1991   1992   1993   1994   1995   1996   1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2010

 

У Шеварднадзе будет ООНовская “крыша”

газета "Московский комсомолец". 4 января.


Ретивые люди

Газета "Московский комсомолец". 25 января.

Новый “Союз меча и орала”

Газета "Московский комсомолец". 25 февраля.

Медведь-убийца

Газета "Московский комсомолец". 2 марта.

Пути и судьбы

Газета "Московский комсомолец". 7 марта

Непотопляемый “академик”

Газета "Московский комсомолец". 11 марта

Никита Михалков ответит за кино

Газета "Московский комсомолец". 21 марта.

С водкой или с текилой?

Газета "Московский комсомолец". 28 марта.

Бензин для Москвы

Газета "Московский комсомолец". 29 марта.

Киркоров теперь позвездит в суде

Газета "Московский комсомолец". 21 апреля.

Кумир из “органов”

Газета "Московский комсомолец". 29 апреля.

Прогулки по Новодевичьему

Газета "Московский комсомолец". 26 мая.

Неспортивные игры

Газета "Московский комсомолец". 6 июня.

Притяжение земли

Газета "Московский комсомолец". 16 июня.

“Ай да сукин сын!”

Газета "Московский комсомолец". 26 июля.

Большая нефтяная игра

Газета "Московский комсомолец". 25 сентября.

Таможенная логика

Газета "Московский комсомолец". 1 октября.

Пять лет за таран

Газета "Московский комсомолец". 9 октября.

ДОР + БАБ = ...

Газета "Московский комсомолец". 11 октября.

НТВ попало из-за Ходорковского

Газета "Московский комсомолец". 17октября.

От Веймара к рейху

Газета "Московский комсомолец". 21 октября.

Дополнения к Наградному листу

Газета "Московский комсомолец". 3 ноября.

360 солдат и жандармов

Газета "Московский комсомолец". 26 ноября.

Лолите никто не дает

Газета "Московский комсомолец". 7 декабря.

Назначение во власть

Газета "Московский комсомолец". 7 декабря.

Прорыв “Штрафбата”

Газета "Московский комсомолец". 22 декабря.

Спецрезерв

Газета "Московский комсомолец". 28 декабря.

Уйти, чтобы уйти

Газета "Московский комсомолец". 18 июля.

Цыплята по осени

Газета "Московский комсомолец". 9 октября.

Кавказский фитиль

Газета "Московский комсомолец". 7 марта.

Разговор не о политике.

Газета "Московский комсомолец". 2 марта.

Фальшивая нота

Газета "Московский комсомолец". 2 февраля.

Был следователем - станешь машинисткой

24 сентября.

У Шеварднадзе будет ООНовская “крыша”

В субботу грузинская телекомпания “Имеди” сообщила, что помощник генсека ООН Кул Чандра Гаутам, посетивший Эдуарда Шеварднадзе в его резиденции Крцаниси, сделал ему предложение. Генсек ООН Кофи Аннан просит экс-президента занять пост его советника. “ООН очень нужны советы такого авторитетного и опытного политика”, — отметил Кул Чандра Гаутам.

В том, что Шеварднадзе — опытный политик, никто и не сомневается. Особенно интересен опыт его работы на посту министра иностранных дел СССР. Обязанный по роду своей должности защищать интересы государства, чьей внешней политикой он руководил, он вместо этого последовательно их сдавал. Например, в 1990 году подарил США более восьми тысяч квадратных километров Берингова моря. Причем, как говорят, по собственной инициативе и даже за спиной Горбачева. Несмотря на то что пакт Шеварднадзе—Бейкера так и не был ратифицирован российским парламентом, с 1990 года все эти наиболее богатые рыбой места контролируются береговой охраной США. А Россия ежегодно теряет 150 тысяч тонн рыбы, общий ущерб за 11 лет составил около двух миллионов тонн.
Замечательно поработал Шеварднадзе и при объединении Германии. В то время политики ФРГ были готовы на любые уступки нашей стране, лишь бы она согласилась вывести войска. Эксперты считают, что тогда реально было получить за вывод войск 100 млрд. долларов и списать все долги СССР. Злые языки утверждают, что за поспешный вывод войск в чистое поле деньги все же были заплачены. Только нашему государству они не достались. Уже в начале 90-х западная пресса писала о Шеварднадзе как о богатейшем человеке мира.
Шеварднадзе в каком-то смысле и авторитетный политик. К власти в Грузии его привели грузинские криминальные авторитеты, один из которых вор в законе Джаба Иоселиани. Особенно ценными могут оказаться советы Шеварднадзе по умиротворению этнических конфликтов: ведь именно по его инициативе началась война в Абхазии. Впрочем, помощь ООН пришла как раз вовремя: родственниками Шеварднадзе в последнее время настойчиво интересуется Генпрокуратура Грузии, новые руководители страны публично заявили, что не исключают ареста и самого экс-президента. Видимо, предложение занять пост советника как раз и объясняется желанием Запада уберечь своего старого друга от неприятностей. История с верным Шеви, которого американцы “слили”, как только тот перестал быть нужен, могла дурно повлиять на других “друзей Америки”.

Марк Дейч, Мария Мартова
 

Ретивые люди
 

Проверяющие товарищи обнаружили “бессистемную случку кролов” в подсобном хозяйстве одного из дочерних предприятий ЮКОСа в Якутии.
Природоохранительные чиновники предписали газодобывающей компании ЮКОСа в Ямало-Ненецком автономном округе “озеленить тундру”. Это в тех местах, где зимой столбик термометра опускается до -60 градусов.
Думаете, все? Ошибаетесь. Потому что нет предела чиновничьей ретивости.


В магазинах при автозаправочных станциях ЮКОСа в Воронеже продается чешская водка “Каннабис”. Изготовитель то ли добавляет в нее коноплю, то ли на ней, на конопле, эту водку настаивает. Что за вкус у нее — не знаю, не пробовал: руки не дошли. А вот некий товарищ из Воронежа, по-видимому, попробовал. И, судя по результатам, сильно возбудился.
Если бы эту самую водку отведал какой-нибудь рядовой россиянин, никаких последствий не возникло бы. Ну кроме, может быть, похмелья. Но беда в том, что “дегустатором” оказался не простой житель Воронежа, а некий майор по фамилии Вышкворкин. И не только майор, а еще и “старший дознаватель отдела дознания административной практики”. Что сие означает — убей бог, не знаю. Да и не важно это. Важно другое. Возбудившись, майор Вышкворкин сочинил официальную бумагу для начальства, из которой следует: рекламная этикетка на бутылках с “Каннабисом” “побуждает физических лиц к опасным действиям, употреблению смеси алкоголя в виде сорокапроцентной водки и наркотического/психотропного вещества — алкалоида в составе зерен конопли, способных нанести вред здоровью физических лиц”.
А кто виноват в этой запланированной диверсии против “здоровья физических лиц”? Ясное дело: все тот же ЮКОС.
Вероятно, вышеупомянутый майор что-то такое о конопле слышал. Или даже читал. Не исключаю, что слышал он и о том, что эта чешская водка продается в сотнях магазинах Москвы. Да и чехи — тоже не дураки, чтобы себя травить. Денатурат они вряд ли когда-нибудь пробовали... Допускаю также, что тот майор вполне мог слышать о массе полезных вещей, которые делаются из конопли. К примеру, масло. Но если оно тоже продается в магазинах ЮКОСа, необходимо — следуя безупречной майорской логике — пресечь. Вместе с компанией. Чтобы не побуждать к опасным действиям. А уж если там еще и булочки с маком продаются — пресечь всенепременно. Из мака сами знаете, что можно приготовить.

* * *
Все это было бы смешно, если бы не было так грустно.
Мало того что разгромлено руководство крупнейшей отечественной нефтяной компании. Причем разгромлено в буквальном смысле: часть этого руководства — в тюрьме, ждет суда, а другая объявлена в международный розыск (хотя никто вроде бы не скрывается). Теперь, по-видимому, поставлена новая задача — так сказать, в дополнение к предыдущей, уже вроде бы выполненной: уничтожить саму компанию. Ну, может быть, не совсем уничтожить, а как минимум — передать ее другим собственникам.
Нефтедобывающая компания — не только вышки, из которых как бы сама собой льется нефть. Это заводы по ее переработке, инфраструктура, десятки тысяч рабочих мест, города и поселки, детские сады, больницы, школы, стипендии для студентов... Во все это ЮКОС вложил огромные деньги. Рабочие и служащие компании получают самые высокие зарплаты по стране, они сами и их семьи в социальном плане чувствуют себя вполне уверенно — это вынуждены были признать даже коммунисты...
Весьма лакомый кусок. Масса претендентов, в нетерпении бьющих копытами. Чтобы, значит, у тех отняли, а им, стало быть, отдали. Перераспределили. А как перераспределить? Можно, конечно, с помощью водки “Каннабис”. Но больно уж мелковато. Нужно бы что-нибудь посущественней.
Главное — поставить перед чиновниками задачу. А уж они расстараются.
И они расстарались.

* * *
Вечером 15 апреля заместитель главы Министерства по налогам и сборам г-н Голиков передал в Арбитражный суд Москвы акт о налоговых провинностях ЮКОСа за 2000 год. Сумма провинностей — вместе с пеней и штрафом — оказалась весьма впечатляющей: почти 100 миллиардов рублей. Это за один только год! А если за прочие годы накопать?..
Уже. Уже начали копать и за другие годы. И я уверен: накопают. Потому что — была бы компания, а какой-никакой должок за ней всегда найдется. Не может не найтись. Особенно, если раскопки ведутся такими методами.
Какими такими? — спросите вы. А вот.
Отправив акт в Арбитражный суд, г-н Голиков сей же час предложил ЮКОСу добровольно загладить вышеозначенную провинность, для чего уже к утру 16 апреля (напомню, что в суд акт был отправлен 15-го вечером) выложить эти самые 100 миллиардов. Между прочим, на добровольное погашение задолженности закон предоставляет 30 дней. Но ждать г-ну Голикову было недосуг. Во-первых, потому что Министерство по налогам и сборам как раз вступило в период реорганизации, после которой оно уже не будет столь самостоятельным. Оставались буквально считанные дни, чтобы проявить свое служебное рвение. А то ведь неизвестно, как оно дальше повернется. Не исключено, что могут г-на Голикова послать на прежнее место работы — главным бухгалтером петербургской телефонной сети. Хотя нет, не пошлют: петербургских не посылают.
А кроме того, понадеялся, я полагаю, этот главный вице-мытарь на внезапность: дескать, ошарашенные столь внушительной суммой сотрудники ЮКОСа кинутся на ночь глядя скрести по сусекам, то бишь по сейфам, и к утру наскребут те самые 100 миллиардов...
В свою очередь, арбитражный судья, не считаясь с законом, вопрос предварительного заключения на 30 суток отмел сразу и утром того же 16 апреля вынес решение о немедленном аресте имущества ЮКОСа.
“Выездную” налоговую проверку проводили 8 налоговых инспекторов под руководством телефонного бухгалтера. Трудились они 2 недели. Тут я не знаю, как правильно сказать: только две недели или целых две недели. Потому что если только, то непонятно, к чему такая спешка, которая неизбежно приводит к ошибкам. А если целых, то опять же непонятно, как при такой тщательности могли возникнуть элементарные арифметические ошибки.
А они между тем возникли. К примеру, эта команда, состоящая из восьми налоговиков, по определению — профессионалов, руководимая к тому же аж заместителем министра, ошиблась в арифметических подсчетах более чем на 140 миллионов рублей. Естественно, в свою пользу.
Классовая арифметика. Начальный класс школы для слабоумных или очередной этап классовой ненависти?..
Тут, как мне кажется, сотрудники ЮКОСа допустили серьезный тактический просчет. Им бы дождаться разбирательства в Арбитражном суде и вот там-то на эту ошибочку и указать. Дескать, чур, ваша ошибочка! Представляю, какие лица были бы у налоговиков-профессионалов. Да и у судьи тоже. Хотя, с другой стороны, скорее всего ничего бы это не изменило.
Так или иначе, но ЮКОС поспешил уведомить заинтересованные стороны о странных несоответствиях в акте налоговой проверки. Как вы думаете, к чему это привело? Не мучайтесь, оставьте при себе ваши догадки. Налоговики акт забрали, быстренько провели еще одну проверку, после чего предъявили новый акт. Сумма провинностей, вменяемых ЮКОСу, была на миллиард рублей больше, чем в предыдущем акте.
Я вот думаю: почему бы еще одну проверку не учинить? А там и еще одну? С такими проверяющими — никакого удвоения ВВП не понадобится.

* * *
Эксперты, изучавшие акт налоговой проверки ЮКОСа, считают его абсолютно противозаконным. Этим экспертам приходится верить, потому что они — независимы. В отличие от Генеральной прокуратуры и суда, подчинение которых не Закону, а властям предержащим стало уже притчей во языцех.
“Позиция МНС РФ, отраженная в акте проверки, полностью не соответствует российскому налоговому законодательству” — к такому выводу пришли независимые эксперты. Их доводы, приведенные в обоснование этого тезиса, достаточно просты и понятны даже мне — человеку, весьма далекому от экономических выкладок.
Налоговики утверждают, что в 2000 году существовали 22 компании, деятельность которых не имела никакого хозяйственного смысла. Якобы созданы они были ЮКОСом лишь для того, чтобы платить как можно меньше налогов. Эти компании были зарегистрированы там, где местная администрация имела право предоставлять дополнительные налоговые льготы. И эти льготы были получены. Но поскольку, дескать, вся деятельность компаний была “недобросовестной”, изначально направленной исключительно на уклонение ЮКОСа от налогов, следует считать доходы всех компаний принадлежащими ЮКОСу. А потому — налоги со всех доходов необходимо взыскать с ЮКОСа, при этом никакие льготы учитываться не должны.
Сказано — сделано. Для каждой из 22 компаний налоговики определили сумму выручки за 2000 год (ясное дело, без учета льгот), после чего просто добавили полученные суммы к выручке ЮКОСа (правда, сумели ошибиться в этом не слишком сложном арифметическом действии; по-видимому, от чрезмерного усердия). Общая сумма, ясное дело, получилась астрономической, с нее-то и потребовали заплатить налоги.
Между тем закон запрещает складывать доходы нескольких, пусть даже зависимых друг от друга компаний. И уж тем более — заставлять одну из этих компаний платить налоги с общей суммы.
Но закон для мытаря — царская воля...
Любопытная деталь. В акте указано, сколько заработала каждая из 22 компаний. Но ни в одной из них налоговые проверки не проводились. Откуда же налоговики взяли свои цифры? Не иначе как с потолка. Потому что больше неоткуда.
И еще одна деталь, не менее любопытная. Некоторые выводы, содержащиеся в акте, налоговые инспектора делали не по результатам учиненной ими проверки (потому что не было их, необходимых результатов), а по материалам уголовных дел. Схема, стало быть, такая. Генпрокуратура расследует дела некоторых должностных лиц ЮКОСа, обвиняя их в уклонении от уплаты налогов. Лица эти, кстати, уже сидят. Казалось бы, обвинение должно быть основано на выводах налоговиков. А налоговики обосновывают свое мнение — на выводах прокуроров. И ни те ни другие не озабочены тем, чтобы добыть доказательства. Потому что когда доказательств нет, а они все-таки нужны (для начальства и для декора), то можно обойтись сфабрикованными.
Похоже, именно так и получилось с этой самой проверкой.
Теперь одна надежда — на суд. На самый справедливый суд в мире.

* * *
Практика показывает, что решения по делам, рассматриваемым судами различных инстанций с участием Министерства по налогам и сборам, по большей части складываются не в пользу МНС. Конечно, в том случае, если нет политического заказа. В деле ЮКОСа такой заказ присутствует — пора признать эту очевидность.
А поскольку имеется заказ, есть и басманный суд. В случае, когда власть проявляет личную заинтересованность (или когда ретивым чиновникам кажется, что власть ее проявляет), любой суд у нас — басманный.
Еще раз сошлюсь на независимых экспертов. Они пишут: “Даже если допустить возможность политического нажима на суд, то степень допущенных МНС РФ нарушений такова, что даже самому предвзятому судье будет сложно поддержать откровенно беззаконный акт проверки”.
Наивные они все-таки люди, эти эксперты. Наверное, потому что независимые. Сложно? Да за милую душу!..
Вот, к примеру, Басманный суд (не вообще — басманный, а тот самый). Он не удовлетворил ни одного ходатайства адвокатов, представляющих интересы арестованных сотрудников ЮКОСа. И при этом без тени смущения выполнял (и продолжает выполнять) все пожелания прокуроров.
Все это — не в первый раз. То же самое происходило с “Медиа-Мостом” и НТВ, потом — с ТВС. Теперь вот с ЮКОСом.
Постоянные ссылки Первого Лица государства на нежелание вмешиваться в “спор хозяйствующих субъектов” или в компетенцию “правоохранительных органов” по нынешним временам выглядят неубедительно. За соблюдением закона у нас надзирает прокуратура, в последней инстанции — Генеральная. А кому жаловаться, если она сама нарушает закон (примеров тому — бесчисленное множество)? Ей же самой и жаловаться? Так ведь это мартышкин труд. Но Генпрокуратуру, как и прочих “силовиков”, курирует Первое Лицо. Стало быть, челом бить — ему? А он отвечает: не имею права, потому как прокурорские подчиняются только закону. А для прокурорских закон что дышло. Или то, что они уловили в словечке, которое Первое Лицо не случайно при них обронило.
Получается заколдованный круг. А то и петля, для всех нас предназначенная. Потому что история с ЮКОСом — не первая и явно не последняя.
Дальше будет хуже.

Марк Дейч
 

Новый “Союз меча и орала”
 

Вроде бы сегодня должна учредиться еще одна политическая партия России. Сорока шести имеющихся нам, следовательно, уже не хватает. Нужна 47-я.

Почему “вроде”? Дело в том, что собираются новые однопартийцы почему-то втайне, соблюдая правила конспирации. Как тот “Союз меча и орала”, что создавался неуемной фантазией Остапа Бендера. Впрочем, фантазия у “Новых правых” (так они себя называют) не слишком богатая. Зато прочих черт, заимствованных у “сына турецкоподданного”, вполне достаточно.
Я внимательно изучил программные документы “Новых правых”. Благо их не слишком много. Документов. Сколько “Новых правых”, не знает никто. Конспирация.
Прежде всего, что обращает на себя внимание, — это стремление побольнее лягнуть “старых правых”: СПС, “Яблоко” и их “охвостье — независимых демократов”. И политически неадекватные они, причем полностью, и дискредитировали правую идею, и вообще сошли с политической сцены.
Если сошли — непонятно, зачем их лягать. Тем более что после поражения на думских выборах (действительно оглушительного) это не делает только ленивый. Но, по-видимому, “Новые правые” полагают, что без хамства поле деятельности для себя не расчистишь.
Кстати говоря, сбрасывать с политических счетов “Яблоко” и СПС — весьма опрометчиво. И не потому что старый конь борозды не портит. А потому что этот конь работал и продолжает работать. А вот новый пока еще даже не впрягался. Однако прежние чужие заслуги с удовольствием себе приписывает. В своем манифесте “Новые правые” уверенно заявляют: “За десяток лет мы сделали основы нормального экономического пространства нашей страны”.
“Сделать основу” — еще ладно бы. Однако позвольте спросить: кто эти “мы”?
И еще вопрос: кто этих “мы” поддерживает? “Новые правые” признают, что “сегодня в России никакой политический проект не может стартовать без поддержки в административной элите”. И проговариваются: дескать, в президентском окружении наблюдается конкуренция за право протежировать создание новой правой партии.
Ну, если конкуренция, тогда понятно. Как же без конкуренции...
Под свои знамена “Новые” пытаются вовлечь и предпринимателей. Мол, “растет интерес к политике среди бизнесменов”.
Да-да. Сильно растет. Особенно в связи с пребыванием на нарах Лебедева и Ходорковского.
А дальше в программных документах — сплошная риторика. Мол, жила бы страна родная. А нужны родной стране — стабильность и развитие, свободный и сильный человек, сильная и свободная экономика, а также государство, тоже сильное и свободное.
ЧТО нам нужно, мы и сами знаем. Вопрос в том, КАК. А вот об этом у “Новых” нет ни словечка. Зато имеется, например, такое:
“У нас нет больше двух великих проблем “дураки и дороги”. Первых стало значительно меньше, вторых больше, и они хорошего качества”.
Что касается дорог, то совершенно очевидно, что эти новые русские за пределы Московской кольцевой автодороги не выезжали. Да и зачем им? Что же касается дураков... Ну, не знаю.
В тех же документах “Новые” объясняют разницу между левыми и правыми. Первые — это коллективная ответственность. Иначе говоря, безответственность. Зато вторые — это как раз личная ответственность за все происходящее. А чуть ниже один из членов оргкомитета съезда объявляет, что они, “Новые”, не хотят, чтобы граждане связывали партию с какими-то личностями. Дескать, граждане должны знать партию по ее делам.
Как раз левые именно это и декларируют. Дескать, личности тут ни при чем, а ежели что не так, за все отвечает партия. То есть — никто. Колхоз. А какой спрос с колхозника?
Еще не учредившись, “Новые” уже предлагают заняться реальными делами. Предложений, впрочем, не слишком много, но одно имеется: объявить 6 мая днем любви к Родине.
Бог весть, почему именно 6 мая. Однако меня другое смущает. А в остальные дни — можно не любить? И как вообще должна выглядеть эта коллективная любовь?
А с другой стороны — лишний выходной не помешает. Выходные наш электорат любит.
Идеологи “Новых правых” (поговаривают, что тут не обошлось без кремлевских политтехнологов — Павловского и Гельмана) понимают, что без ярких личностей далеко не уедешь. Даже до выборов не доберешься. И потому в председатели своей партии “Новые” вроде бы хотят заполучить Гребенщикова и Пелевина. Если так, то это, безусловно, будет покруче, чем Шварценеггер в роли губернатора Калифорнии.
Ну, хоть музыку послушаем. Или почитаем. Все польза.
“Мы — первая политическая партия России, — объявляют “Новые правые”, — которая принципиально придерживается прозрачной и открытой финансовой отчетности”.
Принципы — дело хорошее. Правда, на сей счет есть замечательный афоризм: принципы нужно нарушать, а то какое же от них удовольствие. Вероятно, именно этот афоризм имели в виду “Новые”, когда оргкомитет съезда не смог объяснить источники финансирования. А объявленные прозрачность и открытость заключались в том, что члены вышеупомянутого оргкомитета, скромно потупив взоры, объяснили интересующимся: не так уж и дорого стоит партийное строительство.
Вот, собственно, и все. Остается упомянуть “Новое правое кредо — Свобода. Родина. Закон”. Следуя незабвенному Остапу, я бы обязательно добавил: “Всегда”.

P.S. Так мне и не удалось выяснить, где пройдет учредительный съезд “Новых правых”. Уж не в Нью-Васюках ли?

 

Марк Дейч
 

Медведь-убийца

В Тамбове вчера хоронили председателя правления общества охотников и рыболовов Владимира Мамонтова. Его убил медведь. Убил не в лесу, а на охотничьей базе. Медведь нанес смертельные ранения человеку, находясь в клетке...

Растерзанного председателя сотрудники базы обнаружили в воскресенье утром. Накануне вечером Мамонтов оставался в охотничьем хозяйстве один. На территории базы много клеток со зверьем — с лисами, барсуками, волками. Их используют для натаскивания охотничьих собак. Были в хозяйстве и два медведя: один — взрослый, другой — молодой. Наверное, Мамонтов собрался покормить зверей и подошел близко к клетке. Содранный скальп, перелом руки, следы когтей — все это говорит о том, что охотник получил сильнейший удар лапой.
Владимир все же смог добраться до охотничьего домика, где утром его и обнаружили. Но что могло вывести зверя из себя? Об этом остается только гадать. Так же, как неизвестен пока даже виновник трагедии. Но, по утверждению сотрудников базы, молодой медведь был почти ручной, никогда никакой агрессии не проявлял. Зато взрослый — с норовом...
Владимир Мамонтов был человеком опытным, не так давно ему было присвоено звание “Заслуженный охотник России”. Он часто встречался в лесу со зверем один на один. Но явно не ожидал получить удар от медведя в клетке.

Марк Дейч, Михаил Карасев
 

Пути и судьбы

В год, когда празднуется 250-летие со дня рождения преподобного Серафима Саровского, появилось уникальное издание, рассказывающее о его жизни и подвиге. Этот альбом посвящен первой встрече Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с первым иерархом Русской православной церкви за рубежом, Митрополитом Нью-Йоркским и Северо-Американским Лавром.

Уникальность альбома прежде всего в том, что в нем опубликовано первое житие святого. Оно было создано вскоре после его смерти, в 1838 году, и пролежало в российских архивах почти 200 лет. В нем — поразительная искренность, а также свидетельства современников и очевидцев подвига преподобного Серафима.
Альбом был представлен в заключительный день встречи Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с делегацией Зарубежной русской православной церкви. Как отметил патриарх, переговоры двух ветвей российского православия проходят под незримым покровом преподобного Серафима Саровского.
Презентация альбома происходила в патриаршей резиденции в Даниловом монастыре. После этого представители обеих ветвей российского православия были приняты в Ново-Огареве Президентом России Владимиром Путиным. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II преподнес президенту альбом о преподобном Серафиме.

P.S. Любопытно, что составитель альбома — доктор исторических наук, сотрудник “МК” Сергей Бычков — на презентацию допущен не был. Для министра внешних сношений Московской патриархии митрополита Кирилла наш коллега — персона нон грата.

Марк Дейч
 

Непотопляемый “академик”

“Самый дешевый вид гордости — это национальная гордость.
Всякий жалкий простофиля, не имеющий ничего в мире, чем бы он мог гордиться, хватается за последний ресурс гордости — за нацию, к которой он принадлежит”.
А.Шопенгауэр


В апреле 1995 года судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда вынесла следующее решение:
“Подсудимый Корчагин, являясь учредителем, издателем и редактором газеты “Русские ведомости” и издателем и редактором брошюры “Сущность сионизма”, в мае 1993 года совершил умышленные действия, направленные на возбуждение национальной вражды и унижение национальной чести и достоинства путем неоднократного опубликования в своей газете, а затем в брошюре материала анонимного происхождения под названием “Катехизис еврея в СССР”, содержащего открытое изложение идей национальной вражды и унижающего национальную честь и достоинство русских и евреев с целью распространения в обществе идей, подрывающих уважение к русским и одновременно возбуждающих чувство вражды и неприязни к евреям”.
Вышеупомянутый г-н Корчагин был приговорен тогда к штрафу “в размере 16 минимальных месячных размеров оплаты труда”, а также лишен “права заниматься издательской, редакторской и журналистской деятельностью в течение трех лет”. Вслед за приговором партайгеноссе Корчагин был тут же амнистирован.
Ирония бывает необычайно злой. Зоологический антисемит, не скрывающий своей симпатии к Гитлеру, освобождается от наказания за (помимо прочего) призыв к “100%-ной депортации евреев” по случаю... праздника Победы над фашизмом!

С тех пор утекло немало воды. Газета “Русские ведомости” согласно представлению Министерства печати и по решению Тимирязевского суда Москвы была закрыта. Не исключаю, что на решение о ее закрытии повлияла смена конституционного гаранта. Впрочем, эта смена не помешала г-ну Корчагину на останках “Русских ведомостей” начать и успешно продолжить издание журнала “Русич” — совсем уж, как бы это помягче выразиться, антимасонского.
Вода продолжала утекать, а на ее поверхности по-прежнему спокойно держался наш партайгеноссе. Неоднократно его пытались привлечь к уголовной ответственности, но прокуратура стояла “нерушимой стеной, обороной стальной”, не давая г-на Корчагина в обиду.
Но что-то, по-видимому, все-таки сдвинулось в прогнившем датском королевстве. Против Корчагина было заведено очередное уголовное дело. Однако на сей раз обвинительное заключение, составленное следователем по особо важным делам прокуратуры Северного административного округа Москвы Александром Трощановичем, выглядит совершенно иначе, нежели предыдущие прокурорские отписки.
Все материалы, содержащиеся в журнале “Русич” №3 (журнал имеет подзаголовок “Жидомасоны”), пишет следователь Трощанович, составлены Корчагиным тенденциозно. Статьи журнала направлены “на разжигание вражды в отношении евреев и кавказцев; возбуждение религиозной вражды в отношении христиан, включая православных, иудеев и мусульман; унижение национального достоинства евреев, лиц кавказских народностей и русских; пропаганду неполноценности граждан по признаку их отношения к религии”...

* * *
Нелишне будет вкратце напомнить читателям, кто такой г-н Корчагин.
Судя по его “статьям” — фантастически невежественный и столь же воинственный национал-социалист. Основатель “Русской партии России” (состоящей из трех человек; в лучшем случае — из четырех), “академик” мифической “русской академии”, а также — председатель “общественного русского правительства России”.
В идеологическом аспекте партия г-на Корчагина объявила себя “антикоммунистической, антимарксистской, антихристианской, антисионистской”. При этом она, “Русская партия России”, призвала “обеспечить свободу вероисповедания в России. Пропагандировать веротерпимость. Признать христианство, проповедующее идею богоизбранности израильского народа, еврейской идеологией и пришлой религией, способствующей установлению сионистского ига в России. Содействовать возрождению Православия”.
Выписка из истории болезни.
Выписка эта весьма обширна. В нее входят, в частности, и такие высказывания:
“Христианство — это религия духовного разложения, духовный СПИД, разрушающий защитные силы народа перед нашествием чуждых и враждебных сил. Иисус, называющий себя Христом, не просто идиот, параноик и извращенец. В его действиях легко видеть целенаправленный злой умысел”.
По-видимому, у “академика” какие-то личные счеты со Спасителем. Я так понимаю, потому, что Христос — еврей. Как минимум по матери. А с евреями у г-на Корчагина разговор короткий:
“Евреи — с рождения разрушители, порождение дьявола. Мы настаиваем на полном изгнании евреев из русской земли”.

* * *
Повторю: прокуроры неоднократно спасали партайгеноссе Корчагина от тюремных нар. К примеру, в заключении одного из них говорилось, что перепечатка “Катехизиса еврея в СССР” ничего, мол, нового не добавила, поскольку “широкая общественность” и без того хорошо знакома с содержанием этого “шедевра”. То же самое, продолжал прокурор(!), но с еще большей убедительностью можно говорить и о “Протоколах сионских мудрецов”.
Замечательный, между прочим, аргумент. Ежели “общественность” в курсе, можно не стесняться. А то, что “Катехизис...” — злонамеренная фальшивка, на которую пробу ставить уже некуда, прокурор как бы не знает. И о том, что “Протоколы...”, которым не поверил даже Николай II, относившийся к иудеям без особой симпатии, — еще одна фальшивка, только постарше, прокурор тоже, ясное дело, никогда не слышал.
А ведь мог бы и поинтересоваться.
Другой прокурор, совсем замучившись с одолевшими его правозащитниками, и вовсе выдал служебную тайну. В официальной своей отписке он проговорился: дескать, повторяя публикацию “Катехизиса...”, г-н Корчагин на тот момент располагал официальными уведомлениями прокуратуры “об отсутствии состава преступления в действиях подобного рода”.
Стало быть, с индульгенцией от прокуратуры у партайгеноссе Корчагина давно уже все в порядке.
Высшее прокурорское начальство также не раз спасало “академика” от отсидки. Легендарный танкист, Герой Советского Союза Моисей Марьяновский, возмущенный очередным отказом прокуратуры возбудить против Корчагина уголовное дело, написал жалобу в Генеральную прокуратуру. И, как ни странно, получил ответ — от заместителя генерального прокурора г-на Колмогорова: следствие по делу партайгеноссе проведено “полно и объективно”, в человеконенавистнических изданиях Корчагина ничего этакого не содержится, посему “оснований для отмены принятого решения не имеется”.
Получив от г-на Колмогорова эту цидулю, бывший танкист с горечью сказал: “Не понимаю, зачем я воевал”.

* * *
Обвинительное заключение, составленное следователем Трощановичем, основано на показаниях свидетелей и мнениях нескольких экспертов. По мнению авторов социально-политологической судебной экспертизы, позиция издаваемого Корчагиным журнала “Русич” — абсолютная враждебность ко всем евреям. Согласно Корчагину, именно евреи виновны в том, что они:
“истинные организаторы гражданской войны в России”;
“осуществили сионистский геноцид на Кубани”;
“организовали искусственный голод в 1933 г.”;
“для достижения экономической власти идеологически деморализуют народ страны обитания псевдоидеологиями”;
“создали идеологию порабощения”.
“Враги России и русских” — не только евреи, но и кавказцы, причем все поголовно. Их национальными особенностями г-н Корчагин считает “жестокость и коварство”. В связи с чем считает необходимым высылку “лиц кавказской национальности” на Кавказ и требует отделения всех северокавказских республик от России. При этом издаваемый Корчагиным журнал “Русич” воспевает скинхедов, поскольку “они уже на протяжении нескольких лет борются за правду и чистоту расы”.
Статьи в корчагинском журнале унижают прежде всего русских. В них говорится, в частности, что “христианство — вероучение для расово неполноценных особей”. А поскольку русские — в подавляющем большинстве православные христиане, то, стало быть, они и есть те самые “неполноценные особи”.
Оказывается, еще на заре своей истории русский народ “был насильственно ожидовлён”:
“Надо набраться мужества, — вещает “академик”, — и с грустью признать то, что идеологические метастазы по нейтрализации русской нации были заложены в далеком 988 году. Разве Крещение Руси не было идеологической диверсией? Именно христианство превратило русского человека “в паскудного раба” и “безродного люмпена””.
Таково мнение г-на Корчагина о своем народе.
А начал это черное дело еще киевский князь Владимир Красное Солнышко, который, как доподлинно выяснил г-н Корчагин, был сыном “еврейки Малки, дочери раввина”. Этот-то князь “вместо русской религии подсунул христианство”, в результате чего установилось “еврейское иго”.
А затем случился “октябрьский переворот — вооруженный захват власти в России евреями”. (Непонятно, правда, зачем нужно было захватывать власть, если в России и без того уже имелось “еврейское иго”.) И нынче тоже все не слава богу. “Путин — масон, возведенный на пост президента “пятой колонной” международного еврейства, его правительство составлено на 90% из евреев”...
Клиника.
Следователь Трощанович попытался в ней разобраться (искренне ему сочувствую), для чего отдал корчагинские тексты еще одному эксперту.

* * *
“Рассмотрим термины, в которых описывается христианство в публикациях данного сборника (имеется в виду журнал “Русич”. — М.Д.): “опаснейшая антигосударственная секта”, “ядовитое учение”, “христианская пораженческая зараза”, “смрадная атмосфера навязанной идеологии”, “эта мерзость, эта человеконенавистническая идеология”, “да было ли когда-нибудь в человеческой истории вероучение более омерзительное?!”, “дьявол во плоти” (о Христе).
Эти высказывания очевидным образом провоцируют религиозную вражду и оскорбляют религиозные чувства миллионов православных христиан, а также представителей других христианских конфессий.
Священнослужители РПЦ называются “холуями в рясах”, “раком на теле нации”. Эти высказывания также нельзя охарактеризовать иначе, чем целенаправленными оскорблениями, направленными на разжигание ненависти к священнослужителям.
Представленный для рассмотрения журнал “Русич” содержит заведомо ложные данные о влиянии христианства на историю и человечества, и России, оскорбительные высказывания в адрес Христа, что является для христиан богохульством, многочисленные клеветнические и унизительные характеристики в адрес носителей одной из традиционных конфессий РФ, утверждает умственную и нравственную неполноценность приверженцев христианства. Данные высказывания не приводятся в контексте полемики, в материалах журнала не обнаружены попытки опровергнуть данные высказывания. Напротив, практически все идеи, возбуждающие ненависть по отношению к христианству, содержатся в обращении главного редактора В.И.Корчагина, что дает право назвать их позицией журнала.
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что представленные для рассмотрения публикации содержат высказывания, возбуждающие религиозную вражду, и утверждения, пропагандирующие неполноценность граждан по признаку их отношения к религии.
Священник Даниил Алексеевич Сысоев, кандидат богословия”.

* * *
По желанию партайгеноссе Корчагина были проведены еще две экспертизы. Автор одной из них — доктор филологических наук Юдин. О его “исследовании” в обвинительном заключении написано так:
“Анализ материалов произведен Юдиным без ссылок на конкретные научные методики, носит демагогический характер и сопровождается словоблудием, замаскированным научной терминологией, такой как: “жанрово-филологические особенности”, “метафоризация авторского мышления”, “художественно-образная языковая стилистика”, “особенности этнического взаимоотношения народов” и т.д., позволяющей уйти от существа исследования”.
Почему же г-н Юдин ушел от существа? Ответ на этот вопрос можно найти в том же журнале “Русич”, где помещено письмо филолога с восторженным отзывом о многотрудной деятельности г-на Корчагина. “Вы истинный герой Отечества”, — пишет г-н Юдин своему соратнику по борьбе с сионо-масонским игом, восторгаясь его статьями. Именно эти статьи ставятся в вину непотопляемому “академику”.
Между прочим: филолог Юдин заведует кафедрой журналистики Тверского университета. Легко представить, чему он обучает студентов.
Вывод следователя Трощановича: г-н Юдин — лицо некомпетентное и заинтересованное в исходе дела, а г-н Корчагин заранее знал, к каким выводам придет этот “эксперт”.
Другая экспертиза утверждает: материалы журнала “Русич” НЕ возбуждают (национальную, расовую, религиозную вражду), НЕ унижают (национальное достоинство какой-либо национальности, расы, вероисповедания) и НЕ пропагандируют (исключительность какой-либо национальности, расы и вероисповедания). А высказывания г-на Корчагина относительно Христа, христианства и православия необходимо, по мнению авторов экспертизы, оставить на совести г-на Корчагина.
Оставить можно. Если есть совесть. А если ее нет, приходится уповать на Уголовный кодекс.
Любопытная деталь: экспертиза занимает семь страниц плотного текста. И на этих семи страницах — ни одной цитаты из журнала “Русич”. Понятно, почему: после любого высказывания г-на Корчагина вышеприведенные экспертные данные выглядели бы весьма экстравагантно.
Экспертизу подписали доктор философских наук Степанов и кандидат тех же наук Самарин. Имеются аж две печати — по одной на каждую подпись. На печатях значится: “Союз общественных объединений” и “Международная ассоциация конфликтологов”. Партайгеноссе Корчагин особенно настаивал, чтобы экспертизу проводила именно эта ассоциация. Судя по всему, знал результат заранее. Как и в первом случае.

* * *
Теперь посмотрим, что же у нас в остатке.
Во-первых, честное и непредвзятое обвинительное заключение, составленное следователем прокуратуры Трощановичем. Подобное заключение в подобных делах — явление чрезвычайно редкое и потому особенно отрадное.
Во-вторых, все тот же “академик”. В любой цивилизованной стране он давно бы уже куковал на нарах. А у нас он — по-прежнему непотопляемый. Что именно не тонет, мы все хорошо знаем. И хотя противно, приходится возиться. Хотя бы ради экологии.
И, наконец, суд. Дело партайгеноссе принял к рассмотрению судья Тимирязевского районного суда Москвы Олег Борисов, так что последнее слово — за ним. О г-не Борисове я ничего не знаю. Правда, краем уха слышал, будто к воззрениям Корчагина и его соратников судья относится если не с симпатией, то лояльно. И коли так, то нацист Корчагин продолжит свое свободное плавание. И будет он, как герой того анекдота, в белом фраке.
А мы все — сами понимаете, в чем. И никакие ассенизаторы нам не помогут.

Марк Дейч
 

Никита Михалков ответит за кино

Сегодня русский режиссер с мировым именем Никита Михалков выходит на прямую связь с читателями “МК”.

Накануне Московского кинофестиваля всегда возникает много вопросов. Чем ММКФ собирается удивлять на этот раз? Кого из русских позовут в конкурс и почему? Какие звезды приедут в столицу? Почему на открытии вместо того, чтобы продолжить прошлогоднее начинание и дать старт фестивалю русской картиной, покажут вторую часть “Убить Билла” Квентина Тарантино? Только для того, чтобы заманить-таки его в Москву?
Сам Никита Сергеевич уж сколько обещает снять “Утомленных солнцем-2”, да никак не начнет. В чем дело? Почему Михалков — такой деятельный режиссер — взял столь долгую творческую паузу? И что он вообще думает о нынешнем положении дел в отечественном кинематографе: встало наше кино с колен или нет?

На эти и многие другие вопросы Никита Михалков ответит вам, дорогие наши читатели, сегодня, 2 июня с 16.00 до 18.00 по телефону 781-47-09.

МаркДейч
 

С водкой или с текилой?
 

На пути из Нормандии в Америку президент Путин наведался с госвизитом в Мексику, где получил бесплатную рекламу российских вертолетов и увидел проявления мексиканского темперамента.

Первое, что предстало взгляду Владимира Путина в Мехико по пути к резиденции тамошнего президента, — огромные кактусы. Не живые, а железные, и абсолютно немыслимых цветов: сине-голубые, бирюзовые и даже бордовые. Монументы сему растению, видимо, были не случайны: ни одного, хотя бы самого крошечного живого кактуса в центре столицы не обнаружилось. Зато у мексиканцев, как оказалось, в большом почете национальный символ соседствующей супердержавы — доллар. Меню, которое тут принесут в самом затрапезном ресторанчике, поначалу повергает в шок: чашечка кофе — $25, курица с соусом чили — $89! Несведущим гостям потом объясняют, что долларовым значком тут принято обозначать местные песо. Впрочем, торговцы на улицах с удовольствием берут и доллары. Однако влияние США, видимо, захватило по большей части сферу экономическую, а вот культурную — несколько обошло. Английским владеет даже далеко не вся обслуга в дорогих отелях Мехико — бывает, туристам приходится подолгу кумекать над всякими “тортильями” и “эладос”, пока ищут официанта “с языком”.
Ну, а о России и о ее президенте местные жители знают примерно столько же, сколько москвичи о том, кто такой Висенте Фокс. “Nada” (“ничего”) — смущенно ответил на вопрос корреспондента “МК” о том, что он слышал о Путине, сотрудник тамошней службы безопасности (что-то типа нашей ФСО). А российским журналистам, снабженным значками с внушительной надписью “Владимир Путин” (название СМИ и ФИО его представителя шло мелкими буквами и гораздо ниже), в одном заведении и вовсе выдали счет с указанием: “Владимир Путин плюс 12 персон”. Местная газета “Эксельсиор”, правда, посвятила приезду ВВП полторы полосы. Написав, что если раньше “Мексика была площадкой для советского шпионажа”, то Путин приехал с коммерческими целями. Статьи сопровождала картинка самолета с надписью наверху “Визит Президента России” и рвущимся откуда-то сбоку вопросом “С водкой или с текилой?”
Собственно, первый аж с 1891 г. визит российского главы был недолгим, но душевным. С утра Марсово поле оцепили солдаты местного Президентского полка. Перед церемонией вояка в форме защитного цвета и шлеме на голове внезапно взобрался на тумбу и начал дирижировать. Колонна его подчиненных, одетых будто бы для немедленного марш-броска, грянула патриотическую песнь, что-то вроде нашего “Широка страна моя родная!”. Общее же количество боевой силы на Марсовом поле, сосредоточенной для встречи российского президента, потрясало взор: 11 фаланг по сто человек каждая, 3 заполненных солдатами трибуны и 6 отрядов артиллеристов.
Хозяева встречи — президент Фокс с женой — демонстрировали свойственный нации темперамент. Мексиканский глава, выбравшись из золотистого “Шевроле”, поднял голову и радостно помахал рукой корреспонденту “МК”, стоявшему на самом верху трибуны. Заявляю ответственно: с президентом Мексики раньше дел не имела и видела этого, конечно же, во всех отношениях достойного мужчину впервые. Позже показалась его бывшая пресс-секретарь, а ныне первая леди страны, в голубеньком платьице простого покроя с открытыми руками. Пока чета Фоксов ждала чету Путиных, супруга мексиканского президента все время брала его под ручку и похлопывала по спинке: говорят, что Висенте Фокс с молодой женой любят демонстрировать свои чувства на людях. Эта тенденция в тот день захватила, видимо, и Владимира Владимировича с Людмилой Александровной. На мероприятии они то и дело держались за руки, а белый костюм Людмилы Путиной и вовсе делал их похожими на молодоженов.
В Мексике речи Висенте Фокса известны неожиданными примерами и образами. На сей раз он рассказал, что повесть “Нос”, где тот покидает своего хозяина, была “обязательным чтением для мужчин и женщин моей страны”, а “Записки сумасшедшего” 25 лет не сходили с мексиканских сцен. Пока мексиканский президент говорил, Путины подняли головы и стали пристально разглядывать что-то в вышине. Их можно было понять: поистине ирреально выглядели флагшток высотой с 15-этажный дом и полотнище местного флага размером с волейбольную площадку.
Что же касается официальных итогов переговоров, теперь скорее всего совместными усилиями будет построен завод по ремонту вертолетов российского производства, которых достаточно в Мексике и Латинской Америке. “Российские вертолеты очень качественные, у нас нет и не было с ними никаких проблем”, — удивил г-н Фокс на пресс-конференции гостей из России, где проблемы с этими машинами, как показывает практика, все-таки бывают. Кроме того, возможно, после 2007 года в Мексику будет поставляться сжиженный газ с нашего Дальнего Востока — президент Путин поставил и амбициозную для мексиканцев цель: создание в будущем у них собственной газовой отрасли при поддержке российских специалистов. Ну, а напоследок ВВП отметил изменение американской резолюции по Ираку в “лучшую сторону”. На этой ноте российский президент отбыл на Си-Айленд — участвовать в саммите “Большой восьмерки”, где ближневосточная тема нынче — главная.

Марк Дейч, Виктория Богомолова
 

Бензин для Москвы
 

“Чтоб ты жил в Капотне!”
Это у москвичей есть такое ругательство. Страшное.
Несведущему объяснят: в Капотне находится знаменитый Московский нефтеперерабатывающий завод. Это значит: здесь из нефти делают бензин. Как делают — это тема для специалистов. Меня же, как и многих автолюбителей, в первую очередь интересует другой вопрос. С него-то и начался наш разговор с генеральным директором ОАО “Московский НПЗ”

— Россия — экспортер нефти. Казалось бы, нефтепродукты должны дешеветь, а у нас они дорожают. Хочу спросить вас как автолюбитель: долго это будет продолжаться? Во всех странах — экспортерах нефти бензин очень дешевый, и только у нас его цена постоянно растет. В чем дело?
— А в том, что баррель нефти стоит сейчас — около 40 долларов. Такова объективная тенденция: нефть будет дорожать. Ни Ирак, ни Саудовская Аравия этой тенденции не изменят. Речь идет об оценке мировых запасов нефти и прогнозе специалистов. Пока этот прогноз подтверждается. За последние три года цена нефти на мировых рынках растет, и никуда от этого не деться. Выход один: человечество должно искать альтернативные источники энергии.
— Пока, значит, человечество будет искать, мы будем платить?
— Похоже, что так.
— Эта тенденция характерна для всех стран?
— Для всех.
— Но ведь рост цен — только у нас. Почему именно мы находимся в таком положении, хотя нефти у нас, насколько я знаю, более чем достаточно?
— Потому что мы с вами — ресурсодобывающее государство. Основные источники наполнения бюджета — от нефтегазового комплекса.
— Сколько нефти перерабатывает ваш завод?
— 10 миллионов тонн в год, в сутки — около 30 тыс. тонн.
— Это много или мало?
— Мы обеспечиваем рынок Москвы и Московского региона на 60—70%.
— Сколько бензина получается из нефти?
— На хороших западных заводах выход светлых нефтепродуктов (это бензин и хорошее дизельное топливо) — около 80%. У нас — порядка 56—60%.
— А куда девается то, что в остатке?
— Мазут, нефтебитумы, сжиженные газы.
— Ваш завод прибыльный?
— Вполне. У нас работает 2700 человек. И зарплаты немаленькие: значительно больше, чем в среднем по стране. Уровень зарплаты должен соответствовать производительности труда и тем мощностям завода, которыми он располагает. Помимо прочего мы должны быть привлекательными для переработчиков, которые перерабатывали бы тонну нефти за меньшие деньги и выпускали бы продукцию лучшего качества. По современным стандартам за рубежом нефтеперерабатывающий завод должен иметь не более 600—700 работающих.
— Что же будет с теми, кого вы уволите? Есть ли для них какая-то социальная программа?
— Программа есть. В какой-то мере люди, конечно, пострадают, но без этого не обойтись. В противном случае мы очень скоро станем убыточными.
— Поговорим еще немного о бензине. В Москве множество иномарок, для которых нужен высокооктановый бензин. Я знаю, что в нашей стране обычно это достигается с помощью специальных присадок, которые вредят двигателю. За границей же бензин высокого качества получают путем естественной очистки.
— Наш завод — один из немногих, где не используют присадки. Наша технология достаточно современна, она позволяет нам получать 95-й бензин, на котором вы ездите.
— Разводят бензин водой еще на заводе?
— Нет, потом. Но мы за это отвечать не можем. В нефтепереработке есть бизнес, который называется “серым”. В 80-й бензин добавляют определенные присадки, его разводят и таким пускают в продажу. Мы этим не занимаемся.
— Первое, что меня поразило на вашем заводе, — запах.
— Да, запашок есть. Правда, первые жилые дома располагаются в 2—3 километрах от нас. Я понимаю, что москвичей в первую очередь интересует чистый воздух. К сожалению, в одночасье общий технологический уровень изменить невозможно. Тем не менее мы тратим большие деньги, чтобы изменить существующее положение. Воздух в районе Капотни стал значительно чище — это отмечено экологами. Проводим работы, связанные с очистными сооружениями, строим специальную систему очистки вод, которые сбрасываются в Москву-реку. Каждый год ремонтируем трубопровод, чтобы было как можно меньше утечек. Планы по улучшению экологической ситуации у нас громадные, но на них нужны такие же громадные деньги. Без них мы вряд ли добьемся прорыва в экологической безопасности.
— Что вы называете прорывом? Специалисты считают, что в качестве одной из возможностей можно было бы вынести подобные производства за пределы Москвы, куда-нибудь в чистое поле.
— В чистом поле тоже будет невесело. Честно говоря, я не сторонник такого решения проблемы. Куда бы мы ни вынесли наш завод, там тоже будут люди. На мой взгляд, существует лишь один подход: глубокая модернизация завода. На этот счет мы ведем переговоры с немцами, французами и с нашими же проектными институтами. Современный уровень строительства позволяет построить на этом же месте практически новый завод, который будет занимать лишь треть от тех площадей, которые заняты им сейчас. И с точки зрения экологии он будет соответствовать всем современным нормам.
— На это нужны огромные деньги.
— У нас есть акционеры, а у них есть деньги.
— И они их дают?
— Пока они дают деньги на исследование возможности такого проекта.
— Наверняка на ваш завод покушались. Как вам удалось его отстоять?
— Наш главный акционер — правительство Москвы. Оно всегда занимало в этом вопросе достаточно жесткую позицию, причем в нашу пользу. А желающих заполучить наш завод действительно немало, но пока им ничего сделать не удалось. Тем более — цивилизованно.
— Что значит — цивилизованно?
— Через суды, используя ошибки, от которых никто из нас не застрахован.
— Как можно принудить вас через суд отдать завод в другие руки?
— Взыскать долги.
— Они у вас есть?
— А у кого их нет? Тем не менее я полагаю, что с помощью московского правительства мы продержимся. Да и федеральное правительство нас поддерживает.
— Еще один немаловажный вопрос: безопасность. А бензин у вас можно украсть?
— Один раз пытались. Больше не пытаются

Марк Дейч
 

Киркоров теперь позвездит в суде

Первое собеседование с Филиппом Киркоровым и его адвокатами по делу об оскорблении ростовской журналистки Ирины Ароян назначено в мировом суде Октябрьского района Ростова-на-Дону на 29 июня.

Как сообщил адвокат журналистки Валерий Ратычев: “Киркорову уже направлена повестка. Кроме того, мы своим порядком уведомим его о дате проведения собеседования”. А дата первых судебных слушаний ориентировочно назначена на 5 июля.
Напомним, что в конце мая на пресс-конференции Киркорова в Ростове-на-Дону в ответ на вопрос Ароян певец потребовал от нее покинуть зал, использовав при этом нецензурные выражения. Кроме того, по словам журналистки, охрана певца оказала на нее физическое воздействие. А после того как певец в телефонном разговоре из США отказался принести Ароян извинения, она решилась подать заявление в суд. Иск Киркорову предъявлен по ст. 130 ч. 2 УК РФ (публичное оскорбление). Максимальное наказание за это — год исправительных работ. Еще истица намерена добиваться, чтобы в пользу государства удерживалось 20% дохода Киркорова на протяжение всего срока наказания. А для себя лично принципиальная журналистка ничего не потребовала.
 

Марк Дейч
 

Кумир из “органов”

Началось не вчера. И даже не позавчера.

Еще в 91-м, сразу после демонтажа памятника Дзержинскому, начались разговоры о том, что хорошо бы на этом месте — для восстановления “исторического облика площади” — установить памятник Андропову.
Между прочим: изначально в центре Лубянской площади был фонтан. Вот его бы и восстановить...
Долгое время дальше разговоров дело не шло: слишком свежи были воспоминания людей о кровавой роли ЧК-КГБ в истории страны. Спустя десять лет разговоры возникли вновь, но уже на более высоком уровне — в Думе. Предложение воздвигнуть памятник Андропову в центре Лубянской площади тогда не прошло. Однако чуть позже по распоряжению президента Владимира Путина была восстановлена мемориальная доска в честь Андропова: в том же 91-м ее сняли со стены печально знаменитого здания на Лубянке.
Новый виток начался в этом году — в связи с 90-летием со дня рождения бывшего председателя КГБ СССР и бывшего же Генерального секретаря ЦК КПСС. Совершенно очевидно, что виток этот — лишь начало мощной кампании...


...В Петрозаводске открыт памятник Юрию Андропову. Правда, открытие сопровождалось скандалом: протестуя против этого действа, группа студентов попыталась устроить пикет, который был разогнан сотрудниками местного ФСБ и милиции.
...Руководство ФСБ учредило стипендию имени Андропова. Она предназначена для курсантов соответствующих учебных заведений. Поскольку ФСБ — структура государственная, то очевидно, что и стипендия — государственная.
...Премьер-министр Карелии Павел Чернов награжден памятной медалью, выпущенной к 90-летию Андропова, — “за большой вклад в организацию и проведения юбилея”. Чернов “лично координировал процесс создания и установки памятника Андропову”, который был открыт в Петрозаводске.
Обратите внимание на возвращение партийных формулировок: “лично координировал процесс создания”. По-видимому, наблюдал за работой скульптора, чтобы не возникло отклонений от “генеральной линии”.
...Новому танкеру, построенному на рыбинском судостроительном заводе, присвоено имя “Андропов”.
...Имя Андропова присвоено ставропольской средней школе. Губернатор края Александр Черногоров заявил на торжественном митинге: “На посту руководителя государства Юрий Андропов занялся реальными делами — укреплением трудовой дисциплины и развитием экономики. Именно наведение порядка в масштабах страны позволило приостановить негативные процессы в экономике”.
Когда очевидцы молчат, рождаются легенды. Есть, правда, пословица: врет, как очевидец. Бывший председатель КГБ, занимавший этот пост до Андропова, Владимир Семичастный, отзывается о своем преемнике более чем прохладно. А Владимир Крючков, “выросший” под мудрым руководством Андропова и в конце концов занявший его кабинет все в том же здании на Лубянке, не устает петь дифирамбы своему предшественнику. Кто из них врет?
Еще один очевидец (и тоже Владимир), нынешний президент России, г-н Путин проявляет к Андропову явное благорасположение. Хотя при всем моем уважении к Владимиру Владимировичу очевидцем его можно назвать лишь с большой натяжкой: во время службы г-на Путина в КГБ его чин и статус, как мне кажется, не позволяли ему общаться с Андроповым накоротке. Однако президентские предпочтения очевидны: недаром на инаугурацию был приглашен бывший заместитель Андропова Крючков — человек двуличный и, по моим представлениям (и не только моим), весьма подлый.
Впрочем, есть и другие очевидцы. Один из них — бывший секретарь ЦК КПСС и член Политбюро Александр Николаевич Яковлев (“большой” Яковлев). Он неоднократно встречался с Андроповым, причем на равных, а впоследствии изучал славный путь председателя КГБ и генсека к вершинам власти по документам, многие из которых до сих пор совершенно секретны.

— Александр Николаевич, нынешний пьедестал для Андропова — это экспромт или планомерная акция? Чем вы объясняете внезапно вспыхнувшую к нему любовь и столь масштабные акции по проведению его юбилея?
— Лучше спросите меня, как бы я предложил отметить этот юбилей.
— Спрашиваю.
— Я бы предложил выпустить роскошно изданную книгу, состоящую из двух частей. В первой части — донос второго секретаря Карельского обкома КПСС Андропова на первого секретаря того же обкома, Куприянова. В своем доносе тов. Андропов извещал вышестоящее партийное начальство о неправильной партийной линии, которую проводит тов. Куприянов, о его действиях и высказываниях, противоречащих партийным установкам... Куприянов был тогда арестован и провел в лагерях 10 лет. А первым секретарем обкома стал тов. Андропов. Много позже выяснилось, что его донос состоял из сплошного вранья. Куприянов был реабилитирован.
А вторая часть этой книги — письмо председателя КГБ СССР Андропова в Политбюро ЦК КПСС “об антисоветской деятельности” Сахарова и Солженицына. И его регулярные докладные записки в то же Политбюро об инакомыслящих. О том, что они враги народа, что они занимаются подрывной деятельностью против социализма, подрывают доверие граждан СССР к коммунистической партии и к той правде, которую партия несет народу.
— О Сахарове и Солженицыне написано в том же ключе?
— О них Андропов докладывал в Политбюро неоднократно. Однажды он начал так: “Я давно обращал ваше внимание на деятельность Сахарова. Пора с этим кончать”. В другом докладе Политбюро информировалось о том, сколько раз Солженицын встречался с Сахаровым, о чем они говорили, сколько иностранцев приходило в квартиру Сахарова.
— Вы часто встречались с Андроповым?
— Достаточно часто. Расскажу об одной встрече. Я был тогда послом в Канаде. Приехал в Москву в отпуск, пришел к Суслову. Говорю ему: “Михаил Андреевич, все твердят о провалах наших разведчиков. Третий секретарь нашего посольства (резидент КГБ. — М.Д.) ездит на американской машине, а советник посла ходит пешком. Неужели канадской контрразведке не ясно, кто есть кто?”
“С этим иди к Андропову”, — отвечает мне Суслов. Между прочим, они с Андроповым друг друга терпеть не могли.
Иду. Опять подробно все рассказываю. Андропов поддакивает машинально, а потом вдруг говорит: “Не кажется ли вам, Александр Николаевич, что наши люди очень уж разговорились, болтливые стали? Сплетни вот распространяют, будто в семье у Леонида Ильича не все ладно. Мол, дети его — кто-то пьет, а кто-то темными делами занимается. А ведь это неправда, это ложные слухи распространяются”.
К тому времени, кажется, уже вся страна знала, что это правда. И Андропов, конечно, тоже знал. А я никак не мог понять, зачем он мне все это говорит. И тут меня осенило. Незадолго до этого в Канаду приезжал Олег Табаков. Обедали мы с ним в нашем консульстве, он мне рассказывал про Юрия Брежнева, про Галину. Что один пьет, а другая... Я-то знал, что все прослушивается, пытался как-то незаметно его остановить, перевести разговор на другую тему. Но Олег Павлович — человек увлекающийся, эмоциональный...
Как я понимаю, распечатку этой прослушки и положили на стол Юрию Андропову.
— Тогда, как я понимаю, он был председателем КГБ. Позже он стал генсеком, хотя и ненадолго. Чем он вам запомнился в роли первого лица страны?
— В этой роли Андропов запомнился многим — идиотскими кампаниями и унижением людей. По его указанию на улицах, в магазинах, парикмахерских, даже в банях начали вылавливать тех, кто на момент отлова должен был находиться на работе. Облавы не обошли и научные институты. Ведь люмпен, пусть даже в генсековском обличии, уверен, что ученый должен сидеть за канцелярским столом и с 9 утра до 6 вечера делать научные открытия. С перерывом на обед.
Однажды прихожу в институт (я был тогда директором Института мировой экономики и международных отношений) и вижу при входе каких-то неизвестных людей и наших растерянных старушек-вахтерш.
— Предъявите ваши документы, — говорит мне один из этих людей.
Я немного ошалел, спрашиваю у вахтерши:
— Это кто такие?
— Говорят, комиссия из райкома.
— Какая комиссия? Кто разрешил им зайти в институт?
— Ваш заместитель.
— Позовите его сюда.
Проверяющие заволновались, попытались объяснить мне, что находятся здесь по решению райкома партии, чтобы “зафиксировать” опоздавших или вовсе не явившихся на работу. Подошел мой заместитель, я спросил его, кто разрешил этим людям какую-то проверку. Тот начал что-то объяснять, а я попросил проверяющих покинуть институт и без санкции прокурора сюда не приходить.
Весть об этой истории быстро разнеслась по Москве. Мне звонили и поздравляли.
— Вероятно, ваше отношение к Андропову связано не только с этой кампанией?
— Ну как можно было относиться к вдохновителю кровавых венгерских событий? Тогда, в 1956 году, будучи послом СССР в Венгрии, Андропов телеграммами бомбардировал ЦК, подзуживал руководство, чтобы ввести в Будапешт войска, пугал: иначе, мол, коммунистический строй в Венгрии падет. Подзуживание закончилось большой кровью, о роли Андропова в тех событиях я знал.
Знал и о том, что с его подачи в СССР началась карательная медицина. Именно Андропов разработал систему, по которой инакомыслящих объявляли сумасшедшими и отправляли на принудительное лечение, где подвергали нечеловеческим пыткам. После хрущевских разоблачений проводить открытые политические процессы было не слишком удобно. Вот Андропов и придумал: советский человек, будучи в здравом уме, не может выступать против коммунистической системы — такой замечательной и гуманной. А если все-таки выступает, значит, ненормальный.
Андроповское руководство к действию было таким: инакомыслящих в СССР нет. Есть либо уголовники, либо душевнобольные.
Однажды премьер-министр Канады Пьер Трюдо попросил меня уведомить Москву о его беспокойстве за судьбу одного из правозащитников. Я уведомил и получил ответ от Андропова: “Передайте Трюдо, что в нашем социалистическом обществе права человека защищены в такой степени, какая и не снилась людям в капиталистических странах”. Услышав это, Трюдо с грустью сказал мне: “А мне говорили, будто Андропов — умный человек”.
— Чем вы объясняете, что именно сейчас началось возвеличивание Андропова?
— Попыткой реванша. Власть — это зараза, болезнь, но ее потеря воспринимается как трагедия. В особенности если речь идет о действительно огромной политической власти, которой обладал КГБ. Собственно, для этого Ленин и создавал ЧК. Во многих случаях НКВД и КГБ имели гораздо большее влияние на жизнь страны, чем партия. Скажем, работая в ЦК, я не мог послать человека за границу без санкции КГБ. Кстати говоря, начало главенствующему положению чекистов положил тот же Ленин, сказав, что каждый коммунист прежде всего должен быть хорошим чекистом.
А почему сейчас?.. Вероятно, потому, что бывшие и нынешние сотрудники этого ведомства решили, что их час настал. К тому же во главе государства — их коллега.
— В начале 90-х Комитет госбезопасности лишился пограничных войск, а потом и сам был разделен на четыре основные независимые службы: разведка, контрразведка, охрана и связь. Теперь все они вновь объединяются в единое учреждение. Как вы это расцениваете?
— Это тревожный сигнал. Создается новый кулак карательных служб. Честно говоря, я не считаю принципиально важным, в чьем ведении будут находиться пограничные войска. Но я убежден в том, что разведка, контрразведка и служба охраны должны быть независимы друг от друга. В противном случае появляется государство в государстве (в нашей истории оно уже было), и как следствие — возникает серьезная опасность для демократического развития и свободы людей.
Именно я первым предложил разделить комитет на независимые друг от друга службы. Как раз с того момента и по этой причине бывший шеф КГБ Крючков объявил мне войну, причем “воевал” он подло, не брезгуя клеветой и всякими мерзостями в мой адрес.
И все-таки я надеюсь, что кампания вокруг Андропова — временная. Я надеюсь, что никому из старой и новой номенклатуры уже не удастся повернуть страну к большевистской и чекистской морали.
По-моему, эту станцию мы уже проехали.

Марк Дейч
 

Прогулки по Новодевичьему
 

...Постепенно Новодевичье кладбище консервировалось, теряло статус некрополя. КГБ — после перестройки — более не опекает этот печальный “заповедник”. Нынче, как и повсюду в России, здесь царят рыночные отношения: плати за вход 30 рублей и проходи. Хотя, с другой стороны, непонятно, почему нужно платить за то, чтобы поклониться могилам Чехова, Булгакова или Шаляпина...
Ну что ж: заплатим и зайдем.

Территория, где расположено знаменитое Новодевичье кладбище, даже в начале XXI века сохраняет — как это ни странно — дух окраинной Москвы. В XVII столетии здесь были житницы Новодевичьего женского монастыря и подворья. Монахинь хоронили в монастырской ограде. А с начала XVIII века здесь же, в монастыре, разрешили хоронить именитых и богатых людей. К примеру, почти у самого входа в главный монастырский храм — поразительный по своей красоте и величию Смоленский собор — бросается в глаза помпезная усыпальница владельцев Трехгорной мануфактуры купцов Прохоровых.
Участки земли под захоронения в Новодевичьем стоили огромных денег.
В конце XIX века монастырь получил — сразу за южной своей стеной — еще два с половиной гектара земли под новое кладбище. Захоронения по православному обряду (с обязательным предоставлением справки об отпевании в одной из православных церквей) продолжались до 1918 года. Если помните, в первой главе “Доктора Живаго” Борис Пастернак описывает похороны матери главного героя. Скорее всего писатель имел в виду именно Новодевичье кладбище.
Однако к концу 30-х годов статус кладбища меняется. К этому времени здесь уже были похоронены Дмитрий Ульянов, Николай Подвойский, Георгий Чичерин и другие представители новой элиты — коммунистической.
Некоторые имена не слишком известны. Например — Таратута; между тем он был близким сподвижником Ленина, участвовал в экспроприациях и закладывал финансовую империю РСДРП...
С конца 30-х годов, возникла и новая установка в отношении Новодевичьего: отныне здесь могли быть похоронены только те, кто имел высокое общественное положение в советском обществе. Вроде бы эта установка имела даже письменное обоснование в виде решения Моссовета. Но приказы эти не сохранились: в октябре 41-го, когда возникла угроза сдачи столицы гитлеровцам, в Моссовете уничтожили секретные документы. К таковым были почему-то отнесены и документы по Новодевичьему кладбищу.
В 50-е годы прошлого столетия Новодевичье еще раз расширили: теперь оно занимает семь гектаров — около 15 тысяч захоронений. Кроме того — колумбарий, состоящий из семи тысяч урн.
Город мертвых.
Долгие годы проникнуть на кладбище было невозможно (кроме, конечно, родственников тех, кто там похоронен: они имели специальные пропуска) — город мертвых усиленно охранялся КГБ, чтобы похороненных там партийно-государственных деятелей нельзя было потревожить и после смерти. Правда, для особо избранных и иностранцев устраивались экскурсии, которые проходили по строго определенному маршруту с обязательным сопровождением “товарищей в штатском”. Любопытно, что при столь мощной охране сюда все-таки можно было просочиться из Новодевичьего монастыря — через его южные ворота, над которыми высится Покровская надвратная церковь. Об этом входе мало кто знал. Именно здесь, у южных монастырских ворот, Олег Пеньковский устроил один из своих тайников. После того как шпиона арестовали, ворота — по приказу КГБ — были закрыты наглухо.

Прогулка первая: “ЛИТЕРАТОРСКИЕ МОСТКИ”

В северной части знаменитого Волкова кладбища в Санкт-Петербурге похоронены замечательные русские писатели и поэты: Радищев, Белинский, Тургенев, Добролюбов, Салтыков-Щедрин, Писарев, Гаршин, Блок... Главная аллея этой части Волкова кладбища издавна выложена деревом: земля в Санкт-Петербурге болотистая. Отсюда и название — “Литераторские мостки”.
Свои “мостки” есть и на Новодевичьем. Как и на Волковом, здесь похоронены не только писатели и поэты, но и художники, композиторы, артисты. Впрочем, многие из них изначально были похоронены не здесь, а на кладбищах Симонова, Данилова и других монастырей. Перенос могил — традиция главным образом советского времени: по-видимому, таким образом большевистское руководство пыталось придать большее значение партийно-государственным захоронениям. Классический пример такого переноса — могила Николая Васильевича Гоголя, которая первоначально находилась на кладбище Данилова монастыря.
В своем завещании Гоголь просил не ставить памятник на его могиле. Изначально в Даниловом монастыре памятника не было. Он появился лишь на Новодевичьем, куда могилу Гоголя перенесли в начале 30-х годов минувшего века. На постаменте горделиво — золотом — значится: “От правительства СССР”. Зато все остальное, к счастью, сохранилось в первозданном виде. Решетка ограды — подлинная, работы замечательного скульптора Николая Андреева. Барельефы на решетке уникальны: считается, что они сделаны с прижизненного изображения Гоголя. Надгробная плита тоже подлинная. На ней выбиты слова ветхозаветного пророка Иеремии: “Горьким словом моим посмеюся”. Возможно, эту надпись выбрал для своей могилы сам Гоголь. Все прочее — мраморный постамент, часть колонны и бюст писателя, выполненный советским скульптором Томским, — изготовлено специально для мемориального Новодевичьего кладбища. Все это чужое: чужое имени Гоголя и его времени.
Судя по надписи на постаменте, заботиться об этой могиле следовало бы правительству Советского Союза. Однако до самого последнего времени никакой заботы не было в помине — сквозь камень прорастала сорная трава, а уникальная решетка в ужасающем состоянии. Сейчас в этом отношении кое-что изменилось в лучшую сторону, а рядом с памятником стоит табличка с надписью: “Реставрация, обследование, профилактика”. Впрочем, особо обольщаться не стоит — подобную табличку я видел здесь еще десять лет назад...
Напротив — большой участок, сплошь связанный с перезахоронениями. Причем памятники, судя по всему, были перенесены сюда не полностью. Совершенно очевидно, что на них должны были быть кресты. Однако из четырех надгробий — братьев Аксаковых, Веневитинова, Языкова и Хомякова (они перенесены сюда с кладбищ Симонова и Данилова монастырей) — крест присутствует только на могиле Хомякова. Все четыре захоронения — в явном забвении, они неухожены, вокруг нет даже простого цветочного бордюра, надгробия не промыты, покосились, и никого это не беспокоит.
Иностранцы, приходившие на Новодевичье, обязательно шли “к Булгакову”. Здесь похоронены Михаил Афанасьевич и Елена Сергеевна. Захоронение Булгаковых — совсем простое. На ней — внешне непритязательный камень, у которого есть, впрочем, своя особая история. Эту историю рассказывала сама Елена Сергеевна.
Еще не так давно на территории Новодевичьего кладбища находилась камнетесная мастерская (ныне на ее месте — еще один участок для захоронений). Там-то, в этой мастерской, Елена Сергеевна нашла камень — голгофу, которая ставилась обычно на православных могилах в подножие креста. Старый камнетес рассказал ей, будто эта голгофа из-под креста, изначально установленного на могиле Гоголя. Трудно сказать, насколько правдива эта история. Но Елена Сергеевна в нее верила. Ибо эта голгофа завершила мистическую и литературную связь с творчеством Гоголя, которая так ощутима в произведениях Булгакова.
Вообще же на кладбищенской земле порой происходят странные и труднообъяснимые соединения. К примеру, рядом с Гоголем похоронен одиозный советский писатель Малышкин, о котором весьма саркастически отзывался Булгаков. А могила самого Булгакова расположена как раз напротив захоронения Станиславского; об их взаимоотношениях при жизни можно судить по “Театральному роману”. Могила же Станиславского — подавляюще огромная и роскошная. Это почти царственное захоронение, по своим размерам оно уникально даже для Новодевичьего.
Всю свою творческую жизнь Константину Сергеевичу удавалось сохранять в глазах советского руководства очень высокий авторитет — и собственный, и МХАТа. Станиславский стал символом советского театрального искусства. Семейный участок Станиславских на Новодевичьем — дань государственного уважения МХАТу в лице его главного режиссера. Впрочем, не будем забывать, что он создал новый театр, русско-советский. Какой он, этот театр, его плюсы и минусы — разговор особый. Но как бы мы ни стремились к переоценке всего и вся, игнорировать вклад Станиславского в театральное искусство было бы затруднительно.
...Некоторые захоронения украшены искусственными цветами, которые омерзительно выглядят на “простосмертных” кладбищах. Но здесь, на Новодевичьем, они составляют часть декора. Именно такие цветы лежат на совершенно заброшенной могиле великого русского художника Исаака Левитана.
Неподалеку — могила Марии Николаевны Ермоловой. Согласно завещанию, она была похоронена в ее родовом селе Ладыгино. Перенос осуществлялся в апофеозе огосударствления. Изумительный надгробный памятник: автор скульптурного изображения — Вера Мухина.
Многие памятники Новодевичьего, которые можно отнести к лучшим произведениям мемориальной скульптуры, созданы Мухиной, Меркуловым и Шадром. Мы знакомы с совсем другими их произведениями — так сказать, “революционно-классовыми”, такими, как “Рабочий и колхозница” той же Мухиной. Здесь они предстают перед нами в совершенно другой ипостаси — прекрасными, утонченными скульпторами. Вот чуть дальше — могила Леонида Собинова. Над ней созданный Мухиной мраморный “Умирающий лебедь”, навеянный, конечно же, Сен-Сансом — истинный шедевр. Однако мрамор — грязный, причем очистить его невозможно. Дело в том, что дворницкая рука попросту снимет защитный слой, и тогда скульптура неизбежно разрушится. В такой стадии “сохранности” необходимы реставрационные работы.
Еще немного дальше — прекрасный памятник знаменитому дрессировщику Дурову работы Ивана Шадра. Это тот самый Шадр, которого мы по преимуществу знаем как автора скульптурной композиции “Булыжник — оружие пролетариата”. Над ней можно иронизировать, но не следует забывать, что Шадр, как и любой художник во все времена, работал в том числе и на заказ. Над Дуровым — от души, над “Булыжником...” — прежде всего стремясь угодить властному заказчику...
Как бы в центре “Литераторских мостков” — единственная сохранившаяся на Новодевичьем кладбище часовня. Притом что когда-то часовни были одной из главных форм захоронений в России: наш климат не позволяет сохранить надгробный памятник иначе как в часовне — наши предки прекрасно это знали. Единственная часовня Новодевичьего стоит над могилой Николая Чайковского — младшего брата Петра Ильича. Часовня в ужасающем состоянии, причем уже давно, и нет уверенности в том, что она сможет простоять еще хоть пару лет. Цоколь изъеден ржавчиной, витражи выбиты, грязь и ржавчина покрывают всю металлическую поверхность. А ведь она должна фиксировать фамильный участок и сохранять надгробие. Еще одна ушедшая русская традиция...
Отсюда начинается небольшая “композиторская” аллея. Она — искусственная, по приказу высокого начальства аллеи на Новодевичьем создавались по профессиональному признаку — “литературная”, “музыкальная”... То же и с “композиторской”: могилы переносились сюда с других кладбищ. Здесь похоронены Танеев, Рубинштейн, Игумнов и Скрябин. Но если в случае с Хомяковым или, скажем, с Аксаковым надгробные памятники переносились в их первозданном виде, то подлинность композиторских надгробий вызывает резонные сомнения. В частности, бюст Рубинштейна на его могиле изготовил скульптор Рудаков, который — по государственным заказам — сделал для Новодевичьего не менее двух десятков бюстов. Памятник работы Рудакова означает, что он не подлинный, сделан не по заказу семьи и что могила была перенесена сюда с другого кладбища.
...И в заключение “Литераторских мостков” — вальяжно раскинувшийся на кушетке Федор Иванович Шаляпин.
Его останки были перенесены сюда с Батиньольского кладбища в Париже ровно двадцать лет назад, в 1984 году, — после длительных переговоров с французским правительством и потомками певца. Могила Шаляпина на Новодевичьем оформлена помпезно — с роскошью, граничащей с дурным вкусом. Памятник работы скульптора Елецкого, выполненный по знаменитому рисунку Коровина из огромной цельной глыбы мрамора, необычайно дорог. И это единственное, что можно о нем сказать.
Согласно замыслу советских идеологов, захоронение Шаляпина в Москве должно было придать Новодевичьему кладбищу статус международного некрополя. Но из этого ничего не вышло.
Между прочим, на парижской могиле Шаляпина значилось: “Великий сын земли русской”. На Новодевичьем этих слов почему-то нет.
 

Прогулка вторая: “АЛЛЕЯ ГЕНЕРАЛОВ”

Те, кому в советские времена удавалось проникнуть на Новодевичье кладбище, прежде всего устремлялись к могиле Надежды Аллилуевой — жены Сталина, покончившей с собой в 1932 году. Здесь же похоронены многие из тех, кто был когда-то у кормила власти в СССР. Одно из последних таких захоронений — Вячеслава Молотова. По-видимому, для всех этих людей важно было и после смерти оказаться вблизи места, “освященного” именем генералиссимуса. Кстати, кроме Аллилуевой в этой земле похоронен и Василий Сталин — сын вождя.
Именно здесь начинается “Аллея генералов” — тех, кто был генералами жизни и армии.
Фигурами в полный рост и бюстами в генеральских погонах со всеми многочисленными орденами и регалиями уставлены многие участки Новодевичьего кладбища. Среди них есть памятники и тем, кто, не имея никаких воинских званий, отдали свои жизни Победе в Великой Отечественной войне. Один из таких памятников — Зое Космодемьянской.
Ее прах был перенесен сюда из Подмосковья. Здесь же лежат ее брат и мать, Любовь Тимофеевна. Командир партизанского отряда, в котором была Зоя, как-то рассказал страшную историю, связанную с ее матерью. В опознании тела погибшей девушки участвовали ДВЕ женщины, обе они называли Зою своей дочерью. Любовь Тимофеевна смогла тогда доказать свое материнство, показав особые приметы на теле замученной и к тому времени уже более года мертвой дочери...
Напротив памятника Зое Космодемьянской — надгробие над могилой Председателя Совета Министров СССР Николая Булганина. Чаще всего на Новодевичьем сначала хоронили родителей партийно-государственных деятелей или их репрессированных (впоследствии реабилитированных) жен — жену Молотова, Калинина... Правда, Калинин был потом похоронен у Кремлевской стены, а Молотов — здесь, рядом с женой. Вероятно, какая-то странная и очень тонкая нить связывает эти захоронения с женским Новодевичьим монастырем.
То же — и в случае с Булганиным. Изначально здесь были похоронены его родители, над их надгробием — крест, которого в этой части кладбища практически не увидишь. А затем появился помпезный памятник самому Булганину. Он явно выполнен за счет государственной казны из очень дорогих материалов, однако художественная ценность его невелика: изображение больше всего напоминает газетную фотографию.
Вообще же Новодевичье кладбище всегда было для москвичей заповедным и даже потаенным местом. Связано это было с тем, что и без того практически недоступное для простых смертных, в какие-то дни это кладбище напоминало осажденную крепость. В эти дни на могилу Надежды Аллилуевой приезжал Сталин. Позже, при Брежневе, все повторялось, когда сюда на могилу своей жены приезжал Косыгин.
Недоступность Новодевичьего, овеянность его всевозможными слухами, связанными с наездами сюда Сталина, Косыгина и других высших государственных чинов, — все это приводило к тому, что кладбище обрастало еще большими легендами. Ведь даже дорога вдоль кладбищенской стены значилась “правительственной трассой” и охранялась соответствующим образом. Когда на Новодевичьем похоронили Хрущева, это дало толчок новым слухам: о том, как якобы оскверняют его могилу и даже разрушают памятник. Но это были не более чем слухи.
Поначалу в советское время на Новодевичьем была лишь одна точка всеобщего притяжения: могила Аллилуевой, освященная приездами сюда — не слишком, впрочем, частыми — Сталина. Она стала неким центром, вокруг которого возникали захоронения соратников вождя. Второй — и последний — партийно-государственный центр Новодевичьего образовался вокруг могилы Хрущева.
Но особенно много здесь памятников, изображающих людей в военной форме. А вот крест — привычный атрибут кладбищенского пейзажа — встречается очень редко. Дело не только в том, что подавляющее большинство этих людей при жизни были атеистами. Изначально русские кладбища создавались на освященной земле: на погосте вокруг церкви или на территории монастыря. Поэтому крест в надгробии не был обязательным. И только после того как по указу Петра I начали возникать городские кладбища (на них тоже были церкви, но вся земля принадлежала городу), на надгробиях появились кресты. В какой-то мере они были поздним исповеданием веры русского человека, который порой за свою жизнь был в церкви лишь дважды: на собственном крещении и на своем же отпевании.
Впрочем, поначалу, и на городских кладбищах крестов тоже было немного. Пушкин как-то описал городское кладбище Петербурга, ни словом не упомянув о крестах, хотя обычно детали в пушкинской поэзии отточены до мелочей. Он выхватывал самые типичные формы надгробий ХIХ столетия: “праздные урны”, “мелкие пирамиды”, “безносые гении”... Все это вполне согласуется с тем, как должно было в то время выглядеть столичное — петербургское или московское — сановное кладбище. Урна, к примеру, предназначена для пепла. Но в России не кремировали, урны стояли пустые — “праздные”. Их крали с надгробий (Пушкин написал и об этом), потому что они изготавливались из очень дорогих материалов. Еще одна иронически точная пушкинская деталь: “мелкие пирамиды”. Пирамида — символ деяний фараона, но не каждый человек поднимается в своей жизни до величия египетских пирамид.
Подметил Пушкин и некоторое однообразие надгробных памятников, присущее, вероятно, его времени. То же однообразие царит и в “Аллее генералов” на Новодевичьем. Судя по всему, памятники изготавливались с парадных фотографий, надежно передававших портретное сходство. При этом никакого иного видения жизни или судьбы ушедших людей как бы не существовало. ХIХ век предлагал для тех же целей три или четыре набора неких общих характеристик. Ему на смену пришел советский ХХ век с его прагматическим надгробием, которое довольно точно передает, как выглядел наш соотечественник в своем парадном мундире. Одну банальность мы заменили на другую. Но банальный подход ХIХ века обладал мировоззренческой широтой. Захоронения же советского периода на Новодевичьем отличаются друг от друга по большей части лишь дороговизной материала.
Одно из немногих исключений — надгробие на могиле Никиты Сергеевича Хрущева, которое создал знаменитый скульптор Эрнст Неизвестный. Сочетание белого и черного мрамора подчеркивает — по замыслу автора — дуализм личности. Можно выбрать одну сторону, только черную или только белую, но при этом истинный облик Хрущева будет искаженным. Голова узнаваема, но это не фотография: скульптурное изображение, выполненное Неизвестным, — образ лидера страны, созданный советской пропагандой. Но при этом бронзовое лицо Хрущева — с мягкой отеческой улыбкой...
Любопытно, что именно Неизвестный попался под горячую руку Хрущеву на той знаменитой выставке в Манеже, где были собраны работы художников и скульпторов, которых позднее назвали нонконформистами. Хрущева привезли туда намеренно: ожидалось, что вождь вспылит, после чего можно будет — с высочайшего одобрения — громить отступивших от “генеральной линии” в искусстве. Ожидание оправдалось полностью: Хрущев орал, плевался, ругался матом и топал ногами. Единственный, кто позволил себе спорить с вождем, был Эрнст Неизвестный.
Любопытно и то, что именно ему, Неизвестному, близкие Никиты Сергеевича заказали надгробный памятник. И в конце концов все-таки его установили, несмотря на длительное противодействие партийных и прочих органов.
Помимо работы Эрнста Неизвестного на Новодевичьем есть еще немало поистине прекрасных памятников, в которых переданы боль и трагедия. Один из них создан замечательным скульптором Вадимом Сидуром. Его удивительная способность — вписать в небольшое и в общем-то казенное пространство, заставленное дорогими монументами, скорбную и в какой-то мере абстрактную фигуру с разорванной грудью — свидетельствует о великом таланте. Памятник словно бы не имеет отношения к конкретному человеку, он просто обозначает место скорби. И лишь заметив лежащую в некотором отдалении плиту и прочитав надпись на ней, мы понимаем, что здесь похоронен академик Игорь Евгеньевич Тамм...
Некоторые “военные” надгробия — несмотря на их единообразие — производят ошеломляющее впечатление. К примеру, на могиле маршала связи: мраморный человек в парадной форме и при всех регалиях стоит, вытянувшись и прижав к уху телефонную трубку. Не иначе как звонок из Кремля принимает... На другом надгробии — вполне реалистическая модель танка...
Та же “служивость” присутствует и в более поздних по времени надгробиях — даже там, где этого можно было бы избежать. Таков, к сожалению, памятник замечательному радиодиктору Юрию Левитану. Он — “от Гостелерадио СССР”: из дорогого материала, с микрофоном и “радиоволнами”. А изображение Левитана менее всего похоже на живого человека. Скорее — на фотографию со служебного пропуска.
Из дорогого материала создан и другой памятник — многолетнему министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. Над изображением ее лица работал знаменитый советский скульптор Лев Кербель. За свою многовековую практику скульптура научилась придавать значительность самым ничтожным людям. Есть она и в памятнике Фурцевой, хотя в целом он не лишен некоторого изящества. Кербель подчеркнул волевую устремленность министра, лицо Фурцевой властное и, может быть, даже недоброжелательное. Она — все тот же служивый человек, хоть и не в военной форме. Активно сосредоточенное лицо не должно — по советским представлениям — вызывать ощущение некрасивости или агрессивности. Это лицо человека, который “верно служил Отечеству”.
В конце прогулки по “Аллее генералов” я вновь вышел к точке всеобщего притяжения — памятнику жене Сталина, Надежде Сергеевне Аллилуевой. Ее могила — в том же запустении, что и многие другие на Новодевичьем. Между тем памятник, созданный Иваном Шадром, очень тонкой работы. Хороший благородный мрамор, герма увенчана изящной, точно переданной головой Надежды Сергеевны и ее рукой. Только очень большой художник мог добиться такого сочетания биографичности и отвлеченности. Кстати говоря, это — копия скульптуры Шадра, подлинник хранится в Третьяковской галерее. Шедевры-подлинники, остающиеся на Новодевичьем, обречены на постепенное умирание.
А неподалеку от могилы Надежды Аллилуевой — памятник долгожителю советской политики Анастасу Микояну: огромный и помпезный. В нем абсолютно утрачены истинная соразмерность и представление о том, что дорогое надгробие — вовсе не последняя точка в табели о рангах. Могила Аллилуевой — и скромнее, и человечнее. Впрочем, еще Пушкин говорил: “Это бывало всегда”...

Марк Дейч
 

Неспортивные игры
 

Олимпийские игры могут закончиться для белорусского министра арестом. Дело в том, что нынешний министр спорта и туризма Сиваков назначен руководителем белорусской спортивной делегации на XXVIII летних Олимпийских играх в Греции. Но до начала своей “спортивной карьеры” он был министром внутренних дел, и входит в число лиц, подозреваемых в причастности к похищениям белорусских политиков.

Не так давно Парламентская ассамблея Совета Европы приняла специальную резолюцию по ситуации в Республике Беларусь. И в ней содержится рекомендация судам европейских стран — начать процессы против высокопоставленных белорусских чиновников за убийства по политическим мотивам. Специальный докладчик ПАСЕ по проблемам исчезновения людей в Белоруссии Христос Пургуридес (кстати, грек по национальности) заявил, что введение санкций против режима Лукашенко — самый эффективный метод и “нет сомнений, что, если Наумов (нынешний министр внутренних дел) и Сиваков (бывший министр внутренних дел) посетят страны, где есть риск их задержания, они будут арестованы”.
Между тем в самой Белоруссии на эти заявления закрывают глаза и никак не реагируют. Правда, добрые люди уже советуют Сивакову, когда он начнет паковать чемоданы для поездки в Афины, не забыть положить туда мешочек сухарей...

Марк Дейч, Екатерина Виан
 

Притяжение земли
 

“Вы не дали мне проститься с отцом. Вы обманули меня!” — слова обвинения в адрес президента Чувашии Николая Федорова дочь летчика-космонавта Андрияна Николаева повторяет со дня похорон отца.
3 июля умер третий космонавт планеты... Николаев открыл новую эру в истории освоения космоса — совершил первый многосуточный полет. С тех пор каждый шаг героя-космонавта находился под неусыпным оком генсека. Даже жену, Валентину Терешкову, первую в мире женщину—космонавта, сосватал сам Никита Хрущев. На протяжении почти 18 лет звездная пара была гордостью Советского Союза.
Кто бы мог подумать, что его смерть обернется грандиозным скандалом. Конфликт между дочерью космонавта Еленой и руководством Чувашии разгорается с каждым днем. Казалось бы, сугубо внутрисемейное дело — захоронение тела Андрияна Николаева — стало не только достоянием гласности, но и грозит перерасти в судебное разбирательство. Взаимные упреки, обвинения во лжи, громкие заявления сторон... Дело закручивается в тугой узел, распутать который не так-то просто.
Мы постарались разобраться в сложившейся ситуации. Вот что удалось выяснить корреспонденту “МК”, выслушав обе конфликтующие стороны.

ОТ столицы Чувашии Чебоксар до села Шоршелы 30 минут езды. Местная достопримечательность — музей космонавтики. Его строительство в родном селе затеял сам Андриян Григорьевич еще в 1999 году. Когда же представители власти выступили с инициативой назвать музей в его честь, “сын чувашского народа” резко воспротивился. “Этот музей я создавал в честь всех советских космонавтов, он не может носить имя одного из них”.
“Пойдемте, я вам сперва могилку покажу”, — грустно улыбается женщина средних лет. Елена Анатольевна — супруга племянника первого и единственного космонавта Чувашии. Она же и директор музея. Мы проходим вдоль аккуратно высаженных кустарников и клумб с благоухающими цветами. Дальше — венки. Сколько их здесь: “От управы района”, “От Администрации Президента”, “От друзей космонавтов”...
— А где же венок от дочери? — спрашиваю у Елены Анатольевны.
— Да нет же. Ни венка, ни цветов. Да и сама она на похороны не приехала. Мы так ждали, до последней минуты надеялись. Но...


* * *
Елена, дочь: “Президент Чувашии Федоров обманул меня, обещал, что похороны пройдут в Москве, а в Чебоксарах состоится лишь церемония прощания. И они привезут мне папу. Я так ждала... Но они похоронили его в Чувашии”.

* * *
29 июня Николаева пригласили в родную Чувашию на 5-е всероссийские сельские спортивные игры. В качестве главного судьи. Андриян Григорьевич приезжал в Чебоксары как минимум три раза в год и всякий раз останавливался в своей квартире. Однако на сей раз решил поселиться в местной гостинице “Спорт”. “Поближе к оргкомитету игр”, — объяснил он.
3 июля вечером вместе с министром спорта Чувашии Красновым Николаев возвращался в гостиницу. Ему предложили довезти до дома — отказался. Старые друзья пошли неспешным шагом. От стадиона имени Николаева по улице имени Николаева... Прошли в вестибюль гостиницы “Спорт”. Они поднимались на второй этаж, когда Андриян Григорьевич внезапно почувствовал себя плохо. Пожилой мужчина вдруг покачнулся, медленно сполз по стене... “Скорая” приехала ровно через 8 минут — врачи констатировали смерть.
Наталья Володина, руководитель администрации президента Чувашии: “В субботу поздно вечером я на несколько минут зашла в свой кабинет для того, чтобы забрать домой кое-какие документы. В это время у меня зазвонил телефон — Краснов сообщил, что Андриян умер. Сразу набрала номер его дочери, чтобы выразить ей свои соболезнования. Первое, что она мне сказала: “Я знаю, от чего он умер, не надо делать вскрытие”. Я ответила, что просьбу понимаю, но вряд ли смогу это гарантировать. Ведь обстоятельствами и причиной смерти уже занимаются следственные органы. Николаев же известный человек и умер не в больнице. То есть с чисто юридической точки зрения решением этого вопроса должен заниматься следователь.

* * *
Елена: “Я сама врач и знаю, от чего мог умереть мой отец. У него к тому времени было уже 4 инфаркта. Кроме того, я знаю, как у нас делают вскрытие. Зачем, уже после смерти, папу нужно было мучить? Но в Чувашии к моей просьбе не прислушались”.

* * *
“Второе, что сказала мне Лена, — продолжает Володина, — “вы его хорошенько забальзамируйте и передайте мне во вторник, в день похорон”. И последнее: “Наташенька, сходите, пожалуйста, в гостиницу, посмотрите: в карманах у отца должны лежать ключи от квартиры”. Я согласилась. Предупредила только, что не уверена, позволит ли мне прокуратура забрать ключи. Мы поднялись с прокурором в номер и действительно нашли в чемоданчике две связки ключей. Но, разумеется, мне их не отдали. О чем я немедленно сообщила Лене”.

Евгений Миронец начальник ГУЗ “Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы”, лично проводивший вскрытие и бальзамирование легенды отечественной космонавтики: “Результаты вскрытия показали, что Андриян Григорьевич был глубоко больным человеком. Такого атеросклероза и рубцов на сердце от бывших инфарктов вообще не видел. Сплошные бляшки, сосуды поражены. С таким поражением сосудов и сердца он мог умереть в любую минуту. Поражаюсь, как он дожил до столь почтенного возраста. Спиртного в крови не обнаружено. Свидетельство о смерти мы имеем право выдавать только родственникам. Поэтому до последней минуты ждали приезда дочери из Москвы. Так как она не приехала, то документ пришлось отдать тем, кто забирал тело, — представителю правительства Чувашии в присутствии министра юстиции. Дочери выслали заверенную ксерокопию”.


Заключение о смерти
НИКОЛАЕВА Андрияна Григорьевича:

“На основе судебно—медицинского исследования трупа Николаева Андрияна Григорьевича 1928 года рождения данных дополнительных исследований приходим к заключению. Смерть Николаева А.Г. наступила от повторного инфаркта миокарда стенки левого желудочка”.

* * *
Елена: “В Чувашии не жалели моего отца. Бесконечные соревнования, банкеты, приемы. Знали ведь, что больной человек. И не щадили его”.

* * *
“Да никто его по банкетам не таскал, — с ходу опровергает руководитель администрации президента Чувашии. — Мы же знали, что он пережил 4 инфаркта. Наоборот, на протяжении многих лет оберегали его. Выделили квартиру в Чебоксарах, машина с водителем всегда была при нем”.
О том, что летчик—космонавт был отнюдь не безразличен к собственному здоровью, говорит и его племянник Николай Петрович, житель села Шоршилы: “Постоянно собирал вырезки из журнала “Здоровье”, часто мерил себе сахар. Как только чуть-чуть превышал норму, моментально прекращал употребление сладкого. А в чай добавлял лишь пару таблеточек сахарозаменителя”.

* * *
Вопрос, где должен быть похоронен Николаев — в Чебоксарах или Москве, — решался на самом высшем уровне. Уже на следующий день после смерти героя Чувашии комиссия, состоящая из членов правительства республики, родных Николаева и президента Чувашии Николая Федорова, собралась в Доме правительства.

Наталья Володина: “Президент, как профессиональный юрист, первым делом положил на рабочий стол федеральный закон “О погребении и похоронном деле”, где в главе первой, статье 5-й прописано: “1. Волеизъявление лица о достойном отношении к его телу после смерти — пожелание, выраженное в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме... 2. Действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с волеизъявлением умершего...” То есть, понимаете, в законе пожелания, выраженные в устной форме, — на первом месте, а в письменной — на втором.
— А Федоров учитывал мнение дочери космонавта?
— На комиссии Николай Васильевич Федоров сообщил, что он связался с Аленой и спросил: “Каково было волеизъявление Николаева?” Она ответила, что он вообще не собирался умирать, а письменных заявлений на тему похорон не оставлял. В результате все прошло, как прописано в законе.

* * *
Елена: “У папы не было никакого завещания. Почему? С этим связана одна история. Незадолго до своей смерти Гагарин написал завещание. И мой папа, а он в ту пору был командиром отряда космонавтов, собрал всех своих коллег и сказал: “Давайте дадим слово, что никто никогда не будет завещания писать. Примета плохая”. Но папа неоднократно просил и меня, и своих близких друзей, чтобы его похоронили в Москве. Вот об этом как раз Федоров меня и не спросил”.

* * *
— Тогда почему же Николаева решили хоронить в Чувашии? — задаю очередной вопрос Володиной.
— Дочь космонавта ничего не говорила о том, где хотел быть похоронен ее отец. А вот у племянника Андрияна Григорьевича, Николая Петровича, и старшего брата, Ивана Григорьевича, такая информация была. Они сообщили и заявили нам об этом, написав расписку, что Николаев часто в разговорах просил, чтобы его похоронили именно в Шоршелах.
Племянник космонавта рассказал, что два года назад, когда он приезжал к своему дяде в Звездный городок, тот показал, где в квартире расположен сейф и ключи, которые он спрятал от чужих глаз подальше — в мягкую мебель. “Дядя сказал, что о сейфе теперь знают только два человека: я и его старший брат, Иван Григорьевич, — говорит Николай Петрович. — Хотя не исключаю, что за прошедшие два года эту тайну он раскрыл и Алене”. Кроме того, по словам племянника космонавта, Андриян Григорьевич часто повторял: три квартиры — в Чебоксарах, в Москве и в Звездном городке — он завещает своей дочери. Единственное, он хотел передать в музей космонавтики Чувашии все свои награды. Как говорит Николай Петрович, награды дважды Героя Советского Союза оценивались по крайней мере в миллион долларов.

* * *
Елена: “Награды, которые принадлежали отцу, по закону остаются в семье. То есть у меня”.

* * *
Между тем на правительственной комиссии было решено командировать Николая Петровича в Москву, чтобы тот мог убедиться в наличии или отсутствии завещания своего прославленного родственника. 4 июля “Мерседес” ГИБДД, в котором находились три сотрудника милиции и племянник космонавта, отправился из Чебоксар в Москву.
— Мы приехали в Звездный 4-го вечером, — рассказывает Николай Петрович. — Но Алена смогла с нами встретиться только утром 5-го. Разговаривали на улице у подъезда. Как сейчас помню, моросил небольшой дождик. Не сильный, терпимый. Я сразу объяснил: сотрудники милиции нужны лишь для того, чтобы перевезти награды дяди для церемонии прощания из Москвы в Чебоксары. Но награды она дать нам отказалась. Только вытащила из багажника машины китель дяди Андрияна, но ни фуражки, ни ботинок — ни-че-го не дала. Еще сказал ей: “Алена, я знаю, где лежат ключи от сейфа, давай не дадим совершиться несправедливости: зайдем вместе в квартиру, откроем сейф и посмотрим на завещание. Мы не претендуем на наследство. Дядя давно уже всем рассказал, что все завещает тебе”. В ответ Алена, словно заговоренная, твердила: “Завещания нет, сейфа в квартире нет, мы уже были в квартире и ничего там не нашли. В квартиру никого не пущу”.

* * *
— Елена Андрияновна, в квартире вашего отца в Звездном городке есть сейф? — спрашиваю у дочери космонавта.
— Ну... Как и у любого человека, есть потайное место. Так и у моего отца.
— А сейф есть?
— Сейф? Большого нет.
— А какой?
— Маленький, обыкновенный. Там лежат папины награды.
— А вы знаете, где лежат ключи от сейфа?
— Конечно. Об этом знаю только я и мой муж. Скажу только, что ключей от сейфа папа в квартире не держал.
— Почему вы не разрешили Николаю открыть сейф? Чего боялись-то?
— А почему я должна впускать в свою квартиру дознавателей из прокуратуры, следователей? Почему я должна разрешить им рыться в моей квартире? Ну вы представьте, если к вам придут и начнут рыться.

* * *
— Мы не грубили друг другу, — продолжает свой рассказ племянник Андрияна Николаева. — Даже наоборот — поцеловались на прощание, а с ее мужем Андреем пожали друг другу руки. Кстати, он попросил меня: “Ты передай чувашской стороне, чтобы Алену не слишком беспокоили, она все-таки мать двоих детей. А то ей постоянно звонят, мучают вопросами, почти по-хамски разговаривают”. Я понял, что с ними больше не о чем разговаривать, и мы расстались. Дальше я хотел встретиться с нотариусом, который работал в Звездном. У него дядя Андриян мог заверить завещание и, может быть, даже оставить подлинник документа. Майор милиции при мне позвонил нотариусу и попросил о встрече. “А зачем? Никакого завещания я не оформляла. Готова с вами встретиться, но только в присутствии Елены Андрияновны”, — услышал он в ответ.
После этого Николай Петрович позвонил руководителю администрации президента, “доложил о проделанной работе” и выехал в Чебоксары. А ровно через 30 минут после его звонка президент Чувашии принял решение: хоронить будем в селе Шоршелы.
— 5 июля, когда лимит терпения по переговорам с дочерью Николаева был исчерпан, — рассказывает Володина, — ей и ее матери Валентине Терешковой (бывшей жене Николаева. — О.Х.) отправили правительственную телеграмму. В ней сообщалось о месте проведения похорон и о том, что в день похорон — 6 июля — в 8 утра из “Внуково” будет отправлен чартерный рейс, который доставит всех желающих проститься с космонавтом.

* * *
— Елена Андрияновна, вы утверждали, что не знали, где пройдут похороны. Однако в правительстве Чувашии заверяют, что вам отправили телеграмму. Вы ее получили?
— Да, получила. 5 июля, часов в 10 вечера. И испытала ужас. Он же мне обещал, что похороны пройдут в Москве. Здесь все уже было готово к ним.
— Но почему же вы не полетели проститься с отцом?
— За две недели до смерти папы я родила сына, которого, кстати, и назвала в его честь. Скажите, как я могла бросить двухнедельного ребенка? И как я могла поехать к людям, которые меня так жестоко обманули? Наоборот, до последнего пыталась остановить похороны в Чувашии. Прекратить этот произвол. Отправила телеграмму Путину, просила о помощи высокопоставленных людей. Ничего, суд покажет, кто прав, кто виноват. Лично я уверена — правда на моей стороне.
— Впереди 40 дней со дня смерти отца. Не поедете на его могилку?
— Нет. Я буду ждать его здесь. Я добьюсь эксгумации тела и похороню папу в Москве...
 

P.S. 11 августа со дня смерти Андрияна Николаева пройдет 40 дней. По православной традиции в этот день душа покойного покидает землю и устремляется в небо. Вот уж совпадение — аккурат 11 августа 1962 года Николаев совершил свой первый полет в космос. Мистика. Мистика... Каждую ночь он снится своей единственной любимой дочке Алене. Именно так он ласково называл ее. В ее снах он недовольный, встревоженный. Что же мучает космонавта после смерти? Может, то, что его кровинка, его дитя не приехала проститься с ним? А может, он просит возвращения в Москву? Мистика. Мистика... Оказывается, по законам XXI века ответы на эти вопросы можно найти только в зале суда.

Марк Дейч, Оксана Химич

“Ай да сукин сын!”

Еще не так давно этот человек был очень знаменит. Сегодня его почти никто не помнит.
“Так проходит земная слава”.


Впрочем, слава Артема Тарасова была весьма сомнительного свойства. Организатор одного из первых официально разрешенных московских кооперативов, он в одночасье стал знаменитым в 1989 году — заплатив годовой партийный взнос со своих доходов. Взнос составил 90 тысяч рублей, по тем временам — умопомрачительная сумма. “Он ненормальный”, — говорили тогда в Москве. Говорили те, кто был в состоянии произвести нехитрый подсчет: сей взнос означал, что Тарасов в том году заработал 3 миллиона рублей.
Он водил дружбу со многими власть имущими нашей страны: с министрами, криминальными “авторитетами”, директорами крупнейших предприятий и депутатами. Сам тоже одно время был депутатом. Не раз был в центре громких скандалов — в частности, в связи с историей госзаказа на поставки продовольствия и чеками “Урожай-90”. Против него возбуждали уголовные дела, его пытались убить. Он дважды эмигрировал и дважды возвращался в Россию.
Те, кто его знают, мнения о нем не изменили. Правда, теперь его не называют “ненормальным”. Нынче и люди, и формулировки стали более корректными, поэтому об Артеме Тарасове говорят: “неадекватный”.
Сам Тарасов в очередной раз подтвердил эту характеристику. На днях в книжных магазинах Москвы появится его книга “Миллионер”. Она — о нем самом, но в первую очередь — о людях, с которыми он общался и с которыми зарабатывал деньги. Книга предельно откровенная, она, на мой взгляд, сулит автору не менее десятка судебных исков. Автор возможные последствия явно осознает, тем не менее — вполне сознательно идет на них. Может, и вправду — “неадекватный”?
Об этом можно судить хотя бы по небольшому отрывку из книги Артема Тарасова “Миллионер” (глава “Суета с у.е.”):

— Однажды мой приятель предложил стать посредниками в очень щекотливом международном деле и хорошо заработать на ливийском лидере — на самом Муаммаре Аль Каддафи.
Тогда в ООН рассматривался вопрос о выдаче Ливией мировому сообществу двух террористов, которые взорвали пассажирский “Боинг” над Шотландией. Американцы и англичане настаивали на суде в Великобритании и ужесточении международных санкций ООН к Ливии. А Каддафи настаивал на том, что выдаст их только суду третьей страны.
От нас требовалось организовать голосование России в ООН против позиции американцев и англичан — ни много ни мало. В благодарность Ливия соглашалась, во-первых, возвратить долги России в размере 247 миллионов долларов поставками ливийской нефти. Во-вторых, предоставить России самые благоприятные права на торговлю и несколько сот миллионов долларов кредитов. А мы с приятелем получали за посредничество 20 миллионов долларов наличными.
Я тогда имел возможность запросто позвонить Бурбулису, Хасбулатову, Филатову, Шахраю, Скокову, Лужкову, многим министрам... Меня все знали и прекрасно ко мне относились. Но с этим предложением надо было выходить непосредственно на премьер-министра Гайдара. Мне подсказали, что есть бизнесмен, некто Алексей, который устраивает с ним встречи, являясь то ли его однокашником по университету, то ли другом детства. Вскоре Алексей позвонил мне, потом прилетел в Лондон и, выслушав предложение, тут же отбыл в Москву.
Через несколько дней мы встретились в маленьком городке на границе Франции и Швейцарии. Алексей сказал, что Гайдар очень заинтересовался нашим предложением и стоить это будет совсем не дорого: два миллиона нужно дать министру иностранных дел Козыреву, а шесть миллионов — самому Гайдару. Алексей назвал номер счета парижского банка, куда надо было перечислить деньги. Как только они придут, Россия моментально выступит в поддержку Ливии в ООН.
Мы с приятелем немедленно выехали в Женеву, чтобы встретиться с полномочным представителем Каддафи. В его офисе нас встретила толпа телохранителей с автоматами наперевес. Я слегка занервничал. Ливиец был похож на отца мировой мафии: грузный, волосатый, с бычьей шеей и мешками под глазами. Его кабинет отличался неправдоподобной роскошью и казался иллюстрацией к сказкам Шахерезады.
— Прежде чем докладывать шефу, я хочу убедиться, что это не обман, — сказал он. — Сделаем так: мы пошлем в Москву нашего официального представителя. И пусть его примет Гайдар. Мне не надо, чтобы он обсуждал с ним сделку, — пускай просто примет, этого достаточно, и тогда я доложу Каддафи. А с деньгами проблем нет. Как и договорились — двадцать миллионов передам тут же. Прямо здесь, в этом кабинете.
Звоню Алексею.
— Пожалуйста, пусть прилетает, — говорит он.
И представитель Ливии вместе с моим приятелем полетели к Гайдару. В “Шереметьево” их провели через VIP-зал и сразу повезли в Белый дом. В приемной премьера скопилось огромное количество людей, никого не принимали. Но Алексей что-то шепнул секретарше — и через минуту из своего кабинета вышел сияющий и лоснящийся Гайдар, пожал ливийцу руку и повел к себе.
А дальше произошел примерно такой разговор. “Мы с Ливией друзья, и прекрасно к вам относимся, — заявил Гайдар арабу. — И ваши долги нас очень интересуют. Если вы нашли способ их отдать — прекрасно. Я поддерживаю все ваши идеи и начинания!”
После этой “исторической” встречи ливиец с моим приятелем отправились отдыхать в гостиницу “Метрополь”. Не успел я повесить трубку, выслушав восторженный рассказ моего приятеля, как позвонил Алексей: “Я по поводу нашего дела. Цены изменились. “К” надо заплатить не две единицы, а три. А сам “Г” запросил не шесть, а пятнадцать”.
Что было делать? Нам предлагали двадцать миллионов, если отдать восемнадцать, мне с приятелем все равно оставалось по миллиону долларов прибыли. Я перезвонил ему в “Метрополь” и сказал, что цена изменилась, но она все еще укладывается в то, что нам обещано.
Тот говорит: “Ерунда, нам уже премию обещали — еще десять! Мы завтра вылетаем в Ливию, туда же подтянется наш друг из Женевы — хочет все доложить лично Каддафи”.
По шесть миллионов со сделки — это просто чудо. В тот момент я был готов простить Гайдару все его идиотские реформы.
Но голосование в ООН неожиданно перенесли на день раньше. И на следующее утро я включаю телевизор и слышу: “Россия поддержала позицию европейского сообщества и США и проголосовала за это в ООН”.
В это время мой приятель с ливийцем как раз направлялись в аэропорт — лететь к Каддафи.
Ай да Гайдар! Ай да сукин сын!
Наши жизни спасло только то, что Каддафи не успели сообщить о результатах переговоров в Москве и деньги не были отправлены в Париж. Иначе нас уничтожили бы немедленно. Кто бы тогда поверил, что аферисты не мы, а представители российского правительства, которые собирались взять “на лапу”, но обещание не выполнять? И кому бы мы это объяснили?
Мог, конечно, оказаться аферистом и сам тот посредник, Алексей, и все это придумать. И тогда я неоправданно упоминаю Гайдара. Но уж очень показательной была та встреча в Белом доме — безо всяких протоколов и отсрочек. Да и жизнь доказала обратное. Не будучи лично знаком со мной, Гайдар — вдруг — стал моим личным недругом...

Марк Дейч
 

Большая нефтяная игра
 

В минувшем месяце не менее десятка информационных сайтов распространили следующее сообщение:
“По данным администрации главы Карачаево-Черкесии, в Черкесск прибыл высокопоставленный сотрудник Кремля, который провел переговоры с представителями ряда компаний, ведущих работу в Южном округе, о возможном участии этих коммерческих структур в приобретении активов ЮКОСа и “Сибнефти”.


Вышеупомянутый “высокопоставленный сотрудник” находился в Черкесске инкогнито. Мне, правда, удалось выяснить, что речь идет о человеке, весьма известном в сфере “черного пиара” и компромата. Именно этот г-н сыграл с свое время роль организатора спектакля с участием лица, очень похожего на тогдашнего генерального прокурора. Фамилия этого г-на мне известна, но называть ее я не стану. Да и дело в общем-то совсем не в нем. Правда, этот г-н давно известен своими интересами в нефтяном бизнесе.
Согласно информации, размещенной в Интернете, возможность покупки ЮКОСа обсуждалась с представителями компаний, имеющих прямое отношение к так называемому “Кавказскому общему рынку”, сокращенно КОР. Организатор КОР — Хош-Ахмед Нухаев, когда-то — заурядный грабитель, а позднее — вице-премьер правительства Джохара Дудаева, идеолог и спонсор обеих чеченских войн. Говорили, что в середине 90-х годов Нухаев, не без помощи тогдашнего руководства ЮКОСа и посреднических фирм, умело “перераспределял” нефтяные деньги в пользу чеченских боевиков. А еще раньше — имел непосредственное отношение к знаменитой афере с фальшивыми чеченскими авизо, которые проводились в том числе через СП “ЛогоВАЗ” и банк “Менатеп”. И хотя нынче г-н Нухаев находится в международном розыске, его детище — “Кавказский общий рынок” — процветает.
Эксперты, мнение которых приводят те же интернетовские сайты, полагают, что приобретение членами КОР активов ЮКОСа и “Сибнефти” вполне может состояться. “При этом, — считают эксперты, — учет интересов американской стороны в переговорах с группой российских компаний (входящих в КОР. — М.Д.) могла бы обеспечить привлеченная в качестве посредника швейцарская фирма “Хелис Файненс энд Трейд”.
Известно об этой фирме немногое, но зато, по-видимому, главное. Известен ее учредитель — гражданин Азербайджана и США, одно время находившийся в международном розыске, — некто Михаил Топр.
Этого г-на хорошо знают в азербайджанской прокуратуре. Михаил Топр был основным фигурантом уголовного дела в связи с масштабными хищениями нефтепродуктов с Бакинской нефтебазы. Фигурантом он так и остался: почувствовав запах жареного, г-н Топр спешно поменял гражданство и оказался в штате Пенсильвания. Но дела на постсоветском пространстве не забросил, возглавил “Международный фонд защиты от дискриминации и за соблюдение конституционных прав и свобод человека”, который защищает и соблюдает все это главным образом почему-то на том самом пространстве, где г-ну Топру появляться заказано.
Все бы ничего, однако прослеживается тут любопытная цепочка. “Международный фонд...” — любимое детище другого некоммерческого фонда, который известен под названием “Открытая Россия”. А этот последний связан с топ-менеджментом ЮКОСа.
Вернемся к началу. А в начале, если вы помните, — возможная попытка продажи активов ЮКОСа северокавказским нефтяным магнатам, объединенным в “Кавказский общий рынок”. Именно эти магнаты спонсировали чеченских “борцов за правое дело”. За КОРом же отчетливо просматривается фигура Хош-Ахмеда Нухаева. А связующее звено — между купцами и нефтяной компанией — все тот же бывший советский гражданин, ныне житель Пенсильвании мистер Топр.

Марк Дейч
 

Таможенная логика
 

Курица, как известно, не птица. А если и птица, то не всякая, а только китайская. Потому что у них там, в Китае, — “птичий грипп”. Он же “куриный”. Куры от него дохнут, а ежели зараженное этим гриппом куриное мясо отведаем мы, человеки, то и нам мало не покажется. Поэтому еще с января нынешнего года ввоз к нам такого мяса из Китая решением главного ветеринарного инспектора РФ запрещен. И если оно все-таки где-нибудь на прилавках обнаружится, его необходимо немедленно изъять и, по всей видимости, уничтожить. Во всяком случае, продавать нам зараженное куриным гриппом мясо — нельзя. Категорически.
Таково элементарное требование здравого смысла.


Но если имеется большой груз, да еще ввезенный в Россию нелегально, то на нем можно сделать деньги. Причем немалые. Это — элементарная таможенная логика. Такой груз официально — по закону — изымается. А потом “конфискат” выгодно продается. И что с того, что в этом “конфискате” — зараженное куриное мясо? Грипп — он же “птичий”. А курица, как известно, не птица...
Такова победа таможенной логики над здравым смыслом.
Теперь уже доподлинно не узнать, каким образом мясо бычков, говяжьи языки и то самое зараженное куриное мясо — каким образом все это оказалось в Северной Осетии. Совершенно очевидно, что с нарушением таможенного и прочего уголовного законодательства. Впрочем, не так уж и важно, как. Важно другое: 249 тонн замороженной еды — в том числе из Китая, — зараженной “птичьим гриппом” предназначались для Москвы. И в конечном итоге отравленное куриное мясо все-таки добралось до потребителя. То есть до нас с вами.
К слову сказать, подобный случай, связанный с Северной Осетией, далеко не первый. Достаточно вспомнить, что поддельный спирт, которым неоднократно травились потребители этого зелья (иначе говоря — мы с вами), еще не так давно в огромных количествах поступал к нам именно из этой республики.

Короче говоря.
2 февраля сотрудники Госавтоинспекции города Богучар, что в Воронежской области, задержали 8 большегрузных рефрижераторов, следовавших в Москву из Владикавказа и забитых этой самой замороженной едой. Вскоре на месте задержания появились воронежские таможенники. А еще через короткое время выяснилось:
что документы на груз не соответствуют ни его количеству, ни, понятное дело, качеству;
что необходимые сертификаты отсутствуют вовсе, а упоминание о них вызывает у водителей рефрижераторов явное недоумение, а также тоску и грусть в усталых глазах дальнобойщиков;
и что таможенные декларации — от июля 2003 года, на поставку мяса из Дании, — оказались изготовленными в лучшем случае в Одессе на Малой Арнаутской улице.
Но кое-что при том грузе все-таки имелось. К примеру, ветеринарные свидетельства, выданные во Владикавказе. Правда, даже визуальной проверки они не выдержали, потому как были откровенно липовыми.
А еще у того груза имелись отправитель и получатель. Отправителем значился некий осетинский предприниматель г-н Хугаев, который заключил договор “о совместной реализации товара” с московской фирмой “НПФ Ларт Ойл”, которая, стало быть, и являлась получателем. Но вот что интересно. Как выяснили правоохранительные органы, предприятие г-на Хугаева “по указанному адресу не располагается”, а его московский партнер — эта самая “НПФ...” — в числе более чем 200 других фирм зарегистрирована на г-на, который в данный момент недоступен и не будет доступен еще долго по причине нахождения в местах хоть и не столь отдаленных, но хорошо охраняемых.
Таким образом, имеется вполне стандартная контрабандная схема. Во Владикавказе собрали “левый” груз и отправили его в Москву, где его должны были встретить и продать. А полученные денежки — поделить, не знаю уж в какой пропорции. Формально, по документам, у груза были отправитель и получатель. Вот только найти их трудно, потому что документы — поддельные. Однако есть в нашем конкретном случае еще одна весьма пикантная деталь: 41 тонна груза — китайское куриное филе, ввоз которого в нашу страну запрещен в связи с эпидемией в Китае “птичьего гриппа”, да и все остальное мясо каким-то образом сумело обойти ветеринарный контроль. Сумело, как вы понимаете, не само.
Словом, спустя несколько дней Центральная оперативная таможня ГТК РФ распорядилась: задержанное мясо отправить “на ответственное хранение” на склад Наро-Фоминского хладокомбината. И оно туда отправилось. После чего с ним случилась история, свидетельствующая о виртуозной находчивости таможенников и лужености наших с вами желудков.

* * *
Знание законов и кодексов не всегда усугубляет вину. Иногда оно дает возможность неплохо заработать.
Казалось бы: “мясной” груз из Северной Осетии — явная контрабанда. Официально выражаясь — “перемещение грузов в крупном размере с обманным использованием документов организованной группой” (ст. 188 ч. 4 УК РФ). Что надо бы делать в этом случае? Вроде бы ясно: возбуждать уголовное дело и разыскивать отправителя и получателя груза.
Но это только одна сторона дела. А есть и другая. Ведь что значит — возбудить уголовное дело? Это значит — прощай, мясо! Потому что и китайские куры, и безвременно почившие бычки, и языки говяжьи становятся вещественным доказательством. Оно, доказательство, должно лежать в холодильной камере опечатанное, и трогать его, а уж тем более продавать — ни-ни! А что особенно обидно — так это фактор времени. Оно, время, идет. Даже, знаете ли, бежит. А для всех этих курочек, бычков и язычков имеется срок реализации. Между прочим, не слишком большой. После чего вся эта еда становится просроченной и, послужив вещдоком, годится только для утилизации.
А ведь бычки-язычки с курами — это не только еда. Это еще и деньги: 13 миллионов 312 тысяч рублей себестоимости. Экспроприация груза превращает себестоимость в чистую прибыль. Конечно, кое-что придется “отстегнуть” различным инстанциям, но даже половина этой суммы — вполне приличная прибавка к таможенным зарплатам.
А раз так, то никакого уголовного дела нет. Вместо него таможенники квалифицировали происшедшее как “административное правонарушение”, причем по каждому из восьми рефрижераторов в отдельности. Это чтобы не было “преступного сговора” и, соответственно, “преступной группы”, которую к “административному правонарушению” уже не пришпилишь. Автором этого ноу-хау стал и.о. первого заместителя начальника Воронежской таможни майор Владимир Гусейнов. Оформил документы майор безукоризненно: изъятый груз стал собственностью таможни и поступил на “ответственное хранение”.

* * *
Теперь его нужно было реализовать, причем быстро: срок реализации истекал в марте. Поэтому в середине марта мясо было передано в Российский фонд федерального имущества. Из акта приема-передачи: “Денежные средства, полученные в результате реализации имущества, должны быть перечислены на счета Воронежской таможни”.
Тут случилась первая загвоздка. По закону продать конфискат можно только после решения суда — даже если речь идет об “административном правонарушении”. Спустя месяц (мясо уже вовсю распродается) майор Гусейнов направляет в Ленинский районный суд Воронежа ходатайство о “приостановлении реализации товара”. Судья Курьянов пошел навстречу доблестным таможенникам и приостановил. А спустя еще месяц тот же г-н Курьянов в одночасье порешал дело об “административном правонарушении”. Водители рефрижераторов отделались легким испугом. Правда, груз у них конфисковали, но он им и не принадлежал. А главное — груз-то уже был продан. До решения суда.
Тут случилась и вторая загвоздка. После решения суда товар (которого уже не было) стал “конфискатом”, теперь им можно торговать. Но по закону — опять нельзя: срок хранения давно истек. И тогда, с помощью воронежских таможенников, появляется еще один документ — ветеринарное заключение, продляющее срок реализации на три месяца кур-бычков-язычков, которые к тому времени по большей части уже были съедены.
Напомню: все 249 тонн этой контрабандной еды ни разу не были проверены ветеринарами. Из них 41 тонна — китайское куриное мясо, запрещенное ко ввозу в Россию, поскольку оно могло быть заражено “птичьим гриппом”...

* * *
Сотрудники Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями посчитали, что воронежские таможенники совершили должностное преступление. И что теперь согласно ст. 285 УК (“Злоупотребление полномочиями”) уголовное дело нужно возбуждать против самих таможенников. ГУБЭП провело проверку, ее результаты были направлены прокурору Воронежской транспортной прокуратуры. Оттуда не последовало ни ответа, ни привета, а материалы проверки были списаны в архив. Сотрудники ГУБЭП оказались дотошными и процедуру возобновили — на этот раз они направили материалы в прокуратуру Центрального федерального округа. Оттуда их благополучно переправили в тот же Воронеж, и опять — в архив.
Может, у них там, в Воронеже, куриная слепота? Или там кур не любят?
А и то правда: за что их любить? Курица не наша, импортная, да к тому же весьма вероятно, что заразная.
Кстати: никто не отравился?

P.S. Ноу-хау майора Гусейнова получило одобрение и признание, в связи с чем сам он получил повышение: назначен начальником отдела Центральной оперативной таможни.
 

Марк Дейч
 

Пять лет за таран
 

Пять лет лишения свободы получил водитель джипа, врезавшегося два года назад в кортеж секретаря Совета безопасности Владимира Рушайло. В результате той аварии погибли пять и были ранены девять человек.

Столкновение произошло на Камчатке 9 сентября 2002 года. Петр Чистяков, управлявший джипом “Тойота-Раннер”, выезжал с объездной дороги на трассу, по которой несся чиновный кортеж. Из-за насыпи, находившейся перед трассой, Чистяков не заметил движущихся автомобилей, и его автомобиль на большой скорости протаранил “Волгу”, в которой следовали сотрудники ФСБ. В “Волгу” врезался микроавтобус с VIP-персонами. Ранения получили сам Рушайло, первый заместитель полпреда президента на Дальнем Востоке Виктор Трегубов, губернатор Камчатки Машковцев и председатель облсовета Токманцев.
Трое сотрудников камчатского УФСБ, в том числе начальник отдела по борьбе с терроризмом полковник Юрий Шаров, скончались на месте. Погибли также двое пассажиров джипа.
В ходе следствия, длившегося два года, адвокатом Чистякова была предпринята попытка обвинить в случившемся одного из погибших пассажиров джипа — Петра Пака. Якобы авария произошла из-за того, что он в неподходящий момент схватил водителя за руку, и тот уже никак не мог остановить начавший двигаться автомобиль.
Однако участь водителя джипа усугубило то, что в момент аварии он находился в состоянии опьянения. 7 октября Елизовским районным судом был вынесен приговор: Чистяков был признан виновным в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем смерть двух или более лиц, и получил пять лет лишения свободы в колонии-поселении. Кроме того, он должен выплатить по 100 тысяч рублей семьям погибших и 30 тысяч рублей — Камчатской областной больнице, где лечились пострадавшие.

Марк Дейч, Анастасия Ракитина
 

ДОР + БАБ = ...

В 30-х годах прошлого столетия в СССР были очень популярны всевозможные аббревиатуры. Доходило до полного идиотизма, но советским людям очень нравилось. Ну вот, к примеру: ЗАМКОМПОМОРДЕ. Это означало — заместитель командира по морским делам.
Нынче аббревиатуры снова в моде. Правда, не такие длинные. ЕБН, например. ВВП опять же. А также: ЧВС (ежели кто забыл — напомню: Черномырдин Виктор Степанович), ВВЖ (надеюсь, напоминать не нужно), БАБ (не к ночи будь помянут)... А еще — ДОР. Не знаете? Ну как же: Дмитрий Олегович Рогозин.


Упоминание этих двух аббревиатур вместе отнюдь не случайно. Именно Борис Абрамович дал Дмитрию Олеговичу путевку в политическую жизнь. И не только путевку. Потому что у возникшего по инициативе Рогозина в 1993 году Конгресса русских общин было главное: был харизматический лидер (Александр Лебедь) и была идея (защита русских, проживающих за границей). А вот денег — не было. Но и деньги вскорости все-таки нашлись. В “ЛогоВАЗе”.
“Идеальный вариант: Дмитрий Рогозин и Борис Березовский. И это не шутка!” — писал в то время редактор “Независимой газеты” Виталий Третьяков.
Действительно, не шутка. Тем более что БАБское спонсорство ДОРу пришлось отрабатывать. Известны как минимум два случая, когда г-н Рогозин, будучи депутатом Государственной думы 2-го созыва, голосовал с явным реверансом в сторону г-на Березовского. А уж участие Дмитрия Олеговича в подписании Хасавюртовского мира с Чечней (главные фигуранты этого соглашения — все те же Березовский и Лебедь) — это вообще особая песня.

* * *
Дмитрий Рогозин вызывает зависть у многих коллег-политиков. Молодой, вальяжный. Говорит много, красиво и обо всем. На любую тему. О чем речь ни зайди — Дмитрий Олегович тут как тут. Комментирует. Недавно на телевидении он долго, хотя и несколько нудно, говорил о необходимости сохранить праздник 7 ноября именно как день социалистической революции. И тут же, каких-нибудь 10 минут спустя, — о тяжкой и унизительной доле наших девушек, участвующих в конкурсах красоты.
Многогранный товарищ. Нынче его даже называют потенциальным преемником Путина. А что? У нас все может быть.
Этапы не длинной, но очень емкой политической карьеры г-на Рогозина впечатляют. КРО — не единственное его детище. ДОР уже много чего успел.
В 1991-м г-н Рогозин вступил в карликовую Конституционно-демократическую партию — Партию народной свободы (КДП—ПНС; поддержим нашу любовь к аббревиатурам) Михаила Астафьева и был избран заместителем председателя.
В 1992-м Дмитрий Олегович основал “Союз возрождения России” (СВР) и выдвинулся в члены его политсовета. СВР (не путать со Службой внешней разведки) скончался сразу же после рождения.
В 1993-м — Конгресс русских общин. На выборах в Думу (1995 г.) КРО провалился с оглушительным треском. Правда, спустя два года г-н Рогозин все-таки избрался в Думу по одномандатному округу, умело пользуясь именем необыкновенно популярного тогда Александра Лебедя. Кстати, к тому времени былой дружбы с генералом, похоже, уже не было. Была “игра” Дмитрия Олеговича на стороне соперника Лебедя в борьбе за кресло губернатора Красноярского края. Эту кампанию г-н Рогозин проиграл: попытки команды, которую Дмитрий Олегович десантировал в Красноярск, сыграть против Лебедя оказались генералу на руку.
В 1996-м неутомимый ДОР создал еще одну партию — Русскую народную. Дитятко оказалось мертворожденным.
В 1998-м г-н Рогозин попытался найти союзника в лице мэра Москвы. Однако многоопытный Юрий Михайлович, по-видимому, довольно быстро все понял и на мезальянс не пошел. А на очередных выборах лужковское “Отечество” в Думу прошло, а рогозинский КРО опять пролетел, набрав меньше одного процента голосов. Правда, в одномандатном округе г-н Рогозин все-таки победил, получил заветный депутатский мандат. Харизма не подвела.
В дальнейшем Дмитрий Олегович попытался прибиться к “партии власти”. Но и тут не получилось. А по утверждению секретаря политсовета “Единой России” г-на Богомолова, партбилет г-н Рогозин возвращать не стал. По-видимому, хранит у сердца. Да и потом, кто его знает, как оно все обернется?..
 

* * *
Нельзя не отметить широко г-ном Рогозиным разрекламированную борьбу (совместно с полумифическим КРО) за права русских в странах ближнего зарубежья. Для тамошних русских практически ничего не изменилось. Лимонов с его партией преуспели на этой ниве куда больше — их в Прибалтике, к примеру, хотя бы побаиваются.
Столь же многого добился г-н Рогозин на посту председателя Комитета Государственной думы по международным делам. Его попытки заявлений с позиции силы, которой нет, вместо кропотливой дипломатической работы,возможно, и привели к конфликту с ПАСЕ и с въедливым лордом Джаддом.
По совместительству г-н Рогозин получил еще одну “внешнеполитическую” должность — специального представителя президента для решения проблемы Калининграда. Решения как не было, так и нет. О стоявшей перед ним задаче Дмитрий Олегович выразился так: “Расшифровать европейскому общественному мнению те выгоды, которые несет решение проблем Калининградской области”. Но, судя по всему, шифр оказался сложным, а криптограф из г-на Рогозина оказался никудышный. На все ретивые и громогласные инициативы спецпредставителя европейцы отвечали уклончиво или не отвечали вовсе, а их туманные обещания свидетельствовали о том, что России в этих переговорах ничего не светит.
Так и вышло. Чтобы съездить из России в Россию — из Калининграда, скажем, в Москву или в Санкт-Петербург, — нужны визы. Пусть даже несколько упрощенные, но все равно — визы.
Когда-то это называлось “мартышкин труд”.
И с рогозинской “Родиной” в кавычках тоже не все ладно. Всего несколько месяцев прошло после думских выборов, а г-н Рогозин уже расстался со многими своими соратниками. Впрочем, это его, похоже, не удручает. Он по-прежнему любовно демонстрирует себя по любому поводу. Хотя повод порой бывает трагичным.
В Беслан г-н Рогозин, конечно же, поспешил. Зачем — неизвестно. Но пресс-конференцию, ясное дело, организовал. Но и на пресс-конференции никто так и не понял, чем же г-н Рогозин занимался в Беслане. Похоже, он и сам пребывал в недоумении. На вопрос: “Какова была ваша роль в штабе?” — он ответил: “Я сам задавал этот вопрос руководителям штаба, но ответа так и не получил. Я работал вне штаба. Общался с людьми, поддерживал связь с коллегами-депутатами и с Москвой”.
Тяжелая работа, что и говорить. Только такой профессионал мог с ней справиться.
Или вот еще, с той же пресс-конференции: “Сразу после этих трагических событий я призывал к роспуску Думы, так как она проявила свою антинародность. Хотя сейчас я уже не требую роспуска, поскольку это может дестабилизировать ситуацию в стране”.
Стало быть, сначала призвал. Впопыхах. А потом сообразил: распустить Думу — значит, и самому остаться не у дел. А г-н Рогозин не при делах — это, конечно, полная дестабилизация всей страны.

Марк Дейч

НТВ попало из-за Ходорковского
 

Адвокатам заключенного олигарха было на что обидеться: в фильме “Теракт с предоплатой” авторы — Алексей Егоров и Алексей Мошков — фактически намекали на связь компаний МЕНАТЕП и ЮКОС с террористическими организациями. На НТВ комментариев по этому поводу пока не дают. Канал уже не первый раз оказывается втянутым в дело Ходорковского. Недавно суд обязал программу “Страна и мир” опровергнуть заявление Генри Резника, сделанное в эфире этой передачи. Адвокат опального олигарха тогда был возмущен обращением с женщинами-адвокатами в знаменитом следственном изоляторе. В ходе разбирательства выяснилось, что ни обысков адвокатов, ни памятной “записки на волю” не было.
Между тем ЮКОС собирается обжаловать новое решение арбитражного суда о взыскании штрафов за 2001 год — 39 млрд. рублей. А власти ищут достойное применение деньгам ЮКОСА. По словам начальника экспертного управления администрации президента Аркадия Дворковича, они пойдут в стабфонд и на реализацию планов правительства по монетизации льгот.
 

Марк Дейч
 

От Веймара к рейху
 

В Воронеже завершился громкий судебный процесс: за убийство темнокожего студента трое нацистов приговорены к серьезным срокам заключения (один из них — к 17 годам лагеря строгого режима). Но главное — не в сроках и даже не в самом факте признания этих подонков виновными. Главное — в том, что впервые в истории новой России убийство на почве расовой ненависти именно так и было квалифицировано судом.
Казалось бы, у общества и страны появились некоторые основания для оптимизма.
Так ли это?

Недавно “МК” опубликовал сенсацию: в семье москвичей родилось шестеро близнецов!
Случай уникальный. Мы порадовались за родителей и, пользуясь случаем, попросили москвичей помочь небогатой молодой семье.
Мы не учли лишь одного — это была семья московских азербайджанцев. А точнее, мы не придали этому значения. Да и кто бы придал? Дети же...
Бог мой, что тут началось! На “МК” обрушился шквал телефонных звонков. Лейтмотив: нечего им помогать, пусть убираются в свой Азербайджан!..
Даже нас, повидавших виды журналистов, эта реакция сразила. Похоже, в нашей враждебности к “чужакам” мы подошли к самому краю пропасти.

* * *
В 2000 году в России было зарегистрировано 17 преступлений, о которых идет речь в статье 282 Уголовного кодекса РФ: “Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства”.
Здесь и в дальнейшем я говорю лишь о тех преступлениях, что были совершены с начала нынешнего века и зарегистрированы официально, — сколько их было совершено в действительности, остается только гадать: о нежелании наших правоохранительных органов составлять истинные сводки преступлений давно уже ходят легенды и анекдоты.
Итак, в 2000 году — 17. В суд направлено 8, из них по 7 преступлениям подсудимые отделались легким испугом — были амнистированы прямо в зале суда или получили условную меру наказания. Этот легкий испуг будет и в дальнейшем сопутствовать практически всем уголовным делам по 282-й статье.
2001 год. 32 преступления на национальной и расовой почве, но в суды направлено лишь 6 уголовных дел. Из них: четыре условных приговора, одно дело суд отказался рассматривать вовсе. Единственный в том году приговоренный к реальному сроку заключения — участник ваххабистского подполья на Северном Кавказе.
2002 год. 74 зарегистрированных преступления, в суды направлено 19 уголовных дел. Помимо применения в большинстве случаев той же условной меры наказания судьи все чаще отказываются от 282-й статьи, подменяя ее статьей 213-й — “хулиганство”. Так случилось в Воронеже, где группа нацистов терроризировала темнокожих студентов — жителей Малайзии, Танзании и Египта. (Кто знает: не случись тогда эта подмена — возможно, не произошло бы в Воронеже то убийство, с которого я начал эти заметки.) То же самое — в Пензе, а в Ханты-Мансийске 282-я статья исчезла из приговора группе скинхедов, избивавших и калечивших инородцев.
В 2003 году разрыв становится еще более разительным: 72 преступления — и лишь 11 уголовных дел, дошедших до суда. В Коврове за нападение на индуса тамошний нацист получил один год лишения свободы условно. Дело редактора газеты “Русский Симбирск”, публиковавшего откровенно юдофобские материалы, было прекращено — “за отсутствием состава преступления”. А к создателю сайта “Русские псы”, где появились призывы расправиться с “кавказцами”, суд постановил применить “принудительные меры воспитательного воздействия”.
На этом фоне приговор редактору новгородской газеты “Русское вече” — за “антиинородческие” публикации — выглядит торжеством правосудия. Поначалу Новгородский городской суд лишил редактора на три года права заниматься журналистской и издательской деятельностью. Однако такое наказание, по всей видимости, показалось местной Фемиде чересчур строгим: решением судебной коллегии Новгородского областного суда оно было заменено штрафом.
Обращаю ваше внимание на расширяющуюся географию подобных преступлений: как говорится — “от Москвы до самых до окраин”. И она, география, будет расширяться — до тех пор, пока наши правоохранительные органы и суды будут потворствовать отечественным нацистам.
 

* * *
Хорошо бы понять: почему это происходит? Почему и милиция, и суды столь снисходительны к этим подонкам, представляющим для общества очевидную угрозу? Да только ли милиция...
Вспомните дело генерала Макашова. Вспомнили? Некоторая часть нашего общества сильно возмутилась тогда высказываниями этого неандертальца в лампасах. Реакция была столь сильной, что Макашова попытались привлечь к суду. Сначала этим занялась прокуратура, но в дальнейшем дело забрала к себе Федеральная служба безопасности.
Не знаю, при чем тут ФСБ. Может быть, дело в том, что Макашов был депутат. Да еще генерал в придачу. Так или иначе, но ФСБ проявило завидное рвение и заказало аж 9 экспертиз! Перед всеми экспертами был поставлен один и тот же вопрос: содержалось ли в публичных высказываниях г-на Макашова нечто такое, что противоречит Конституции и подпадает под Уголовный кодекс? 8 из 9 экспертов ответили: да, противоречит и да, подпадает.
Казалось бы, все ясно. Дело можно передавать в суд. Однако чекистское рвение, как выяснилось, было направлено совсем в другую сторону. К экспертам зачастил один из следователей, капитан ФСБ (его фамилия мне известна), уговаривая изменить экспертные заключения. “Вы же понимаете, — говорил он, — что некие силы таким способом пытаются расправиться с генералом Макашовым”. Какие именно силы, капитан ФСБ не уточнял, предполагая, по-видимому, что эксперты и сами понимают: речь идет о мировой сионской закулисе и всемирном жидомасонском заговоре.
Не знаю, скольких экспертов удалось уломать капитану ФСБ. Но один из них — тот, кто рассказал мне эту историю и показал свое заключение, — мнение менять не стал. Впрочем, дело против Макашова все равно заглохло.
А чем какой-нибудь бритоголовый скинхед хуже Макашова? Ничем не хуже.
 

* * *
В начале нынешнего года известный российский социолог Марк Урнов провел любопытнейшее исследование, которое он назвал так: “Синдром радикального авторитаризма в российском массовом сознании”. Выводы, к которым пришел социолог, сенсационны и чудовищны. Может быть, именно поэтому его работа (за исключением незначительного фрагмента) до сих пор не опубликована.
Исследование показало, пишет Марк Урнов, что Россия практически готова к принятию идеологии радикального авторитаризма. 60—75% граждан нашей страны симпатизирует националистическим и авторитарным взглядам. К примеру, многие (60%) считают необходимым ограничить проживание в России “лиц кавказской национальности”. Еще больше (66%) убежденных в том, что “нашей стране нужны не столько законы и политические программы, сколько сильные, энергичные лидеры” и что “Россию должны бояться, только тогда ее будут уважать”.
Подавляющее большинство (73%) считает, что при определенных обстоятельствах держать человека в тюрьме без суда вполне допустимо. И что “казнить террористов публично — это правильно” (62%).
Примерно половина наших сограждан разделяет следующие точки зрения:
“Президент должен стать полновластным хозяином страны, только тогда мы прорвемся” (53%);
“Тем, кто мешает президенту проводить его политику, не место в стране” (45%);
“В России нужно, чтобы власть боялись. Иначе ее не будут уважать” (51%);
“Мне все равно, какими методами действует политик, если его деятельность идет на благо народа” (49%).
Безусловно, все это можно и даже нужно комментировать. Однако — увольте. Точно так же нет желания комментировать два других утверждения, которые разделяют многие мои соотечественники:
“В работе правоохранительных органов самое важное — остановить преступность, даже если для этого нужно будет нарушить права обвиняемых” (48%);
“Национальные меньшинства имеют слишком много власти в нашей стране”, в различных областях общественной жизни “влияние евреев необходимо ограничить” (42%).
Напрасно мы говорим, будто у “Единой России” нет идеологии и программы. Изложенное выше и есть идеология (и программа) “партии власти” — правда, пока еще не озвученная. Первыми это почуяли всевозможные “национально ориентированные политологи”. Один из них, г-н Ципко, в своей книге “Россию пора доверить русским” так прямо и написал: дескать, все беды России от того, что при Ельцине власть захватили “специалисты с еврейской кровью”, “русофобы, русоненавистники”, представители “советской социалистической еврейской интеллигенции”.
У этих господ-товарищей — старая закалка. Они ничего не стесняются. Впрочем, новые господа тоже не отстают. Известный экономист Михаил Делягин об исследовании Марка Урнова высказался следующим образом:
“Когда 58% населения демонстрирует толерантность к евреям на фоне тех реформ и той олигархии, которые мы имеем сегодня, то это хороший результат. Если, несмотря на нерешенность национального вопроса, 40% населения демонстрирует толерантность по отношению к кавказцам, то это очень хорошо по сравнению с тем, что должно было быть”.
А что же, по г-ну Делягину, “должно было быть”? Оставим этот вопрос на делягинской совести. Впрочем, некогда лидер одной из европейских стран уже освобождал свое население “от химеры, именуемой совестью”...
 

* * *
Исследование Марка Урнова ставит еще один, очень важный вопрос: почему именно сейчас? Почему любовь к авторитаризму не вспыхнула в начале 90-х? А ведь тогда, казалось бы, оснований для такой любви было куда как больше, поскольку Россия в те годы переживала серьезный шок — и социальный, и культурный. Или почему не после дефолта 1998 года, когда многие ожидали распада страны или как минимум длительного голода?
Урнов ссылается на закон Токвиля — известного французского политолога первой половины XIX столетия: чаще всего вспышки массовой агрессии наблюдаются не тогда, когда общество теряет надежду на позитивные изменения, а напротив — когда эти надежды появляются. А вместе с надеждами появляются социальные претензии, которые быстро растут, увеличивая разрыв между имеющимся и желаемым. Этот разрыв — по Токвилю — и есть главный источник социальной агрессии.
Правда, результат не всегда однозначен. Агрессия может стимулировать творческий импульс и, как следствие, — конструктивную деятельность. Но вполне вероятен и другой вариант: поиск врагов, желание им отомстить, свести счеты... Именно этот вариант стал возможен в Германии в начале 30-х годов прошлого столетия.
Похоже, считает Марк Урнов, сегодняшняя Россия движется в том же направлении. Проведенное им социологическое исследование показывает, что большинство россиян чувствует себя более или менее комфортно. Более половины работающих (60%) довольны работой, почти столько же считают себя обеспеченными, а нищими — только 4% опрошенных. Годы высоких цен на нефть и относительной стабильности породили ожидание, но ожидание бездеятельное, оно привело лишь к росту агрессивной социальной зависти. Поэтому, по мнению ученого, сегодняшнее желание авторитаризма — вовсе не синдром отчаяния. Речь идет об авторитаризме растущих претензий.
Согласно опросам, не менее половины жителей России поддерживают авторитарные тенденции и склонны к агрессивному национализму. Еще примерно четверть россиян готова поддаться, по выражению Урнова, “этой социальной патологии”. Теперь перспектива развития страны полностью зависит от позиции власти.
Что ж, поговорим о власти. И о перспективах.
 

* * *
Мой собеседник — доктор исторических наук профессор Сергей АРУТЮНОВ. Он член-корреспондент Российской академии наук, заведующий отделением народов Кавказа Института этнологии и антропологии РАН.

— Как вы полагаете, Сергей Александрович, мы с вами все еще живем в демократической стране?
— Формально — да. Президент Путин постоянно подчеркивает свою приверженность демократическим принципам, особенно перед зарубежной аудиторией. Однако реально демократическая эпоха в России закончилась.
Историческая аналогия, хотя и несколько отдаленная, такова: выборами в Государственную думу, состоявшимися в конце 2003 года, завершилась 15-летняя веймарская эпоха в истории России. Она наступила после разгрома СССР в “холодной войне”: сравнение с Веймаром — по части национального унижения — вполне адекватное. Вопрос в том, началась ли эпоха Третьего рейха?
— И как вы ответите на этот вопрос?
— Ну что вам сказать... Аналогий и сравнений вполне достаточно, особенно если считать романовский рейх — за 1-й, а сталинский — за 2-й. Однако сейчас отсутствует главная деталь: нет фюрера. Путин, безусловно, не фюрер, не дуче и даже не каудильо. Однако обстоятельства и окружение вполне могут подтолкнуть его в 2008 году на роль Гинденбурга. Что же касается “партии власти”, то это, конечно же, не НСДАП, хотя с “Испанской фалангой” ее вполне можно сопоставлять. А уж “Идущие вместе” вполне сравнимы с Гитлерюгендом.
— Наши якобы оппозиционные партии тоже нередко демонстрируют нацистские тенденции — ЛДПР, “Родина”...
— Дело в общем-то не только в партиях. Посмотрите, что происходит на наших с вами глазах: полностью зависимая от власти прокуратура, “басманные” суды, систематическое удушение неподконтрольных власти СМИ... Но самое страшное, на мой взгляд, — два чудовищных приговора последнего времени: осуждение на 15 лет бесспорно невиновного ученого Игоря Сутягина и оправдание совершивших зверское убийство капитана Ульмана и его подельников. Эти приговоры взаимосвязаны, они завершают картину становления суперавторитарного государства. Оба они вынесены судом присяжных. Это значит, что и власти, и “народу” в равной мере свойственны ксенофобия и антидемократизм, замешенные на черносотенной, охотнорядческой ненависти ко всему либеральному.
— Чем вы можете объяснить рост преступлений на почве ксенофобии и ненависти к инородцам — и, напротив, уменьшение реально обвинительных приговоров по этим преступлениям?
— Веймарским периодом. Как и в Германии той поры, он сопровождался у нас национальным унижением, чувством одиночества и враждебного окружения. Эти чувства легко направить на мнимых врагов. В Германии ими оказались евреи и в какой-то степени цыгане. У нас спектр врагов шире. Антисемитизм не растет, потому что “массы”, зараженные ксенофобией, переключились на другие категории “врагов”. Прежде всего на темнокожих и людей с ярко выраженной неславянской внешностью. Монголоидам, кстати, тоже достается — студенты и аспиранты из Бурятии и Якутии жалуются мне, что бритоголовые их избивают, а милиция регулярно задерживает “для выяснения”. Студенты из Таиланда, Кореи и Китая не ходят на вечерние лекции, они говорят: “Извините, профессор, но ходить вечером по Москве для нас небезопасно”.
Но основной враг — инакомыслящие. То есть те, кто придерживается либеральных и демократических идей. Эти люди для охотнорядческой “массы” — жиды или “жидовствующие”, либо наемники кавказской сволочи, или чеченские прихвостни.
— Почему бездействует власть?
— Потому что в правоохранительных органах и судах в значительной степени все еще остаются старые советские кадры, а молодые вырастают под их влиянием. Охотнорядческие настроения встречают у них плохо скрываемое сочувствие. Если в “интернациональном” СССР антисемитизм был возведен в ранг государственной политики (разве что прикрывался фиговым листком “антисионизма”), то сейчас — на фоне развала Союза, на фоне “праведного гнева” против каких-то чурок, осмелившихся провозгласить независимость, или против каких-то дикарей, спустившихся с Кавказских гор, — черносотенные имперские замашки тем более вполне оправданны.
— Вы сами, случаем, не “лицо кавказской национальности”?
— Не только лицо. Я — армянин, хотя сейчас — с моей полулысой, полуседой головой — не бросаюсь в глаза как явный кавказец. Но в юности меня время от времени останавливали в метро и проверяли документы. И было это, между прочим, при советской власти.
— В одном из публичных выступлений вы сказали (за смысл ручаюсь): поскольку в нашем обществе наблюдаются очень опасные тенденции, дело может закончиться тем, что уже в 2008 году фашистский народ изберет себе фашистское правительство. Насколько, по-вашему, реальна такая опасность?
— Она вполне реальна. Если власть не уважает либерально-демократические ценности, она неизбежно превращается в авторитарную. Если общество не хочет противодействовать авторитарной власти, она может, уничтожив политические и гражданские свободы, превратиться в тоталитарную. И, если в основе идеологии и политики тоталитарной власти — идеи национализма и расизма, возникает фашистское государство.
— Не слишком ли много “если”?
— Совсем не много. Не так давно в “Литературной газете” я обнаружил обвинение чеченского народа в “сотрудничестве с фашистами”. На мой взгляд, это пример того, как под видом критики немецкого фашизма в сознание наших сограждан внедряется фашистская идея “справедливых мер”. Такой “мерой” может быть депортация или иное преследование по национальному признаку. Уже звучат голоса о необходимости отмены закона “О реабилитации репрессированных народов”...
— У власти эти голоса не находят поддержки.
— Да, пока не находят. Но некоторые “установки” уже имеются. Насколько мне известно, в Кремлевский полк набирают только лиц явно выраженной славянской наружности. Если это так, то “установка” — чудовищная! Попробуйте представить себе соответствующую службу в США, Великобритании или Франции. Среди англосаксов или французов там обязательно есть шотландцы, темнокожие, индусы или выходцы из арабского мира. А у нас, по-моему, возобладала ироническая формула Струве: он говорил, что для черносотенцев русский — это светловолосый и православный, чья фамилия оканчивается на “ов”.
— Бог с ним, с Кремлевским полком. В конце концов, возможно, что это просто чья-то глупость.
— Возможно. Будь она исключением, о ней не стоило бы и говорить. Но подобная установка — в длинной цепочке явлений, которые свидетельствуют о том, что мы вступаем в эпоху торжества тоталитарных методов и целей.
— Возникает извечный вопрос: что делать?
— Делать свое дело. Нужно осознавать, что лбом стену не прошибешь, и не бросаться на баррикады и амбразуры. Правда, некоторые люди не мыслят для себя иной судьбы. Например, те 6 человек, что вышли на Красную площадь, протестуя против ввода танков в Чехословакию. Мы завидуем их смелости, понимая, что мы на такое не способны. Подвиг — удел немногих.
Что же остается? Не принимать тоталитарную власть, обособиться от нее насколько это возможно, но не доходить до самоубийства. Жить по совести и так же воспитывать детей. Вот, пожалуй, и все.
— Часто ли вас упрекают в том, что вы — пессимист?
— Частенько.
— И что вы отвечаете?
— Что я реалист.

Марк Дейч
 

Дополнения к Наградному листу
 

В 1992 году Герой Советского Союза Моисей Марьяновский впервые в жизни отправился в Израиль — по приглашению тамошнего союза ветеранов Второй мировой войны. Он прилетел на Кипр, в аэропорту Ларнака — пересадка на самолет израильской авиакомпании. Порядки у израильтян строгие: тщательный досмотр, проход через металлодетектор... Марьяновский выгреб из карманов все металлические предметы и шагнул под арку детектора. Раздался громкий звонок, сигнализирующий о наличии металла.

Его заставили несколько раз повторить процедуру. Звонок не умолкал. Тогда Марьяновского отвели в специальное помещение, попросили раздеться и проверили с помощью портативного рентгеновского аппарата.


“Звенели” осколки танковой брони, навсегда оставшиеся в его теле.

На обратном пути вновь была пересадка на Кипре. Так случилось, что в аэропорту работала та же смена. На сей раз Марьяновского проверять не стали. Начальник охраны что-то скомандовал своим подчиненным, они образовали живой коридор, отдали честь, и, пройдя через этот коридор, гвардии майор Моисей Марьяновский отбыл на Родину.

В армию его призвали в 1940-м. Не закончив училища, с марта 1942 года он на фронте: командир танковой роты, потом — батальона. Отличился в оборонительных боях под Жиздрой, в наступлении на Орел и Брянск. В 1943-м был тяжело ранен, но очень скоро вернулся в строй. Летом 1944-го воевал в Белоруссии.

Из Наградного листа (“Краткое конкретное изложение личного боевого подвига”):
“Выполняя поставленную командованием боевую задачу, тов. МАРЬЯНОВСКИЙ, командуя танковым батальоном, умелым обходным маневром вышел на шоссейную дорогу Могилев—Минск и отрезал пути отхода противника из Могилева. На своем танке тов. МАРЬЯНОВСКИЙ врезался в большую автоколонну противника, идущую из Могилева в Минск, и на протяжении 3 километров огнем и гусеницами танка разбил до 60 автомашин, 4 бронетранспортера, 5 орудий и уничтожил более 50 солдат и офицеров противника. Остальные танки последовали примеру своего командира.

Танкисты, перерезав шоссе, продвинулись до совхоза Казимирово. Противник пытался любой ценой отбросить наши части от шоссе и обеспечить себе выход на Минск. Тов. МАРЬЯНОВСКИЙ, несмотря на ранение, остался в строю, продолжая командовать танками — отражая многочисленные контратаки немцев, поддержанные танками.

Все контратаки противника были отражены. За время с 24 по 30 июня 1944 г. батальон под командованием т. МАРЬЯНОВСКОГО провел шесть боев, прошел в наступлении от реки Проня до реки Друть и форсировал ее. Всего за время этих боев батальоном нанесены противнику следующие потери: уничтожено и захвачено танков и самоходных орудий, автомашин более 1000, орудий разного калибра — 14, пулеметов 72. Противник оставил на поле боя свыше 1600 трупов своих солдат и офицеров. Лично сам (Марьяновский. — М.Д.) из пистолета уничтожил 7 немцев”.

Войну он закончил в Польше: был тяжело ранен, когда при штурме крепости Осовец в его танк попал снаряд. Праздник Победы встретил в госпитале. Награжден “Золотой Звездой” Героя, орденами Ленина, Александра Невского, Боевого Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды (дважды). После выздоровления поступил на исторический факультет МГУ.

Студент того же факультета и тоже фронтовик, впоследствии — сотрудник Международного отдела ЦК КПСС и помощник Горбачева, Анатолий Черняев вспоминал, как в 1951 году Марьяновского исключали из партии. Марьяновский как-то не сдержался и среди своих сокурсников назвал кампанию по “борьбе с космополитизмом” тем, чем она была в действительности: антисемитизмом. Кто-то, ясное дело, “стукнул”, и на факультетском партийном собрании слушалось “персональное дело” студента Марьяновского. Ораторствовали на том собрании люди, поднаторевшие в поисках “врагов народа” и “безродных космополитов”. Среди поднаторевших были и евреи. В аудитории, вспоминает Черняев, сидели две сотни партийцев и “подавленно смотрели этот паскудный спектакль”. Но ни один не выступил в защиту или хотя бы — призывая к снисхождению.

Марьяновский между тем бился, как на фронте, — сыпал фактами, стыдил и зал, и президиум. Но зал молчал, ораторы один за другим зачитывали по бумажкам заготовленные речи с осуждением и единогласно проголосовали: исключить!

Продолжение этой истории было нетипичным. После того как студента IV курса Марьяновского собрание единогласно исключило из партии, его почему-то оставили в покое: не вызвали в райком (для сдачи партбилета), будто никакого собрания не было и в помине, и даже не исключили из университета. До сих пор Марьяновский не может этого объяснить: в войне Сталина против своего народа звание Героя не спасало.
С 1992 года Марьяновский возглавляет Союз евреев — инвалидов и ветеранов Великой Отечественной войны. Он по-прежнему в бою, и по-прежнему — с нацистами. Только теперь — с нашими, отечественными. Как-то после очередной их выходки, не вызвавшей — как, впрочем, почти всегда — должного отпора со стороны так называемых правоохранительных органов, Моисей Марьяновский с горечью сказал: “Не понимаю, за что я воевал”.

У него было двое братьев. Оба — фронтовики. Яков был летчиком и дожил до Победы. Семен — артиллеристом, он погиб под Вязьмой в 1941-м.

Сегодня Моисею Марьяновскому исполняется 85 лет. Я желаю ему крепкого здоровья. С ним, со здоровьем, у него не слишком хорошо. И дело не только в возрасте. А в том, что свое здоровье он оставил под Орлом и Жиздрой, Могилевом и Осовцом... Да и сегодня, как выясняется, его война еще не кончилась.
 

“МК” присоединяется к поздравлениям. Мы желаем Герою Советского Союза, гвардии майору Моисею Марьяновскому счастья, здоровья и долгих лет жизни.

Марк Дейч
 

360 солдат и жандармов
 

Антиправительственные беспорядки разгорелись в африканской стране после того, как миротворческие силы Франции сбили 2 штурмовика “Су-25” ВВС Кот-Д’Ивуар, лишив страну боевой авиации.
Решение уничтожить самолеты было принято после того, как правительственная авиация обстреляла бывший оплот повстанческих сил в городе Буаки, в результате чего погибли девять французских солдат и один гражданин США.
Из досье “МК”. Кот-Д’Ивуар — бывшая французская колония, объявившая о своей независимости в середине 1960-х годов.
В 1999 году в стране произошел переворот, после которого началась гражданская война.
В 2003 году правительство заключило мирное соглашение с повстанцами, однако нынешней осенью ситуация снова обострилась.
Всего в стране находится 4 тысячи миротворцев ООН, которые охраняют буферную зону между силами президента Лорана Гбагбо и бывшими повстанцами.

Марк Дейч
 

Лолите никто не дает
 

В воскресенье певица Лолита отпраздновала свой день рождения аншлаговым концертом в ГЦКЗ “Россия” и последующим банкетом в ресторане “Шоколад”. На сцене именинница красовалась в шикарном розовом платье и розовых же туфлях. В этом наряде больше двадцати ей дать было невозможно.


— Мне сегодня 41! — начала свое выступление прима.
— Никто не даст! — кричал ей из зала муж.
— А до тебя никто и не давал, — шутила Лола.

...В промежутках между песнями Милявская рассуждала о своем творчестве: “Я уже привыкла, что я не формат... Мои песни не крутят по радио. Чтобы это произошло, нужно быть маленько Пугачевой, при этом выглядеть, как “ВИА Гра”, и быть немножко инфантильной, как Глюкоза”.
После каждой песни поклонники вручали певице шикарные букеты. А Лола, подбирая со сцены то оброненные букеты, то разбросанные артистами балета шляпки и пояса, рассуждала: “Интересно, смогу ли я лет через 10 так же ловко бегать по сцене, собирая за всех растерянный реквизит, как сейчас?..”
На сцену выезжали огромные зеркала и ловили свет прожекторов, что создавало совершенно потрясающие спецэффекты.
В заключение Лолита спела “А я иду, шагаю по Москве”, после чего рухнула на колени и почти с михалковской интонацией поблагодарила коллектив музыкантов, работавших с ней на сцене. “Между прочим, они играют с Ростроповичем!” — объяснила свое благодарственное “падение” певица. Но поставленная было точка оказалась преждевременной. Не обошлось без традиционных песен на бис... “Все! Включайте ваши мобильники, я продолжаю: буду петь для ваших родственников!” Гости из первых рядов не заставили себя ждать. Один очень почтенный и очень толстый господин передал звезде сотовый с весьма разумной просьбой: “Жене спойте”. “Алло, это Лолита, ваш муж у меня на концерте — ведет себя хорошо”. После этих слов певица аккурат в мобильник исполнила “Жаль, что это только снилось мне”.
Отметить успешный концерт, а заодно и по-настоящему справить день рождения, правда, уже в тесной компании друзей, родственников и прочих близких Лолита отправилась в ресторан “Шоколад”.
Первый тост на вечере оказался “За маму Лолиты”, он прозвучал от мужа дивы — бизнесмена Андрея Зарубина, который вызвался быть ведущим торжественного мероприятия.
“Я так долго не пила — сегодня обязательно это сделаю. Муж почему-то не дает мне напиться”, — переживала в ходе вечера певица.
В конце Лола совсем размякла: “Я приношу свои извинения за то, что я орала на всех трехэтажным матом”, — со слезой в голосе бормотала певица. Лолите, видимо, было стыдно, что накануне в собственной гримуборной во время репетиции она так нервничала, что напрочь забыла приличные слова. И все было бы ничего, если бы в гримерке не работал микрофон, исправно оттранслировавший нецензурную брань звезды во все динамики концертного зала.
— А пошло все на... — наконец подвела итог своим моральным страданиям Лолита. — Я не ела две недели, чтобы влезть в эту гребаную пачку! Так что давайте наконец просто пить!!!

Марк Дейч, Андрей Заруев, Ирина Лыщицкая
 

Назначение во власть,

На Востоке говорят: “Среди бегущих — остановись, среди кричащих — замолчи”.

Мудро. Хотя и чревато. Остановишься среди бегущих — непременно затопчут. Не со зла, а потому что деваться бегущим некуда, обогнуть остановившегося — на такое толпа не способна. Да и со зла тоже: все бегут — нечего тут столбом стоять, выделяться... Замолчать среди орущих — последствия, конечно, не такие тяжелые, но будут коситься, и вскорости окажешься изгоем. Это как в хоре: все рты открывают, один только ты стоишь с закрытым. Стало быть, манкируешь. Или же наоборот: хор уже замолчал, и вот тут-то ты и прорезался одиноким голосом. И в том, и в другом случае — такую индивидуальность хор не потерпит. На то он и хор.

Последняя наша политическая новость — насчет губернаторов. Дескать, как же так: их теперь не выбирать будут, а назначать. Демократическая общественность этого не приемлет.
Самое интересное, что подавляющее большинство ныне действующих губернаторов та же самая демократическая общественность на дух не переносит. Честит народных избранников в хвост и в гриву, смыкаясь в этом отношении с отнюдь не демократическим большинством нашего электората.
И все равно: выбирать, нельзя назначать. Потому как ежели эту сакраментальную запятую поставить после слова “нельзя”, — всё. Конец демократии.
Я все-таки не понимаю: ну почему же конец-то? Может, демократия от этого дела только выиграет. Потому как выборы наших губернаторов — весьма условны, а претензии избирателей к центральной власти — напротив, вполне конкретные.
Давайте попробуем разобраться, как мы выбираем наших губернаторов. И кого. Чисто конкретно.

* * *
Вот, например, Приморье. О тамошнем губернаторе я писал неоднократно. Так что теперь, как говорится, вернемся к напечатанному.
В Приморском крае — более полутора миллионов избирателей. На последних губернаторских выборах за него проголосовали 223410 человек. То есть — менее 15%. И это никому не показалось профанацией.
Дело в том, что местные законодатели — предвидя нежелание большинства жителей Приморья участвовать в выборах губернатора, — приговорили: считать выборы состоявшимися, если к урнам придет 25% зарегистрированных избирателей. И выборы состоялись, результат вы знаете. При том, что подавляющее большинство либо голосовали против кандидата (более 10%), либо вообще не захотели изъявлять свою волю (75% — !). А теперь вопрос: можно ли при таких данных считать выборы легитимными?
Так что же — выбирать или назначать?
Можно, конечно, подождать, пока мы все дозреем до демократии. Случится это как раз тогда, когда в России ничего стоящего уже не останется, и тем губернаторам, которые нынче нами правят, стремиться к заветным креслам будет незачем. Вот тогда-то и наступит пора честных выборов и честных губернаторов, которых мы изберем вполне осознанно. Правда, это будет унылая пора. Но зато мы с гордостью станем вспоминать о том, как мы защищали демократию.
Кстати. Я так понимаю, что демократия — это когда и общество гражданское, и демократы во власти. Каково оно, наше гражданское общество, мы уже знаем. Имели множество случаев убедиться. А уж демократы во власти — где ж это вы их видели? Не смешите.
Вот я и думаю: ежели выбирать не получается, то, может, все-таки — назначать? Не знаю, правда, кто это должен делать. Наверное, все-таки не Путин: для него одного это будет немножко много. Дело тут не в мере ответственности, которой сам ВВП, ясное дело, не боится, а нас чужая ответственность и вовсе не пугает. Дело в том, что полномочий у Президента России и так более чем достаточно.
Пусть это будет некий президентский совет. Скажем, совет по губернаторским делам. Он-то и будет, предварительно перемыв все косточки претендентам, представлять президенту кандидатов в будущие губернаторы. И дотошно следить потом за действиями последних, чтобы ежели что — без промедления к ногтю. В смысле — в отставку, а то и, если заслужил, — в тюрьму. А назначение на губернаторскую должность и последующую отставку, почетную или позорную, утверждает президент, это его прерогатива и ответственность.
Члены этого совета должны быть людьми независимыми, неподкупными и неангажированными. Одним словом, честными. Таких у нас осталось немного. Но все-таки — они еще есть.

Марк Дейч

Прорыв “Штрафбата”

Рейтинг телевизионного сериала “Штрафбат” — самый высокий за последние десять лет. Выше, чем у “Бригады” и даже чем у “Идиота”.
Но вот реакция на “Штрафбат” неоднозначна: от восторгов до откровенно хамской ругани. Ею всегда отличались и отличаются всевозможные маргиналы. Несмотря на некоторые внешние различия, нынче эти товарищи объединились в своей ненависти к фильму вокруг издания, спесиво именующего себя “газетой государства российского”. Особенно много претензий к сценаристу фильма Эдуарду Володарскому.
В сталинские годы даже малой толики этих претензий хватило бы для того, чтобы его расстрелять.
А в военное время — отправить в штрафбат.

СПРАВКА ”MК”
Эдуард Володарский — знаковая фигура советского и российского кинематографа. Автор сценариев более чем 50 фильмов. В том числе — широко известных и ставших культовыми: “Проверка на дорогах” (1971 г., реж. А.Герман), “Свой среди чужих, чужой среди своих” (1974 г., реж. Н.Михалков), “Емельян Пугачев” (1978 г., реж. А.Салтыков), “Демидовы” (1983 г., реж. Я.Лапшин), “Мой друг Иван Лапшин” (1984 г., реж. А.Герман).
И, наконец — “Штрафбат” (2004 г., реж. Н.Досталь).

У штрафников один закон, один конец...
Владимир ВЫСОЦКИЙ

— Эдуард Яковлевич, вас обвиняют в том, что вы не удосужились прочесть мемуары Жукова и Рокоссовского, Манштейна и Гудериана. И в том, что из вашего фильма следует неизбежный вывод: войну выиграли солдаты, вопреки идиотизму командования. Так что же — не читали?
— Да читал, читал. Только вот ведь какая штука — на фронте бытовала пословица: “Города сдают солдаты, а берут их генералы”. Когда гитлеровцам сдавали сотни городов, в сводках Совинформбюро имена генералов почему-то не назывались. Зато о взятии говорилось так: “Войска генерала такого-то штурмом овладели...” Между прочим, в своих мемуарах Гудериан с усмешкой пишет о том, что немецкое слово “штурм” во время войны немцами использовалось очень редко.
Что же касается командования... Если оно, командование — наш Генштаб вместе с маршалами, — было столь талантливым и подготовленным к войне, то почему, позвольте спросить, к октябрю 41-го кадровая Красная армия на европейской части СССР практически прекратила свое существование? Она была или уничтожена, или в плену, откуда пыталась прорваться, теряя 3/4, а то и 4/5 состава. А те, кто выходил к своим, попадали в фильтрационные пункты, откуда их гнали в штрафбаты...
В армии Гудериана служил генерал Фёрч. В своих воспоминаниях он пишет о том, что его обвиняли в жестокости: дескать, он плохо обращался с пленными. А я, пишет Фёрч, с ними никак не обращался, я всегда уважал русских солдат и никогда не был по отношению к ним жестоким. Но никто в вермахте, оправдывается Фёрч, не мог даже предположить, что русских пленных будет так много.
— Вас также обвиняют в том, что в сценарии вы отступили от правды. Дескать, в штрафбатах могли быть только бывшие офицеры, а рядовые — в штрафных ротах.
— Понимаете, есть правдоподобие и есть правда жизни. Этот упрек — из области правдоподобия. В той чудовищной неразберихе, которая сопутствовала первым двум годам войны, — кто бы тогда стал разбираться со штрафниками? К примеру, дивизии придан штрафбат, и туда же пригнали еще роту штрафников, рядовых. Комдив, он что — разбираться будет? Если к тому же в штрафбате половина людей уже полегла? Да еще если завтра наступление?.. Да он запихнет их всех в штрафбат — они же там все без погон, да к тому же в завтрашнем наступлении почти все погибнут. Кто там потом будет разбираться: штрафбат или штрафная рота?..
Все это мне напоминает историю “Войны и мира”. Когда роман вышел, еще были живы участники Бородинского сражения. Кое-кто из них (а к ним присоединились и некоторые критики) обвинял Толстого в неправде. Дескать, как это так: Пьер Безухов в цилиндре и белом сюртуке ходит посреди сражения, а вокруг него бомбы рвутся. Не могло такого быть! И батарея Тушина не могла продержаться столько времени, и вообще — не было в том месте, которое описывает Толстой, никакой батареи...
Когда я писал сценарий фильма о Емельяне Пугачеве, консультировал меня замечательный историк, специалист по XVIII веку профессор Преображенский. Он говорил мне: “Если вы знаете, что в точности такого факта не было, но он вполне мог быть, — смело пишите. Если же такого не могло быть никогда — не пишите”.
— А как насчет штрафников, которых везли на фронт из лагерей? Ведь действительно была такая инструкция — осужденных по знаменитой 58-й статье, то есть “политических”, на фронт не посылать даже в составе штрафных частей.
— Да, такая инструкция существовала. Но она касалась лишь тех политзаключенных, у кого сроки были — от 15 лет и выше. До 15 лет — можно было брать. И брали. А уж уголовников — с любыми статьями и любыми сроками. Потому что на фронте катастрофически не хватало солдат. Причем 42-й год в этом отношении был еще страшнее 41-го. Практически все области европейской части СССР — исконные поставщики солдат в русскую армию — были оккупированы. Поэтому шарили по Сибири, гнали на фронт казахов. А кто-то сообразил, что в лагерях сидят сотни тысяч людей, способных держать оружие. И на фронт потекла река из штрафников.
А вот еще одна инструкция того времени. Согласно ей, командовать штрафниками могли только кадровые офицеры. Но какой кадровый офицер пойдет командовать штрафной ротой или штрафбатом?
— Прикажут — пойдет.
— Отбояривались как могли.
— Боялись получить пулю в спину?
— Многие и получали — особенно если не удавалось наладить отношения со штрафниками. Да и потом: они же знали, что штрафников бросают в самые гиблые места. И ему, офицеру и отнюдь не штрафнику, тоже придется идти — на верную смерть. А зачем ее приближать? На фронте она и так по пятам ходит.
— Помимо прочего, вам крепко досталось от ностальгирующих “патриотов” за ваше отношение к маршалу Жукову...
— Я отношусь к нему так, как он, на мой взгляд, того заслуживает. Безусловно, он был талантливым военачальником. Но я убежден в том, что победа в конечном счете осталась за нами вовсе не в силу полководческих гениев Сталина, Жукова и прочих маршалов. В народе проснулась душа, которая была замордована советской властью, коллективизацией и массовыми репрессиями. Именно эта власть обрекла на голод Украину, когда в деревнях началось людоедство и вымерли три с половиной миллиона человек. Те, кто остался жив, пошли потом воевать. Они, эти бывшие “кулаки”, они что — любили советскую власть? Да они ненавидели ее! А воевали — за свою землю. Земля — вечная...
Когда я читал о битве на Курской дуге, я не понимал, как это можно было выдержать. Полтора миллиона человек сошлись лоб в лоб. 4 тысячи танков таранили друг друга. Это был ад, из-за гари и копоти не было видно неба. Тем не менее — выстояли. Неужто благодаря гению Жукова?
— Известно, что Сталин очень ценил Жукова. Во всяком случае, Жуков был единственным военачальником, кому Сталин беспрекословно отдавал резервные части. Другим он почти всегда отказывал.
— Именно резервные части были задействованы в катастрофе под Вязьмой. В котле оказались тогда пять наших армий, из окружения вырвались меньше трети, а все остальные или погибли, или попали в плен. А кто планировал эту “оборонительную операцию”? Генштаб. После нее Западный фронт принял Жуков. И именно после нее Сталин почти никому не отдавал резервы. Кроме Жукова. А тот тратил эти резервы мгновенно. Губил солдат еще больше, чем другие, — сотнями тысяч. Благо к 1943 году численное соотношение советских и гитлеровских войск стало меняться: наши людские ресурсы были неисчерпаемы.
— В одном из ваших интервью вы назвали Жукова “мясником”...
— Это не я его так назвал. Так его называли солдаты — на фронте у Жукова была кличка: Мясник.
Почему-то все забывают об отношении Жукова к солдатам. Генерал Эйзенхауэр в своих воспоминаниях пишет, как он увидел под Потсдамом огромное поле, устланное трупами русских солдат. Выполняя приказ Жукова, они штурмовали город в лоб — под кинжальным огнем немцев. Вид этого поля поразил Эйзенхауэра. Ему стало не по себе, и он спросил Жукова (не дословно, но за смысл я ручаюсь):
“На черта вам сдался этот Потсдам? Зачем вы за него столько людей положили?”
В ответ Жуков улыбнулся и сказал (эти слова, воспроизведенные Эйзенхауэром, я запомнил точно):
“Ничего, русские бабы еще нарожают”.
Маршал Жуков обладал той жестокостью, которая издавна была характерной чертой русского генералитета. Лишь единицы берегли солдат. Суворов, Брусилов, Корнилов... Вот, пожалуй, и все. Прочие солдат не жалели. И советские генералы были ничуть не лучше.
— В том же интервью вы приводите следующие цифры: при взятии Берлина погибли 600 тысяч наших солдат, при взятии Будапешта — 200 тысяч. Ваши оппоненты утверждают, что это ложь: в первом случае наши потери составили чуть больше 78 тысяч, во втором — 80 тысяч. Цифры несопоставимы.
— Давайте сопоставим другие цифры. На протяжении многих лет наша пропаганда утверждала: потери СССР в Великой Отечественной войне — 20 миллионов человек. Но вот данные о потерях, которые огласил президент Путин: 56 миллионов. Так что данные так называемых оппонентов — еще одна пропагандистская ложь.
— Поговорим немного о мелочах. В вашем фильме штрафники переодеваются в немецкие мундиры, а комбат-штрафник разъезжает на личном “Виллисе”...
— Это придирки идиотов. Старый, разбитый “Виллис” комбат получает от командира полка — за ненадобностью. А переодевались — потому что формы не хватало, и уж тем более для штрафников. Одежду они добывали себе сами: что добудешь, в том и ходи. Оружие, кстати, тоже.
Вообще-то быт штрафников не сильно отличался от быта регулярной армии. Жуков, вспоминая об операции “Багратион”, пишет: чтобы не снижать темп наступления, потребовались свежие силы. Из резерва была выделена 10-я армия. Но ее все нет и нет. Стали выяснять, в чем дело. Оказывается, от голода армия легла — солдаты не могли идти. Они четверо суток не получали паек.
Уж если такое происходило с резервной (по определению — сытой, готовой к бою) армией, можете догадаться, как кормили штрафников.
Я понимаю: нехватка продовольствия, воровство интендантов... А у генштабовских генералов на ремнях дырок не хватало — животы были такие, что ремень нельзя застегнуть.
— Как по-вашему, мог ли штрафник рассчитывать на прощение, на то, что его направят из штрафбата или штрафной роты в обычную часть? Ведь формулировка соответствующая была: “до первого ранения”.
— У нас много чего было написано. На деле — все по-другому. Ранило штрафника. Командир батальона или роты (если их самих не убило) пишет на него представление: мол, такой-то ранен в бою, искупил кровью. И направляется это представление в Особый отдел. Думаете, телеграфом? Да нет: оно идет туда неделями, а то и месяцами. Если вообще доходит.
Но, допустим, дошло. Так там, в Особом отделе, тоже не торопятся. Чего им торопиться? Тем более, если речь идет о “враге народа”. Пусть лучше еще повоюет, еще докажет. Кровью.
Но самое главное — в другом. Личный состав штрафного батальона в течение двух месяцев обновлялся полностью. Понимаете? ПОЛНОСТЬЮ! Погибали почти все, в живых оставались единицы — раненые. И еще меньше — получали “прощение”.
Как вы думаете: почему о штрафниках так мало известно? Почему никто из наших маршалов и генералов, оставивших многотомные воспоминания, ничего о них не писал? Тот же Жуков ни словом не упомянул о них в своем объемном труде.
— И почему же?
— А не хотелось. Это ведь неприятная, мрачная страница войны. Лучше ее не трогать. Иначе пришлось бы написать, в каких боевых операциях победа зависела от штрафников. И о том, что в гитлеровских войсках штрафников не было, а заградотряды появились там лишь в самом конце войны.
— Кстати, о заградотрядах. В Красной Армии они были созданы приказом НКВД СССР (№00941) 19 июля 1941 года. За них вам тоже достается от ваших оппонентов. Они оперируют мнением генерала армии Лащенко, который в своих воспоминаниях писал:
“Да, были заградительные отряды. Но я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже после войны я запрашивал архивные документы на этот счет. Таких документов не нашлось”.
— Извините, но я не знаю, кто такой генерал Лащенко. Интересно, какие архивы он запрашивал. Ведь заградотряды создавались при особых отделах. Стало быть, генерал запрашивал архивы КГБ. Совершенно очевидно, что именно и в каких выражениях ему оттуда ответили.
Заградотряды не стреляли по своим? Еще как стреляли! Для этого они и были созданы. Посмотрите директивы Ставки Верховного Главнокомандования — и вы все поймете.

СПРАВКА ”MК”
Директива Ставки Верховного Главнокомандования №001650 от 5 сентября 1941 г. В ответ на просьбу командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта А.И.Еременко: “Ставка ознакомилась с Вашей докладной запиской и разрешает Вам создать заградительные отряды в тех дивизиях, которые зарекомендовали себя как неустойчивые. Цель заградительных отрядов — не допускать самовольного отхода частей, а в случае бегства остановить, применяя при необходимости оружие”.
Через семь дней Директива была распространена на все фронты.

Допустим, некий генерал бросает солдат на взятие высоты. Бросает в лоб, без артподготовки. А высота прекрасно защищена, взять ее неимоверно сложно, а практически — полная безнадега. Понимаете, ведь русские солдаты во время войны не геройствовали. Они старались выжить, чтобы воевать дальше. Захлебываясь своей кровью, кровью своих товарищей, собственной шкурой ощущая бессмысленность подобной атаки, они откатывались назад. И вот тут их встречали пулеметы.
— Заградотряды были расформированы лишь в конце ноября 1944 года. Вместо них появились отряды СМЕРШ — “Смерть шпионам”. Зачем, на ваш взгляд, они понадобились? Ведь до конца войны оставалось около шести месяцев.
— По мнению высшего военного командования, армия нуждалась в “чистке”. К концу войны линию фронта переходили и пленные, и власовцы. Вот тут-то и нужен был СМЕРШ.
Как поступали с теми, кто переходил линию фронта, хорошо известно. Когда мы с Алексеем Германом работали над фильмом “Проверка на дорогах”, нам помогал полковник Никифоров. Во время войны его забрасывали в расположение власовских частей, он агитировал и переводил через линию фронта порой целые батальоны. Кстати, получил за это Звезду Героя Советского Союза. Что происходило дальше с теми, кого он переводил, Никифоров не знал. И рассказал нам с Германом такую историю.
В 1945-м несколько бывших власовцев бежали с этапа и сумели связаться с Никифоровым (он жил в Ленинграде). Они сказали ему примерно следующее: мол, что ж ты, сука, от имени Родины обещал нам прощение, а нас, как свиней, гонят в товарняке в Сибирь... Никифоров был человеком очень смелым и очень наивным. Пришел в обком, ворвался в какой-то кабинет и стал орать: как же так, что же вы делаете!.. Его прямо там и арестовали. Он получил 10 лет и вслед за своими подопечными отправился туда же, в Сибирь.
— Насколько я знаю, когда-то вы уже пытались написать сценарий фильма о штрафниках.
— Было такое. Принес заявку в Госкино СССР, им тогда Ермаш командовал. Известный деятель... Так он меня послал по матери. Забери, говорит, свою заявку и больше ничего такого не приноси.
— Чем вы объясняете огромный интерес к вашему фильму?
— Честно говоря, этот интерес одновременно удивителен и отраден. Когда шел фильм, я был на съемках новой картины в Переславле-Залесском. Вечером захожу в кафе. В зале — полная тишина. И тут слышу знакомые голоса актеров. В углу — телевизор, полный зал, и все уставились в этот угол: смотрят “Штрафбат”. А кто смотрит? Парни и девушки, им по 20, максимум — 25. Это меня больше всего поразило. Значит, им интересно. Значит, есть в них желание знать о своем прошлом.

Марк Дейч
 

Спецрезерв

Компания «Hyundai» усиливает свое присутствие на российском рынке версией Hyundai Elantra c двигателем 2,0 DOHC мощностью 143 л.с. Причем двухлитровый мотор представят на двух модификациях автомобиля — и та, и другая с кузовом седан. Elantra 2,0 с механической 5-ступенчатой КП будет стоить $19 990, версия с 4-ступенчатой АКП — $20 990.
Стандартный пакет оборудования довольно богат: гидроусилитель руля, регулируемая рулевая колонка, центральный замок, иммобилайзер, корректор фар, подушка безопасности водителя и пассажира, окрашенные в цвет кузова бамперы, брызговики, 15-дюймовые легкосплавные диски, полноразмерная «запаска». Из систем, призванных облегчить управление автомобилем в наших непростых климатических условиях, стоит отметить ABS, EBD, климат-контроль, фильтр салона, подогрев передних сидений, электроcтеклоподъемники, окрашенные в цвет кузова зеркала с электроприводом и подогревом, противотуманные фары. Без сомнения, не лишним будет бортовой компьютер, аудиоподготовка, антенна на заднем стекле, а для пущего форса имеются обшитые кожей руль и ручка коробки передач.
Кроме того, в комплектацию Hyundai Elantra с двухлитровым агрегатом дополнительно войдут боковые подушки безопасности, электролюк, система автоматического включения света фар и сетка в багажнике. «Дегустация» Elantra 2,0 начнется в салонах официальных дилеров уже в первой половине декабря.

Марк Дейч

Уйти, чтобы уйти

Юрий Афанасьев: «Мы все еще не проснулись. Но возбудились»


Помните — почти 10 лет назад, в августе, случился ГКЧП? Юбилей. Товарищи, которые этим делом заправляли, уже начали этот юбилей отмечать. Провели, я извиняюсь, брифинг. Очень сожалели, что не довели начатое до конца. Руки у т. Янаева по-прежнему тряслись. Тогда, десять лет назад, у них не получилось. Правда, для главных ГКЧПистов все кончилось вполне благопристойно: один из них сейчас депутат, другой — губернатор, третий ждет назначения в команду нового президента. И это при том, что проигравших обычно не любят. Однако тогда же начался отток и среди выигравших. Первым, покинувшим стан победителей, был Юрий АФАНАСЬЕВ — один из лидеров движения "Демократическая Россия",сопредседатель Межрегиональной депутатской группы (другие сопредседатели: Андрей Сахаров, Борис Ельцин, Гавриил Попов, Виктор Пальм), определивший основную массу нардепов как "агрессивно-послушное большинство". Этиагрессивно-послушные до сих пор правят бал. А Афанасьев ушел из политики. Ушел со скандалом - опубликовав разоблачительное письмо о функционерах "ДемРоссии", которую сам же и создавал. С 1989 года Юрий Николаевич Афанасьев — ректор Российского государственного гуманитарного университета. Итоги минувшего десятилетия он подвел в трилогии "Россия на перепутье": "Я должен это сказать", "Петля Ельцина" и "Наши надежды".


— Почему вы ушли из политики?
— По двум причинам. Чем дольше я раздумывал над происходящим, тем больше понимал: проблемы, которые предстоит решить, — неподъемны. Они рассчитаны на десятилетия. Перспективы перемен — долговременные, в обозримом будущем они не видны.
Вторая причина личная. Я понял, что не обладаю теми качествами, которые нужны политику в современной России.
— Какими же качествами вы не обладаете?
— Политик — это человек, способный в каждом конкретном случае искать и находить компромисс. Я этого делать не умею. Может быть, это результат многолетних занятий наукой: она компромиссов не признает. А в каждодневной политической практике они необходимы. Умение находить их и пользоваться ими я вовсе не считаю отрицательным качеством. Просто у меня его нет.
— Сначала вы "разошлись" с Горбачевым, потом с Ельциным. Вы и с приходом Путина остаетесь верны себе?
— Остаюсь. Хотя и понимаю, что выглядит это странно. Совершенно разные люди, Сильно отличающиеся друг от друга, хотя и следующие подряд периоды нашей новейшей истории. Но каждый из них — скорее объект для критики, чем для умиления. Слишком много оснований для неприятия, даже для отторжения.
— Разве так уж все плохо было при Ельцине? Когда-то, кстати, вы с ним были единомышленниками...
— Я не готов поставить знак "плюс" или "минус", оценивая эпоху Ельцина. Я не могу принять то,что утвердилось в России с появлением ваучеров и залоговых аукционов. Называется это по-разному: бандитский капитализм, олигархический капитализм, приватизация по Чубайсу... Все двигается в одну сторону — от нас, из России. Утекают доллары, причем чуть не по 40 миллиардов в год. Утекают мозги. Все в строгом соответствии с законами рынка: деньги текут туда, где им лучше и безопаснее, мозги устраиваются там, где им комфортнее. Но вот тут-то и думаешь: а нельзя ли было по-другому? Мне кажется — можно.
— А многопартийность? Настоящие, а не фиктивные выборы? Свобода слова, наконец?
— Какая свобода слова? Для кого? И от кого? Свобода от государства? От Березовского с Гусинским? Такой свободы у нас пока нет. В сфере экономики — послабления, а на политическом уровне — откровенный зажим вплоть до закрытия "вредных" радиостанций или телеканалов. Свобода слова оказывается никому не нужной мишурой.
А вот многопартийность — действительно есть. И выборы. Да, административный ресурс играет огромную роль. Он был явным в 96-м году, когда избрали Ельцина. Еще более мощно он проявился в 2000-м, когда выбирали Путина. И все-таки это уже не то "всенародное волеизъявление", что было при советской власти. В эпоху Ельцина случилось главное: благодаря действительно свободным выборам произошла легитимация власти. Одно это — огромный шаг вперед, не позволяющий судить о первом Президенте России однозначно плохо.
— Кто из нынешних политиков не вызывает у вас чувства отторжения?
— Владимир Рыжков, Григорий Явлинский, Николай Федоров, Михаил Прусак. По-моему, они понимают, что такое совесть.
— Таких, по-видимому, немного. Похоже, в Думе по-прежнему правит бал агрессивно-послушное большинство. Только если раньше оно состояло преимущественно из коммунистов и аграриев, то теперь на политическую сцену вышла другая сила: "Единство".
— "Единство" — это не компартия. У "медведей" есть предпочтение, оно же — политическая ориентация: равнение на власть. Идеологии у них нет вообще никакой. Впрочем, одна-единственная идея присутствует: всегда и во всем ~ поддерживать Кремль.
Но и компартия сейчас — совсем не та, что раньше. Всех своих "священных коров" она отринула. Когда-то это была интернациональная политическая партия. Теперь — националистическая. С "воинствующим атеизмом" давно покончено, хотя это тоже был один из "краеугольных камней". Даже при словах "частная собственность" нынешние коммунисты не хватаются за кобуру. А ведь еще Маркс, определяя квинтэссенцию своего "Капитала", сказал: "Отмена частной собственности". В коммунистическом мировоззрении этот тезис был определяющим.
Ничего этого у них не осталось. По сравнению с прежней, марксистско-ленинской, компартия выродилась. Когда коммунисты говорят о своих целях, у них даже язык не поворачивается произнести: "Построение коммунистического общества". Нынче они лавируют между ценностями, прямо противоположными коммунизму.
— Коммунисты ли, "Единство" ли, а Дума все равно в подавляющем большинстве равняется на Кремль. Вам не кажется это странным?
— Ничего странного нет. Стратегия Путина и его администрации как раз на это и нацелена. Создать "управляемую демократию", сделать Думу послушной, Совет Федерации превратить в фикцию, губернаторов выстроить по ранжиру и всех — подростков, женщин, коммунистов — одеть в "медвежью" шкуру. Все это делается неуклонно, шаг за шагом. А общество внемлет, демонстрируя безграничные возможности своего прогибания.
— Вас это не удивляет?
— Меня это не удивляет. Не то что к сопротивлению — мы не готовы даже к спору, даже к диалогу. Таких качеств наработано не было. Был сплошной деспотизм и сплошная неволя, столетия непроходимого рабства и рабской психологии. В нашей истории бывали вспышки, которые впоследствии гордо именовались взлетами свободолюбия: от Болотникова, Разина и Пугачева до переворота в 17-м. Но это были лишь спонтанные взрывы накопившегося негодования. От любви к свободе мы все еще далеки. Кто-то прекрасно сказал о 90-х годах теперь уже прошлого века: "Это были годы не пробуждения, а возбуждения".
— Страна так до сих пор и не проснулась?
— Думаю, что нет. Россия продолжает жить традиционалистским сознанием. Чтобы очнуться, необходимо иметь другое сознание, для которого нужна социальная практика, основанная на частной собственности. И на этой основе хоть сколько-то пожить. А когда ее нет, остаются возбуждение и судороги. А потом — апатия и тоска.
Именно это и произошло с Россией в последние годы. Ее вновь прогнули — сначала навязав неизвестно из какого теста слепленное "Единство", а потом и неизвестного президента. Однако учли; истосковавшемуся обществу придется по вкусу молодой, сильный, подвижный, загадочный. Не имеющий программы и не стесняющийся в выражениях. И пока все получается.
— В этих условиях особенно важны голоса таких, как вы, — не соглашающихся, умеющих отстаивать свою точку зрения, пытающихся что-то объяснить. А вы ушли из политики. Сказано же в Ветхом Завете: "Если не я, то кто?"
— Верно. Но каждый — на своем месте. Я объясняю студентам. Пишу книги, статьи. Это скорее сфера политологии, чем политики, но и она для меня не главная. Главная — университет. Тех, кто может красиво, без бумажки говорить на митингах, хватает и так. Да и митингов уже нет. Повывелись. Теперь есть несколько "политтехнологов", которые проводят успешные "операции". Действительно успешные: вертикаль становится все более вертикальной, Дума — все более послушной. Олигархи - иных уж нет, а те далече. Оставшиеся выстроились в затылок тем, с коими уже расправились, вид у них грустный. И Вяхирев, и Абрамович лишились своего шарма: чувствуют, что они — следующие.
— Вы иронизируете?
— Ну почему же. То, что происходит с олигархами, попытки обуздать донельзя распоясавшихся региональных баронов — все это можно отнести к успехам новой власти. Но при условии, что вместо Гусинского с Березовским не придет какой-нибудь Коган. Или Потанин. И, напротив, если региональных баронов сменят истинные губернаторы. Но пока что все это происходит "наездами" или спецоперациями — по договоренности, "по понятиям". Открытой политикой и законностью даже не пахнет. А на этом пути можно зайти далеко. Можно задолбать Березовского и утвердить Потанина. Волею царя-батюшки.
— С приходом к власти Путина много говорилось об авторитаризме и даже диктатуре. Вы разделяете эти опасения?
— Разделяю. Хотя нас убеждают в обратном. Нам говорят: речь идет лишь о том, что Путину необходимо овладевать ситуацией при отсутствии правовой базы. Балансировать на этой грани возможно, но недолго, потому что иначе соскальзывание к авторитаризму и диктатуре будет неизбежным.
— Разве еще сохраняется какой-то баланс? Подавляющее большинство из тех, кто расположился вокруг нового президента, — из спецслужб.
— Кое-кто усматривает в этом основание для оптимизма. Дескать, все другие структуры идейно обанкротились или продались. И только КГБ наблюдал за всем происходящим как бы сверху и со стороны. Где же еще Путин может черпать единомышленников, если не в КГБ, который не замешан в коррупции — в этой грязи, которой мы уже все захлебнулись?
— Может быть, и вправду — не замешан?
— А много ли мы знаем о КГБ, чтобы говорить о том, что его не коснулась коррупция? Мы твердо знаем одно: эта организация замешена на крови десятков миллионов людей. Так же, как и компартия, неотъемлемой частью которой был КГБ. Что касается коррупции, то коммунисты погрузились в нее со времен Хрущева. Те, кто приписывает бандитскую приватизацию Чубайсу и Гайдару, допускают грубейшую ошибку. Приватизация была полностью осуществлена еще в эпоху Брежнева, при Ельцине собственность лишь закрепили за теми, кто и так уже ею обладал. При Генсеке частная собственность материализовывалась через функцию, через обладание креслом. При президенте она реализовалась в виде наличных. Обладателями коих в первую очередь стали бывшие партийные функционеры, примеры общеизвестны. А КГБ был частью партийной элиты.
— Сотрудники этого учреждения утверждают, что они знать ничего не знают, что теперь они и вовсе совсем другие, а тогда — выполняли приказы своего партийного начальства.
— Они лгут. Утверждаю это как историк. Комитету никто никогда не приказывал. В СССР была создана мощная властная пирамида. Не нужно думать, будто КГБ стоял от нее в стороне. В этой пирамиде были распределены места, роли, определены функции для всех — для партии, государственных структур, "органов". На КГБ возлагались карательные функции, функции идеологической обработки и материального обеспечения идеологии. При этом Комитет пронизывал собой всю властную пирамиду — организационно, финансово, идеологически. Этот монстр — советская партийно-государственная система — разъедался коррупцией. А КГБ был неотъемлемой частью монстра.
— Но ведь десять лет назад монстр был уничтожен...
— Кто вам сказал? Вся государственная, партийная, хозяйственная бюрократия, которая фактически владела всем в СССР, здравствует и поныне. Брежневская номенклатура живехонька — и как социальная категория, и как политическая. Во времена Ельцина ее немного потеснили: неожиданно во властные структуры проскочили случайные люди. Но и сам Ельцин, и костяк, на который он опирался, — советская номенклатура. Поэтому все пришлые быстро оттуда повылетали.
Сейчас происходит окончательное устаканивание этой номенклатуры. Она успешно, хотя и с некоторыми потерями, справилась со всеми демократическими передрягами последних лет. Ее задача — не допускать больше случайностей. Вот как с выборами, о которых мы говорили. В ельцинскую эпоху тут было много случайностей, теперь они отсекаются. Правда, удается это не сразу и не везде. Например, сбой произошел в Приморье: там должны были избрать не Дарькина, а Апанасенко — заместителя полпреда президента в крае. Пока еще такие сбои возможны. Но вскоре, если все пойдет "правильно", их не будет. Избирать будут именно тех, кого наметили в Кремле.
— Следовательно, мы возвращаемся туда, откуда совсем недавно пришли? А вы говорите о переменах: о выборах, многопартийности...
— Отчасти это послабление возбудившемуся обществу, отчасти — имитация. На первый взгляд, у нас теперь все как у нормальных людей: демократия, парламент, широкий политический спектр. В действительности власть как была самодержавной, так и остается. Но с демократическим декором.
— Вы пессимист?
— Дремучий. Впрочем, я вижу, что надежда оставила еще не всех. Кое-кто еще думает: может, быть, у Путина есть какие-то другие задумки? Может быть, когда он овладеет ситуацией, начнется все-таки создание правового государства с господством частной собственности, с подлинным политическим плюрализмом? Что если Путин в этом смысле еще не раскрылся, потому что народец-то наш — таков, каков есть, с ним слишком загодя раскрываться опасно.
— А что если так? Ведь приняли же по инициативе Путина Закон о земле, о который большевики обломали свои последние копья.
— Правильно. Про Налоговый кодекс опять же можно вспомнить. Про Закон о судах — как утверждают специалисты, лучший из всех, что были приняты в этой сфере до сего дня.
Вот некоторые и думают: а вдруг? Вдруг он все-таки вырулит?
— А вы?
— Я же вам сказал: я — дремучий пессимист.

Марк Дейч

Цыплята по осени

К началу электорального сезона


Говорят, что Управлению делами президента катастрофически не хватает денег. Не то чтобы совсем не хватает, но денег, как мы знаем, никогда не бывает много. А расходы, между тем, немалые. Сейчас вот нужно кое-какие строительные программы финансировать. Например, реконструировать "морскую резиденцию" Президента.
Константиновский дворец в Стрельне около Петербурга. Тут бы Пал Палыч очень пригодился, но ему как раз сейчас недосуг: у него в Швейцарии дела, приходится туда-сюда часто ездить. Да еще неизвестно, чем эти дела закончатся.
Теперь вот, в связи с частыми разъездами г-на Бородина, приходится исхитряться: реконструкция дворца стоит очень недешево. И тут я предвижу отдельные возмущенные возгласы. Как же так, дескать. Эти деньги лучше бы в детские дома. Или там на науку. Или еще на что.
Однако с этими возгласами я, граждане, при всем своем, извините за выражение, нонконформизме, согласиться никак не могу. И вот почему.
Детишкам или на науку — это, конечно, хорошо. Но ведь разворуют. Как пить дать. Это во-первых.
А во-вторых — президент все-таки. Понимаете. Президент. С большой буквы. И не важно, как его фамилия, Путин или еще кто. Он представляет нашу страну и должен делать это в достойных условиях. Достойных нашей страны. Конечно, желательно. чтоб без излишней роскоши. Нам пока не до нее. И чтобы эти представительские места не оставались за ним пожизненно и не становились его личной собственностью. А так — почему бы и нету Польза, между прочим, тоже имеется: когда бы еще нашлись деньги на реставрацию и реконструкцию знаменитого Константиновского дворца? С экскурсией, ясное дело, в "резиденцию" не попадешь. это тебе не какой-то там Белый дом в Вашингтоне. Ну хоть издалека, наверное, взглянуть можно будет.
•• •
Путину достается отовсюду. Справа и слева, снизу и сверху, и еще сбоку. Не то чтобы мне его жалко, у него должность такая, но кое-какая справедливость, по-моему, все-таки должна присутствовать.
Положим, с "левыми" все ясно: кто не с ними, тот против, а Путин явно не с ними. Гимн еще ничего не доказывает. Главное — пар спущен, а следующее поколение и не вспомнит даже, почему вокруг этой мелодии кипели такие страсти. Весьма мудрый (хоть и задевающий многих, в том числе и меня) шаг, потому что — прагматичный. Политик не может не быть прагматиком. К сожалению.
Что же касается вещей — опять извините - "концептуальных", то тут наши "правые" вкупе с либералами должны были бы плакать от счастья. Вместо этого они быстро перегруппировались и ринулись в новую атаку, забыв о том, что кесарю следовало бы отдать кесарево. Хотя бы из того же чувства справедливости.
"Декрет о земле", о котором так много говорили демократы и к которому Ельцин боялся даже подступиться, принят. Медленно, со скрипом, но все-таки сдвинулась с мертвой точки судебная реформа. Совершенно очевидно, что не за горами и реформа в армии. С чьей конкретно подачи все это делается, Греф там или не Греф, мне неведомо. Знаю одно, без президента ничего этого не случилось бы.
А ведь именно из-за этих "трех китов" ломали свои копья в последние десять лет наши демократические либералы (с либеральными демократами прошу не путать). И вот теперь, когда лед наконец тронулся, господа присяжные заседатели развернули копья и нацелили их на хлипкие колеса нашего и без того вихляющего из стороны в сторону велосипеда.
Не понимаю.
Ничего этого Путин мог бы и не затевать, отделываясь фразами о так "приверженности избранному народом демократическому пути". И спросить с него было бы нечего и некому, потому что во время избирательной кампании он никому ничего не обещал. Прекрасный, кстати говоря, пиаровский ход: что бы потом ни сделал — уже много будет, потому что в любом случае сверх обещанного. Которого, повторяю, не было вовсе.
• • •
"Мочить в сортире" очень это путинское выражение нам (народу то есть) понравилось. Ну, не всем, конечно. Некоторые, и я в том числе, Владимира Владимировича сильно тогда корили. Некрасиво, дескать. Фи и все такое прочее.
А другие некоторые, напротив, принялись Путина защищать. Фи-то оно, конечно, фи, но президента понять нужно. Не сдержался человек. После взрыва на Пушкинской и не такое на язык просится.
Допускаю; мог и не сдержаться. Хотя, если память мне не изменяет, президент наш — из разведчиков, причем не из рядовых. Самообладанию их там специально обучают. Так сказать, профилирующая дисциплина.
Возможен и другой вариант: Путин умело сыграл несдержанность. И если это так, ничего, кроме аплодисментов, он не заслуживает. Потому что будь она, несдержанность, сыгранной или искренней, результат тот же: народу понравилось и запомнилось.
Другой вопрос — должен ли глава государства всегда потакать вкусам большинства граждан своей страны? Безусловно, нет. Тем более что вкусы большинства обычно весьма сомнительны. Но не учитывать их президент не имеет права. Иначе — не быть ему президентом.
Вопрос этот для Путина по-прежнему актуален; разговоры о безусловной поддержке нынешнего президента подавляющим большинством населения России всего только разговоры. В качестве аргумента мне туг как-то сказали, что вот если бы Путин избирался сейчас на Украине или в Белоруссии, за него проголосовало бы 100 процентов тамошнего населения. Относительно "жовто-блакитных" не знаю, но сомневаюсь. Что же до белорусов, то очень даже возможно. Потому как после 'батьки" Лукашенко любая кандидатура будет "проходной".
Зато я знаю несколько стран — тоже бывших республик СССР, — где Путин не пройдет никогда и ни при каких обстоятельствах.
Да и здесь, в России, у него еще не все гладко. На выборах он вроде бы одержал "убедительную победу" в первом же туре, набрав почти 53% голосов. Но цифра эта — лукавая: она не учитывает тех, кто не пошел голосовать вовсе. А если учесть всех избирателей, то окажется, что за Путина высказалось лишь около трети населения. Тоже, конечно, немало, но ресурс, сами понимаете, имеется. И в ту, и в другую сторону.
• • •
В рейтинги я не верю. Кто их заказывает и с какой целью — таков будет и рейтинг. Сейчас вот социологи объявили: если Путин решится на переговоры с Масхадовым, 35% населения президента поддержат, а 25% из тех, кто сейчас за него, в поддержке ему откажут.
"Ну и что?" — спросите вы. Вот и я спрашиваю: ну и что?
Чертовщина какая-то. Магия цифр.
Вопрос в том, состоятся ли переговоры. Нет, даже не так: с кем должен переговариваться Президент России? Недавно Путин именно так и сказал: дескать, я готов сесть за стол переговоров, но — с кем? И был, между прочим, прав.
С Масхадовым? Но человек, открыто поддержавший бандитизм и насилие, становится соучастником. Иначе говоря — преступником, подлежащим уголовному преследованию вне зависимости от того, избран ли он "всем чеченским народом" или не всем.
Чечня между тем стала Меккой для наших политиков, готовящихся к штурму новых высот. То, что там побывал Путин, неудивительно: в конце концов, это его прямая обязанность. Но еще до него там побывали некоторые "претенденты на престол". Немцов, например. Накануне Борис Ефимович объявил о том, что будет биться за президентство, а после поездки на Северный Кавказ добавил, что теперь он, Немцов, является как бы гарантом процесса "мирного урегулирования" в Чечне.
По этому поводу президент Путин заметил: поскольку сей процесс несколько затягивается, а оружие никто из боевиков не сдает и даже не собирает-
ся, хорошо бы Немцову, как "гаранту" и честному человеку, добровольно сдать свое оружие — депутатский мандат.
По-моему, правильно заметил. За базар нужно отвечать.
Однако Немцов счел замечание Путина вызовом или даже объявлением войны и бросился в атаку. Атака свелась к "выявлению" слабых, по мнению Немцова, сторон президентской личности. У Путина-де "дефицит биополя", он чрезмерно "зажат", не умеет "держать удары" и "терпеть критику".
Опять чертовщина. Какой такой "дефицит биополя"? И потом: если у тебя это самое поле такое бескрайнее — поделись с президентом. Для пользы Отечества.
Что же касается зажатости — вроде непохоже. Говорит без бумажки, вполне грамотно, даже литературно. Ударения, во всяком случае, правильные. А уж то, что на иностранном языке свободно изъясняется, так для нашей социалистической державы это и вовсе что-то такое фантастическое. Вроде "дефицита биополя". Правда, Владимир Владимирович не музыкант. На ложках не играет и оркестром не дирижирует. Это "минус".
А вот насчет критики — очень может быть. Однако если Путин на нее и обижается (а кто не обижается?), то про себя. Ни я, ни мои коллеги, кто его постоянно тюкает, не пострадали. Во всяком случае, пока. А там — кто ж его знает. Может, затаился Путин, а через какое-то время даст нам всем прикурить. Не исключаю.
О том, насколько хорошо президент Путин "держит удары", мне неизвестно. Зато я очень хорошо помню знаменитый теледиалог Немцова с Жириновским. В той дуэли Жириновский не выиграл — просто потому, что Владимир Вольфович не может выиграть по определению. На политической сцене ему отведена роль с одной-единственной репликой (даже если эта реплика иногда напоминает длинный монолог): "Кушать подано". После чего сам же Жириновский садится кушать то, что подано. Не могу забыть, с какой важно-надутой физиономией вождь ЛДПР принимал поздравления по случаю президентского указа о присвоении ему звания "заслуженный юрист России". И отчетливо представляю себе, как улыбался Путин, подписывая этот указ.
Так вот. Хотя дуэль Владимир Вольфович не выиграл, Немцов ее — проиграл. И не потому, что был облит ярко-желтым апельсиновым соком. А потому, что не сумел быстро и точно среагировать. Попытался в свою очередь плеснуть чем-то в Жириновского, но стакан оказался пустой: выпил Немцов, не предусмотрел такой коллизии. Вскочил, руками помахал и опять уселся в кресло. Не нашелся. В результате - остался облитый. Надолго.
С такой реакцией в большой политике на многое не попретендуешь.
А ведь был у Немцова достойный выход из той ситуации. И не один. Ну вот, например.
После "выпада"Жириновского Немцов молча и очень медленно вынимает из кармана белоснежный платок, столь же медленно разворачивает его и аккуратно отряхивает залитый лацкан пиджака. Потом все так же неспешно кладет платок на стол (по-прежнему молча; камера тщательно фиксирует енивые движения дуэлянта) и лишь затем говорит всего одну короткую фразу: "А вы, Жириновский, идиот'. Встает и уходит. Владимир Вольфович остается наедине с ведущим.
Вот это было бы эффектно. Запомнилось бы.
Остается выяснить, имелся ли в наличии носовой платок. Тем более белоснежный. Ну, чего не знаю,того не знаю.
Немцов уйти не решился (ну как же — до конца эфира вон еще сколько времени!) А оставшись, проиграл.
• • •
Конфликт между президентом и претендентом знаменует начало нового избирательного сезона. Губерния уже пишет вовсю. Вопросы очередной "Алчности", которые ставятся перед участниками (то есть перед нами, граждане), примерно такие. Какие выборы грядут первыми — думские или президентские? Будут ли и те, и другие досрочными? Не следует ли продлить срок президентских полномочий?
Главный выигрыш — достаточно точный прогноз политической погоды в стране на ближайшие 10 лет и, соответственно, возможность одеться по сезону.
Возможно,оппоненты Путина, выдвинув на "передний край" закаленного дуэлянта Немцова, пытаются перехватить у президента инициативу и показать ему, что он не готов пока для досрочных выборов. Не созрел. С другой стороны, так называемые "олигархи" вряд ли допустят проведение преждевременных выборов главы государства без твердых президентских гарантий лояльного к ним отношения. Такое решение они, "олигархи", вроде бы приняли еще в прошлом году. С третьей стороны, Путин будто бы потребовал от своего окружения полного прекращения разговоров о досрочных выборах в Думу. По-видимому, президент опасается, что в этом случае новый состав Думы может оказаться под контролем тех же "олигархов".
А есть еще и четвертая сторона. Свой вариант развития событий, "лукашенковский", Путину будто бы пытаются навязать "силовики"...
И таких сторон наверняка еще много.
А как же с нами? Насчет политической погоды и возможности запастись соответствующей одежонкой?
Тут, граждане, у меня подсказок нету. Разве что сказка вспоминается. Анекдот то есть. К случаю. Про невесту, которая советуется со своим папашей, как ей лучше одеться по случаю первой брачной ночи. А папа, умудренный нашей замечательной жизнью, отвечает: "Как ни оденься, милая, все равно трахнут".

Марк Дейч

Кавказский фитиль

Двести лет спустя. Что изменилось?

"Слава России!"
Дебилы из РНЕ бьют себя кулаками в грудь и вскидывают руки в нацистском приветствии.
"Слава России!"
Это они так в Ростове митингуют, возле здания суда, где идет процесс по делу полковника Буданова. И кричат вот это самое, гулкое.
России-то, конечно, слава. Во всяком случае, от наших нацистских недоумков ее, славы, не слишком убудет. Да даже от того злодеяния, что полковник российской армии сотворил, урон небольшой. Ну, загубил жизнь человеческую. Эка невидаль...
Я не о том, граждане. Я о нас с вами.
На днях одна сильно популярная прокремлевская газета — молодежная, между прочим! — опросила некоторых своих читателей. Выяснилось, что подавляющее большинство считает: "Буданов в состоянии опьянения и психологического срыва допустил самосуд, но заслуживает лишь минимального наказания — понижения в должности и звании и как боевой офицер-орденоносец должен быть амнистирован. Суд над человеком, которого послали на войну, а судят по меркам мирных условий, — издевательство".
В военное время самое мягкое наказание за самосуд — штрафбат.
А правительственная "Российская газета" и вовсе опубликовала восторженную оду в честь полковника Буданова. Надо ли понимать так, что такова официальная точка зрения Правительства Российской Федерации?
К сожалению, то, что происходит в Чечне, в том числе и убийство девушки, совершенное полковником Будановым (он в этом признался), — все это не ново. Адвокат потерпевшей стороны Абдулла Хамзаев считает: нынешние российские войска, воюющие в Чечне, несут историческую ответственность за политику России в Чечне за последние 200 лет.
Прав ли чеченец Хамзаев? Не знаю. Но вот что пишет наш современник, замечательный русский историк Евгений Анисимов:
"Огромную роль превращения кавказской войны в акцию по изгнанию и уничтожению целых народов Кавказа сыграл генерал Ермолов, широко практиковавший создание "мертвых зон", в которых сплошному уничтожению подвергались жилища, поля, мирные жители. Сами они загонялись в горы, обрекаясь тем самым на гибель".
Вот слова самого "героя" Кавказской войны генерала Ермолова:
"Здесь между народами, загрубелыми в невежестве, чуждыми вообще понятий, первый закон есть сила. Один только страх русского оружия может удержать горцев в покорности".
В другом случае Ермолов менее велеречив, пишет по-простому, даже с иронией:
"Чеченцы мои любезные в прижатом положении. Большая часть живет в лесах с семействами. В зимнее время вселилась болезнь, подобная желтой горячке, и производит опустошения".
Ну хорошо, Анисимов небось "русофоб", а генерал Ермолов и вовсе, кажется, якшался с декабристами, за что и был отстранен от командования, и чуть ли даже не масон. Так что с ними все ясно.
Но вот Толстой, граф Лев Николаевич. "Зеркало русской революции" и "человечище". Читаем:
"Вернувшись в свой аул, нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Старик дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами.
Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Также была загажена и мечеть.
Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения.
Перед жителями стоял выбор: оставаться на местах и восстановить страшными усилиями все с такими трудами заведенное и так легко и бессмысленно уничтоженное, ожидая всякую минуту повторения того же, или, противно религиозному закону и чувству отвращения и презрения к русским, покориться им".
Надо очень любить свою родину и быть очень русским человеком, чтобы написать такие страшные слова.
Так они думают о нас. И ни картечью, ни "Градом" ничего с этим не поделать. Необходимо, как говорится, другое, новое мышление. Похоже, на него мы до сих пор не способны.
...По сообщению все той же молодежной газеты, только один пожилой человек пришел к зданию суда в Ростове "с плакатиком "Полковник — убийца и изверг!", но его чуть не разорвали в клочья. Больше этого деда здесь не видели".
Почему-то "дед". Может, с бородой? Не похож ли на графа Толстого?

Марк ДЕЙЧ

Разговор не о политике

Михаил Горбачев: «70 лет – весьма средний возраст»


К юбилею Горбачева сотрудники Фонда, носящего его имя, выпустили книгу "Многая лета". Тираж крошечный, 3000 экземпляров, только "для своих", А книга между тем любопытная. В ней собраны впечатления о Горбачеве сорока известнейших людей планеты — от Джорджа Буша и Ганса Дитриха Геншера до Елены Боннэр и Армена Джигарханяна. Без сомнения: чем талантливей человек, тем ярче его впечатления. В каком-то смысле каждый из соавторов этой книги талантлив. Однако написать о своих впечатлениях способен не каждый: тут нужен особый дар, писательский.

Книге повезло. Среди ее авторов — Татьяна Толстая. Вот несколько фрагментов ее заметок, которые она назвала "...Но какой человек! ":
"Горбачев — существо настолько политическое и одновременно настолько харизматическое, что вынести о нем какое-либо человеческое суждение не представляется возможным. Все известные мне попытки сделать это провалились. Феномен Горбачева не объяснен, и все, что мне приходилось читать по этому поводу, напоминает описание серафима с точки зрения биолога, психолога, юриста, антрополога, статистика — и так далее. Его описывают в человеческих терминах, применяют к нему обычные причинно-следственные принципы, роются в его генеалогии , (никакой генеалогии у него нет, он родился от своих родителей), ищут корни в его прошлом (самое обычное прошлое); как в магический кристалл, всматриваются в биографию его дедушек (как у всех), выкапывают его несостоявшуюся невесту (ну и что?), переносят центр тяжести внимания на его жену (ничего такого особенного не видят). Изучены и перетряхнуты все его коллеги, прослежены все перипетии его карьеры, с лупой исследователи проползли по его — самому стандартному — образованию; по всем законам бытия, Горбачева не должно было бы быть, а он был. И есть:
Горбачев был изгнан, осмеян, ему поставили в упрек все несчастья, все трагедии, все малые и крупные катастрофы, случившиеся в его царствование. Как известно, индивидуальные, "именные" смерти переживаются общественным мнением тяжелее и больнее, чем смерти массовые. Так, грузинские и литовские события — попытка горбачевского режима предотвратить распад страны — привели к гибели около двух десятков людей в том и в другом случае; фамилии известны, фотографии обошли прессу, людей безумно жаль. Ельцинское побоище в Чечне, кровавые события в Таджикистане, установление феодальных порядков в среднеазиатских республиках, массовые искоренения всех прав человека по всему бывшему Советскому Союзу все сейчас воспринимают равнодушно, притупление, как будто это — в порядке вещей, как будто это не прямое следствие безответственной политики теперешнего режима.
При Горбачеве коррупция — да, существовала, после Горбачева — расцвела пышным цветом; при Горбачеве бедность — да, угнетала, после Горбачева — стала причиной голодных смертей; при Горбачеве передвижение по стране в связи с режимной пропиской — да, сковывало людей, после Горбачева — сотни и сотни тысяч лишились крова и имущества и побежали по стране, ища пристанища у таких же озлобленных и голодных.
Странное дело: никто никогда не считал его ни особенно честным, ни особенно справедливым, ни особенно благородным. Но когда он ушел, страну захлестнул такой вал бесчестия, коррупции, откровенного бандитизма, лжи, которого не ожидали. Те, кто попрекал его в том, что он делает себе маленькие поблажки за государственный счет — например, в том, что на его казенной даче в каждой комнате по телевизору,— украли миллиарды; те, кто возмущался, что он советуется с женой, устроили всех своих ближайших родственников на высокие и денежные посты. Все пигмеи прежних лет, боявшиеся пикнуть в догорбачевское время, сейчас чувствуют себя вправе оскорблять его, не рискуя получить сдачи; мелочность придирок свидетельствует о соответственном масштабе натуры. Особенно много насмешек вызвало его участие в рекламе пиццы; те, кто осмеивал его за это, в свое время кричали о том, что всякий труд — почетен, что оплачиваемый труд, не приносящий никому вреда, — чистое благо.
В закутке большого прокуренного учреждения "Горбачев-фонду" нынешнее правительство выделило несколько комнат. Аренда дорога. Дом, предоставленный ему ранее, Ельцин отнял; мелкие люди мстят мелко. А Горби, не постаревший ни на минуту, красивый, сдержанно-энергичный, с непотускневшей харизмой, — все такой же".
С Горбачевым, положено говорить о политике.
А о чем же еще? Что Михаил Сергеевич думает о Путине. Как он оценивает внутреннюю политику. И внешнюю. И каковы шансы социал-демократов. А что... И когда... А что если...
К тому же всем известно: о своей, что называется, личной жизни Горбачев говорить не любит. Отмалчивается. Мне пришлось приложить много усилий, чтобы разговорить экс-президента СССР. Я был въедлив, где-то даже нахален, хотя и понимал: если Горбачев не захочет, все равно не ответит.
— Михаил Сергеевич, как вы поживаете?

— Нормально... Странно, что об этом спрашиваете именно вы, Марк. Вы же знаете нас, нашу семью. После того как не стало Раисы Максимовны, ужасно поживаю. Будто что-то оборвалось. Я очень благодарен Ирине и внучкам, они меня здорово выручают. Они переехали ко мне, живут со мной, сохраняется атмосфера нашей семьи. Ирина все взяла на себя, и внучки помогают. Но Раисы Максимовны нет, никто ее заменить не может.
— Вам одиноко?
— Да. В этом все дело. Я сознательно пытаюсь это преодолеть — у меня много встреч, поездок, работы.
— Удается?
— Нет. То, что случилось, непоправимо.
— Расскажите о том, как вы живете. У вас дача?
— Дача есть. Государственная. Она в Жуковке. Я там жил еще тогда, когда входил в Политбюро.
— Большая?
— По-моему, большая — 400 с лишним квадратных метров. И участок хороший: на берегу Москвы-реки, лес.
— Дом деревянный?
— Бетонный. Очень гулкий, все слышно. И жутко холодный. Зато двухэтажный. На первом - комнаты Ирины, девочек, столовая и кухня.
— За стол вы садитесь вместе?
— Стараемся, но удается не всегда. А на втором этаже — там наши с Раисой Максимовной "апартаменты". Спальня, ее кабинет, мой, гардеробная.
— А библиотека?
— А у нас повсюду библиотека. Книг много.
— Охрана у вас есть?
— Есть, небольшая. Их четверо, они чередуются. Один человек всегда со мной.
— На какой машине вы ездите?
— На "Мерседесе", он принадлежит фонду.
— Небось 500-й или 600-й?
— Нет, это небольшая машина. Правда, бронированная.
— Как проходит ваш день?
— Режим у меня не меняется. Встаю около восьми. Девочки к этому времени уже уезжают на занятия. Мы завтракаем вдвоем с Ириной.
— Что у вас на завтрак?
— Либо каша, овсяная или гречневая, либо творог.
— Чай или кофе?
— Уже лет 30 — яблочный сок.
— Кофе совсем не пьете?
— Раньше — очень много. Раиса Максимовна была кофеман, мы за день выпивали по 7 — 10 чашек. Сумасшедшее дело! Потом начали себя
сдерживать.
— А чай?
— С удовольствием. И с лимоном.
После завтрака начинается ежедневная круговерть. Конференции, встречи, фонд...
— Обедаете в городе или возвращаетесь на дачу?
— Здесь обедаю, в фонде. Чашка кофе с молоком и два горячих бутерброда с сыром.
— Негусто. И — до вечера?
— Обычно часов до восьми, в девять возвращаюсь на дачу. Если чуть пораньше, девочки ждут меня с ужином. Но обычно они не выдерживают:
организмы молодые, голодные. Тогда мы ужинаем вдвоем с Ириной. Хотя иногда мне приходится ее ждать: она может и позже приехать.
— Что на ужин?
— Тут уж я отрываюсь. На закуску — салаты, свежие овощи. Если на столе появляется квашеная капуста или соленые помидоры, тогда не исключена рюмка водки. Или даже две.
— Каждый день?
— Ну зачем? Иногда. Ирина за этим следит. Да и сам я — не слишком большой любитель.
Люблю виски, но предпочитаю водку. От нее утром голова свежая. Может быть, это даже какое-то лечение. Если не слишком часто. Не пьем, Господи: лечимся.
— А кроме закусок?
— Люблю рыбу. Судака, а больше всего-карпа.
— Костлявая же очень...
— Да ну, чего там. Я разбираю.
— А мясо?
— Пару раз в неделю, предпочитаю баранину.
— Сейчас начался Великий пост. Вы его соблюдаете?
— Я не соблюдаю посты. Сижу на постоянной диете: не более полутора тысяч калорий ежедневно. В поездках, конечно, диета летит к чертям, потому что я — гость, меня угощают, отказываться неудобно. Зато потом, дома, — еще более жесткая диета. Она у нас с Раисой Максимовной отработанная: семь дней на овощах и фруктах.
Три килограмма долой.
— А почему Ирина позже вас приезжает? Она где работает?
— Она вице-президент фонда. Горбачевского. У нее зачастую работы больше, чем у меня.
— Зарплатой она довольна? Сколько вы ей положили?
— Раньше ее зарплаты хватало только на бензин. Сейчас серьезных материальных проблем у нее нет.
— Она ездит с шофером или сама за рулем?
— Ирина очень хорошо водит машину, у нее "Мицубиси-Паджеро".
— Ну хорошо. Вы поужинали. Наверное, в сон потянуло?
— Ни в коем случае. Теперь необходимо посмотреть теленовости и прочесть газеты: до вечера я это сделать не успеваю.
— Какой канал вы обычно смотрите?
— Предпочитаю НТВ, а новости сравниваю: смотрю их по НТВ, ТВЦ, РТР. ОРТ смотрю реже.
— Когда вы ложитесь спать?
— Обычно в два.
— Вы "сова"?
— Вероятно. Правда, "совы" долго спят по утрам,а мне шести часов вполне достаточно. Но иногда очень устаю. Иногда даже днем — прямо упал бы, и все. Тут, конечно, хорошо бы в кресле хоть минут пятнадцать расслабиться, подремать. Потом чувствуешь себя значительно лучше. Но не удается. Даже в девять вечера домой вернуться — не каждый день получается.
— Когда вы приезжаете поздно, вас все равно Ирина встречает?
— Обязательно. И ужин готовит. Продукты, кстати, она тоже сама закупает.
— Вашим гардеробом она же занимается?
— Раньше — Раиса Максимовна, а сейчас Ирина. Сам-то я один и тот же костюм могу до дыр носить. Однако он, костюм, должен соответствовать тому, что я почти всегда на людях.
— Как вы проводите выходные?
— Выходной только один — воскресенье. Утром вместе с Ириной идем шесть километров, в быстром темпе, вперемежку с бегом. Потом читаю. И — в баню.
— У вас на даче и баня есть?
— Есть, финская.
— Какую температуру набираете?
— 90—100 градусов, больше уже жарковато.
— Говорят, в сауне — большая нагрузка на сердце. Выдерживаете?
— Вполне.
— С соседями не проводите время по воскресеньям? Ну там, банька совместная, застолье...
— С одной стороны мой сосед по даче Волошин, с другой — какой-то член Верховного суда. Мы не общаемся.
— Извините за любопытство, Михаил Сергеевич, — как у вас на даче с искусством? Может, антиквариат какой?
— Мы не любители антиквариата. Все ценное, что нам дарили, мы отдавали в музеи. Правда, есть два пасхальных яйца Фаберже.
— Вот видите...
— Вижу. Они современной работы — в Питере, кажется, есть теперь такая мастерская.
— Неужто и картин нет? Шагала или там, на худой конец, Рубенса?
— Нету.
— Скромный вы, однако.
— Просто живу по средствам.
— Кстати, о средствах: у вас какая пенсия?
— 40 минимальных окладов. Сегодня это примерно 8 тысяч рублей.
— Негусто для экс-президента. Восьмой вопрос игры "О, счастливчик!", семь шагов до миллиона...
— Вот-вот. Я не жалуюсь: у меня есть фонд, который временами зарабатывает деньги. Нам хватает. А главное, мои девочки — Ирина, Ксюша и Настя. Я богатый.
— С внучками вы общаетесь?
— Конечно. Правда, они уже в том возрасте, когда игры позади. У одной — свидания, другая — с друзьями. Ну, и компьютеры, и эти... как их... плейеры, Ирина их воспитала в свободной манере, они очень самостоятельные. Но доброжелательные, это я ценю.
— Они могут пригласить на дачу своих гостей?
— Они и приглашают. Я с ними тоже общаюсь, но потом ухожу, чтобы не мешать. У них же музыка, им нужно двигаться, а при мне гости немного стесняются.
— А гости Ирины?
— Тоже приезжают, но редко. Чаще они собираются на московской квартире.
— У вас и в Москве есть квартира?
— Конечно, дача-то не моя. Квартира на улице Косыгина, трехкомнатная, около 80 метров.
— Странно: чего ни хватишься — ничего у вас нет. Квартира небольшая, дача не своя, картин нет, антиквариата нет, шикарного автомобиля — и того нет. Винный подвал, небось, тоже не держите?
— Не держу.
— Как же так? Ведь вы — экс-президент великого государства.
— Так уж мы устроены. Стяжательства в нас нет и никогда не было.
— Что такое 70 лет для мужчины?
— Весьма средний возраст. Мои чувства, энергия, мысли вполне молоды. Но кое-какие заботы, конечно же, появляются. То в области поясницы, то спины. И за давлением приходится смотреть.
— Тем не менее пожилым человеком вы себя не чувствуете?
— Абсолютно не чувствую.

Марк ДЕЙЧ.

Фальшивая нота

Кто сочинил музыку к гимну Александрова?


Не везет нам, граждане. Ну вот ей-Богу: куда ни плюнь — сплошное невезение. С властью — одна морока. Ни первой нету, ни второй, ни третьей. Четвертая тоже заканчивается. Зато — вертикаль. А вертикаль на что приспособишь? Размахнуться и по голове. Так это нам привычно.
Страна тоже какая-то не такая. Большая очень. От морей до самых до окраин. То зябнешь, то потеешь. Уголь не подвезли, а кондиционер пока не изобрели. Морозильник только, "Минск" называется. Имени Лукашенко.
Но зато — держава! Это есть. Уж так есть, что грудь сама собой с напружкой делается и в носу свербит.
А для державы что надобно? Да нет: экономика там, благосостояние — это потом. Когда-нибудь. Перво-наперво символы нужны. Флаг-герб-гимн.
Сначала с флагом намучились. "Триколор" нам почему-то не понравился. Старорежимный очень и "стрикулиста" напоминает. Согласно Фрейду. Нам одноцветный нужен. И красный. Чтоб коррида. У нас ведь всегда коррида.
Потом с флагом все-таки утряслось. Все-таки красный в "триколоре" этом самом тоже присутствует, ежели коррида какая — сойдет.
Теперь, значит, герб. Еще не так давно все понятно было: "Сверху молот, снизу серп..." Ну и так далее. Однако и тут старорежимность победила. Нынче у нас птица на гербе, взъерошенная и о двух головах. Мутант, одним словом.
И, наконец, гимн. Тут и вовсе свистопляска началась. Музыка Глинки (уж, казалось бы, такой патриот был, такой патриот!) нашим главным начальством была отвергнута. Оно, начальство, посчитало, что, если советский гимн не использовать, наши отцы и деды не поймут. Обидятся.
А прадеды наши и прочие пра, которые под Глинку жили и которых под советский гимн уничтожали, — они не обидятся?
Короче говоря, дискуссии оказались напрасными. Ежели уж начальство наше чего решило, нам только одно остается: исполнять. Ну, мы и исполнили. Тем более что Сергей Владимирович Михалков ничем таким никуда не ударил, а прямо так сразу, по вдохновению, слова написал. Это он уже в третий раз. В первый раз гимн был со словами о Сталине. Впоследствии (как писал Галич, "Грянули впоследствии всякий хренации"), автор уже другие слова написал, без Сталина. Но тоже по вдохновению. И теперь вот — третий вариант.
Об уровне стихотворчества нашего замечательного поэта судить не берусь. Не справлюсь. Но одну строчку из третьего варианта я запомнил: "Предками данная мудрость народная". Упражнение для Цицерона.
Рассказывают, что сразу после опубликования Гимна СССР (январь 1944 г.) один из коллег Михалкова по "поэтическому цеху" сказал молодому тогда Сергею Владимировичу: дескать, это же не стихи вовсе, их же читать невозможно! На что автор гимна ответил весомо, со значением:
— А ты п-пой!
С тех пор так и п-поем.
Однако новому поэтическому варианту сопутствовал еще и скандал. Некая молодая поэтесса, участвовавшая в конкурсе на новые слова к гимну (как будто он был, этот конкурс), обвинила Михалкова... как бы это помягче выразиться... в заимствовании. Ну, это она зря. Во-первых, ничего не докажешь. Во-вторых, слишком знаменит Сергей Владимирович — общепризнанный детский поэт, автор "Дяди Степы". Хотя...
В книге Лидии Корнеевны Чуковской "В лаборатории редактора" есть глава, посвященная Самуилу Маршаку. Читаем:
"Много поработал он (Маршак) над "Дядей Степой".
Что значит — "поработал"? Лидия Чуковская приводит слова самого Маршака:
"Поэме не хватало лирического дыхания, того, что Твардовский в своих стихах через много лет назвал "тягой".
Книга Чуковской вышла в 1960 году. О многом тогда нельзя было не то что писать — говорить. Однако давайте подумаем: "лирическое дыхание" или, по Твардовскому, "тяга" — это что? Чего, по мнению
Маршака, не хватало Михалкову?,
Поэзии.
Но гимн — не только слова. Это еще и музыка. Так сказать, "чарующие звуки". А музыку написал генерал-майор Александр Александров. И тут, похоже, нас ожидает еще один сюрприз.
Что мы знаем об Александрове? Не сказать, чтобы мало. Но и не много. Краснознаменный ансамбль песни и пляски Советской Армии — это знаем. Хотя сам Александров, кажется, не плясал. А еще он был композитором, автором множества песен, отличающихся (по мнению "Музыкальной энциклопедии") "эпической широтой и распевностью, гимническим характером звучания".
Стало быть, "гимнический характер". М-да. А песни такие: "Песня о Советском Союзе", "Песня о Лазо", "Песня о маршале Рокоссовском", "Песня 11-й армии", "Песня 2-й Приамурской дивизии", "Песня 32-й дивизии".
Номера дивизий, по-видимому, можно продолжить.
Но главными в творчестве Александрова считаются два произведения: "Священная война" и "Гимн СССР".
О "Священной войне" ничего доподлинно сказать не могу. Слышал только, будто музыка этой песни одно время приписывалась композитору Семену Чернецкому. Но и тот будто бы сплагиатил ее с мелодии, написанной еще в канун Первой мировой войны. Такая якобы история. Но точно пока не знаю, а потому не ручаюсь.
А вот гимн все-таки всплыл. Ноты, которые мы здесь воспроизводим, я попросил проиграть двух музыкантов: известного композитора и не менее известного пианиста. Композитор, человек в летах, Сказал: "Как-то очень уж гимн напоминает". А пианист, более молодой и экспансивный, заявил недвусмысленно и возмущенно: "Ты меня ради этого к инструменту вытащил? Я что, по-твоему, — гимна никогда не слышал?"
История этих нот такова.
В 1940 году журнал ЦК ВЛКСМ "Затейник" опубликовал песню 10-летней ученицы ЦМШ (знаменитой Центральной музыкальной школы при Московской консерватории) Норы Иосиович. Песня называлась "Сталину", слова к ней написал 13-летний Морис Вексмахер:
Имя твое прославляет народ!
Ведешь ты нас, Сталин, к победе вперед! Счастье народам твой гений принес.
Теперь мы не знаем ни горя, ни слез.
А мы все желаем сегодня тебе
Лучшего счастья, что есть на земле.
И жить еще много прекраснейших лет
На радость друзьям и для новых побед!
Чем не Михалков? "Нас вырастил Сталин на верность народу...". К тому же — акростих.
В 1944-м появился гимн. Музыка Александрова, слова Михалкова.
Нора Иосиович окончила ЦМШ, потом консерваторию, преподавала. Но о той своей песне не вспоминала никогда. Боялась.
Уже несколько лет вместе со своим мужем (тем самым Морисом Вексмахером) она живет в Германии. В телефонном разговоре со мной засомневалась - стоит ли ворошить эту историю? — однако журнальные страницы с нотами и обложку выслала мне по факсу.
Может быть, ворошить и не стоит. Может быть, нам следует забыть о том, что тот же поэт уже писал на ту же музыку: "Партия Ленина, партия Сталина нас к торжеству коммунизма ведет!" Но и музыка, как выясняется, второй свежести. Мне говорят: ну их всего-то семь. Нот. Не исключено совпадение.
Не исключено. К тому же нельзя сказать, что гимн повторяет песню нота в ноту. Чего нет, того нет. Все сделано куда более грамотно. Я бы сказал — профессионально. Так ведь Александров и был профессионалом, этого у него не отнимешь.
Тем не менее мелодия гимна в песне 10-летней Норы Иосиович слышна вполне отчетливо. Когда речь идет об одном из главных символов страны, такое совпадение дурно пахнет. И лучше было бы его избежать. Тут свежесть всегда должна быть первой, она же и последняя. Как та осетрина.
Сдается мне, что с музыкой Глинки такого казуса не случилось бы.

Был следователем - станешь машинисткой

Почему в прокуратуре остаются не у дел профессионалы?


«Правительственная. Иркутск, Восточно-Сибирская транспортная прокуратура, Китаеву Н.Н.
Уважаемый Николай Николаевич! Сердечно поздравляю Вас с присвоением почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации». Желаю здоровья, счастья, успехов в работе. И.о. Генерального прокурора Российской Федерации В.В. Устинов. 25.01.2000».
Николаю Китаеву 51 год. Коренной сибиряк. Окончил юридический и психологический факультеты Иркутского государственного университета. Почти 30 лет работает в прокуратуре. Помимо званий «Заслуженный юрист», «Почетный работник прокуратуры» награжден медалью Анатолия Кони «за многолетние заслуги в правоохранительной деятельности». Кандидат юридических наук, диссертация посвящена нетрадиционным приемам разоблачения убийц. Научные труды Китаева на эту тему переведены во многих странах мира.
Коллеги называют его «следователем от Бога». Умен, образован, саркастичен. Не лизоблюд, знает себе цену. К тому же еще и талантлив.
Такие нашей прокуратуре не нужны.
«Приказ Восточно-Сибирского транспортного прокурора. Г. Иркутск, 30 марта 2001 г.
Старшего помощника прокурора, старшего советника юстиции Китаева Н.Н. с 30 марта 2001 года уволить из органов прокуратуры в связи с ликвидацией Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры.
Основание: приказ Генерального прокурора Российской Федерации».
Напрямую с Китаевым я не знаком, хотя наслышан: с огромным интересом прочел его книгу «Неправосудные приговоры к смертной казни». Однако чувствую за собой некую вину за то, что следователь «важняк» остался без работы. Нет, конечно же, транспортную прокуратуру прикрыли не из-за меня, так далеко мое самомнение не простирается. Однако, полагаю, наше заочное знакомство с Китаевым сыграло все-таки некоторую роль в том, что он остался не у дел.
Начнем с того, что в марте нынешнего года внезапным решением Генерального прокурора Устинова была ликвидирована транспортная прокуратура.
Так называемые специализированные прокуратуры — транспортная, природоохранная, военная — в достаточной мере самостоятельны. Прежде всего потому, что они по большей части не зависят от глав субъектов Федерации. В частности, Восточно-Сибирская транспортная прокуратура, где до недавнего времени работал Николай Китаев, действовала на территории Иркутской области и двух республик — Бурятии и Якутии.
После приказа г-на Устинова все изменилось. Межрегиональные транспортные прокуратуры попросту исчезли, а районные подчиняются теперь местным прокурорам. Региональные «бароны» остались весьма довольны. Прежде всего потому, что их, губернаторов и президентов республик, приводил в ярость надзор транспортных прокуратур за работой таможни. Ведь таможня
— это масса соблазнов и возможностей. Та же Восточно-Сибирская транспортная прокуратура осуществляла надзор за работой таможен, через которые идут грузы из Китая и Монголии. Одних только пошлин и сборов — многие миллионы долларов ежегодно. Но таможенные правила настолько «гибкие», что за одно и то же нарушение можно взыскать штраф и в 30 рублей, и в 30000. И то, и другое будет законно. Транспортные прокуроры как раз и занимались тем (помимо всего прочего), чтобы размеры штрафов соответствовали нарушениям, а пошлины — ввозимым товарам. И без того, несмотря на неустанно бодрствующее «государево око», таможня была (и остается) серьезным источником «черного нала», который так необходим губернаторам и президентам для очередных выборов. Теперь местные «бароны» и вовсе остались наедине со «своими» таможнями...
Подсчитать ущерб, который будет нанесен государству, не представляется возможным.
Ликвидация межрегиональных транспортных прокуратур затронула судьбы примерно 900 человек. Переход в подчинение к прокурорам краев и областей для некоторых из них оказался болезненным, и что по нашим временам весьма ощутимо, — такой переход означает серьезное уменьшение будущей пенсии. Николай Китаев ежемесячно недополучал бы 800 рублей.
Китаев попытался бороться. «Вступил в переписку», адресуя свои послания Генеральному прокурору. Г-н Устинов своему подчиненному не ответил. Вместо него отписывался некто г-н Потапов, заместитель начальника управления кадров Генеральной прокуратуры. В нескольких письмах он сообщил Китаеву, что, во-первых, Иркутской облпрокуратуре дано указание подыскать уволенному прокурору какую-нибудь должность. А во-вторых: «как Вам известно, действующим законодательством не предусмотрено предложение работнику, высвобождаемому в результате ликвидации предприятия (учреждения, организации), другой работы».
Между прочим, с «действующим законодательством» эта отписка не вяжется — прокуратура ведь не ликвидирована. К тому же на Всероссийском совещании прокуроров в январе нынешнего года г-н Устинов твердо пообещал: «Пусть не переживают люди, которые работают на местах, хорошо работают. Никто не будет оставлен без работы, никто не будет, как говорится, ущемлен».
В Иркутской облпрокуратуре Китаеву действительно предложили должность... делопроизводителя-машинистки (ей-богу, не шучу).
Как и другим девятистам «ликвидированным» транспортным прокурорам, Китаеву не выплатили полагающиеся при увольнении деньги за три месяца. Основание — приказ Генерального прокурора.
На упомянутое мной Всероссийское совещание денег не пожалели. Более 3 тысяч прокуроров со всей страны, перелеты в оба конца, хорошие гостиницы, суточные, концерт звезд эстрады во Дворце съездов...
Прокуратура действительно организация давно уже не бедная. В январе прошлого года Путин (тогда он был Председателем Правительства РФ) по инициативе Владимира Устинова (тогда он был и.о. Генерального прокурора РФ) подписал «Положение о Фонде развития прокуратуры». («МН» тогда писали об этом. — Ред.) В первом пункте Положения говорится о том, что фонд «предназначен для дополнительного финансирования материально-технического и иного (подчеркнуто мной.— М.Д.) обеспечения органов прокуратуры». А далее следует очень интересная и хитрая фраза:
«Фонд формируется за счет отчислений предприятий и организаций в размере 10 проц. денежных средств, поступающих по инициативе прокуратуры в их доход».
Согласно устным разъяснениям, фразу эту следует понимать так. Прокуратура обнаруживает, что некто нанес предприятию, фирме или банку материальный ущерб на энную сумму. Та же прокуратура находит мошенника или расхитителя и направляет иск в суд. Суд с мнением прокуратуры соглашается и взыскивает расхищенное или украденное в пользу потерпевшего. И вот с этой-то энной возвращенной суммы прокуратуре положены 10 проц. За труды.
Спустя меньше чем 6 месяцев после подписания Положения Генеральный прокурор на расширенном заседании коллегии громогласно объявляет: Нижегородская, Свердловская, Новосибирская области и Хабаровский край сильно отстают. Не в раскрытии преступлений и обеспечении правопорядка, а в том, что от них в фонд поступило всего-то несколько десятков тысяч рублей. А вот от «маленькой Камчатки» — 14 млн.!
На том же расширенном заседании коллегии Генеральный прокурор, никого и ничего не боясь (а кого ему бояться?), заявил: «Работа с фондом — составная часть надзорной деятельности. Оцениваться она будет соответствующим образом».
Теперь, я надеюсь, вы понимаете: требовать выплаты трехмесячного пособия для уволенных транспортных прокуроров, в том числе и для Николая Китаева, — дело безнадежное.
Иркутская область — в первой пятерке регионов России по числу умышленных убийств. Более 200 из них ежегодно остаются нераскрытыми. В области действуют 150 (сто пятьдесят!) преступных группировок. В Ангарске уже несколько лет орудует маньяк, насилующий и убивающий женщин, — на его счету более 30 жертв... В этих условиях почему-то нет достойного места для талантливого следователя - «важняка» Николая. Китаева. Почему? Боюсь, что карьера Китаева сложилась столь неудачно не без моего участия.
В последние годы я несколько раз писал о прокуроре Москвы г-не Герасимове. О том, что руководимая им Московская прокуратура покровительствует нацистам. Написал и о том, как г-н Герасимов, будучи заместителем прокурора Иркутской области, в течение пяти лет поддерживал обвинение в убийстве против четырех человек, один из которых был приговорен судом к смертной казни, а трое других — к 15 годам заключения. И лишь после кассации, когда доследование было поручено Китаеву, выяснилось: все четверо — невиновны.
Сейчас г-н Герасимов «переведен на другую работу». Но недалеко: он теперь командует научно-исследовательским институтом Генеральной прокуратуры РФ.
Стало быть, из руководящей прокурорской обоймы г-н Герасимов не выпал. А поскольку не выпал, то и связи сохранил. В том числе и в Генпрокуратуре, и в Иркутской области. А ведь именно оттуда, от следователя Китаева, я получил документы уголовного дела об убийстве, по которому прокурор Герасимов чуть было не отправил на казнь невиновного человека.
Теперь можно догадаться, почему Николай Китаев остался без работы.
В качестве безработного он зарегистрирован на Иркутской бирже труда. Регулярно ходит туда отмечаться.
Честные и талантливые прокуроры нам не нужны. Избыток.

Марк Дейч