о своей инициативе. Однако инициаторы озвучили совсем другую историю. Дескать, Касьянов “пока ничего не знает о существовании движения россиян, желающих видеть его президентом страны”. А почему не знает? Да потому что его не поставили в известность. А не поставили, чтобы не помешать “командной работе” Касьянова с президентом.
Между тем “инициативная группа” существует будто бы уже полтора года. И все это время хранила гордое молчание. Чтобы не помешать. Группа насчитывает якобы 1119 человек (подозрительная точность) из 57 регионов России. А собрались они почему-то в Нижнем Новгороде. Но собрались, конечно, не все 1119, а только некоторые. Число этих некоторых сильно разнится. По одним данным — около 60 человек, по другим — 30—40, по третьим — 25.
Но дело не в этом. А в том, какова была реакция выдвиженца. Собственно, о его непосредственной реакции мы не знаем и, наверное, никогда не узнаем. Зато стало известно мнение на сей счет его доверенных лиц. Одно из этих лиц заявило, что это либо провокация, либо дезинформация. А третьего не дано. И затеялось все это только затем, чтобы, дескать, дискредитировать главу правительства.
Убей Бог, не понимаю, при чем тут дискредитация. Премьер Касьянов — мужик молодой, перспективный, желание продвинуться повыше — вполне здоровое. Он и так уже второе лицо в государстве. Почему бы ему не задумываться о том, чтобы переместиться на первое место? Ан нет.
Судя по той свистопляске, которая развернулась в СМИ вокруг этой в общем-то глупой, не стоящей выеденного яйца истории, не все тут так просто. Ну, собрались какие-то странные личности и объявили, что желают г-на Касьянова в президенты. Упомянуть бы краешком, как о курьезе, и забыть. Вместо этого ситуация раскручивается по полной программе. Привлекаются эксперты, которые обсуждают сильные и слабые стороны возможного претендента, но все сходятся на том, что в президенты ему пока рановато. Они же подробно разбирают взаимоотношения Путина с Касьяновым. Мол, кому это могло понадобиться — вбивать между ними клинья? Не иначе как опорочить хотят. Касьянова в глазах Путина. Дескать, не нравятся кому-то их замечательные взаимоотношения. А они замечательные, не сомневайтесь. В подтверждение какой-то телеканал показал даже, как президент поздравлял премьера с днем рождения и подарил ему горные лыжи.
А может, с намеком подарил? Чтобы тот побыстрее вострил эти лыжи? И горные потому же: под уклон-то всегда быстро, а наверх — когда еще вскарабкаешься...
Конечно же, Михаил Касьянов — человек команды. Вот только — чьей? Вопрос интересный. Осведомленные люди утверждают: за главой правительства стоят Абрамович с Мамутом. В этом случае вполне объясним затянувшийся конфликт между акционерами ТВС — обе конфликтующие группы пытаются использовать свое влияние на канале, чтобы раскручивать “своего” кандидата на президентских выборах. Поэтому вполне возможно, что вскоре “лицо канала” сменится: вместо Немцова—Хакамады появится “хороший экономист” Касьянов. Это будет означать, что победу в конфликте на ТВС одержал Мамут, для которого нынешний премьер явно предпочтительнее. Поскольку, как полагают те же осведомленные люди, политические пристрастия Абрамовича и Мамута определились задолго до восхождения на политический Олимп Владимира Путина.
Кстати говоря, в кругу политтехнологов, близких к власти, о разногласиях между Путиным и Касьяновым известно давно. В этих условиях “история с выдвижением” может иметь весьма потаенный смысл. Нельзя исключить, что неведение премьера — весьма условное, а лихо закрученный и набирающий обороты сюжет с “инициативной группой”, с явно неуклюжими попытками оправдать премьера, в оправданиях не нуждающегося (что плохого в честолюбивых устремлениях?), — вполне профессиональная пиаровская кампания.
Я бы такую версию исключать не стал. А то слишком уж много шуму. Из ничего столько не выжмешь.
 

Марк ДЕЙЧ
 

Я помню чудное мгновение...


О том, что уже довольно давно у московского правительства во главе с мэром чешутся руки на предмет реконструкции одной из самых труднопроходимых московских площадей, знают, пожалуй, все столичные автолюбители. Но московским градостроителям пока вроде как недосуг обратить свои ясны очи в сторону Александра Сергеевича — и без Пушкинской хватает животрепещущих проблем. Однако байки о строительстве под площадью спасительных тоннелей имеют под собой реальное основание.

Сказать по чести, ваш корреспондент уже очень давно не пересекал Пушкинскую площадь на автомобиле. И вызвано это не столько случайным стечением обстоятельств, сколько тем, что у меня просто не хватает терпения выстаивать в длиннющих пробках на подъезде к площади. Руки сами начинают выворачивать руль, когда первый в Москве “Макдоналдс”, гордо стоящий на площади, еще и не появился на горизонте. Неудержимо хочется нырнуть в любую щелку-подворотню, причем вне зависимости от того, с какой стороны двигаешься, и объехать памятник великому русскому поэту как можно дальше. В течение всего дня, а иногда даже поздно вечером, практически полностью забиты Страстной и Тверской бульвары, а также сама Тверская.
Выпьем с горя, где же кружка
Нельзя не согласиться, что ситуация в этом районе близка к безвыходной, и шансов на улучшение транспортной обстановки нет никаких. Обусловлена подобная точка зрения в первую очередь максимально плотной застройкой исторического центра города, а также предельно развитой инфраструктурой на площади и под ней. Но, как оказалось после визита в научно-исследовательский и проектный институт Генерального плана города Москвы, не все так безысходно, как видится на первый взгляд.
В отделе этого солидного института, ведающем организацией дорожного движения, выяснилось, что есть еще скрытые резервы как для проведения локальных и не сильно дорогостоящих мероприятий, так и для более масштабного строительства в целях обеспечения на Пушкинской площади беспробочных или хотя бы менее напряженных режимов движения транспорта.

Царь велел своим боярам, времени не тратя даром...
По словам Игоря Бахирева, начальника отдела организации дорожного движения института Генерального плана Москвы, не так давно, по поручению Москомархитектуры, ими были разработаны предпроектные предложения по транспортному обслуживанию комплекса зданий — Культурного центра русской старины. Этот объект находится на Тверском бульваре рядом с кафе “Пушкин”, если двигаться по направлению к Пушкинской площади. Точнее, самого центра еще нет, сегодня лишь планируется реконструкция нескольких старинных зданий, которые впоследствии и будут называться Культурным центром. Здесь будет организован крупный историческо-выставочный комплекс, галерея искусств со всеми современными примочками в виде баров, ресторанов, магазинов-салонов и подземным паркингом. Поскольку этот объект находится в непосредственной близости от Пушкинской площади, то схема его транспортного обслуживания поневоле должна затрагивать и саму площадь. Кстати сказать, рассмотрение всех крупных архитектурных проектов, особенно в центре города, выносится на общественный совет мэра Москвы. А этот совет, как правило, рассматривает не отдельно взятые объекты, а весь узел целиком со всей прилегающей территорией.
Вот отсюда и растут ноги у проекта, условно разделенного проектировщиками на две части. Первая предусматривает меры по реорганизации движения на Пушкинской площади, которые при незначительных затратах и минимальном вмешательстве строителей можно провести уже в самое ближайшее время — за год-полтора, а то и меньше.

Белка песенки поет да орешки все грызет
Суть тут в следующем. Сегодня, двигаясь со стороны Страстного бульвара, чтобы попасть на Тверской бульвар, нужно повернуть налево на Тверскую, а затем, дождавшись правой стрелки и пропустив пешеходов, уже направо. Подобного рода круговое движение вокруг кинотеатра “Пушкинский”, по мнению сотрудников ГИБДД, значительно осложняет обстановку. Пробки скапливаются как на Тверской, так и на прилегающих к “Пушке” бульварах. Так вот, чтобы избавиться от этой порочной буквы “зю”, есть идея направить движение с Бульварного кольца прямо, пересекая Тверскую, на Большую Бронную улицу, где в данный момент находится парковка. Предварительно расширив движение по ней до четырех полос за счет прилегающего сквера, что перед “Макдоналдсом”.
Предполагается построить новый участок дороги, сглаживающий два девяностоградусных поворота (с Большой Бронной на Сытинский переулок и далее на Тверской бульвар) до небольших виражей. Внакладе не останутся и пешеходы, которых в сквере перед “бигмачной” всегда превеликое множество. Для любителей попить пивка или побаловаться мороженым в сквере на Тверском бульваре места тоже будет предостаточно. Отрезанную часть сквера со стороны “Макдоналдса” планируется компенсировать с противоположной стороны за счет бывшей проезжей части Тверского бульвара, где сегодня толкаются машины и пешеходы. Думается, что компромисс должен оказаться удачным.

Кабы я была царица
Второй этап значительно перспективней, хотя более сложный и дорогостоящий, — это строительство развязки в разных уровнях. Рассмотрено было пять различных вариантов. Выбрали тот, что подразумевает строительство под Пушкинской площадью двух тоннелей с односторонним движением. Не секрет, что подземное строительство — дело очень и очень непростое, а в этом месте и подавно. Пространство под землей тут уже давно и весьма успешно освоено строителями Московского метрополитена. Как пить дать не удастся перенести вестибюль станции “Тверская”, переход, эскалаторные сходы — все это весьма осложнит задачу проектировщиков развязки.
Но в институте Генплана Москвы полагают, что два двухполосных тоннеля при точном расчете можно пропустить аккурат сквозь сеть уже функционирующих подземных коммуникаций, между эскалаторными сходами и переходами хватит места и для автотранспорта, считают в отделе организации дорожного движения. О том, как будут прокладываться эти тоннели, говорить пока что преждевременно. Чтобы копать взакрытую, как в Лефортове, тоннель нужно опустить минимум на четырнадцать метров под землю. Не исключено, что в данном случае такой возможности может и не представиться из-за плотности коммуникаций. Однако кто знает, может, ко времени реализации этого проекта появятся технологии, позволяющие строителям пробраться под Тверской улицей, не ограничивая на ней движения.
Кстати, в любом случае во время строительства развязки никаких мероприятий, связанных с полной остановкой движения через Пушкинскую площадь, не предвидится. Как нам сообщили в институте Генплана появление на площади строителей не станет серьезной помехой для автомобилистов.

Там чудеса, там леший бродит...
Тоннели планируются двухполосные, так как в случае появления третьей полосы боковой пандус окажется на территории бульвара, являющегося так называемым природным комплексом, а заниматься его членовредительством категорически нельзя. Что касается протяженности будущих подземных рукавов, то окончательного решения пока нет. На данном этапе планируется “заныр” на уровне МХАТа с одной стороны и выход на поверхность где-то в середине Страстного бульвара.
Поскольку в планы московских градостроителей входит помимо строительства развязки еще и концептуальное освоение всего подземного пространства под Пушкинской площадью со строительством подземных паркингов и прочих полезных увеселительных заведений, то свои окончательные контуры будущие тоннели получат лишь в процессе подготовки проектно-сметной документации. А ее подготовка, по нашим сведениям, пока не началась.
Как считает Игорь Бахирев, несмотря на тот факт, что строительство узла включено в программу первоочередных объектов дорожно-мостового строительства в Москве, традиционные объективные сложности с финансированием не позволят москвичам в ближайшее время рассчитывать на скорое разрешение острой проблемы. Как сказал бы мой соавтор: “...храните гордое терпенье”.
 

Марк ДЕЙЧ, Илья ФИШЕР, Александр ПУШКИН
 

Отпетые


Коммунисты опять в атаке. Без этого дела они никак не могут.
Как и полагается, очередную атаку начал командир. Он — впереди на лихом коне. Я имею в виду товарища Зюганова Геннадия Андреевича, который намедни дал большую пресс-конференцию, на которой поделился с желающими своими соображениями, которые у него назрели в связи с предстоящими новогодними праздниками.
Соображения, стало быть, такие.


Перво-наперво тов. Зюганов себя похвалил. Ну, не лично, а как бы всю партию. Но мы-то знаем, кого надо подразумевать, когда говоришь о КПРФ. Так вот. Партия и ее вождь в минувшем году делали все возможное для того, чтобы обезопасить опасные тенденции и изменить пагубный социально-экономический курс. А зачем нужно безопасить и менять? А потому, что “на этом пути у страны нет никаких перспектив для выхода из исторического тупика, в который ее загнали за десятилетие так называемых реформ”.
Не прав тов. Зюганов. Страну загнали в тупик его предшественники-большевики. Это они поставили над Россией эксперимент, длившийся десятилетиями. Эксперимент, для которого великий физиолог Павлов, по его собственным словам, “пожалел бы даже лягушку”. Мы как раз теперь занимаемся тем, что разгребаем последствия. И этого занятия нам еще надолго хватит.
Относительно международной ситуации Геннадий Андреевич тоже высказался. Дескать, самое трагическое событие уходящего года — расширение НАТО. А мы, сокрушается тов. Зюганов, этому не противодействуем и даже как бы не замечаем. А почему не замечаем? Да потому что беспамятные: забыли, что “только за последнюю тысячу лет существования России наши предки семьсот лет провели в боях и походах, защищая свою землю”.
Интересно, входят ли у тов. Зюганова в эти семьсот лет походы Ермака и колонизация Сибири? А продолжавшаяся более полувека война, в результате которой был захвачен и покорен Кавказ? Или почти двухвековые войны за обладание Крымом? Это я вовсе не к тому, чтобы все это теперь кому-нибудь отдать. Тем более что Сибирь, например, отдавать уже просто некому, а Крым уже и так не наш. Но и врать не нужно. Насчет одной только защиты своих земель.
Сокрушаясь относительно натовского расширения, вождь КПРФ — согласно давней большевистской традиции — делит мир на “своих” и “чужих”. Мол, это расширение — “угроза Российской Федерации, всему исламскому и арабскому миру, а в перспективе — и Китаю”. Ну, с Китаем понятно: коммунист коммунисту глаз не выклюет. Что же касается исламского и арабского мира, то тут не все так просто. В этом мире далеко не все враждебно относятся к США, а некоторые — так и вовсе члены НАТО. Турция, например. В чьи же объятия толкает нас в таком случае Геннадий Андреевич? Уж не в объятия ли исламских экстремистов, которых советские коммунисты когда-то пестовали, а в некоторых случаях и направляли?..
Впрочем, на заграницу Геннадий Андреевич надолго не отвлекался. Не распылял свой публицистический задор. Потому как есть у него еще дома дела. А дела такие.
Во-первых, нужно уесть президента. По поводу рейтинга и пиаровских кампаний. Будто бы рейтинги о “доверии одному лицу”, которые регулярно печатают СМИ, — липовые, не имеющие ничего общего с реальной картиной. А реальная картина, по мнению тов. Зюганова, совсем даже другая, и, скажем, в Вооруженных силах рейтинг Верховного главнокомандующего не превышает 18 процентов. И чтобы он, рейтинг, совсем уж не опустился по самое это самое, г-н Путин, по мнению Геннадия Андреевича, объявил о возвращении звезд на знамена воинских частей…
Странная все-таки у них, у коммунистов, логика. Если высокий рейтинг — “липа” (чего я, кстати, вовсе не исключаю), то почему низкий рейтинг — истинный? Да только потому, что тов. Зюганову так хочется. Прием агитпропа.
То же и со звездами. Если сие исходит от президента — дешевая пиаровская акция. А ежели от Геннадия Андреевича — искренний порыв, сами понимаете, души.
Правительству от тов. Зюганова тоже достается. Не без этого. Тут уж коммунистический вождь всяких там “господ” напрочь отбрасывает. “Средства и ресурсы, которые добывает Россия, высасываются из регионов, и их забирают Кудрин с Касьяновым, а потом делят”.
Сильно сказано. И, главное, образно. Сразу картину себе представляю. Насосавшись из регионов до одышки, сидят Кудрин с Касьяновым. Морды красные, глаза заплывшие. Где-то тут же — большой мешок с надписью: “средства и ресурсы”. “Щас, — говорит Касьянов Кудрину. Или, наоборот, Кудрин Касьянову: — Щас переварим немного и поделим”.
Имеется у тов. Зюганова и более глобальный вывод относительно наших скорбных внутренних делишек: “Все расползается и вывозится. А вся экономическая политика сводится к тому, чтобы распродать оставшиеся жирные куски, да и то своим”.
Лично мне слышится в этом пассаже некоторое сожаление Геннадия Андреевича по поводу его непричастности к “своим”. Что же касается иной экономической политики, то у коммунистического лидера она, конечно же, имеется. “КПРФ и народно-патриотическая оппозиция указывают, где можно немедленно взять средства на улучшение жизни народа и поддержку экономики. В стране есть деньги, и немало, но все уплывает либо за кордон, либо в карманы 10—15 кланов, которые завладели ключевыми отраслями экономики”.
Старая песня. Отнять и поделить.
Короче говоря, “нынешнее правительство, — считает тов. Зюганов, — это собрание отпетых либералов”.
Сильно. Хотя, по-моему, это все-таки лучше, чем отпетые большевики.

 

Марк ДЕЙЧ
 

Нервы – ни к черту!

Ну и что у нас с вами вышло?


Я имею в виду — в старом уже году. Что получилось? А главное — как здоровье? Нервишки не пошаливают?
Я понимаю: есть от чего. Да мы и сами по себе. Подвержены. Стрессам вся-
ким и тому подобным неприятностям. А тут еще — окружающая действительность. Бодрит. Тут, граждане, поневоле психом станешь.
Вот, скажем, недавние выборы. Так-то оно вроде бы все ожидаемо. Блоки Явлинского-Жириновского, коммунисты-нацисты, ОВР-СПС... Все по плану. И тут откуда-то "Медведь" вылез. Небось в берлоге лежал и лапу грыз. Программу придумывал. И придумал. Берлогу разрыл, выскочил, глаза горят, шерсть в клочьях... Ну, сами знаете, какой он зимой, "Медведь". Особливо ежели ему какая мысль в башку впрыгнет. Вот он и выскочил. "Хочу, — говорит, — Путина! В президенты!"
Собственно, я не против Владимира Владимировича. Тем более — не Маяковский. Что даже к лучшему. Я другого не понимаю. Какая бы то ни было экономическая концепция у "Медведя" отсутствует. Идеологическая — тоже. Остается не слишком много. "Путин — наш президент!" остается.
Согласитесь: для программы все-таки маловато. К тому же, помимо все еще победоносной войны в Чечне, премьер тоже мало чего пока озвучил. То ли стесняется, то ли темнит. По старой профессиональной привычке.
"Медведь", правда, уже спохватился. Чего-то такое изобразить пытается. До экономики не дошло (цифры — штука мудреная), а вот организационно — можно сказать, уже все готово. Причем организация,
как у нас с недавних пор завелось, — во главе угла. Нет, чтобы сначала "Партия — наш рулевой" или там "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью". Вместо этого ППП ("Партия поддержки Путина") уже успела провозгласить создание в ближайшем будущем "медвежьего комсомола" и "медвежьей
пионерии".
Как бы "медвежья болезнь" не образовалась. От натуги.
Но это бы все ладно. Обидно мне, как московский мэр обмишурился. Собственно, мэром-то он остался, и то слава Богу. Но на
выборах в Думу — сильно пролетел. Думаете, почему? Да потому что в одиночку он бы сыграл лучше. Так и шел бы себе по центру. Поля. Катился бы как колобок. От этого ушел, от того ушел — так, глядишь, к воротам бы и выкатился. А с той командой, которая вокруг Юрия Михайловича собралась,—
лучше бы вовсе без нее. Я даже не об "аппарате" говорю — лужковский "аппарат" и так уже притча во языцех. Я о "тройке нападения".
"Тройка", надо понимать, расположилась так. По правому краю — сам Лужков.
По левому — петербургский губернатор Яковлев. Тот самый, которого активно поддерживали коммунисты и при котором "северная столица" превратилась в криминальную столицу мира. Нынче (уже после выборов, но еще петух трижды не прокукарекал) Яковлев быстренько объявил о своей готовности поддержать Путина. А как не объявить? Губернаторское кресло дорогого стоит. А то преждевременные выборы в Петербурге суд отменил — как бы вообще с носом не остаться.
А уж как, небось, коммунистам было обидно: они за петербургского губернатора, можно сказать, кандалами звенели — и никакой благодарности...
И по центру — "тяжеловес" Примаков. С ним вообще история странная. С самого начала Евгений Максимович во всеуслышание заявил, что к "Отечеству" он никакого отношения не имеет. Так, сбоку припека. Дескать, сделали ему предложение, от которого он не смог отказаться.
Лучше бы отказался. Больше пользы для Лужкова.
А то ведь своими предвыборными высказываниями Примаков избирателей напугал только. Призываю, говорит, под свои знамена все здоровые коммунистические силы.
Где он их нашел у коммунистов, здоровые-то? Какие и были, так те давно загнулись. Или — во избежание — из коммунистов вышли. Один Говорухин остался. Да и тот — "беспартийный большевик".

В минувшем году у нас про Примакова много красивых слов говорили. Говорили: "Эта фигура обладает консолидирующим влиянием на общество". И где оно, это влияние? В бездействии? Тогда конечно.
А еще говорили о международном авторитете Евгения Максимовича. Это когда он, направляясь в Америку, свой самолет посреди моря-окияна развернул и восвояси отправился. Между прочим, не солоно хлебавши. Потому как после этого красивого демарша бомбардировки Косова отнюдь не
прекратились. Даже усилились.
Может, стоило вместо того зубы сцепить и до конца маршрута все-таки доб-
раться. И уж там, в самом логове империализма, научить их уму-разуму. Может, больше было бы пользы? От международного авторитета?
Однако ведь запомнилось. И Лужков с "Медведем", и Примаков с бедром. А все потому, что выборы. Главная тема года. Вот вам, лично вам, гражданин, — что больше всего в памяти осталось от прошедшего 99-
го? Вот я и говорю.
- А еще? Ну, кроме нашего, так сказать, свободного волеизъявления?
Лично мне — замечательная штука запомнилась. Как мы всей державой Калашникова славили. Автомат и человека. У него, у человека, юбилей оказался. И — по всем телеканалам, по всем СМИ.
Оно конечно: мастеровитый. Не отрицаю. Автомат изобрел. Но, между прочим,
не для прохода в метро и даже не игральный. А чтобы лучше людей убивать. Кучнее.
А мы ему — осанну. Подсчитывать стали, сколько их, "Калашниковых", во всем
мире: то ли миллионов, то ли десятков миллионов штук. А вот сколько из них народу ухлопано, не считали. Учету не поддается.
Нет, я понимаю: отметить, конечно, нужно было. Но без помпы. Скромно. Потому как хвастаться тут нечем. Не тот случай.
Впрочем, что-то я все о грустном. Новый год ведь. Да еще — с тремя нулями.
Главное в этот самый замечательный праздник что? Правильно: чтоб здоровье было в порядке. Я вот давеча спросил: как у вас, граждане, с нервишками? Знающие люди утверждают, что все болезни от нервов и только одна — от удовольствия.
Тут, значит, троллейбус по предпраздничной столице катит. Народу не так чтобы
битком, но много. Один гражданин стоит, газету читает. Кажется, "МК". А может, другую какую, неважно это. Нет, все-таки "МК": увлекся очень. До того зачитался, что местом, которое пониже спины, неприличный
звук издал. Громкий. Те, которые рядом стояли, смутились как-то и в стороны попятились. Насколько смогли. Чтобы не стоять в этом во всем. А гражданин глаза от газеты оторвал и говорит:
— Извиняюсь, — говорит. — Нервы — ни к черту!
Так что давайте, граждане, нервы беречь будем. Они нам в будущем году еще
пригодятся.
И в будущем тысячелетии — тоже.
 

Марк ДЕЙЧ

Ход с бубей

Наконец-то найден виновный в развале КГБ


На днях я тут телевизор включил.
Обычно-то я (пусть простят меня наши "патриоты") НТВ смотрю. А тут кнопкой ошибся и попал на ОРТ. Вижу — знакомое лицо. Ба! — да это же Олег Калугин! Тот самый. Да вы, небось, помните.
А попал я на документальный фильм под названием "Суперкрот. Дело генерала Калугина". Более получаса бывший шеф КГБ Крючков, а также всевозможные генералы сего ведомства — Шебаршин, Леонов, Грушко — убеждали нас в том, что Калугин, оказывается, — сильно законспирированный агент ЦРУ.
Доказательств, понятное дело, никаких. А когда эти товарищи утруждали себя доказательствами? Главный же аргумент в пользу сей версии таков: за то время, что генерал Калугин руководил управлением контрразведки, ни одного шпиона якобы не поймали. А как перевели "крота" в Ленинград, так сразу этих самых шпионов обнаружилась — тьма.
И еще — фотографии. Какие-то там Калугин опубликовал в своей книге, после чего запечатленного вместе с ним советского агента тут же арестовали.
Эти товарищи совсем нас за идиотов держат. Ежели генерал Калугин уж такой, знаете ли, "суперкрот", то вряд ли — дурак. Он эти фотографии, да еще снабженные своими подробными комментариями, давно бы в ЦРУ передал. Зачем, скажите на милость, ему выхода книжки дожидаться, давать тов. Крючкову и его бравым генералам такой козырь?
Незачем.
Ну, с генералами-то все ясно: нет хода — ходи с бубей. Вот они и пошли. Должен же быть кто-то, кто виноват в падении некогда всемогущего КГБ. Калугин и виноват. А кто ж еще? Посему (об этом тоже говорится в фильме) члены "Клуба ветеранов" сего ведомства постановили: никогда и ни за что Калугина в сей клуб не принимать.
Прямо как из рядов КПСС отчислили. Теперь-то, небось, Олег Данилович и сам понимает, что "нагрубил и проштрафился", ан поздно.
Замечательно, однако, другое. Телефильм "Суперкрот. Дело генерала Калугина" — совместное производство ОРТ и КГБ. Вот представьте себе, граждане: крупнейшая телекомпания России вместе с бывшими сотрудниками полицейского ведомства, еще недавно терроризировавшими страну, а нынче мечтающими о реванше, создает некий "документальный фильм". Не киноверсию, не приглашение к дискуссии, а откровенно пропагандистское шоу в лучших традициях агитпропа.
Может быть, случайность? Бывает. Но спустя пару дней после демонстрации этого "кино" то же ОРТ во всеуслышание провозглашает: "холодная война" вовсе не окончена, американцы продолжают воевать с Россией, потому как слишком много они говорят о "русской мафии". Чем наносят нам, так сказать, моральный ущерб. Материальный, впрочем, тоже, поскольку предоставляемые нам кредиты могут быть поставлены в зависимость от расследования в связи с астрономическими суммами долларов, якобы отмываемыми в США русскими мафиози.
Не знаю, как вам, а мне все эти разговоры о миллиардах долларов, "утекающих" через американские банки, не кажутся такими уж беспочвенными. Особенно если судить по нашей с вами жизни. А что касается российских мафиози, то американцы тут и вовсе дети. Когда наши у них там стали бензин водой разбавлять, так эти, аборигены, даже представить себе не могли, как такое возможно. Право слово — дети.
Я другого понять не могу. Зачем все это понадобилось Борису Березовскому - одному из главных акционеров ОРТ? Вроде бы он КГБ не слишком жалует, а тут — на тебе! Прямо-таки "Смерть шпионам!" и "Если враг не сдается, его уничтожают!". Да и "холодная война" уже в печенках сидит.
Уж не почуял ли один из главных наших олигархов скорую смену "генеральной линии"? Невзорова опять же на экран выпустил."Нашего". Тот, конечно, либералов и демократов из "Правого дела" сильно облаял. В своей весьма специфической манере: подленько и безвкусно. Защищать Немцова с Хакамадой я не возьмусь, да и не от кого, а вот Березовского — не понимаю.
Конечно, все это можно представить как "плюрализм мнений" — сильно патриотические речи так ничему и не научившихся гебистских генералов, "холодную войну" (главный козырь коммунистов и сочувствующих им беспартийных) и заливистый басок Глебыча. Однако пахнет от этого "плюрализма" плохо.
Помойкой пахнет.

Марк ДЕЙЧ

Н. Сванидзе: Коммунисты – те же монголы

Кампания против телеобозреватели РТР Николая Сванидзе, развернутая левой прессой, набирает обороты. Ведется она истерически, но довольно давно и, что называется, "неколебимо". Неуклюжая кличка "Сатанидзе", карикатуры, вопли на сходках "Долой!", заявления думской оппозиции и пр., и пр. Однако то, что началось 4 месяца назад, иначе как фронтальной атакой не назовешь. В октябре 98-го, когда "страна в едином порыве праздновала 80-летие ленинского комсомола", Сванидзе позволил себе в эфире сравнить ВЛКСМ с гитлерюгендом. И тут все закрутилось с удвоенной силой, в стиле пропагандистских акций советских времен против всякого рода "отщепенцев"...


— Николай, а что, собственно, ты тогда сказал? Та твоя передача (в трактовке наших "друзей"-коммунистов) до такой степени обросла легендами, что уже невозможно понять, где правда, а где вымысел.
— Я сказал, что в тоталитарных странах появляются родственные молодежные организации. Именно в этом плане я и сравнил комсомол с гитлерюгендом. А к кампании, развернутой против меня левыми, я отношусь с пониманием. Именно потому, что она слишком уж напоминает советские времена, никаких эмоций у меня не вызывает. С другой стороны, весьма лестно, когда о тебе упоминают в одном контексте с Солженицыным и Лихачевым. Но главная мысль была не в сравнении. Говорить, будто в Великой Отечественной войне победили КПСС с ВЛКСМ, — оскорбительно для великой страны. Победил народ, чей подвиг нынешние коммунисты (вслед за своими предшественниками) приписывают исключительно себе и своему "младшему брату" — комсомолу. Именно это я и сказал.
— Может, сравнение, которое ты позволил себе, — все же через чур? Между ВЛКСМ и гитлерюгендом есть разница, и довольно значительная. Может, частично правы те, кто, помня свою комсомольскую юность, после той передачи встали на дыбы?
— Сравнение — всего лишь сравнение. Я вовсе не говорил об идентичности этих двух организаций. Но на сопоставление я имею полное право. Я сравнил две схожие организации двух схожих режимов. Что же касается обиды бывших комсомольцев — я сам был членом ВЛКСМ. Подавляющее большинство молодых людей, которые хотели нормально существовать при коммунистической власти и кормить свои семьи, должны были пройти через комсомол. Сравнение его с гитлерюгендом вовсе не означает, что я плохо отозвался о тех людях, которые в этой организации состояли. Кстати, членами гитлерюгенда были отнюдь не только подонки. Немецкая молодежь тех лет обязана была пройти через эту организацию. Точно так же, как советская — через ВЛКСМ. Это одно из оснований, по которым я их сравнил.
— Люди сами могут не желать выбора. Ты отрицаешь такую возможность?
— Людей можно воспитать так, что им даже в голову не придет возможность выбора. Общество может быть тоталитарным, но даже не подозревать об этом. У него просто нет возможности заглянуть в другой, свободный мир. Люди могут жить на хлебе с водой и считать, что они живут замечательно. Потому что они просто не знают об ананасах в шампанском.
— Ты полагаешь, что ананасы в шампанском — показатель достойной жизни?
— Разумеется, нет. Я привожу пример. Я просто развожу в разные стороны хлеб с водой и ананасы в шампанском. Как две крайности.
— И все-таки. Тебе, наверное, тоже попадались письма, авторы которых в своей комсомольской юности прошли войну, тыл, немецкие лагеря. Они обвиняют тебя чуть ли не в предательстве. У тебя не возникло ощущение, что в чем-то ты не прав?
— Не возникло, Мой отец прошел войну и полностью солидарен со мной. Я получаю множество совсем других писем, их авторы тоже прошли фронт, лагеря - и немецкие, и наши. Эти люди считают, что я прав. Раньше завоеватели, например, монголы, при взятии городов толкали на приступ, вперед себя - стариков. Теперь также поступают коммунисты. Толкают в спину ветеранов, играя на их памяти, на их боли.
— Как твое начальство относится к кампании против тебя в левых СМИ?
— Мы об этом не говорим. Сам же я левые газеты читаю редко: информации в них крайне мало, идеология скудна.
— Тем не менее они с завидным постоянством тебя "обличают". Похоже на травлю.
— Ну все-таки это не травля: возможностей для нее у них нет. Именно потому, что у людей есть альтернатива. Газет много, и, что самое главное, они разные.
— Капля камень точит. Пока что начальство не обращает внимания на кампанию против тебя. Или делает вид, что не обращает. Но со временем этот "вал" может надоесть, и тогда оно, начальство, может сказать: "Хватит!"
— Это не ко мне. Это к начальству. Но думаю, что при нынешней власти в стране такой вариант исключается. Если это произойдет, значит, власть в стране изменилась. Причем кардинально.
— Это возможно?
— У нас все возможно.

Марк ДЕЙЧ

Батькины шалости

«Лукашенко, верни Гончара!» - требуют белорусские оппозиционеры


Вечером 16 сентября вместе с бизнесменом Анатолием Красовским Гончар (на снимке) вышел из бани. Больше их никто не видел. Исчезла и автомашина — джип "Чероки", на котором они приехали.
Жены пропавших заявили в милицию Минска. Никакой реакции.
Сутки спустя друзья Гончара и Красовского предприняли собственное расследование. Неподалеку от бани они обнаружили осколки джипового стекла и пятна крови. Была вызвана милиция, которая забрала все найденное на экспертизу. Ее результаты до сих пор неизвестны. Единственное, что соблаговолила сообщить родственникам минская милиция, — "проверены все морги и больницы Минска, ни Гончара, ни пропавшего вместе с ним бизнесмена Красовского там нет".

Лидер белорусской оппозиции, вице-спикер парламента Беларуси Виктор Гончар исчез в Минске 16 сентября.
Вообще-то быть оппозиционером при "батьке" Лукашенко — дело хлопотное. То побьют известного кинорежиссера, осмелившегося сделать весьма откровенный фильм о нравах президента Беларуси. То журналиста арестуют. А то вот — как с Гончаром, который, не спросив "батьку", решил организовать в республике альтернативные президентские выборы.
Какие такие "альтернативные"? Вы что, граждане? На кого замахиваетесь?!
Виктор Гончар, кстати говоря, замахивается не впервой. Пять лет назад, в Минске же, его машину обстрелял из "Калашникова" милиционер. Обстрел велся из милицейского автомобиля, зарегистрированного в Службе безопасности президента. Пули пробили заднюю левую дверь, где обычно сидел Гончар. Однако на сей раз там находилась его помощница, которая получила серьезное ранение. Следствие не проводилось.
Нынешняя история с Виктором Гончаром - куда более таинственная.
Первыми, как водится "у нас", на исчезновение Гончара откликнулись западные представительства. Посол США в Минске заявил белорусским властям, что Запад пристально следит за ситуацией вокруг исчезновения лидера белорусской оппозиции. Посол ФРГ и сотрудники миссии ОБСЕ в Минске осмотрели место предполагаемого нападения на Гончара. Согласно имеющейся у нас информации, еще в пятницу вечером послы США и ФРГ обращались к Лукашенко. Результаты опять же неизвестны.
Зато известна реакция "батьки". Александр Григорьевич возмутился тем, что Беларусь называют "тоталитарным государством в центре Европы, где пропадают люди", и посоветовал западным послам "поискать Гончара в своих странах".
Дал прикурить "батька" вражьим детям! В минувший понедельник несколько депутатов, представители белорусской общественности, а также жены "пропавших безвести" — всего чуть более 30 человек — пришли к зданию республиканской прокуратуры, чтобы передать "Требования к исполнительной власти и Прокуратуре Республики Беларусь". "По состоянию на 19 сентября территориальные правоохранительные органы не приняли необходимых мер для организации поисков указанных граждан", — говорится в "Требованиях".
Из здания прокуратуры вышел заместитель начальника минского УВД и объявил открытым "несанкционированное собрание". "Вы уже собрались, — сказал сей милицейский чин, — значит, это собрание. Если нет, то стоять надо молча".
Похоже, вся Белоруссия стоит молча. За некоторым периодически пропадающим исключением.
Странно, однако, что молчат российские СМИ: об исчезновении Гончара и Красовского — ни слова. Не хотят огорчать Александра Григорьевича?
Я понимаю: у нас нынче своих проблем хватает. Жутковатых, между прочим. Понимаю и то, что собственным корреспондентам российских СМИ там работать, а повторять судьбу Шеремета никому не хочется. Но уж так стелиться перед "батькой", по-моему, не подобает.
"Батька", между тем, эту нашу слабинку прекрасно чувствует. У них, у "радетелей за народное счастье", нюх на это дело особый.
Перво-наперво Александр Григорьевич на свои газеты попенял. Мягко так, беззлобно. "Если опубликовавшие это вранье (информацию о личной собственности госсекретаря Совета безопасности Беларуси. — М.Д.) не будут закрыты — пеняйте на себя!" — ласково сказал он на совещании с руководителями силовых ведомств. Те вытянулись во фрунт и тут же обложили пару независимых белорусских газет: в "Народной воле" арестовали тираж, а в "Новинах" — и вовсе все имущество. Ясное дело, без суда и следствия. Какой там суд? ..
Однако Лукашенко мыслит шире. Масштабно мыслит. "Улицы — для машин, — определил "батька", — тротуары — для людей. Определите места собраний оппозиции и прочего отребья. И пеняйте на себя, если это требование будет нарушаться!"
Во дает, а? Интересно, к кому Александр Григорьевич себя причисляет. Небось к "элите".
А еще Лукашенко поручил на днях своим правоохранительным органам подготовить "сведения и документальные подтверждения фактов финансирования оппозиционных политических сил страны". Срок исполнения — три дня.
И найдут, не сомневайтесь. Уже нашли. Сам же Лукашенко это и подтвердил: "Экстремисты, наши националисты, сегодня дестабилизируют обстановку в Беларуси, и мы знаем, кто поставляет им валюту. Меры должны быть приняты незамедлительно, причем жесткие".
Не входит ли в число этих "мер" исчезновение Виктора Гончара?

Марк ДЕЙЧ

Мутное «ГОСУДАРЕВО ОКО»

"До определенного момента Борис Николаевич оказывал поддержку и понимание моей работе. Потом начали муссироваться слухи о моей неминуемой отставке, начались грязная возня, заказные статьи в прессе, намеки и прямые угрозы по конкретным уголовным делам. Потом в дело пошли сведения из моей личной жизни, добытые преступным путем, для того чтобы "дожать клиента".


Это фрагмент из сенсационного выступления Юрия Скуратова на Совете Федерации.
Весьма двусмысленная речь. Уж не лично ли президент "муссировал слухи", организовал "грязную возню" и "заказные статьи в прессе"? А ведь Юрия Ильича можно и так понять.
Ну, допустим, не сам президент. Кто-то из его окружения. Кто? Г-н Скуратов сфокусировал прицел и изготовился к выстрелу. "Большую роль сыграли известные вам олигархи, замешанные в уголовных делах, связанных
с коррупцией в высших эшелонах власти. Прежде всего в делах авиакомпании "Аэрофлот", в обществе "АвтоВАЗ", в частном охранном предприятии "Атолл".

Не промахнулся. Сейчас на Березовского только ленивый бочку не катит. Сенаторы задрожали от радости — как взявшие след гончие — и отставку Генерального прокурора не утвердили.
Остается, правда, небольшой штришок. Оказывается, необходимо было "дожать клиента". С помощью сведений, "добытых преступным путем".
А чего его дожимать? Клиент готов. Заметьте: Скуратов даже не пытался отрицать достоверность "сведений". Все больше на "преступный путь" и "личную жизнь" упирал.
Ежели, конечно, пленка с увеселениями Генерального прокурора — подделка, тогда нужно немедленно ловить изготовителей и сажать по максимуму. В назидание. А если — не подделка? У высших сановников страны не может быть личной жизни в борделе. Правда, сенаторы считают — может. Это значит, что вся наша страна — большой бордель?
"Провокация", — заявил Скуратов. Как бы в оправдание. В чем же провокация? Может, Юрия Ильича кто-то силком заставил все это проделать? С дамами? Тогда — назовите нам этого злодея.
Конечно, неприлично все это. Что-то такое мы уже видели. Министра юстиции, к примеру. Г-н Скуратов в этой цепочке далеко не первый и явно не последний. Неприлично другое: как наши многоуважаемые сенаторы стеной встали
на защиту шалуна. От шантажа.
А ведь рецепт прост. Не хочешь, чтоб шантажировали, — не делай. Этого самого. А если очень уж приспичит — жена имеется. Это нам, простым смертным, всякие "групповухи" не возбраняются. И то жены вряд ли одобрят.
Государственному чиновнику же, да еще сидящему в кресле Генерального прокурора, вставать из этого кресла без штанов никак нельзя.
Самое противное во всей этой истории заключается в том, что шантаж вполне удался. Собственно, г-н Скуратов сам в этом признался. Потому-то и прошение об отставке подал.
Потом чуть выждал, уловил мужскую солидарность в среде однодельцев по полу из числа сенаторов и отыграл обратно. И тут же ринулся
в атаку. Но не на коррупционеров, а на РТР, осмелившуюся показать всего несколько секунд из почти часовой записи прокурорских утех.
Не думай о секундах свысока. Теперь вот против моих коллег из РТР уголовное дело вроде бы возбуждено. Стало быть, Генпрокурор "отдыхал", а отвечать — журналистам.

Занятная история получается. Делать — можно, а рассказать об этом, да хоть бы и показать — нельзя. Двойной стандарт.
В особенно неловком положении спикер верхней палаты оказался. "Человек попал в беду, — сказал Егор Строев. — Человеку нужно помочь.
Чем помочь, Егор Семенович? Штаны прокурорские застегнуть? А беда — она только личная. Для карьеры. Так и того не получилось — при подавляющем всякий смысл благоволении ваших коллег-сенаторов.
Теперь — что у нас "итого" получается. Ничего хорошего. Получается, что прокурорам у нас все дозволено. Ну, не всем одинаково, тут тоже своя "табель о рангах" имеется: генеральному — побольше, его подчиненным — помень-
ше. Кому-то — шикарные апартаменты, а кому-то для увеселения и площадь трех вокзалов сойдет.
Но в конечном счете, дело не в качестве ложа и девочек. А в том, что если "государеву оку" можно это, то и прочие прелести неподалеку. Оглянуться не успеем.
И еще одно получается. Чтобы Генеральный прокурор свою святую обязанность исполнил — государство и нас с вами от казнокрадов защитил, — необходимо такую вот пленочку запустить. Напугать. Что и произошло: г-н Скуратов тут же пообещал назвать поименно всех тех, которые из госбюджета наворовали.
Ну что ж это за страна у нас с вами такая, где чиновника для выполнения своего долга обязательно прижать нужно!
Теперь все наше внимание на пленку переключилось. Мы уже забыли, ради чего весь этот шантаж затевался: чтобы Генеральный прокурор никого из проворовавшихся высокопоставленных чиновников не назвал.
Так ведь он и не назвал! И, по-моему, уже не назовет.
С прокурорами у нас вообще какая-то странная закономерность вырисовывается. С Генеральными. Первым на этом ответственном посту Валентин Степанков сгорел. Оказался замечен в связях, "его порочащих", — с некими иностранными бизнесменами. Потом самоустранился Алексей Казанник, "совесть России" (так его называли). Что-то там такое с мебелью
произошло, на многие тысячи долларов. Вот совесть и взыграла. Следующим исполнял обязанности Генпрокурора Алексей Ильюшенко. Так и пробыл и.о. до самого "Лефортова": тоже. связи подвели, и тоже с коммерсантами. Теперь вот Юрий Скуратов.
И что характерно — тоже связи! Правда, несколько иного свойства. Говоря по Жванецкому, — может, что-нибудь в консерватории подправить надо?

Марк ДЕЙЧ

Фигуранты

Семейный бизнес генерала ФСБ


К началу выборов все помирятся.
Все сядут рядком за один стол, будут чаевничать и вести задушевные разговоры. Под телекамеру. Явлинский с Зюгановым, Кобзон с Макашовым. А Жириновский и Немцов апельсинового соку выпьют. На брудершафт.
Словом, буколическая картина. Станиславский, впрочем. наверняка бы сказал свое знаменитое "не верю!". И был бы прав.
А почему, собственно? Вот ведь два заклятых друга из Приморского края, Наздратенко и Кондратов, — тамошний губернатор и тамошний же начальник УФСБ (он же, по совместительству, представляет в тех далеких краях нашего президента) в связи с выборами во владивостокскую Думу сии государственные мужи объявили о полном согласии и чуть ли не взаимной любви. Над высокими договорившимися сторонами незримо витала тень местного датского принца — тов. Черепкова Виктора Ивановича Потому как без Думы нельзя избрать мэра.
За последние шесть лет выборы в городскую Думу назначались 14 раз, и столько же раз они не состоялись. Что бывшего мэра Черепкова вполне устраивало, поскольку таким образом он оставался бы градоначальником пожизненно Поди плохо! Но тут вмешался президент (не к выборам будь помянут) и лишил Черепкова его полномочий в связи с их окончанием И началось...
Теперь у них перемирие. Временное, конецно Ну пусть хоть ненадолго.
Но военные действия все равно продолжаются Хотя и неявные.
Тут ко мне ходоки пожаловали. Из тех самых мест "Вы почему, — спрашивают, — на Черепкова с Кондратовым нападаете? Чем они вам не угодили?"
"Да ничем, — говорю. — Смешные очень".
"А давайте, — ходоки предлагают, — мы вам про Наздратенко расскажем. Обхохочетесь".
"Ну, — говорю, — давайте".
"Так ведь бандит же он! — воодушевились ходоки. — Крестный отец Приморья! Мафиози!"
"Ну-ну, — говорю — А дальше?" И блокнот приготовил.
"А что — дальше? — растерялись ходоки.
— Мафиози же! Чего же дальше?"
Таким манером мы еще с полчаса поговорили.
Очень смешно было. С Наздратенко я пару раз встречался. Один раз он даже к нам в редакцию заходил. Внешне — вполне нормальное впечатление производит. Обстоятельный. И, кажется, даже неглупый. Хотя, конечно, не исключено, что бандит Может, даже "крестный отец". Не знаю. А чего не знаю, за то не поручусь. Ежели у кого такие поручительства имеются, милости прошу.
А пока фигуранты остаются все те же. Скажем, совершенно очевидно, что на очередных выборах мэра Владивостока тов. Черепкову не слишком светит. А что нужно, чтобы засветило? Правильно: сделать из него героя. России.
На имя Бориса Ельцина направляется представление "О присвоении мэру г. Владивостока В.И.Черепкову звания Герой России", подкрепленное увесистой "Характеристикой на Черепкова Виктора Ивановича, уроженца Рязанской области, русского, с высшим образованием, мэра г. Владивостока".
А ведь Виктор Иванович — давно уже не мэр. Так, соискатель. Но уж зато характеристика — прямо-таки развернутая эпитафия.
"Черепков В.И. зарекомендовал себя неординарно мыслящим, творчески активным, энергичным организатором, настойчиво и решительно реализующим установки Президента и Правительства РФ по реформированию жилищно-коммунального хозяйства. В результате его новаторского подхода г. Владивосток в числе первых городов России начал преобразования в муниципальной структуре и системах жизнеобеспечения".
Усилиями "героя" Владивосток за несколько последних лет превратился в огромную мусорную свалку. Еще нынешней зимой более 500 домов города были лишены тепла и горячей воды. Полгода не выплачивалась зарплата работникам городского коммунального хозяйства (ее начали выплачивать только после указа президента, отстранившего Черепкова от должности). Жилищное строительство мэр не финансировал вовсе. А расходы на здравоохранение вообще не были заложены в бюджете. Хотя деньги на счетах мэрии имелись, и немалые. Но только тратились они совсем на другие цели, не имевшие никакого отношения к нуждам горожан.
Такой вот неординарно мыслящий реформатор.
"Черепков В.И. досконально знает и неуклонно руководствуется в повседневной деятельности законодательными и нормативными актами России".
Вот-вот. За один только год 85 постановлений мэра Владивостока были признаны незаконными. За это же время мэрия проиграла огромное количество исков — на общую сумму 121 миллион рублей. Деньги пошли из бюджета.
Действительно: досконально знает и неуклонно руководствуется.
"Черепков В.И. высокообразован и эрудирован. Обладает волевым, деятельным характером. Самостоятелен в поступках, способен к принятию неординарных мер".
Что да, то да. "Заслуженный изобретатель", "гипнотизер", "целитель 6-го разряда". Еще — разработчик "психотронного оружия". Мало? Регулярно общается с "космическими силами". На равных.
Шибко эрудированный товарищ.
Я уже не раз писал о Черепкове. Что-то в нем есть трагическое. Как в Чичикове. Они и внешне чем-то похожи. Разница лишь в том, что легенду о мертвых душах создал Гоголь, а у Виктора Ивановича среди знакомых писателя такого масштаба нету. Поэтому легенды о себе он всегда творил сам. Вот фрагмент из его автобиографии:
"С 1959 года, еще работая на Братской ГЭС, решил 25% своей зарплаты до конца своей жизни откладывать для помощи неимущим, тем, кто живет хуже меня. Туда же уходят все гонорары за изобретения и рацпредложения. Когда жена об этом узнала, несколько дней со мной не разговаривала, так как она занимала деньги у знакомых".
Красиво, да? В 1959 году будущему мэру Владивостока было 17 лет.
Со временем, правда, число создателей легенд о Черепкове разрослось. Как-то я написал о том, что Виктор Иванович — член исполкома движения "Демократический выбор России", в связи с чем выразил соболезнование Егору Гайдару.
Тут же меня разыскали из "Демвыбора". Никакого Черепкова, говорят, мы не знаем, и вообще: мы не движение, а партия. Я извинился.
Но вот нынешнее представление о присвоении Черепкову звания Героя России: среди подписавших его — председатель исполкома Приморского отделения партии "Демократический выбор России".
А самое пикантное заключается в том, что характеристика на Черепкова, которую я цитировал, подписана начальником Приморского УФСБ генералом Кондратовым.
Виктор Иванович еще и "правозащитник". Вообразите себе: к высшей награде страны правозащитника представляет чекист. Вообразили?
О генерале Кондратове нельзя умолчать. Товарищ он, что называется, небезызвестный. Известен же тем, что построил себе во Владивостоке неплохой особнячок. А деньги на строительство получил в нескольких коммерческих банках в качестве кредита — под ничтожный процент и на много лет. За красивые глаза или еще за что — неведомо.
Известен генерал Кондратов и двумя своими зарплатами; одну, генеральскую, он в ФСБ получает, а другую — в качестве представителя президента в Приморском крае. Между тем сотрудник ФСБ не имеет права совмещать свою работу с иной оплачиваемой деятельностью — даже представляя самого президента.
Хорошо знают во Владивостоке и историю с увольнением двух местных милиционеров, задержавших пьяного в сосиску кондратовского зятя — сотрудника приморского отделения "Инкомбанка".
Последний скандал тоже связан с генеральским семейством. Но на сей раз история уже не смешная.
30 декабря во Владивостоке при загадочных обстоятельствах погиб мой коллега — заместитель главного редактора тамошней газеты "Конкурент" Сергей Чечуго, В последние месяцы он занимался скандалом вокруг ОАО "Дальневосточная база флота по добыче и переработке морепродуктов". Одно из главных действующих лиц скандала — Руслан Кондратов, сын генерала ФСБ. Именно Кондратов-младший продал за границу два судна. А также через подставных лиц организовал компанию "Аква-ресурсы", которой сдал в аренду (т.е. сам себе) б кораблей с правом "последующего выкупа". Выкуп, ясное дело, осуществился, причем реальная стоимость судов была занижена более чем в 16 раз.
Статья Сергея Чечуго "Передел" была опубликована несколько дней назад, уже после смерти журналиста. Тут же в редакцию явился адвокат Кондратова и обещал обанкротить газету, если та не опубликует опровержение.
Владивостокские следователи, между тем, считают, что, возможно, причина смерти Сергея Чечуго — вовсе не обычное дорожно-транспортное происшествие, как якобы было первоначально "установлено". Согласно версии, труп журналиста был выброшен из машины, шедшей на большой скорости. В пользу этой версии говорит и то обстоятельство, что портфель Сергея с документами по "Переделу" (он продолжал разрабатывать эту тему) бесследно исчез.
Семейный бизнес генерала ФСБ — штука серьезная.

Марк Дейч

Президентский покер

"По данным контрразведки Германии, Путин в период своей работы в Германии характеризовался как умный, осторожный, дальновидный человек, имеющий большие информационные возможности".
Радиостанция "Немецкая волна", 9.08.99.


"А из зала мне: "Давай все подробности!"
Ну, когда речь идет о муже товарища Парамоновой и его пассии, Нинульке, — тут нам, конечно, интересно. Тут действительно: давай все подробности. Все как есть!
А вот когда речь идет об отставке, к примеру, Степашина, наше болезненное любопытство не столь объяснимо. Хотя тоже — интересно. Знал Сергей Вадимович или не знал? Или для него тоже — как гром среди ясного кремлевского неба?
Сразу же появилось множество версий, объясняющих как саму отставку, так и ее скоропостижность. Версии весьма глубокомысленные, даже с некоторыми претензиями на научность. На самом деле все проще. Как мне стало известно, в Кремле не понравилось высказывание Степашина во время его визита в США относительно того, что, дескать, есть еще в России политики, способные передвигаться без помощи инвалидных колясок. Другая его
фраза — о будущем Президенте России не пенсионного возраста — вообще-то была выпадом против
Лужкова, но Ельцину ее преподнесли иначе. Но са-
мое главное, что ставилось в вину Степашину кремлевской властью, — его слишком резвый политический старт. Утверждается, будто Степашин вплотную начал заниматься президентскими выборами и
даже поручил Рушайло формирование своего пред-
выборного штаба. Есть сведения и о том, будто
дочь президента предоставила отцу некие данные,
компрометирующие премьера. Хотя, честно говоря,
причины дочерней нелюбви к Степашину (если таковая имеет место) мне не ясны. Впрочем, у них там, в Кремле, совсем другие резоны, нам, простым
смертным, не доступные. Что же касается компромата, то он, по-видимому, нынче имеется на всех.
Скорее всего, есть он и на Путина. Во всяком случае, кремлевские источники утверждают, что еще в 91-м году КГБ планировал арест нынешнего и.о. премьера. Якобы в течение нескольких лет велась разработка Путина как агента, завербованного немецкими спецслужбами. Но все сорвалось из-за августовских событий, после которых многие материалы в отношении Путина пропали. Говорят, что некоторой информацией по данному вопросу располагает бывший шеф КГБ Крючков, к которому заинтересованные лица будто бы уже протоптали дорожку...
Замечу, что Путин не был для Кремля единственной кандидатурой на пост премьера. Ближайшим окружением президента рассматривались еще
двое: срочно вызванный в Москву Лебедь и вице-премьер Аксененко. На последнего был даже заготовлен президентский указ.
Преимущество получил Путин — как человек абсолютно "свой", на которого можно положиться. Дело в том, что состояние здоровья Ельцина внушает серьезные опасения, и не исключен вариант, когда ему придется уйти в отставку досрочно. В этом случае президентские полномочия переходят
к Путину, который без великих потрясений и личных амбиций доводит страну до президентских выборов.
Судя по всему, такой вариант просчитывается в Кремле вполне трезво. Как результат — строгий контроль за лояльностью работников Администрации Президента. От сомневающихся и позволяющих себе иметь собственную точку зрения немедленно избавляются. Охотятся на тех, кто может быть причастен к утечке информации. По словам высокопоставленного кремлевского чиновника, "все занимаются раскруткой Путина" и "денег на это жалеть не
будут". Главная задача — вытеснение оппозиции из избирательных списков. А для этого — в период предвыборной кампании собирать и публиковать
любой компромат на любого оппозиционера и требовать от Центризбиркома исключения такой фигуры из списков. Согласно плану, подобная работа будет проводиться по всем избирательным округам.
По сведениям из того же источника, главная задача, возложенная на Путина — раскол блока "Отечество — Вся Россия". Судя по всему, объединение Лужкова и Примакова с Шаймиевым и Рахимовым смотрится из Кремля весьма зловеще. Считается, что новый блок способен затеять очередной передел собственности, чего нынешняя власть стремится избежать любой ценой.
Не называемый мной источник рассказывает о некоем плане, будто бы утвержденном в Кремле. Согласно этому плану, ближе к выборам возможны
даже покушения на лидеров, противостоящих президентской команде. Для этой цели будет использована некая "третья сила", как вариант — чеченские боевики, что можно будет выгодно использовать в дальнейшем в политической кампании.
Однако такой вариант — все-таки крайний. В основном план кремлевских стратегов предусматривает использование СМИ. С их помощью предполагается поссорить Лужкова с Шаймиевым: со ссылкой на московского мэра должны появиться статьи, в которых весьма нелицеприятно будут оценены методы работы президента Татарстана, а также появятся откровенные намеки на связь Шаймиева с криминальными кругами.
Вообще Кремль в предстоящих предвыборных баталиях чуть ли не главную роль отводит СМИ. Отсюда — стремление "дожать" Гусинского, заставить
"Мост-медиа" занять хотя бы нейтральную позицию по отношению к Ельцину и его окружению. Нажим на руководителя холдинга осуществляется массированный — для этой цели используются даже знакомства
Гусинского в израильском правительстве. По мнению источника, работа в этом направлении проводится вполне успешно: еще какое-то время "Итоги" позволят себе некоторые выпады в адрес Кремля, но вскоре Гусинский "образумится" — поскольку понимает, от кого зависит его бизнес. (Замечу в скобках, что, по-моему, программа "Итоги", состоявшаяся в минувшее воскресенье, подтверждает мнение моего источника о развитии событий.)
Кремль считает роль СМИ в предвыборной кампании столь значительной, что Татьяна Дьяченко "пробивает" для своего друга Лесина пост вице-премьера в новом правительстве — с сохранением за ним кресла министра печати. Однако, по словам кремлевского источника, эта затея вряд ли осуществима: нынешняя должность Лесина — его "потолок".

Марк ДЕЙЧ

Костюмчик серенький и туфельки со скрипом,

или одинокий борец с коррупцией

Г-н Скуратов продолжит свою борьбу.
Он, оказывается, всегда боролся. С коррупцией. Только мы этого не знали. А узнали мы об этом аккурат тогда, когда обнаружилась некая видеокассета, на которой г-н Скуратов борется с собственными желаниями. Правда, безуспешно.
Ах да, извините: не г-н Скуратов, а похожее на него "лицо". Ну очень сильно похожее. Оно конечно: идентичность "лица" и Генерального прокурора не доказана. Более того, качество звука и изображения на кассете сильно разнятся: звук лучше. Что и дало повод говорить о том, будто кассета смонтирована.
Может, и смонтирована. Чего не знаю, за то не ручаюсь. Потому как не специалист я. Однако, на мой примитивный взгляд, дело то простое. Видеокамера, снимавшая любовные игры "лица", была, по-видимому, замаскирована в стене напротив огромного дивана. Чтобы, значит, панорамно заснять все перипетии борьбы с коррупцией. А микрофон наверняка в самом диване пристроили. Потому что все сопутствующие звуки очень даже хорошо получились. И голос схож. Глаза закроешь — вылитый Юрий Ильич.
Теперь вот еще костюмчики всплыли. Для Генерального прокурора. 14 штук. И будьте уверены: это еще далеко не вся одежка.
Вот у вас, гражданин, лично у вас — сколько костюмов? Понял. Матом только больше не нужно, а то неудобно: люди же вокруг...
С костюмчиками же для бывшего Генпрокурора забавная история вышла. По словам г-на Скуратова, пошить их ему предложили в Управлении делами Президента. За казенный счет. Юрий Ильич, ясное дело, согласился. А когда пошили и даже доставили, выяснилось, что делалось это якобы на деньги "Мабетекса". Вот тут-то Юрий Ильич забеспокоился и решил заплатить за костюмы деньги.
Стало быть, за счет российских налогоплательщиков более дюжины костюмов получить — это нормально. Это не взятка, не подкуп и тем более не коррупция. А если то же самое за иностранные доллары или там франки — тогда конечно. Тогда сразу диверсия. Идеологическая.
Судя по всему, г-н Скуратов именно так и рассудил. И сразу бросился деньги за эти поганые костюмы отдавать.
Тут еще один презабавный штрих возникает. Деньги, которые Генпрокурор срочно возвернуть решил, у него то ли не взяли, то ли сдачи не нашлось. Да и неважно это. А важно то, что, порывшись в одном из карманов одного из этих костюмов, Юрий Ильич достал деньги и побежал с ними в Управление делами Президента. Денег же было — 6 тысяч 400 долларов.
Похоже, граждане, нас с вами опять за дураков держат. Зарплата Генерального прокурора России — около 7 тысяч рублей. Меньше 300 долларов. Ну, я человек щедрый: пусть будет ровно 300. Это значит, что деньги, которые Юрий Ильич возвернуть пожелал, составляют его зарплату за два года. Ежели все это время не есть, не пить и не веселиться, тогда конечно. Можно скопить. Однако я почему-то сомневаюсь. Нет, не в бережливости г-на Скуратова. Он, может, вообще не ест и не пьет. А праздник с девочками — не каждый же день. К тому же "лицо", удивительно напоминающее Генпрокурора, за себя в таких случаях, насколько я знаю, не платило. Его "угощали".
Опять же — экономия. Глядишь, вскоре на один-два костюма можно наскрести.
На 300 долларов мы с вами, граждане, худо-бедно, но проживем. А Генеральный прокурор — ну никак. Ему одних только костюмов вон сколько нужно. А на какие, извините, шиши? Вот и я не знаю. А хорошо бы узнать.
С другой стороны, хрен бы с ними, с костюмами и деньгами. Лишь бы человек был хороший. В том смысле, чтоб с обязанностями со своими справлялся.
Так ведь и этого нету. "По наследству" г-ну Скуратову достались дела о громких убийствах: Меня, Холодова, Листьева, Кивелиди. За то время, что Юрий Ильич находился у прокурорской власти, никаких сдвигов по этим делам не произошло.
Уже при г-не Скуратове случилось как минимум два громких убийства: Ларисы Юдиной и Галины Старовойтовой. И — ничего.
"Моя задача, — заявил на днях бывший Генпрокурор с телевизионного экрана, — довести до результативного расследования уголовные дела".
А чем же Юрий Ильич за пять лет своего прокурорства занимался? Да только за эти шесть "висяков" его давно нужно было гнать с работы. Как говорится, поганой метлой. А девочки и костюмы — это уже так, чепуха. В нагрузку.
"При чем тут убийства? — спросят граждане. — Он ведь с коррупцией борется".
При многом. Если совершаются заказные убийства, если исполнители и заказчики в ус не дуют, а Генеральная прокуратура во главе с "лицом" сохраняет олимпийское спокойствие, — это и есть коррупция.
Светлана Сорокина, расспрашивая г-на Скуратова, задала ему очень точный вопрос: "Шантаж на ровном месте не бывает. Вините ли вы в чем-то себя?"
Юрий Ильич не полез в карман ни за деньгами, ни за словом. Ответил быстро, без подготовки, и проговорился:
"Я допустил очень много ошибок. Много кадровых ошибок допустил".
Ответить-то г-н Скуратов ответил, но вроде бы не по теме. Однако это лишь кажется, что не по теме.
Согласно одной из версий, видеосъемка любовных игр "лица, похожего на Генпрокурора", была проведена по заказу его сослуживцев. Если так, то фраза г-на Скуратова вполне адекватна вопросу. Конечно же — "кадровые ошибки". Или чем-то здорово насолил своим подчиненным. Потому-то они и устроили на своего шефа охоту в борделе.

Марк ДЕЙЧ

Грабеж по-приморски

Россия остается без Тихоокеанского флота


Опять приморский губернатор что-то такое набедокурил.
Вообще за ними, за губернаторами, глаз да глаз нужен. А то чуть вожжи отпустишь — и готово: уже чего-нибудь отчебучил.
О Наздратенко я как-то давно ничего не писал. Вот он от рук-то и отбился.
Во-первых, с Аксененко повстречался. Вообще-то вице-премьер сам туда пожаловал. Не то с инспекцией, не то в гости. Но не просто пожаловал, а, можно сказать, прибыл. На самолете МЧС. Чрезвычайность же ситуации, как выяснилось, состояла в том, что на тамошнем судоремонтном заводе рабочим не платят зарплату. То есть не то чтобы совсем не платят, но — не регулярно. От случая к случаю. А случая, видать, давно не было.
Эка невидаль! — скажете вы. И правильно скажете. Я вот никак не пойму, что же тут вице-премьера нашего удивило. И зачем ему чрезвычайный самолет понадобился. На этом самом ОАО "Холдинговая компания Дальзавод" (владивостокские судоремонтники именно так теперь именуются) рабочие в этом году получили деньги за три месяца. И в прошлые годы дела были не лучше. Так ведь и Аксененко денег не привез. Сказал только — дескать, не платить плохо — и полетел себе. Уж не знаю, куда.
Ну, с вице-премьера какой спрос? Да никакого. До него из Владивостока не дотянешься. Зато губернатор — вот он. Свой, местный. Рабочим — им все равно, кто им деньги не платит. Губернатор ближе, с него и спрос. И никакими объяснениями тут не поможешь. Типа того, что этому самому ОАО все кругом должны, а более всех - Министерство обороны и Федеральная пограничная служба. Объяснениями сыт не будешь. Ты губернатор? Мы тебя избрали? Давай зарплату.
Между прочим, резонно. Деньги Наздратенко должен был бы найти. Как — не знаю. Может, чего схимичить. Или на дороге, по которой правительственные чиновники на самолетах МЧС шастают, с кистенем встать. А зарплату рабочим выдать. Вместо этого Евгений Иванович вице-премьера принимает гостеприимно, даже ласково.
А с другой стороны — как же его, вице-премьера, не ласкать? Он хоть и не начальник губернатору, а без его чиновничьей подписи потом нахлебаешься...
Теперь вот новый скандал подоспел. И тоже с ОАО. "Востоктрансфлот" называется.
История, стало быть, такая. Два года назад некто Анатолий Милашевич — молодой, но уже пронырливый предприниматель из Москвы, — сумел захватить власть в совете директоров "Востоктрансфлота". Зачем? Ну, граждане, не мне вам объяснять. Во-первых, власть — она и есть власть. А во-вторых, крупнейшая судоходная компания России — это деньги. И немалые. Но не по-
думайте, будто новый председатель совета директоров озаботился приумножением ее доходов и дивидендов нескольких тысяч акционеров. Свое кредо г-н Милашевич определил следующим образом: "Основным видом моей деятельности является именно разрушение приобретенных компаний с последующей их распродажей по частям. Это очень выгодно".
И — началось.
Аудиторская проверка хозяйственно-финансовой деятельности компании, закончившаяся в прошлом месяце, выявила любопытные подробности. За последний квартал 1997 года прибыль 'Востоктрансфлота" составила почти 19 миллионов рублей. В следующем, 1998 году, когда компанией уже вовсю заправлял Милашевич, убытки образовали внушительную сумму: более 70 миллионов рублей. Убытки за первые четыре месяца этого года — более 12 миллионов.
Но все это еще только полбеды.
Ясное дело, ОАО "Востоктрансфлот" (ВТФ) оказалось в долгу перед бюджетом. А долг, к сожалению, платежом красен. Как же его уплатить? Да очень просто: продать корабли.
В конце декабря 1997 года, когда долг бюджету еще не достиг астрономических размеров, были проданы два теплохода ВТФ: "Фурманово" и "Янтарный берег". Покупатель — греческая компания "Лавиния". Дальше все происходило быстро и просто. "Уплыли" теплоходы и танкеры "УстьКанн", "Янтарный берег", "Тереховск", "Алмазный", "Фатеево". В 1997 году ВТФ владел 51 судном. К лету нынешнего года 32 из них оказались проданными. Притом что арбитражный суд наложил арест на отчуждение основных фондов "Востоктрансфлота". Притом еще, что более половины этих 32 судов не прошли таможенного оформления и не сняты с Госреестра Российской Федерации. Иными словами, суда продолжают числиться на балансе ВТФ, но фактически их уже нет.
А где же деньги за, извините, проданный товар?
Тут, знаете ли, тоже занятная история.
Вот, скажем, 12 лучших судов ВТФ были проданы уже упоминавшейся греческой компании "Лавиния" за 30 миллионов долларов. А рыночная их стоимость — не менее 100 миллионов. До сделки "Лавиния" намеревалась заказать на верфях Новороссийска два судна по цене 25 миллионов долларов каждое. После сделки необходимость в заказе отпала: зачем платить 50 миллионов за два судна, если можно получить 12 судов всего за 30 миллионов? Да и эти 30 — под большим вопросом. За редким исключением на счета ВТФ не поступало ни копейки. И вот почему.
Все сделки по продаже судов "Востоктрансфлота" осуществлялись в рублях через компании "Ocean Trade Shipping Corp." и "Yonker Corp.". Скажем, "Янтарный берег" был продан компании "Ocean Trade Shipping Corp.", которая в свою очередь поручила "Yonker Corp." расплатиться с ВТФ. Ни копейки от продажи, ясное дело, не получено. Почему? Да потому что владелец обеих вышеназванных компаний — Анатолий Милашевич.
"Что делать?" и "Кто виноват?" — сакраментальные вопросы нашей истории, в том числе и новейшей — все-таки вторичны. В наши дни первое место прочно удерживает вопрос: "Где деньги?"
Деньги от продажи судов "Востоктрансфлота" все-таки были. Но, как вы понимаете, для возвращения бюджетного долга они не предназначались. На них помимо удовлетворения собственных нужд г-н Милашевич скупал и продолжает скупать акции крупнейших океанских компаний Приморья, в частности — ОАО "Дальневосточное морское пароходство" (ДВМП). В результате уже сегодня разграблено АО "Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота" (ВБТРФ), где председателем совета директоров — деловой партнер и друг Милашевича, некто Иван Сорокин. Другой подельник Милашевича, Алексей Дмитриенко, стал председателем наблюдательного совета ДВМП. Судя по всему, компанию ожидает та же участь, что постигла "Востоктрансфлот", новый совет директоров которого на днях распространил следующее заявление:
"В нашем распоряжении оказались документы, которые позволяют сделать вывод, что в Приморском крае осуществляется секретная операция, разработанная иностранными спецслужбами с целью тотального уничтожения флота России на Тихом океане посредством продажи иностранным компаниям за бесценок судов таких организаций, как ВБТРФ, "Дальневосточная база флота", "Приморрыбпром", "Востоктрансфлот".
В "Востоктрансфлоте" распродано за бесценок более 30 современных транспортных судов. Масштабность и профессионализм этой работы подтверждает четко отлаженная схема взаимодействия менеджера, юристов и пресс-службы с выходом практически на все СМИ края, включая радио, телевидение и печать, которые заливались потоками лжи, восхваляющей действия команды "новых управленцев" и диаметрально искажающей действительность.
Сегодня за рыбодобывающим и транспортным флотом приходит очередь пассажирского. На очереди — Дальневосточное морское пароходство. Сценарий тот же самый - скупка акций, завоевание большинства в совете директоров, назначение своих управленцев и последующий развал деятельности предприятия. Сегодня из 11 членов совета директоров ДВМП шестеро представляют интересы все той же иностранной группировки, причем трое из них — мошенники, имеющие богатый опыт распродажи судов "Востоктрансфлота".
Интересы организаторов этой беспрецедентной операции в Приморье представляют почетный консул Великобритании г-н Эндрю Маркус Фокс, а также некоторые влиятельные лица. По нашим данным, размер коррупции в этой сфере оценивается десятками миллионов долларов США".

Теперь — некоторые итоги.
Собственно, итоги — вот они. У всех на виду.
Две крупнейшие тихоокеанские компании, базирующиеся во Владивостоке, разорены. Остальные ждут той же участи.
Г-н Милашевич с однодельцами пребывает на Кипре. Проводит свои "операции" оттуда. Там спокойнее. Говорят, правда, что прокуратура Приморского края уже близка к тому, чтобы вынести постановление об аресте Милашевича и других "новых управленцев". Но когда это будет и будет ли вообще — неизвестно. Пока же "управленцы" пытаются воздействовать на тех капитанов, которые отказываются менять флаги на своих кораблях. Капитан теплохода "Герман Матери" Андрей Вишератин отправил на Кипр следующее сообщение:
"Вся моя жизнь связана с этим флотом. Считаю, что нет большего позора для капитана, чем сдать свое судно и оставить без работы и средств к существованию минимум 50 человек с их семьями. Выполняю приказы только собственника судов, который находится во Владивостоке, а не на Кипре".
В ответ с Кипра посыпались обещания: выплатить экипажу многомесячную задолженность по зарплате (всего Милашевич задолжал экипажам судов более 5 миллионов долларов) и обеспечить репатриацию. Не добившись желаемого, кипрские "управленцы" перешли к прямым угрозам. Капитан Вишератин получил депешу:
"Сидеть и хлопать ушами мы не привыкли, тем более когда речь идет о миллионах долларов. Так что уж не обессудьте. Раз вы приняли такое решение, будьте готовы к самым радикальным последствиям для себя лично".
А что же Наздратенко? — спросите вы. Вот и я думаю: что же губернатор?
Нет, кое-что он, конечно, сделал. Призвал экипажи не спускать российские флаги. Запретил выдавать разрешения на исключение судов из Госреестра с их последующей передачей иностранным владельцам без согласования с администрацией края и ФСБ России. Несколько уже проданных судов задержал в порту Санкт-Петербурга. Но все это — уже потом, когда грабеж был в самом разгаре. А до того что же? Не знал - не видел?
Видел, конечно. Не знаю, что губернатор мог предпринять. Но что-то — должен был. Может быть, как и в случае с зарплатами, как-нибудь схимичить. Или еще что-нибудь. Но только не бездействовать. Потому что — при всей моей нелюбви к высоким словам — безопасность государства (иначе говоря, его нормальное существование) штука все-таки важная. А ей, безопасности, нанесен существенный урон.
И финансовому положению страны — нашему с вами, между прочим, — тоже.
О престиже и прочих подобных мелочах я уж не говорю.

Марк Дейч

Дрожжи для унитаза,

Или кое-что о коммунистической морали


Полный, братцы, ататуй!
Это я в том смысле, что еще одна сенсация образовалась. Пополам с компроматом. А все оттого, что после зимней спячки пришел в себя один наш народный избранник. Бывший царев охранник (ну, вы знаете) долго не высовывался, а тут возник. Взыграло ретивое, потому как на своего замахнулись. На своего — в смысле на его. Не то друга, не то соратника, не то социально близкого. Так или иначе, но Александр Васильевич сильно возбудился. И даже сделал заявление для прессы. Короткое, но внушительное. Сенсационное.
Александр Васильевич предупредил; если бывшего Генерального прокурора не оставят в покое, он, Коржаков, собирается — внимание, граждане! — "предъявить обвинение Президенту России в злоупотреблении служебным положением с принуждением к сожительству".
Кто принуждал? Кого? С кем? Александр Васильевич не объяснил. Остается одно: догадываться. По причине очевидной бедности моей фантазии догадка у меня только одна: президент грязно домогался Коржакова, который обещает теперь вывести президента на чистую воду.
А чего? Если уж импичмент, то по полной программе. Как у Клинтона. И внешность у бывшего охранника — очень даже. Монике рядом прям-таки делать нечего. Как в очередной раз покажут по телевизору этого избранника, обратите внимание. Красавец мужчина. Любой запасть может. Даже президент.
Но это, братцы, еще не все. Александр Васильевич — человек информированный. Он, оказывается, прекрасно осведомлен о том, как оно было на самом деле у Скуратова:
"Ему подсунули девок. Там был обычный мальчишник. Дали транквилизатор, сделали невменяемым — девки делали с ним что хотели".
Делать невменяемым не нужно: совершенно очевидно, что Генеральный прокурор, согласившись на такой "мальчишник", — человек и так не слишком нормальный. Относительно транквилизатора должен заметить: тот, кому его дали, просто спит, и поднять его — или что-нибудь у него — невозможно. Никаких девок не хватит. Скорее всего Коржаков пленочку ту не видел. Потому как там сильно похожий на Скуратова товарищ — о-го-го! Какие уж там транквилизаторы...
Так что Юрий Ильич у нас теперь плейбой, знаете ли. Человек, можно сказать, легендарный. У него уже и завистники появились. Виктор Илюхин, пламенный коммунист, решительно объявил, что он тоже хочет. Но тут, видимо, с возможностями несколько хуже. Поэтому тов. Илюхин сразу предупредил: "В структурах господ Березовского и Смоленского создается очередная фальшивка - монтируется видеозапись якобы моего пребывания в компании женщин легкого поведения".
Стало быть, индульгенция готова. Предусмотрительный товарищ. Небось тоже мальчишники любит.
Сам плейбой-шалунишка относительно той самой пленки высказался не слишком определенно. Депутаты предложили ему три варианта на выбор: "было", "не было", "не знаю". Ни на один из вариантов г-н Генеральный прокурор не согласился. Даже на "не знаю". Пусть, говорит, следствие определяет, я там или не я.
Именно так ведут себя уголовники. Дескать, ты следователь, ты и работай, тебе за это деньги платят. А я — в "несознанке". Однако для высшего государственного чиновника, к тому же Генерального прокурора, — несколько неприлично.
Это и есть лицо нашей юриспруденции. Неприличное. Пониже спины.
Но самое пикантное произошло чуть погодя. Пообсуждав г-на Скуратова, депутаты так возбудились, что тут же приняли Закон "О государственной защите нравственности и здоровья граждан и об усилении контроля за использованием продукции сексуального характера".
Представьте, читатель: те же самые депутаты, которые только что, не щадя живота, защищали главного "героя" откровенно жесткого порно, — они же стеной встали на защиту нашей нравственности.
Коммунистическая мораль заключается в том, что делать — можно (в особенности если об этом никто не знает), а посмотреть на развлечения наших высших сановников, завидуя или негодуя,— нельзя. Потому как — безнравственно.
То же самое — по поводу вранья. Врут коммунисты совершенно безбожно. Потому как атеисты. Вот, скажем, спикер нашего, извините, парламента. Намедни Геннадий Селезнев повстречался с президентом, после чего на всю Думу озвучил якобы просьбу президента — погодить с импичментом, который, дескать, не ко времени. От Ельцина поступило опровержение: все как раз наоборот, его желание — не откладывать процедуру.
Кто соврал?
Или еще. После встречи с президентом Селезнев сразу же объявил, будто Борис Ельцин распорядился перенацелить наши ракеты на страны НАТО. Ельцин — в отказ: не было, говорит, этого.
И опять: кто соврал?
Оно конечно: соврать могли оба. Однако до последнего времени за президентом не замечалось желания поучаствовать в третьей мировой войне. Зато коммунисты — за милую душу. Им войны очень даже не хватает. Это как раз их стихия.
А вы надеялись, что у нас "партия войны" отсутствует? Напрасно.
Когда Селезневу сообщили, что президентская сторона опровергает его утверждения, спикер засуетился. Даром речи — грамотной — он и раньше не отличался, а тут совсем коряво стал изъясняться. "Хочу, — говорит, — узнать главный вопрос". И побежал куда-то.
А вообще все это похоже на потоп в коммунальной квартире. Когда один из жильцов разозлился на своих соседей и бросил в унитаз дрожжи. Думал, что уж его-то не достанет.
Зря надеялся.
А уж кто нынче регулярно с дрожжами в сортир наведывается — я думаю, это не секрет. Собственно, коммунисты этого и не скрывают. Надеются пересидеть.
Ведь пока что только нас заливает. Они-то - все в белом.
Это когда еще волна до них дойдет...

Марк Дейч

Опасные связи

Генеральный прокурор вне закона


Не лезьте в мою личную жизнь! — убеждает нас Юрий Ильич, И добавляет: "Все это подлог и обман". Позвольте. Если подлог и обман, при чем здесь вмешательство в личную жизнь? Но Юрий Ильич настаивает, Согласно официальному сообщению Главного военного прокурора России Ю.Демина, "в связи с заявлением Скуратова Ю.И. о незаконном вмешательстве в его частную жизнь возбуждено уголовное дело".

Следственный эксперимент
Поначалу г-н Скуратов держался индифферентно. Дескать, не знаю, я там на пленке или не я. То ли память отшибло, то ли слово кому дал — молчать, как Лига Наций. Пусть, значит, компетентные органы сами установят, кто там на кушетке размером два на два кувыркается. Ему говорят: ну ежели мужик, скажи честно — ты там или не ты? Увольте,— отвечает Юрий Ильич.
Уволили. Но вот это г-на Скуратова как раз не устроило. И так же, как со своими заявлениями об отставке (то подавал, то обратно забирал), он решил свое невмешательство в работу следствия сменить на некоторую активность. Теперь Юрий Ильич ему, следствию, версии подбрасывает. На днях в интервью одному еженедельнику он так высказался:
"Можно сфабриковать любую пленку, на то и компьютерная графика, на то и возможности ТВ, и возможности актера, который специально сыграет".
Такая мысль — относительно фабрикации — уже озвучивалась политическими соратниками Генпрокурора. А вот по поводу актера — это уже что-то новенькое.
Но тут, по-моему, Юрий Ильич промашку дал: не найти такого актера. Который вот так же аккуратно носочки бы с себя снял и между двумя барышнями улегся. Нет, не найти. Хотя, конечно, воспользовавшись предложением одного нашего народного избранника, можно было бы "следственный эксперимент" провести. Чтобы некий служитель Мельпомены (по выбору г-на Скуратова) и сам Юрий Ильич перед видеокамерой вышеозначенный эпизод воспроизвели, а потом с имеющейся пленочкой сравнить.
Эксперимент века.
Однако и без такого эксперимента кое-что уже проглядывает. И не только очертания голого человека, поразительно похожего на Генерального прокурора. Но поскольку некоторые сексуальные прихоти этого человека имеют прямое отношение к разразившемуся скандалу, с них и начнем.
Фрагмент из "Заявления" №1 (фамилии подписавших заявления не упоминаю в интересах их безопасности; орфография и пунктуация сохранены полностью):
"Второй раз я приехала по звонку на встречу с Суреном снова к гостинице "Метрополь" откуда мы поехали на ту же квартиру. В квартире находились еще две девушки и мужчина, который представился Юрой. Мы сидели довольно долго и много выпивали после чего пошли заниматься сексом вчетвером. В конце нашей встречи пришел Сурен и заплатил нам по 1 тыс. долларов.
Недавно в телевизионных новостях я увидела Юру, который оказался генеральным прокурором Скуратовым".

Фрагмент из "Заявления" №2: "Мне позвонила девочка и сказала что хочет меня познакомить с друзьями которые платят деньги нам дали адрес я приехала еще с одной девочкой, когда я приехала там было две девушки. Мы все вместе долго сидели разговаривали, много пили. Нам дали деньги. Деньги дал на мой взгляд хозяин квартиры Сурен в сумме 400 дол. Сексом я пошла заниматься с Юрой, но он был в часах и я попросила их снять, когда он снимал с руки они упали мне на лицо и разбилась губа, потекла кровь я сказала что у меня травма мне добавили еще 300 долар и мы позвали мою подругу и занимались сексом втроем. Когда я смотрела телевизор я поняла что это был Юра Скуратов потом мы как то встречались еще раз в другом составе, кроме Юры Скуратова и Сурена, тоесть с другими девушками".
Фрагмент из "Заявления" №3: "В течение второй половины 1997 года я несколько раз имела интимные отношения со Скуратовым Юрием. Все эти встречи происходили в присутствии Сурена, который звонил мне на пейджер и приглашал на квартиру, находящуюся в доме, где расположен супермаркет "Эльдорадо". За мое присутствие в их компании Сурен дважды дарил мне деньги (что-то около 1000 $), склонял при этом к интимной связи со Скуратовым Ю. В июне 1997 года Сурен пригласил меня на выходные дни в Сочи, в гостиницу "Рэдисон-Лазурная", где я встретила вышеназванного Скуратова Ю. с его знакомым. Также там присутствовали еще 3 девушки, тоже прилетевшие из Москвы. Как я помню, всего я видела Юру 6-7 раз в течение 1997 г. Как правило, были еще девушки. Как правило, Сурен давал деньги (примерно 1000 $)".

Пусть вас не смущает, читатель, что сии милые барышни поначалу не знали, с кем имеют дело. И лишь потом — как я понимаю, с развитием скандала — они, посмотрев телевизор, опознали в своем партнере г-на Скуратова. Судя по всему, обычно эти девушки телевизор не смотрят и политикой не интересуются. И, может быть, оно и правильно. У них другие игры.
К вопросу О КОРУПЦИИ
(Коррупция. Моральное разложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничестве, хищении и срастании с мафиозными структурами. С.И.Ожегов, Толковый словарь русского языка)
Что-то мы все о борделе да о борделе. Оно, конечно, интересно, но не настолько. Правда, когда завсегдатаем подобного заведения оказывается Генеральный прокурор страны, к элементарному любопытству примешивается еще кое-что. Что-то такое из области престижа столь высокого учреждения, коим является Генеральная прокуратура. Исходя из чего появляется мыслишка о том, что не надо бы. Ну не надо руководителю сего правоохранительного органа заголять свои органы в борделе. Не знаю почему, но — не надо.
А может быть, все-таки — личное дело? Его, прокурорское личное дело? А мы, подавив в себе некоторую робость, а также смущение, должны вытянуть руки по швам (то есть вдоль, извините, тела) и попросить прощения. Дескать, извините за вмешательство. Не извольте беспокоиться. Продолжайте ваши многотрудные упражнения на благо отечества.
Попробуем разобраться. Отделить личную жизнь (хоть бы и в борделе) от коррупции.
Ко мне случайно попали документы, касающиеся "дела Скуратова". Подчеркиваю: совершенно случайно. Эти документы помимо уже приведенных мной фрагментов из заявлений прокурорских партнерш содержат весьма любопытные сведения.
Вот, к примеру, сугубо секретная "Справка по уголовному делу в отношении Скуратова Ю.И.":
"Ю.И.Скуратовым из личной заинтересованности и вопреки интересам службы, общества и государства использовалось свое должностное положение для получения определенных услуг от лиц, проходивших по расследовавшимся Генеральной прокуратурой РФ уголовным делам.
Установлено, что хозяином квартиры
(речь идет о квартире в здании, где на первом этаже размещается супермаркет "Эльдорадо"; в этой квартире человеку, "похожему на Генерального прокурора", оказывались "интимные услуги".— М.Д.) является родной брат председателя правления одного из банков.
Один из свидетелей дал подробные показания о том, что в сентябре 1998 года в ресторане он стал очевидцем разговора между двумя неизвестными лицами и хозяином указанной выше квартиры, в ходе которого последний утверждал, что Скуратов Ю.И. помогает ему и брату решать все вопросы с правоохранительными органами и делает все, что они скажут, а они оплачивают услуги проституток, которых поставляют Скуратову Ю.И.
К настоящему времени установлено также, что действительно в 1997-1998 годах в следственном управлении Генеральной прокуратуры находились в производстве 4 уголовных дела, по которым исследовалась законность деятельности ряда банков, в том числе тех, которые возглавлял человек, оплачивавший услуги интимного характера, оказывавшиеся Скуратову Ю.И. Следствие по этим делам до сих пор не завершено. Причины длительности их расследования и обоснованность принимавшихся по ним процессуальных решений будут анализироваться в ходе следствия по настоящему уголовному делу.
В настоящее время назначена и проводится комплексная экспертиза с целью определения и идентификации личности и подлинности видеозаписи, фрагмент которой был продемонстрирован по ТВ ночью 18 марта с.г.
Вместе с тем уже имеется заключение видеоаудиофоноскопической экспертизы. Согласно экспертным данным, на пленке видеокассеты голос мужчины принадлежит Скуратову Ю.И.".

Этот вывод поклонники Генпрокурора уже предвосхитили: дескать, записали голос Юрия Ильича в другом месте и на фальшивую видеозапись наложили.
Оно, конечно, возможно. Непонятно только, где это другое место. Не иначе как в другом борделе записывали. Потому как выражения на пленке очень уж специфические.
Если то, о чем написано в "Справке", — не коррупция (затягивание расследования в обмен на оплату дорогих проституток), то я, воля ваша, чего-то не понимаю.
Но это еще, так сказать, цветочки.
Пора познакомиться поближе с другими "фигурантами" — судя по всему, близкими приятелями г-на Скуратова.
Фигуранты
Собственно, их фамилии уже не раз мелькали в СМИ в связи со скандалом вокруг Генерального прокурора. Однако они по-прежнему умудряются оставаться в тени. То ли надеются на то, что Скуратов устоит и их прикроет. То ли на то, что Скуратов все-таки утонет, но в гордом одиночестве.
Конечно, у Юрия Ильича такого интереса нету — своих приятелей сдавать.
Ему лишняя групповуха не нужна. Тем более, одна уже есть.
Но нам эти господа весьма небезразличны. Мы ведь любим, чтоб если
Правду, то голую, а если инкогнито, то чтоб обязательно с фамилией.
Вот, скажем, персонаж, который в показаниях девушек по вызову обозначен как "Сурен". Он же — хозяин "нехорошей квартиры". По-видимому, речь идет о человеке, которого зовут Сурен Егиазарян.
Сей бизнесмен, что называется, "лично известен". И давно. В частности, он проходит по уголовному делу. № 18/1718445-97, которое расследует Следственное управление Генеральной прокуратуры. Дело, насколько мне известно, не слишком большое, но и не маленькое. Оно касается руководителей Национального резервного банка. Три года назад руководители провернули хорошее дельце с облигациями внутреннего валютного займа, при этом часть вырученной валюты (около 30 миллионов долларов) осела за границей на счетах контролируемых банком фирм.
Согласно материалам следствия,
Сурен Егиазарян имел самое непосредственное отношение к одному из таких "дочерних предприятий" — расположенной на Кипре фирме "МЕЛФОРД ОВЕРСИС ЛТД". На ее счета было переведено 1 миллион 300 тысяч долларов.
В "Справке", которую я цитировал,
говорится о том, что "Скуратов Ю.И. помогает ему и брату решать все вопросы с правоохранительными органами и делает все, что они скажут". "Ему"— это Сурену Егиазаряну. Как вы понимаете, имеется еще и брат. Персонаж куда более значительный.
Ашот Егиазарян — председатель правления Московского национального банка.
В 1997 году "компетентные органы" получили информацию о мошенничестве с государственными средствами, находившимися на счетах Внешнеэкономического объединения "Проммашимпорт". В результате сложных манипуляций со счетов "Проммашимпорта" "ушло" около 30 миллионов долларов. Этими деньгами расплатились за долги коммерческих структур, учрежденных Московским национальным банком. В мошеннических операциях, по мнению следствия, принимал непосредственное участие Ашот Егиазарян. Весной 1998 года эти материалы, по согласованию с Генеральной прокуратурой, были переданы в ГУБЭП МВД России.
И тут стали выясняться прелюбопытнейшие подробности. ГУБЭП раскопал, что еще до мошенничества со средствами "Проммашимпорта" г-н Ашот Егиазарян участвовал в хищении 130 миллионов долларов, принадлежавших Государственной компании "Росвооружение". Часть похищенных денег была переведена в контролируемые фирмы и банки, а 53 миллиона долларов и недвижимое имущество внесены в уставной фонд Московского национального банка. Впоследствии эти деньги и имущество были переданы в собственность ОАО "Русторгцентр" и АОЗТ "Росток", фактический владелец которых — Ашот Егиазарян.
Кроме того, ГУБЭП получило данные об участии этого предприимчивого господина в хищении 16 миллионов долларов, выделенных Министерством финансов "Машиноэкспорту". По подложным договорам деньги были переведены за границу в оффшорные зоны, главным образом на Кипр.
На основании проведенных ГУБЭПом раскопок Прокуратура Москвы возбудила уголовное дело № 275313. Его передали в следственный отдел Центрального административного округа Москвы. В нем значились конкретные фамилии, в числе первых — Ашота Егиазаряна.
И тут произошло нечто совсем уж из ряда вон. По указанию некоего высокого лица из Генеральной прокуратуры (фамилия мне известна) статьи дела № 275313 были изменены на менее тяжкие, а конкретные фамилии заменены на обтекаемое слово "руководители". Еще месяц назад никому из "руководителей" обвинение не предъявлено.
Уж не их ли имел в виду г-н Скуратов, когда грозился обнародовать имена главных коррупционеров? Нет, явно не их.
Между тем в самой Генеральной прокуратуре имеются два уголовных дела (№ 18/171877-97 и № 18/171845-97), в которых Ашот Егиазарян проходит в качестве свидетеля. Пока — свидетеля. В этих двух уголовных делах доказывается участие Егиазаряна в хищении бюджетных средств. В одном случае — выделенных Московскому региону. В другом — выделенных на финансирование поставок для Индии самолетов МИГ-29.
Финансовый романс
Ни за что не поверите: Генеральная прокуратура РФ имеет право на осуществление коммерческих операций!
Даже не знаю, с чем это можно сравнить. Ну вот как если бы при МУРе открыть ломбард. Или при РНЕ — синагогу.
За это право бился еще небезызвестный Ильюшенко. Но оказался в "Лефортово". А право — осталось. И расцвело как раз при г-не Скуратове.
Осенью 1995-го и весной 1996-го Генеральная прокуратура РФ получила от Московского национального банка два кредита (копии кредитных договоров у меня имеются). Первый — на 81 с половиной миллиард рублей (неденоминированных) под 91% годовых, второй — на 25 миллиардов под 50%. Притом что ставка рефинансирования составляла тогда примерно 170%. Коммерческие же банки, к коим относится и Московский национальный, ссужали клиентов под 300 — 400% годовых. А то и под 500.
С чего же вдруг — такое снисхождение к Генеральной прокуратуре? Уж не в надежде ли на будущее снисхождение с ее стороны?
В этих двух кредитах есть еще одна любопытная деталь. Суммы немалые, под них нужен поручитель. Такой поручитель нашелся: Министерство финансов РФ. Именно оно выплатило МНБ всю сумму первого кредита вместе с процентами. Что стало со вторым кредитом, никому неведомо. Сухая фраза экспертной справки гласит: "Суммы и даты реальных платежей в погашение кредита неизвестны".
Короче говоря, по мнению экспертов, Московский национальный банк заработал тогда на этой финансовой операции с участием Генеральной прокуратуры не менее 100 миллиардов рублей. Или, округло выражаясь, более 22 миллионов долларов.
А прокуратуре это зачем? — спросите вы. Ну, тому же Скуратову? Хорошо, конечно, помочь обогатиться своим приятелям, господам Егиазарянам. Но ведь не настолько же!
Не знаю. Девушки по вызову - единственное, о чем стало известно, так сказать, широкой общественности. А что там еще — кто ж его знает...
Между прочим. В недавнем интервью Юрий Ильич особенно резко высказался в адрес Центробанка: "Надо разобраться со статусом Центробанка. На ГКО ЦБ заработал, и будь здоров как!"
Мне в общем-то не с руки защищать ведомство г-на Геращенко. Я не раз писал о Центробанке весьма критически. Однако в данном случае необходимо заметить: следствие проверяет также версию о том, что давление Скуратова на Центробанк было вызвано желанием сохранить лицензии на осуществление финансовой деятельности для тех банков, к которым руководство Генпрокуратуры испытывает искреннее расположение.
Каста неприкасаемых
Стало быть, с г-ном Скуратовым у нас теперь два уголовных дела имеются. Одно — это которое он сам инициировал в связи с нарушением неприкосновенности его частной жизни. А другое — которое против него: за злоупотребление должностными полномочиями. На днях к нему на дачу два следователя приезжали. Одинпо первому делу, другой — по второму. Так вот, с одним Юрий Ильич побеседовать соизволил, а с другим — наотрез отказался. Нету, говорит, такого закона - против меня дело возбуждать.
И самое интересное, что он таки, похоже, прав.
Статья 42 Федерального Закона о прокуратуре гласит:
"Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры".
Теперь давайте переведем. Если кратко, то перевод такой: что бы прокурорский чин ни сделал, судить о том может только другой чин того же ведомства. А какой это — другой чин? Правильно: вышестоящий. А ежели речь идет о Генеральном прокуроре?
На этом месте любая веревочка, даже канат, пусть он хоть трижды обовьется вокруг Генпрокурора, обязательно рвется.
Вот ведь и в нашем случае. Застигнут во время своих утех г-н Скуратов не был, а все прочее необходимо доказывать. Причем доказывать может только вышестоящий прокурор. А его, вышестоящего, нету.
Не знаю, кто именно из прокурорских этот закон писал, но явно не дурак был. Для себя старался.
Таким образом, получается у нас с вами, граждане, забавная история. Получается, что прокуратура у нас абсолютно бесконтрольна и безнаказанна. Этакое государство в государстве, со своими законами и уставом. И попробуйте сунуться к ним с нашими, стало быть — с государственными законами: сожрут и костей не оставят.
В новейшей нашей истории столь же широкими внеконституционными правами обладал лишь достославный Комитет госбезопасности. Но у того была, извините, идеология, а также "партия - наш рулевой". И уж главного рулевого, да даже и боцманскую команду, Политбюро, Комитет ослушаться не смел.
А нынче прокуратуре нашей никто не указ. Хоть бы и сам Президент. Ну разве что товарищ Илюхин.
О контроле я уж и не говорю. Ну кто будет прокуратуру контролировать? Общественность? Да плевать они на нас с вами хотели! Прокуроры. В особенности — генеральные.
Теперь, однако, г-н Скуратов на сенаторов сильно уповает. И в этом уповании, доложу я вам, тоже свой резон имеется. Ведь почему сенаторы, по большей части — председатели законодательных собраний, за г-ном Скуратовым скалой встали? Да потому что свой он, Скуратов. У них — та же бесконтрольность и безнаказанность. И девочки. Хочешь — в бане, а хочешь — в "Эльдорадо". "Эльдорадо" всюду найдется.
Так что, смею предположить (и предположения мои — не беспочвенные), на многих сенаторов подобный компромат имеется. Вот они и опасаются. Прецедента не хотят допустить. Камешек этот только брось — круги потом не сосчитаешь.
Между тем Юрий Ильич в своих взаимоотношениях с Советом Федерации ведет себя вполне ожидаемо. Как и надлежит руководителю коммерческой структуры. Он торгуется. Дескать, вы меня Генеральным оставьте, а я вам тогда все дела по коррупции до благополучного конца доведу.
По-видимому, до такого же, что и дела братьев Егиазарян.
Позиция у г-на Генпрокурора по меньшей мере странная. Те дела по коррупции, которыми он все время козыряет, — они что, у него в кармане? И почему законное расследование должно зависеть от весьма небезупречного госслужащего, каковым, судя по всему, является г-н Скуратов? Да хоть бы и безупречного. Без него все рухнет? Так еще тов. Стапин говаривал: "Незаменимых у нас нет".
А по-моему, так без Скуратова хуже не станет. Хуже некуда.
Теперь вот в недрах Совета Федерации очередная комиссия создана. Будет решать, сможем мы без Юрия Ильича обойтись или никак. А ей бы, этой комиссии, работу Генеральной прокуратуры проверить. И попытаться изменить законодательство о "государевом оке", каковое ("око"), как выясняется; вне Закона и над Законом.
Пока же получается вот что. У сенаторов — свои задачи. Им от центра больше денег нужно и самостийности. Самостийность уже обещана, а с деньгами, видно, еще плохо. Скуратов тут — хорошая карта. Козырная.
И для думских "левых" Юрий Ильич годится. На кону — импичмент, лишняя склока с Президентом не помешает.
Есть свои резоны и у президентской команды. Сказка про строптивого прокурора, который-де не устраивает Кремль по причине излишней принципиальности, — это для нас с вами. В Скуратове и на грош принципиальности нету. Безвольный человек, запутавшийся в двух бизнесменах и трех девушках по вызову. На этом фоне бескомпромиссность Кремля выглядит хоть куда.
И вот они там кувыркаются, все в белом. А мы — сами знаете в чем. Наблюдаем. Хоть противно все это и надоело уже до черта. А куда деваться?
Да, чуть не забыл. Относительно нашего, так сказать, "героя". Он теперь отдыхает. Сильно устал от борьбы с коррупцией. Даже, я слышал, за границу собирается. На продолжительный отдых.

Марк Дейч

Дело о трех миллиардах,

или подробная инструкция о том, как и с чьей помощью избавить частную фирму от ее денег


Нас опять затягивает чеченский водоворот. В интервью министра внутренних дел РФ прозвучали угрожающие ноты в адрес чеченской диаспоры. Конечно, г-н Степашин приглушил эти ноты словами о "соблюдении законности". Однако нетрудно себе представить, как именно она будет соблюдаться, — при нашей любви к "лицам кавказской национальности" вообще и к чеченцам в частности. В истории, о которой вы прочтете, подчиненные г-на Степашина играют не последнюю роль. Найти на них управу всегда было трудно. Теперь, после очередного всплеска откровенно подогреваемой фобии — еще труднее. Особенно кавказцу.

"Чеченский след"
Шах-Мирза Бехоев — чеченец.
Лично мне все равно: киргиз, якут или мордвин. Но то - мне. А некоторым это очень даже не все равно. К примеру, на некоторых заявлениях Бехоева в правоохранительные органы рукой милицейского начальства начертано: "Шах-Мирза Бехоев, по национальности чеченец!" Именно так, с восклицательным знаком.
В Чечне Бехоев — фигура известная и влиятельная. В 1991 году он возглавил движение "Гражданское согласие", пытавшееся противостоять Джохару Дудаеву в его стремлении отделиться от России. Не мудрено, что вскоре Бехоеву пришлось спасаться бегством, он и его семья получили в Москве статус "вынужденных переселенцев".
Бехоева поселили в московском общежитии для переселенцев, наспех переделанном из захудалой гостиницы. Он живет там до сих пор — с семьей из 8 человек. Нет, он не бедствует. Во всяком случае, не бедствовал до последнего времени. Хотя мог бы, конечно, жить по-другому. Но он иначе устроен.
По образованию он инженер-транспортник. Прекрасно говорит по-русски, причем не просто грамотно, а литературно. Акцент присутствует, но избавиться от него восточный человек в зрелом возрасте практически не в состоянии. Впрочем, дело не в акценте. И без него очень скоро становится ясно, что Бехоев — человек именно восточный. Он упрям, старается обходиться без компромиссов, порой может быть жестким. К тому же еще и правдоискатель. В свое время умудрился набить морду первому секретарю Чечено-Ингушского обкома КПСС. Едва уцелел. Словом, представьте себе: правдоискатель да еще с кавказской горячей кровью. Представили? Тогда вам наверняка стало ясно, что здесь, в Москве, эти качества ему не помогли. Скорее наоборот.
Шах-Мирза Бехоев стал бизнесменом. Он не делал деньги из воздуха, не наживался на перепродажах, не участвовал в сомнительных банковских операциях. Бехоев создал Фирму, которая занималась конструированием высокоскоростных судов на воздушной каверне. Эти суда — настоящие ноу-хау. На них получены два патента, которые стоят около 300 миллионов долларов. Изобретение сугубо отечественное, его использование могло бы принести России не только деньги, но и славу.
Кроме того, Фирма, создателем и президентом которой стал Бехоев, начала строить на Черном море новый порт, жизненно необходимый стране.
Сейчас все это в прошлом. Ну, почти в прошлом. Фирма ограблена, все работы приостановлены. Бехоев пишет заявления и ходит по инстанциям. Результат, как вы догадываетесь, нулевой.

Интермедия с участием УЭПа
К началу 1997 года на счету Фирмы образовалась солидная сумма. В конце марта Бехоеву позвонил из Новороссийска полковник Раткевич, начальник войсковой части №40063. Между фирмой Бехоева и войсковой частью имелся договор, по которому военные должны были участвовать в строительстве порта. "Выручи, — попросил Раткевич. — Нечем платить зарплату офицерам и старшинам. Пришли денег в счет будущих работ".
Бехоев выручил. Филиал Инкомбанка "Триумфальный" получил распоряжение о переводе в войсковую часть №40063 полутора миллиардов неденоминированных рублей (из трех с половиной миллиардов, хранившихся на счету фирмы).
Дальше начинается детектив. 2 апреля 1997 года исчезает главный бухгалтер Фирмы, некто Мазур. Исчезает вместе с документами Фирмы, и главное — с печатью. Печать вскоре обнаруживается в Управлении по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы. При этом работники УЭПа заявляют о том, что местонахождение Мазура им неведомо.
На следующий день, 3 апреля, сотрудники УЭПа задерживают трех руководителей Фирмы (Бехоева не трогают) и привозят их на Петровку. Там задержанным объявляют: нашелся-де один честный человек, Мазур, который поставил в известность доблестных сотрудников милиции о финансовых махинациях руководства Фирмы. После длительной беседы всех троих отпускают, причем в дальнейшем никаких претензий (а тем более — обвинений) им не предъявляют.
На первый взгляд все очень странно. Ну действительно: зачем задерживать одномоментно троих людей (один из них, кстати - бывший работник прокуратуры с многолетним стажем, прекрасно разбирающийся в тонкостях юриспруденции), вести с ними многочасовую беседу, после чего отпустить и более о них не вспомнить? Не лучше ли вызывать по одному, когда человек чувствует себя гораздо более беззащитным, чем в компании своих коллег?
Не лучше. Особенно если учесть, что именно эти три человека обладают правом подписи на финансовых документах Фирмы. Как раз в то время, когда они находились на Петровке, все тот же Мазур в помещении филиала Инкомбанка "Триумфальный" пишет на бланке фирмы от руки распоряжение об отзыве платежа в Новороссийск. Пишет с чудовищными ошибками, сумму указывает цифрами, причем неправильно. Подпись ответственного должностного лица Фирмы отсутствует.
Филиал Инкомбанка "Триумфальный" принимает распоряжение и останавливает платеж!
Зачем это понадобилось солидному банку (вскоре, правда, Инкомбанк лопнул, но на тот момент — весьма уважаемому)? А - УЭПУ?
Попытаюсь ответить на эти вопросы.

"Заложник"
В апреле 97-го года Интерфакс распространил следующее сообщение:
"Сотрудники милиции освободили удерживавшегося вымогателями главного бухгалтера Фирмы Алексея Мазура. 40-летний уроженец Махачкалы, захваченный в начале апреля в Москве, был обнаружен в подвале Фирмы. Там похитители избивали свою жертву и вымогали у нее 3 миллиарда рублей".
В данном случае мои коллеги из Интерфакса стали жертвами примитивной дезинформации. Ее журналисты получили из УЭПа. "Его сотрудникам мы верим", — заявили Бехоеву в Интерфаксе.
Начнем с того, что в помещении фирмы нет подвала.
Мазура Шах-Мирза Бехоев действительно нашел. Как — не говорит, но, полагаю, такая возможность у него была. Любой предприниматель на его месте изыскал бы такую возможность. Мазур ведь забрал не только печать, но и все документы. В том числе — устав фирмы и свидетельство о ее регистрации Московской регистрационной палатой. То есть то, без чего ни одна компания не может просуществовать ни одного дня. На жалобы Бехоева сотрудники УЭПа поначалу вообще ничего не отвечали, а потом попросту лгали. Насколько я понимаю, именно уэповцы прятали Мазура: он был им нужен, и вовсе не для "следственных действий". Потому что никакого уголовного дела, а значит — и следствия против фирмы или ее сотрудников не было.
Короче говоря, Бехоев нашел Мазура. Тот чувствовал себя вполне уверенно, справедливо полагая, что "покровители" из УЭПа в обиду его не дадут.
Не дали.
За 15 минут до приезда Мазура Шах-Мирзе Бехоеву позвонили из УЭПа и попросили срочно "заехать" — получить долгожданную печать.
Его заставили прождать в УЭПе около пяти часов. За это время все и произошло.
В офис Фирмы Бехоева ворвались 12 человек в милицейской форме с автоматами. Они заявили, что пришли "освобождать заложника". Документов не предъявили и даже, как теперь принято выражаться, "не представились". В кабинете президента Фирмы находились Мазур и одни из сотрудников. Мазура увезли. По дороге прихватили сотовый телефон и "Мерседес-230". Вполне приличная машина, между прочим, хоть и устаревшей модели. Белая. Кавказцы вообще любят автомобили белого цвета.
Шах-Мирза Бехоев долго еще потом оплачивал счета за телефон, которым пользовались милицейские товарищи. С "Мерседесом" вообще отдельная история.
А в тот день Бехоева отпустили с Петровки лишь после того, как была завершена "операция" в его офисе. Ни печать, ни документы не вернули.
Лишь в середине июня Бехоеву (вопреки явному противодействию руководства "Триумфального") удалось выяснить, что на счету его Фирмы из трех с половиной миллиардов рублей осталось 20 миллионов. Остальные деньги исчезли.

Грабеж
28 апреля 1997 года Мазур передает в филиал Инкомбанка "Триумфальный" платежное поручение с подделанными подписями и печатью на перевод 562 миллионов рублей в некую компанию. Насколько мне известно, деньги были обналичены (более 100 тысяч долларов), после чего компания благополучно испарилась.
13 мая Мазур (на то время, кстати, помимо бухгалтерских забот он еще и помощник депутата Госдумы Рамазана Абдулатипова) передает в банк еще одно платежное поручение. И тоже поддельное. 2 миллиарда 970 миллионов рублей уходят в финансово-строительную компанию "ФК-инвест". Фирма Бехоева разорена.
Конечно, он написал заявление в прокуратуру. Множество заявлений. Благодаря его настойчивости было даже возбуждено уголовное дело.
"10.12.98.
Уголовное преследование в отношении работников УЭП ГУВД г. Москвы по факту изъятия печати и документов прекращено в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. По таким же основаниям прекращено уголовное преследование в отношении Мазура А.А.
Производство по уголовному делу приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц.
Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации М.Б. Катышев"
.
Стало быть, "приостановлено в связи с неустановлением". Таков вердикт главного нынешнего борца с коррупцией.
Так ли сложно было установить 'этих самых "виновных лиц"? При желании?
Но вот желания как раз не было.
Печать и подлинные документы фирмы незаконно удерживались сотрудниками УЭПа два с половиной месяца. Именно в это время Мазур похищает деньги с помощью двух платежных поручений с фальшивыми подписями. Но оттиски печати выглядят вполне натурально!
Случайное совпадение?
В случае серьезных платежей банк обычно запрашивает организацию, осуществляющую перевод денег. На всякий случай: нет ли ошибки, подтверждает ли организация свой платеж. Для крупных банковских операций подобный запрос обязателен.
Филиал Инкомбанка "Триумфальный" обошелся без запроса. Просто перевел деньги. Без колебаний и обычных для наших банков проволочек. При этом Мазур, оказывается, был осведомлен о весьма интимных подробностях, касающихся "Триумфального". К примеру, ему известен домашний адрес управляющего филиалом г-на Абрамова. А ведь домашние адреса банковских служащих относятся к особо охраняемой информации.
Тоже случайность?
Как мы знаем, благодаря настойчивости Бехоева возникло уголовное дело. Однако следствие велось (если оно вообще велось) весьма странно, Не было ни одной очной ставки ни со служащими банка, ни с работниками УЭПа. Мазур не допрошен ни разу.
И еще одно любопытное обстоятельство.
Бехоев попытался вернуть деньги. Меньшая их часть исчезла бесследно, но основную сумму (напомню: 2 миллиарда 970 миллионов рублей, или более полумиллиона долларов) Мазур перевел в "ФК-инвест". Там эти деньги должны были использоваться для строительства жилого дома и принести Мазуру (и тем, кто за ним стоит) 30% от прибыли. Однако после вмешательства Бехоева руководство "ФК-инвест" подписало договор, по которому обязалось до 1 октября 1998 г. вернуть деньги как полученные "без законных оснований".
Деньги не возвращены до сих пор. Генеральный директор "ФК-инвест" стал избегать встреч с Бехоевым, даже отказался говорить с ним по телефону. Из конфиденциального источника мне стало известно о том, что директору "ФК-инвест" позвонил сотрудник УЭПа (фамилия мне известна) и в категоричной форме потребовал: деньги вернуть только Мазуру и только наличными.
Тут, мне кажется, можно обойтись без комментариев.

"Интервью"
Очевидно, что в этой истории без Управления по борьбе с экономическими преступлениями не обойтись. Я позвонил полковнику Михайленко — именно его отдел "занимался" фирмой Бехоева. Г-н полковник охотно согласился меня принять, но к началу нашего разговора его настроение заметно изменилось.
Вот основные фрагменты этой беседы. В кабинете полковника находился еще один человек, поначалу мне не представленный.
Я: Как вы уже знаете из нашего телефонного разговора, я пришел к вам в связи с делом Бехоева. К вам попадает главный бухгалтер его фирмы Мазур вместе с печатью...
Михайленко: Прошу прощения, но мне не нравится формулировка "к вам попадает". К нам обращается по доброй воле главный бухгалтер Мазур с заявлением о готовящемся хищении трех с половиной миллиардов рублей.
Я: Каких рублей? Бюджетных?
М.: На тот момент это было не ясно.
Я: И что же предпринимает УЭП?
М.: В настоящее время мероприятия, которые проводили сотрудники, не должны быть представлены в средствах массовой информации в связи с тем, что это является государственной тайной.
Я: Все-таки хотелось бы знать: деньги, находившиеся на счету фирмы, были ее собственностью или похищены из бюджета?
М.: Я пока не буду это комментировать.
Я: Около трех месяцев вами задерживалась печать Фирмы. Зачем?
М.: В связи с тем, что я всего-навсего чиновник, распределяющий работу, и не могу знать всех тонкостей, происходивших два с половиной года назад...
Я: Меньше двух лет назад...
М.: Два с половиной года назад...
Я: Апрель 1997-го...
М.: Да? Ну может быть. Давайте ответ мы сформулируем вместе с Андреем Викторовичем Дроздовым, который более подробно знает это дело.
(Только теперь мне представлен еще один собеседник: подполковник Дроздов.)
Дроздов: В связи с заявлением проводилась проверка законности перечисления денег в войсковую часть.
Я: А где все это время находился г-н Мазур?
Михайленко: Наверное, в заложниках у Бехоева.
Я: И по поводу удержания заложника нет уголовного дела?
М.: Я не могу это комментировать.
Дроздов: Все документы и печать мы передали в УЭП Северного административного округа, потому что там по Фирме Бехоева было еще одно уголовное дело. Потом его забрала к себе прокуратура этого округа.
Михайленко: Это уголовное дело имеет место быть, по идее, мы не должны были с вами встречаться и рассказывать вам об этом, так как нас могут обвинить в том, что мы раскрываем тайну следствия.
Я: Кто занимается этим делом в прокуратуре Северного округа?
М.: Следователь Тутевич.
Я: А куда делись три с половиной миллиарда рублей? Дроздов: Сотрудники Бехоева перечислили деньги на одну из московских фирм и обналичили их.

"Подобьем бабки"
Их, бабок, от этого не прибавится, но "подбить" следует.
Я позвонил следователю прокуратуры Северного округа Москвы Тутевичу. Встречаться со мной он категорически отказался, но по телефону сказал, что никакого уголовного дела против Бехоева или возглавляемой им фирмы не существует.
Кто же врет — полковник с подполковником или следователь прокуратуры? Не знаю.
Но знаю, что подполковник Дроздов соврал в присутствии своего начальника: деньги (2 миллиарда 970 миллионов неденоминированных рублей) в "ФК-инвест" перевел по поддельным документам все тот же Мазур, и не знать об этом уэповское начальство попросту не может. Уверен, что оно, начальство, прекрасно осведомлено и о бесплодных попытках Бехоева вернуть деньги в свою Фирму.
Может быть, так и задумано? Ведь все это напоминает тщательно спланированную операцию по отъему чужих денег. Между прочим,немалых.
Шах-Мирза Бехоев продолжает жаловаться. 26 января нынешнего года пришел очередной ответ из прокуратуры, но уже не Генеральной, а пониже:
"В ходе предварительного следствия в отношении сотрудников милиции по факту незаконного изъятия документов и печати Фирмы и в отношении Мазура А.А. уголовное дело прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.
Первый заместитель прокурора Северного административного округа г. Москвы И.И.Косарев".

Интересное кино. Прокурор признает, что изъятие — "незаконное", но дело прекращает. Правда, о фальшивых платежках, предъявленных Мазуром в банк, г-н Косарев ничего не пишет (может быть, не знает?). Однако и тут — "отсутствие состава преступления".
Что же тогда — "присутствие"?
Фирма Бехоева разорена. Его сын (отец троих детей) отсидел полтора года "от звонка до звонка" — за "незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере"(0,25 г. — М.Д.)."Средство" было подброшено - техника подобных "операций" давно отработана правоохранительными органами. За полтора года Бехоеву неоднократно звонили с угрозами: "Если не перестанешь "копать", сын не выйдет".
После освобождения сыну Бехоева до сих пор — вот уже несколько месяцев — не возвращают паспорт. Можете себе представить, что происходит в Москве с чеченцем, у которого нет паспорта?
"Мерседес" тоже не вернули. Хотя попытка такая была, После того как Бехоев подал заявление об угоне, его вызвала к себе следователь Хорошевского УВД Кораблина. "Можете забрать вашу машину", — сказала она, указывая на сильно поврежденный "Мерседес". "Я подавал заявление об угоне, — ответил Бехоев.— Сообщите, у кого ее нашли, и составьте акт о повреждениях". "Никаких актов)" — отрезала Кораблина.
Забрать машину Бехоев отказался. Где она теперь, он не знает.
В довершение ко всему его пытаются выселить теперь из общежития. Вместе с семьей, с тремя внуками. А и то правда: зачем он теперь здесь нужен?
Что поделывает бывший помощник народного депутата Абдулатипова г-н Мазур, мне неизвестно. Думаю, у него все в порядке. С такими-то покровителями.
С покровителями тоже все в порядке. Полковник Михайленко сильно "вырос": из начальника отдела стал заместителем начальника всего московского УЭПа.
Хорошая карьера.

Марк Дейч

Черная книга коммунизма

В уходящем столетии «светлое будущее человечества» обошлось в 120 миллионов жизней


В Китае коммунистический режим умертвил 65 миллионов человек.
В СССР — 43 миллиона. В Северной Корее — 2 миллиона. В Камбодже-2 миллиона. В Африке — 1 миллион 700 тысяч. В Афганистане — 1 миллион 500 тысяч. В странах Восточной Европы -1 миллион.
Список не полный.


А мы продолжаем дебатировать.
Может, они все же еще ничего себе — эти самые коммунизм с социализмом? Вон ведь: бесплатные медицина с образованием, ракеты с балетом, хоккей опять же. Водка — по 3,62 и колбаса по 2,20. Чем не жизнь?
То же было у Гитлера. Никакой безработицы, "народ и партия едины", "если враг не сдается, его уничтожают". Все тот же социализм, Только один — "интернациональный", а другой — "национальный", Вот и вся разница,
Впрочем, имеется еще одно отличие, Нацизм был осужден в Нюрнберге. Суд над коммунизмом не состоялся, В любой цивилизованной стране фашистские партии запрещены. Но только не у нас. В любой цивилизованной стране избирательная кампания, осененная портретами Гитлера или Гиммлера, обречена. У нас же большевики-людоеды идут на выборы с портретами Ленина и Сталина — главных чикатил ХХ столетия. Как и прежде, большевики собираются на свой красный праздник под красные знамена, шмыгают красными носами и брызжут красной слюной. Их вожди, нажравшись красной икры, мечтают о красном реванше и виселицах на Красной площади.
Коммунизм у нас вполне легален. А мы — дебатируем.
Нацисты тоже были людоедами, но откровенными. К примеру, открыто жгли книги на площадях.
Коммунисты — людоеды хитрые, Книг они сожгли куда больше своих идеологических братьев. Тоже по спискам, но — тайно. Сохраняя человеческое обличье. Кстати: знаете ли вы, по чьей инициативе начали жечь книги в советской России? Надежда Константиновна распорядилась — верный друг, соратник и жена дедушки Ленина.
Мы, говорят эти современные людоеды, за демократию, свободу и закон. Следуя "заветам великого Ильича".
Из "заветов": "Диктатура означает — примите это раз и навсегда к сведению — неограниченную, опирающуюся на силу, а не на закон, власть".
Вот вам и весь сказ.
Нынче при слове "диктатура" они стыдливо багровеют и отмахиваются, мол, "мы не такие", а то были "ошибки прошлого, которые партия уже осудила".
Что же она осудила — "ум, честь и совесть нашей эпохи"?
Переворот 1917 года и "красный террор". Развязанная большевиками гражданская война (погибли, умерли от голода и эмигрировали 15 миллионов человек). Уничтожение крестьянства, Расстрелы священнослужителей, разрушение храмов, мечетей, синагог. Внесудебные приговоры, пытки, казни без следствия и суда, организация концлагерей. Расистские процессы, кампании против любого инакомыслия. Травля писателей и ученых ("буржуазная лженаука кибернетика").
Потом, уже после их смерти, большевики бесстыдно записывали их в свои ряды. Так поступили, например, с Андреем Платоновым и Иваном Павловым. Но остался "Котлован" и даже тщательно скрываемое в архивах письмо нобелевского лауреата Павлова в Совет Народных Комиссаров:
"Вы сеете по культурному миру не революцию, а фашизм. До Вашей революции фашизма не было".
А уже перед смертью Иван Петрович добавил: "Если то, что большевики сделали с Россией, — это эксперимент, то для такого эксперимента я пожалел бы даже лягушку".
Большевики жалости не знают. Да и откуда она у тех, кто в течение 80 лет находился в состоянии гражданской войны со своим народом? Откуда она у людоедов?
Сегодня они опять рвутся к власти. Собственно, они никогда ее из рук не выпускали. Разве что — на месяц-другой, в 91-м.
Давайте разберемся, До последнего времени почти все правительство России состояло из коммунистов и "сочувствующих". Из них же состоит подавляющее агрессивное большинство Думы. Три четверти их — в Совете Федерации и столько же — в органах власти субъектов Федерации.
Какие, к черту, демократические реформы? Коммунисты душили и душат их в зародыше!
Но не впрямую, конечно, Вслух они кричат об экономическом тупике: мол, демократы довели", вынудили ходить по миру с протянутой рукой, долги демократов тяжким бременем лягут на наших потомков...
Врут, как всегда. Это они, коммунисты, набрали в долг, командуя одной шестой частью суши. Должок этот не маленький; 108 миллиардов долларов. Теперь мы вынуждены побираться, чтобы платить проценты по коммунистическим долгам.
Сами большевики про свои долги вспоминать не любят. Стеснительные. Но в своих расходах не стесняются. Участвуют практически во всех выборных кампаниях в России. Знаете, сколько это стоит? И я не знаю. Слышал, что дорого Очень дорого.
Кроме того. КПРФ содержит весьма многолюдный аппарат ЦК, а также всевозможные обкомы и горкомы по всей России. Имеет собственное здание в центре Москвы. Издает около 300 коммунистических газет (в год издательские затраты составляют около 35 миллионов долларов). Постоянно проводит свои "мероприятия" в Колонном зале Дома союзов (один день аренды — 35 тысяч долларов). Вот и в этом году "красный день календаря" коммунисты там же отмечали. Тов. Зюганов свое непременное адажио отплясывал; два притопа, три прихлопа. Для того и арендовали.
Они говорят, что все это — на "партийные взносы". Врут. Членов КПРФ — 500 тысяч, подавляющее большинство из них вовсе не Семаги, Откуда денежки?
Тут мы, конечно, вступаем на зыбкую почву догадок и предположений, Потому как — святая святых: деньги партии. Говорят, например, что немалую "спонсорскую" поддержку коммунисты получают от Российской академии сельхознаук, Академия сия — весьма богатая. Во-первых, владеет землей в размере более 6 миллионов гектаров. А во-вторых, имеет в своем ведении всевозможные мясные, молочные и пивные заводы и многочисленные иные коммерческие структуры. Помимо всего этого в 1996 — 1997 годах РАСХН получила из бюджета более 400 миллиардов рублей: "на фундаментальные исследования". Где тот фундамент — неведомо, но проверка показала: значительная часть денег была использована "не по назначению".
Хотя почему — "не по назначению"? Они-то небось считают: очень даже правильно использовали.
Сельским академикам тов. Зюганов очень люб, они дружно поддержали его на прошлых президентских выборах. Тогда — не получилось. Еще одна попытка?
Академиками от сельхозпринудработ дело не ограничивается, Ходят слухи, что коммунистов финансируют некоторые ООО: "Рустехнокибер", "ФМ-Билдинг", "Интер-Маркетинг" и другие. С капиталистической точки зрения это правильно: нельзя все яйца складывать в одну корзину, Только если коммунисты формально придут к власти, корзина одна останется: большевистская.
Похоже, трагический опыт Саввы Морозова ничему "новых русских" не научил. А чего уж проще: "Отобрать все и поделить". Шариковская экономика.
Не будем, однако, долго рассуждать. Вспомним Бунина:
"Планетарный злодей, осененный знаменем с издевательским призывом к свободе, братству, равенству, высоко сидел на шее русского "дикаря" и призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие... Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру нечто чудовищное, потрясающее, он разорил величайшую в мире страну и убил миллионы людей, а среди бела дня спорят: благодетель он человечества или нет?"
Благодетель, благодетель. И его нынешние последователи — такие же.
 


7 ноября в Москве состоялась презентация (жуткое слово; тоже — "новое русское") "Черной книги коммунизма". Ее написали шесть европейских историков: Стефан Куртуа, Николя Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский, Карел Бартошек и Жан-Луи Марголен. Во Франции тираж этой книги составил 300 000 экземпляров. Общий тираж во всем мире уже перевалил за миллион.
Теперь она вышла на русском в издательстве "Три века истории". Крошечным тиражом — 5 000. Если сможете — купите ее. Не пожалеете. Она рассказывает о преступлениях коммунистических режимов в ХХ веке.
Особенно рекомендую коммунистам. И сочувствующим.

Марк Дейч

Владимир Жириновский: «Все оказались в одной грязи»

Владимир Вольфович — человек талантливый.


Спорить с этим утверждением можно, однако в противном случае довольно трудно объяснить популярность Жириновского, причем не только у маргиналов.
Другое дело, что пик его популярности, безусловно, уже позади. Жириновский понимает это и сам. Еще недавно он говорил о себе только как о будущем Президенте России. Потом стал соглашаться на премьер-министра. Немного погодя — просто на министра, но обязательно "силового": ФСБ или МВД. Нынче Владимир Вольфович готов стать губернатором где-нибудь в глубинке.
Тем не менее было бы крайне неосмотрительно уповать на скорое исчезновение Жириновского с нашей политической сцены. Потому что он — повторяю — человек талантливый. Говорю об этом безо всякой иронии: я действительно так считаю. Депутат Жириновский — это еще на многие годы. Поскольку если бы его не было, Владимира Вольфовича, его следовало бы выдумать. А зачем выдумывать, если он — вот он, собственной персоной...
Я познакомился с Жириновским 10 лет назад. Он уже тогда был лидером ЛДПР; его партия, никому неведомая, входила в совсем уж смешное образование — так называемый "Центристский блок политических партий и движений". Из этого блока уцелела одна лишь ЛДПР.
И, как мы теперь знаем, не просто уцелела. В первую очередь — благодаря своему лидеру. , Хотя уже тогда бродил по Москве упорный слух о том, что ЛДПР создавалась под покровительством Комитета госбезопасности. Помнится, Владимир Вольфович даже не слишком это отрицал. Даже как бы гордился.
В нашей беседе мы не говорили о Югославии: позиция Владимира Вольфовича по этому вопросу хорошо известна. Мне хотелось показать Жириновского таким, каким наши читатели знают его не очень хорошо. Если, конечно, у этого слишком публичного Политика еще остались "темные пятна".
Однако начали мы все-таки с громкого скандала — вокруг Генерального прокурора...


— Не кажется ли вам, Владимир Вольфович, что те, кто защищает Юрия Скуратова, все-таки в чем-то правы? Мерзопакостная история выплеснулась на телеэкраны. Может быть, не надо бы всего этого?
— Если бы у нас была спокойная обстановка и культурная страна, и все было бы в порядке, и был бы честный прокурор... Ну, сделал опрометчивый шаг, где-то там переспал с девочками в конце концов, каждый мужчина это может понять: любимая жена, но раз в жизни хочется расслабиться. Но у нас — другая страна. Человек три года занимался саботажем в борьбе с преступностью. Был в контакте с теми, кто сегодня его якобы шантажирует, все дела тормозил. Только Счетная палата передала ему 184 дела. Он возбудил только 20. Где остальные? Он же гасил борьбу с преступностью! ..
И когда Скуратов понял, что нужно уходить, он сделал это сам. Хоть в этом был честен. Потом полежал в больнице, пошел в отпуск. Видимо, были визитеры. И, конечно, происки левых. Левым выгодна сейчас солидарность, хоть бы и мнимая. Якобы верхняя палата косвенно тоже против президента. Если в Думе вдруг (не дай Бог!) проходит импичмент, то Совет Федерации как бы уже предварительно готов к тому, чтобы его поддержать: он уже выступил против президента, не удовлетворив отставку Генерального прокурора. Ведь в 40 губерниях губернаторы — или напрямую коммунисты, или победили при поддержке коммунистов. Плюс председатели законодательных собраний. 80 человек из 142 — чисто левые. Они сделали это по указанию Зюганова. Для остальных это было желанием продемонстрировать, что у них — не контора по утверждению президентских бумаг. И себя можно показать. Пока не утвердили, пока не прошло — интервью берут. Каждый губернатор говорит о борьбе с коррупцией. А у них там у самих все коррумпировано. Они все боятся! У них ведь уже выборы начинаются. Практически за полгода произойдет смена губернаторского корпуса.
Они боятся. Они проигрывают по экономическим причинам. Раз нет хлеба — давай зрелищ! Мы за прокурора! И весь народ подумает, что они спасают честного прокурора. Спектакль! Заодно и прессу можно укорить. А ведь материал не пресса готовила — материал подготовлен в прокуратуре ее же сотрудниками. Они только передали его в прессу.
— Вы хотите сказать, что вся эта "видеопрограмма" подготовлена работниками прокуратуры?
— Конечно. Они использовали каналы мафии. Они все знали про эту квартиру. Знали, куда и к каким девочкам Скуратов поедет. Он не захотел утвердить одного прокурора своим заместителем. Сугубо внутренний конфликт. Тем самым он заставил свою внутреннюю оппозицию вытащить на себя компромат. А наскок пошел на прессу: какая она такая, залезла в чужую постель...
— Поскольку г-н Скуратов мог написать заявление об отставке в результате шантажа, не исключено, что и заставить его передумать могли те же шантажисты. Как вам такая версия?
— Вполне возможно. Ему сказали: парень, если не будешь себя вести как надо, будешь подымать те дела, которые мы просили закрыть, мы еще раз заставим тебя уйти. Вот в чем дело-то! В чем виноваты губернаторы: они не понимают, что снова играют на мафию. Видишь, тебя могут убрать, президент подписал. Видишь, мы дали немножко в Совете Федерации — тебя оставили. Но если ты еще раз пикнешь, мы тебя окончательно уберем. То есть они получают карманного прокурора — и бандиты, и олигархи, и губернаторы. Они все оказались в одной этой грязи.
— Давайте уйдем от скандалов. Что вы скажете по поводу рейтингов среди соискателей президентской должности?
— Тут мне понадобится оценка Сатарова. Он, мой противник, как-то сказал: "Все эти рейтинги — ерунда. Ни один из них президентом не будет. Президентом будет другой человек".
Сатаров прав. Зюганова делают первым специально, чтобы инициировать антикоммунистическую борьбу. Дескать, коммунисты рвутся к власти, может быть реванш. И все время показывают, что он на первом месте, у него там 20 или 22...
— Может, действительно — рвутся?
— Рвутся. Для них это последний бой. Их песня сейчас работает: "Это наш последний и решительный бой". Если они в большом количестве не попадают в Думу — а Зюганов президентом точно не станет, — им конец. Умирает их электорат — у них будет 6—7—8 процентов, они будут сидеть тихо.
— Как вы относитесь к Зюганову?
— Человек на вторую роль. Первым он быть не может. Да он и не хочет. Но как уйти? Он ведь во главе партии. В 96-м году он мог реально претендовать на победу, но не хотел ее. Он уже не хочет.
— Почему вы так считаете?
— Потому что бесперспективно. Ну с чем он придет? Как экономист он слабый. К чему он может звать народ? Ломать все, что сделали демократы? Это конец страны. Все, кому от 20 до 40, у кого есть деньги и кто хочет думать, уедут из страны. Побегут. Он получит голодную, разоренную страну, и через полгода его скинут. Народ скинет. Зюганов этого сам боится. Как во многих губерниях, где губернаторы — коммунисты: люди требуют их отставки. Вот Стародубцев. Народ его ненавидит, и власть уже возбудила уголовное дело. А он от коммунистов шел.
— Обратите внимание на то, как коммунисты боятся Лебедя. Может быть, уже в этом его достоинство?
— В такой стране, как Россия, народ, конечно, хочет такого жесткого человека — прямолинейного, притом генерала (это всегда привычно на Руси). Лебедь теперь стал губернатором, немногословный такой, тихий, даже медлительный, такой грубоватый, — это для России ближе, чем, скажем, Явлинский. Явлинскому тяжело. Часть интеллигенции, крупные города — Москва, Петербург, Новосибирск, Ростов... Именно интеллигенция — она за него. Огромная масса народа, голодного и обездоленного, — ей ближе Лебедь. У Лебедя больше шансов. Если пойдет открытая, нормальная борьба, то скорее Лебедь мог бы набрать голоса, но не Явлинский. А Зюганова никто не хочет. Только его фанатики. Фанаты есть у Аллы Пугачевой там, у Буре и так далее. Но их мало, этих фанатов.
Поэтому реально на массовую поддержку мог бы рассчитывать Лебедь, если не будут на него валить компромат. Потому что он, генерал, везде проиграл: Афганистан, Вильнюс, Баку, Тбилиси, Приднестровье, Чечня...
— Все-таки нельзя сказать, что в Приднестровье он проиграл.
— В там-то и дело: все, что он там делал, — уже после, когда все закончилось. Он там был уже после. После взятия Берлина. Можно привести свежую армию и сказать: мы взяли Германию. Взяли те, кто штурмовал город. И он там положил 4 тысячи молдаван. Если все это вскроется, ему придется несладко. В этом плане он везде проигрывает. Он везде занимался разгоном. В Тбилиси - лопатками по головам. Это же он! Родионов — командующий округом, а командир дивизии — полковник Лебедь, он отдавал приказы. Афганистан, если откроется. Там, где он служил, комбаты — все в тюрьме. Почему они в тюрьме? Транзит наркотиков, нарушение дисциплины, мародерство...
Лебедя давно ведут. Он нужен определенным силам за рубежом и в России. Из него пытаются сделать запасной вариант типа Пиночета. Он искусственный, не сам по себе. Его формируют. Фальшивая фигура. У него есть личное качество: жесткость. Но возьмите его курсантское прошлое. Он же был у Грачева в роте. Чем он занимался? "Стучал" Грачеву, что ребята-курсанты делают: выпить, девочки, увольнения без разрешения... "Стучал"! То есть человек с детства занимался стукачеством и перебежками. А в 91-м что он делал? Он был командиром Тульской дивизии — ему Язов дает приказ: взять Белый дом. А он приходит к Ельцину и договаривается: я перейду на вашу сторону. И за это получает потом звание генерал-лейтенанта и отправляется в Приднестровье. Бегал туда-сюда, искал где лучше...
— Вы обладаете очень интересной информацией. У вас этим занимается специальная служба?
— Последние три года — мощнейший аппарат: 300 человек аналитиков. И много сторонников: в Администрации Президента, в Министерстве обороны, ФСБ, правительстве. Очень часто там людей убирают — потом им нечего делать, они дома скучают и все это выдают в виде аналитических записок. Из-за рубежа приходит информация. И наши специалисты работают день и ночь.
— Но ведь на все это нужны деньги, и немалые. Можно полюбопытствовать: откуда?
— Прошу. Хожу и прошу. Всех.
— И дают?
— Самый бедный дает и самый богатый. Естественно, бедный — копейку, богатый — много. Дают.
— То есть на вас ставят?
— Да. Иной раз не столько затем, чтобы я пришел к власти, сколько затем, чтобы отомстить тем, кто не дает развиваться.
— Вы оправдываете их ожидания? В смысле мести?
— Конечно.
— Можете привести пример?
— Пожалуйста. Допустим, уход Гайдара, Козырева, Кириенко, Немцова, Чубайса. Мы и помогали, мы и тормозили. Когда мы помогали, на нас делали ставку одни, когда мы тормозили — другие. Или удар по коммунистам: это тоже определенным силам нравится. Нам это выгодно и тактически, и стратегически. Мыза демократию.
— Вы делаете это в угоду тем силам, которые на вас ставят — скажем, на вашу антикоммунистическую деятельность, — или это соответствует вашим убеждениям?
— Нет, это у меня происходит постфактум: я делаю, а они говорят — делай так, нам это нравится. То есть я делаю все естественно, и мои естественные действия вызывают симпатию то у одних, то у других, то у третьих. Например, года три назад я произнес на весь мир одну фразу — антиамериканскую. За одну эту фразу лидер одного государства дал мне несколько миллионов долларов — так она ему понравилась! ..
— А лидер этот — из арабского мира?
— Ну, приблизительно. Из этого региона где-то.
Так и в России. Сидят люди, смотрят телевизор:"У, молодец, — говорят,— как он их долбанул!" И начинают помогать. Парень вернулся из-за границы, слышал мое выступление, приходит, раз — 300 тысяч долларов: "Владимир Вольфович, спасибо, что вы патриот России". Достал,положил...
— Давайте вернемся к претендентам на президентский престол. Что вы скажете о Явлинском?
— Слабый как человек. Только Венгрия, Финляндия, какая-нибудь там Чехия... Определенные силы делают на него ставку, как бы думая, что Чубайс не пройдет, Гайдар — тем более, Кириенко, Немцов... Надо кого-то из демократов. Наиболее раскрученный сейчас — Явлинский. Но по своему психологическому типу... Ну представьте: он в обморок упал, когда приехал на арест Пуго. В крови была жена, Пуго уже мертвый, так врачи "скорой" не жену Пуго спасали (еще можно было спасти), а Явлинского. Он упал в обморок... Всего боится!
Он ведь уже был вице-премьером у Силаева. Силаев не знал, как от него избавиться. Человек боится принимать решения. Для дискуссии в узком кругу - это пожалуйста. Но руководить такой огромной страной... Максимум — министром. И то не потянет.
— Как вы относитесь к Лужкову? В Москве он очень популярен.
— Это ложная популярность. Успехи Москвы — это успехи столицы. Любой мэр столицы — всегда на коне. Здесь все деньги, вся сила, вся власть. Порядок. Чем здесь хвалиться? Пусть он будет мэром в Новосибирске.
— Согласитесь: Москва 10 лет назад и Москва сегодня — это два разных города. Лужкову все-таки многое удалось сделать.
— Великолепные изменения. Самый красивый, самый культурный, самый богатый город. Но почему? Потому что здесь все деньги! При коммунистах здесь была вся колбаса, обувь, одежда, телевизоры... Вся кухня — здесь.
— Вы хотите сказать, что за Москвой у Лужкова нет шансов?
— Конечно. Люди приезжают в столицу, видят здесь благополучие, порядок, какую-то надежность. Это хорошо. А с другой стороны, люди чертыхаются, что у них все плохо, а Москва — гуляет. Вот предвыборный лозунг Лужкова: хотите жить, как в Москве, — голосуйте за меня. Позор и ложь. Никто не верит. Всем противно. При Брежневе был такой же лозунг: "Превратим Москву в образцовый коммунистический город!". Превратили. Все было в Москве. А вся страна стояла в очереди. И в "Отечество" так же вступают — по разнарядке. Мне один учитель рассказывал, из Гольянова: пришла разнарядка — три учителя должны вступить в "Отечество". Они вступили, но всем своим ученикам теперь говорят: никогда не голосуйте за "Отечество"! У них тот же коммунистический метод: разнарядка. На базу, на целину, а теперь — вступать в "Отечество".
— А что вы скажете о шансах Примакова?
— Ну не хочет человек!
— Может быть, это игра?
— Нет, это возраст. Это понимание ситуации. Он прекрасно понимает, что сделать из страны что-нибудь хорошее за три-четыре года его президентства он не сможет. Но он родом из Грузии. Там люди очень обидчивые и легко ранимые. Если будут говорить: "Примаков — плохой президент, долой Примакова!" — для него это страшно. Поэтому он с удовольствием отошел бы от дел.
— Вы довольно резко нападаете на коммунистов. Заслуживают ли они этого? Сами они утверждают, что прошлое они осудили, что они теперь - совсем другие. Разве что заботы те же: социальная справедливость, блага для всех и т.п. Что ж в этом плохого?
— Ничего, если бы это было правдой. А так — опять игра. Они себя изобличают. Они же атеисты — вдруг они все верующие. Они же за госсобственность — вдруг они за частную собственность. Они же были против Америки - Америка враг, с ней боролись, — вдруг они за Америку. У них были союзники - Ирак, Куба, Северная Корея, Вьетнам и вдруг это враги для них. Это вот их хамелеонство вызывает страшное удивление.
Хорошо, согласен: они поняли - другая эпоха. Мир поменялся. Они могли измениться — прошло 10 лет. Но методы остались те же. Шесть лет они забирают все деньги Госдумы. Это дикость. Все деньги — в руках коммунистов. Представляете? Бюджет, машины, кабинеты, оргтехника, аппарат две тыщи человек - все работает на Селезнева. Это не Госдума — это министерство. Селезнев-министр по делам Госдумы. И это их штаб, их Смольный.
В прошлом году мы принимали закон об укреплении государства через укрепление органов государственной безопасности. Они — против. Я говорю: слушайте, вы же сами были недовольны, когда разогнали КГБ! Они говорят: мы примем этот закон, но позже, когда придем к власти. Вот чего они хотят: прийти к власти и тогда создать тот КГБ, который был при них.
Вот в чем их ложь. Они намеренно не принимают нужные стране законы: если вдруг удастся прийти к власти — они обязательно примут законы и всем опять заткнут глотку. Они же мне грозят! Я был у них на собрании — они мне грозили убийством!
— То есть как?
— Вот так! Шандыбин мне говорит: "Если еще раз что-нибудь плохое скажешь про Ленина или про коммунистов, я подойду и ка-ак дам тебе между ног?! А что такое — мужчину ударить со всей силы ногой между ног?! Думаете, кто-нибудь из фракции остановил его? Другие тоже: "Мы тебе покажем, Жириновский!"
Зюганов подходит: "Если ты Селезнева еще тронешь, мы тебе покажем!" Грозят. Постоянные угрозы!
— Говоря о хамелеонстве коммунистов, вы почему-то забыли упомянуть об интернационализме.
— Это их тактика. Они поняли: их губернаторы ничего не сделали; их министры в правительстве — улучшения нет. На чем выиграть? Самое лучшее — антисемитизм. Это исторический конек — сел и поехал. Вот Макашов: мальчики промаршировали в двух городах — и он уже в десятке ведущих лидеров. А где он был раньше? В сотку не входил!
— А вы к его известным высказываниям как относитесь?
— Отрицательно. То есть: чем хуже обстановка в стране и больше агрессивности — их шансы растут. Добиться в экономике они ничего не могут, но стоит им раз в неделю говорить, что во всем виноваты евреи, они побеждают везде, на любых выборах. Такова обстановка в стране.
— Жириновский — политический лидер и Жириновский дома — это разные люди?
— Разные. Дома я спокойный, тихий такой, ни на что не реагирующий, мягкий, добрый и ласковый. А в смысле дела я жесткий. Поэтому демократы вначале решили, что я сторонник диктатуры. А я сторонник того, чтобы быстрее освободиться от коммунистов. Или какие-то высказывания, какие-то шероховатости, чего-то такое о евреях чисто в философском плане — решили, что я антисемит. И меня несколько лет поливали, как сейчас поливают Макашова.
— А вы не такой?
— Не такой.
— В одном из ваших изданий я читаю, что телевидение захвачено национальным меньшинством (имеются в виду евреи), что русскому человеку невозможно пробиться на экран...
— Это, может быть, где-то проскальзывало какое-то время, но с тех пор я уже несколько раз объяснял: если вы считаете, что где-то очень много евреев, делайте то же самое! Будьте такими же талантливыми! Ну почему, если вы не можете, а другой может, вы его обвиняете и говорите: он, главный редактор или главный банкир — еврей.
Нужно объяснять. Еврейский народ угнетаем уже несколько тысяч лет. Тысяч! Естественно, он более талантлив, потому ~ что его заставили действовать по-другому, чтобы выжить. История заставила их быть всегда грамотными, образованными и хорошо работать. Я не видел еврея-пьяницу, не видел еврея-вора, не видел ленивого еврея!
— Я думаю, вы тут несколько преувеличиваете.
— Понемногу все это есть, конечно. Но не в массе.
— Эта ваша "жесткость в смысле дела": вы случайно не диктатором себя ощущаете?
— Да нет! Просто я хочу объяснить демократам: в той мягкой демократической формуле, которую ввели с 91-го года, коммунисты устоят, укрепятся и вернутся к власти.
— Диктатура возможна и на антикоммунистической основе.
— Это лучше! Или назад, к коммунистам, и мы получим вариант андроповского или сталинского режима, или, допустим, на два года — урезанная демократия, но мы наконец освобождаемся от коммунистов. Из двух зол нужно выбирать меньшее.
— Что ж у нас с вами за страна такая, что выбирать мы должны обязательно из зол?
— Ну что делать, если по-другому не получается? Давайте хоть некоторое время потерпим, но смоем красную краску — и тогда дадим полную свободу. Но когда красная краска остается, да еще укрепляется, это нам опасно.

Беседовал Марк ДЕЙЧ

Аппартаменты для генпрокурора

Скуратов продолжает менять решения как перчатки.

5 апреля Егор Строев получил рукописную депешу, подписанную Скуратовым. В ней Юрий Ильич, "переосмыслив ситуацию", вновь просит сенаторов освободить его от должности Генерального прокурора. "Переосмысление ситуации" наступило, по-видимому, после просмотра известного порнофильма в компании президента и премьера. Как стало известно "МК", на встрече с ними в ЦКБ 18 марта Скуратов написал повторное заявление об отставке, поставив под ним дату: 5 апреля. Однако вскоре уходить в отставку расхотелось. И Юрий Ильич решил все переиграть, после чего СМИ стали известны многие подробности из жизни Генпрокурора.
Однако уже 6-го апреля Юрий Ильич пояснил: его письмо Строеву вовсе не означает просьбу об отставке. "Я готов работать и дальше, если Совет Федерации выразит мне доверие", — объяснил Скуратов.
Переменчивый господин. В старом "Крокодиле" была такая шутка: "Прошу уволить меня по собственному желанию. Но если можно, то оставьте".
А насчет доверия — это вполне возможно. Тем более что выясняются весьма любопытные подробности работы Генерального прокурора. Оказывается, '"государево око" не только об интересах страны печется, но и себя не забывает...


Юрий Ильич Скуратов — не бомж. Вместе с женой и двумя детьми он жил во вполне приличной (даже по столичным меркам) трехкомнатной приватизированной квартире на Новочеремушкинской улице. Общая площадь - почти 105 кв. метров. Не бог весть что, конечно, но все-таки. Но того, что уже есть, всегда мало, Хочется побольше и получше. А как? Ну, у прокурора, да еще Генерального, возможности, ясное дело, имеются. Однако тут нужно декор соблюсти. Чтобы раздражение и лишние вопросы не возникли.
Юрий Ильич поступил мудро. Он перевез из Улан-Удэ родителей своей жены. И сразу же обратился в Администрацию Президента с нижайшей просьбой об улучшении своих жилищных условий.
Администрация пошла навстречу. Как не пойти? Скуратову была предоставлена четырехкомнатная квартира на ул. Гарибальди общей площадью 171 кв. метр. Но предоставлена она была не просто так, а как бы в обмен: получая новую квартиру. Юрий Ильич обязался сдать в Администрацию Президента свое прежнее жилище на Навочеремушкинской ул., а также приватизированную трехкомнатную квартиру родителей жены в Улан-удэ.
"Обмен" оказался явно неравноценным. Официальная стоимость новой квартиры для Генерального прокурора — 2 миллиона 205 тысяч рублей (рыночная цена — около 1 миллиона долларов). Стоимость прежней — около 300 тысяч. Итого — в 7 раз. Кроме того, выражаясь языком официального документа, "сведений о сдаче квартиры в г. Улан-Удэ не имеется".
Но и два с лишним миллиона — это всего лишь голые стены. В них Юрию Ильичу было бы неуютно. А потому:
Стоимость отделочных работ в квартире по ул, Гарибальди составила 81 тысячу долларов. В том числе: "входные двери металлические (пр-во Италия) — 3800 долларов". (Без итальянских дверей, понятное дело, никак нельзя, безопасность Генпрокурора — превыше всего.) А еще "ванна с гидромассажем — 2500 долларов". Ну, эта самая, джакузи. Генеральный прокурор без джакузи - это уже не Генеральный прокурор вовсе. Стоимость мебели, завезенной в новую квартиру Скуратова, — 49 тысяч долларов.
Зарплата Генерального прокурора (во всяком случае официальная) — 6 тысяч рублей в месяц.
Как хорошо быть прокурором! Особенно - Генеральным.
Но ведь далее-то Юрий Ильич поступил еще мудрее. Родители его жены очень быстро оказались в Подмосковье, в поселке Воскресенское в двухкомнатной квартирке стоимостью 64 тысячи долларов. Ремонт этого жилища обошелся в общем-то недорого, в 20 тысяч долларов. Ну, плюс мебелишка — еще 15 тысяч.
Быть родителями жены Генерального прокурора тоже хорошо,
Тут, конечно, вопрос имеется. И не к прокуратуре или к ее начальнику (с ними все ясно), а к президентской администрации. Ведь все эти малоприличные манипуляции со скуратовскими квартирами происходили с ее, администрации, ведома и одобрения. Как-то это не слишком вяжется с громогласной кампанией по борьбе с коррупцией и привилегиями.
Или я не прав?

Марк ДЕЙЧ.

Корпорация убийц

Олег Калугин: «В российской разведке по-прежнему царит дух ЧК»


Еще недавно его имя гремело в стране и в мире. Калугин был первым видным функционером Комитета госбезопасности, осмелившимся рассказать правду (разумеется, не всю) о нравах и людях сего учреждения. Тогда ему этого не простили: в 1990 году Калугин был лишен генеральского звания, всех наград и пенсии. Наград, кстати, 22, Из них более половины — советские: ордена Красного Знамени, Красной Звезды, Почета. Остальные — иностранные: от правительств ГДР, Венгрии, Чехословакии, Кубы, Монголии. Год спуст, после возвращения Горбачева из Фороса, все вернули. К этому времени Калугин был уже народным депутатом СССР. Ему ничего не простили до сих пор: многие бывшие коллеги люто его ненавидят. Один из таких "бывших", некто Соколов, недавно выпустил книгу под названием "Суперкрот ЦРУ в КГБ. 35 лет шпионажа генерала Олега Калугина". Книгу никто не заметил. И тогда по ней был сделан документальный фильм. Картину — "совместного производства" ОРТ и КГБ - показали по Первому каналу в прайм-тайм. Главный тезис книги и соответственно фильма таков; Олег Калугин — давний агент ЦРУ, по которому плачет Лефортовская тюрьма. Общественная деятельность Олега Калугина, за которую он и сегодня расплачивается подобными тезисами, началась в 1986 году. В то время он работал первым заместителем начальника управления КГБ по Ленинграду и Ленинградской области, куда был переведен из контрразведки. Калугин отправил тогда письмо в ЦК КПСС и Прокуратуру СССР о коррупции в регионе и о нежелании КГБ с ней бороться. И тут началось…


— А что, собственно, началось, Олег Данилович? И о какой коррупции могла идти речь в то замечательное советское время?
— Коррупция была такой же, что и сегодня: кража государственного имущества, взяточничество, личное обогащение номенклатурных чиновников за счет развала экономики. К примеру, тогдашний партийный глава Ленинграда Лев Зайков через свою жену и родственников был связан с воротилами подпольного бизнеса, с организацией подпольной торговой сети, через которую по заниженным ценам распределялись дефицитные товары, импортируемые из Финляндии. Услугами этой торговой, сети пользовались высокопоставленные работники, исполкома и партийных органов.
А начались тогда события весьма любопытные. Хотя и ожидаемые. В Ленинград прибыла комиссия, состоявшая из членов ЦК, работников Прокуратуры СССР и руководства КГБ. Для "проверки изложенных в письме фактов". Проверка проводилась своеобразно: главное, что интересовало членов комиссии, — почему это я сообщаю о "безобразиях" через голову моего непосредственного начальства?
Вскоре последовал мой отзыв в Москву.
— Но вы не успокоились.
— Ваша ирония обидна, но я вас давно знаю и потому не обижаюсь. Да, не успокоился. В январе 87-го года я написал письмо на 27-й съезд КПСС и лично Горбачеву. В письме высказал ряд соображений о необходимости реформы в КГБ. Комитет давно превратился (собственно, всегда был) в слепое орудие власти, расправлявшейся с инакомыслием, препятствующей развитию свободной общественной мысли и экономики, тормозящей развитие страны. Письмо было передано в руки Горбачеву Александром Николаевичем Яковлевым.
— И каков результат?
— Меня вывели из штата КГБ и отправили в резерв. Место работы — начальник управления по вопросам безопасности Министерства электронной промышленности. В 89-м году в журнале "Международная жизнь" я опубликовал статью под своей фамилией. На ту же тему: КГБ нуждается в реформировании. После чего меня пригласили в управление кадров КГБ и сказали: трудился я замечательно и доблестно, но время пришло, и мне пора. На пенсию.
В тот же день я пришел на Никольскую, к ректору Историко-архивного института Юрию Афанасьеву. Показал ему документы отставного генерала КГБ и сказал, что готов участвовать в создании демократического общества.
Потом я выступил на Конгрессе демократических сил. Это стало сенсацией: до меня никто из руководящих работников КГБ не выступал публично с программой столь радикальных реформ системы госбезопасности. Практически одновременно была большая беседа с вами на Радио "Свобода". После всего этого Горбачев подписал Указ о лишении меня званий, наград и пенсии.
— Однако мне кажется, что отрицательных эмоций по отношению к экс-президенту СССР у вас нет.
— Это верно. Горбачев для многих открыл новую страницу в жизни. В том числе и для меня.
— Указом дело ограничилось?
— Если бы! Появилась соответствующая статья в газете "Правда", Генеральная прокуратура попыталась привлечь меня к уголовной ответственности за разглашение государственной тайны. Не получилось.
— Каков ваш нынешний статус?
— Я — отставной генерал, получаю КГБэшную пенсию. Никаких претензий ко мне официальные власти не предъявляли.
— Зато совсем недавно это сделали неофициальные лица, все еще имеющие, по-видимому, большое влияние. В фильме "Суперкрот. Дело генерала Калугина" утверждается, будто вы — давнишний и глубоко законспирированный агент ЦРУ. Вы работали в разведке и контрразведке. Были ли у вас контакты с людьми из ЦРУ, что называется, "по служебной линии"?
— Конечно. Я лично вручал 80 тысяч долларов сотруднику ЦРУ, который на нас работал. Что же касается фильма, то он — рецидив не столь уж давних времен, когда Крючков и его команда пытались упрятать меня в тюрьму по аналогичному обвинению.
— Вот одно из главных выдвинутых против вас обвинений: за то время, что вы руководили контрразведкой КГБ, ни один шпион не был пойман. Но стоило вас перевести в Ленинград, шпионов стали ловить чуть ли не сотнями.
— В задачу внешней контрразведки, которой я руководил, ловля шпионов не входила. Но именно благодаря нашей разработке был арестован агент ЦРУ, высокопоставленный сотрудник МИДа Огородник. Десятки, если не сотни советских граждан, работавших за границей и попавших в зону внимания,западных спецслужб, были нами отозваны. Вообще же наша работа заключалась прежде всего в профилактике. Выстрелы и погони - это для кино.
— Кстати, о кино. Фильм также обвиняет вас в том, что выпущенная на Западе ваша книга воспоминаний "Первое управление" содержит сведения, составляющие государственную тайну. В частности, на одной из помещенных в книге фотографий вы сняты вместе с агентом чехословацкой разведки Кучером, который — после выхода вашей книги — был арестован ФБР.
— Я же говорю — кино. Подобные обвинения попросту непрофессиональны. Я действительно встречался с Кучером.. Он был "двойником": работал одновременно на чехословацкую разведку и на ЦРУ. Его арестовало ФБР, но спустя год ему разрешили вернуться на родину. Арест случился в 1984 году — за много лет до выхода моей книги. С 86-го года Кучер живет в Праге и, насколько мне известно, ФБР его больше не арестовывало. Так что ни моя книга, ни фотография тут ни при чем.
— Фильм "Суперкрот. Дело генерала Калугина" снят по книге. Ее автор — некто Соколов, ваш бывший коллега. Вы с ним знакомы?
— Да. Он был уволен из КГБ почти 30 лет назад.
— За что?
— За гомосексуализм и попытку изнасилования сотрудника КГБ. Это произошло в Нью-Йорке в 1971 году. Под благовидным предлогом Соколова отозвали тогда в Москву, тут проводилось негласное расследование, в котором я участвовал. В результате Соколов был пойман с поличным и немедленно уволен. До суда дело не дошло, потому что его жена — дочь знаменитого в советскую эпоху министра финансов Зверева. Нам не хотелось, чтобы старик попал в неловкое положение.
Все последующие годы Соколов не имел к КГБ ни малейшего отношения. Ну разве что "стучал" помаленьку.
— Почему же он взялся писать о вас книгу?
— Его использовали.
— В фильме вас обвиняет в предательстве практически все бывшее руководство КГБ: Крючков, Грушко, Шебаршин. Их ненависть к вам очевидна, хотя только ею нельзя объяснить появление этого фильма именно теперь.
— По-моему, это "произведение" следует рассматривать в контексте нынешней политической борьбы в России. В 91-м эти люди уже пытались захватить власть, Крючков и его заместитель Грушко попали тогда в тюрьму. Несколько позже был уволен "верный крючковец" Шебаршин. Все они — выкормыши сталинско-бериевской системы. По-видимому, сейчас у них появилась возможность перейти в наступление. Слабый президент, политические скандалы, да еще Примаков — во главе государства. Слава Богу, Ельцину достало разума его убрать. В противном случае крючковцы через полгода пришли бы к власти. Это ведь все одна команда.
— Вы давно знакомы с Примаковым?
— С 1960 года. Он был тогда сотрудником Гостелерадио. Долгое время мы были очень дружны. А потом, когда со мной начался скандал, в одной из газет я прочел о том, как Примаков тяжело переживает то обстоятельство, что я оказался "предателем " КГБ". Замечу, что, став премьером, он открыл дорогу во власть чекистам. Причем чекистам не нового Я поколения, а старой школы.
Что же касается "предательства", я скажу так: да, я отступник, поскольку порвал с этой корпорацией убийц, фальсификаторов и лжецов. Ненависть ко мне Крючкова и его присных понятна — я для них знаковая фигура, вышел из той же среды. Но так же сильно они ненавидят все то, что связано с демократическими преобразованиями в России.
— Вы сказали о "корпорации убийц". Хочу напомнить, что вы сами принимали участие в организации убийства болгарского диссидента Маркова.
— В этом убийстве КГБ занимался чисто технической стороной. Убивали Маркова болгары. Я лично в этом участия не принимал. Но я был первым, кто сообщил всему миру о том, кто и как осуществил убийство. Любое правдивое сообщение есть форма покаяния.
Безусловно, в значительной мере КГБ несет ответственность за убийство Маркова, "заказчиком" которого был Тодор Живков. Но только ли за него? Президент Афганистана Хафизулла Амин был убит советскими разведчиками, руководил ими Крючков. Это кровавое пятно — на нем.
Замазан в крови и Шебаршин, креатура Крючкова. В начале 80-х он был резидентом КГБ в Тегеране. Именно тогда сбежал один из находившихся в его подчинении сотрудников КГБ, Кузичкин, который поддерживал связь с находившейся в подполье компартией Ирака. Вместо того чтобы честно (и быстро) сообщить в центр о бегстве Кузичкина, Шебаршин послал ложную информацию, будто того похитила английская разведка. В течение полутора-двух месяцев не было принято никаких мер по локализации провала. В результате тысячи людей были арестованы и казнены иракской контрразведкой.
— Сейчас окажется, что и Грушко...
— В каком-то смысле да. В течение нескольких лет помощником Грушко — первого заместителя Крючкова — был английский шпион Олег Гордиевский. Бежать Гордиевскому удалось лишь потому, что Грушко не принял мер, чтобы задержать его в стране. Хотя возможности для этого были.
— И Грушко это сошло с рук?
— Представьте себе. Крючков вообще предпочитал держать у себя людей, которые чем больше проваливались в работе, тем вернее служили лично шефу. Хотите еще пример? Начальник службы безопасности Первого главного управления КГБ Голубев как-то был обнаружен мертвецки пьяным в своем кабинете с открытым сейфом. Глава службы безопасности разведки! Крючков вызвал Голубева к себе, тот упал на колени (в буквальном смысле), после чего Крючков милостиво сказал: "Ладно, ты останешься". Он остался — и на работе, и верным слугой Крючкова, такая была кадровая политика.
— Но ведь после 91-го года многое должно было измениться?
— Многое, но не все. Практически все службы бывшего КГБ перетряхивались. Кроме разведки. К ней никто не притронулся. Там по-прежнему царит дух ЧК. Основная составляющая этого духа — не профессионализм и даже не "верность революционным идеям", а самое заурядное стукачество. Те же Грушко и Шебаршин пришли в КГБ в зрелом возрасте. Оба работали в МИДе (один в Норвегии, другой в Пакистане) и "стучали" на своих коллег. Потом их взяли в КГБ, где они "выросли". В отличие от большинства офицеров, которым знакомо понятие чести.
— Ну не вся же разведка состоит из бывших "стукачей".
— Не вся. Другая категория — бывшие партаппаратчики. Крючков, к примеру, никогда не был профессионалом, он пришел в КГБ из партийных органов. Это была тенденция, благодаря которой в разведку хлынули партийные чиновники и их детки. Разведка для них была лишь возможностью жить за границей и получать валюту.
Все это привело к размыванию разведки, к ее разложению. Только за последние 20 лет более 25 сотрудников разведки оказались изменниками. Некоторые из них были расстреляны, другие сидели в тюрьме за шпионаж. Ни в одном другом ведомстве, военном или гражданском, в МИДе или в ТАССе,— нигде не было такого количества западных шпионов и предателей. Это и есть моральный облик нашей разведки. Поэтому сейчас легче всего все свалить на Калугина, который, как заявляют эти товарищи, еще с 59-го года был агентом ЦРУ.
— В фильме, посвященном "Делу генерала Калугина", появляется один из руководителей "Клуба ветеранов КГБ". Он объявляет, что члены этого клуба единогласно приговорили: никогда и ни при каких обстоятельствах вас в него не принимать. Не обидно?
— Нет. Собственно, я и не собирался вступать в сей "клуб". Объединяться "по интересам" с чекистами-коммунистами — увольте. Сотрудники КГБ, кстати, не все одинаковы. Даже здесь, в Вашингтон, где я сейчас живу, у меня в гостях бывают и полковники, и генералы. Действующие, между прочим. Я был одним из не многих, кто открыто выступил против системы. Но те, кто прекрасно понимал, куда мы катимся, если не провести реформы, в том числе и в органах госбезопасности, — их в КГБ были тысячи. Просто не все осмеливались подать голос.
— Как вы думаете, чем