1991   1992   1993   1994   1995   1996   1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2010

 

Черный предел, или даешь национализацию!

Газета "Московский комсомолец". 23 июля.


Легенда об императоре

Газета "Московский комсомолец". 22 января.

Время сушить сухари

Газета "Московский комсомолец". 14 ноября.

Силовики в законе

Газета "Московский комсомолец". 13 октября.

Черный предел, или даешь национализацию!

Ну что — все уже высказались? По поводу "ЮКОСа" с Ходорковским?
Да вижу, что очередь... Нет, меня тут не стояло. Да я быстро... Ну спасибо. Значит, так.


Вы не поверите, граждане, но у олигархов, оказывается, тоже имеются какие-никакие права. Как у самых обычных людей. У нас с вами, граждане, права имеются. А толку? А вот о правах олигархов. будут печься теперь сразу пять организаций. Вроде как пять пальцев. Давайте загибать: РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей). "Деловая Россия". "Опора России". КОНФОП (Международная конфедерация обществ потребителей). Комиссия по правам человека при Президенте РФ.
Загнули? Что получилось? Нет, неправильно. Это у нас с вами — кулак. А у них — женский кулачок уважаемой мною очаровательной Эллы Памфиловой (она как раз возглавляет комиссию по нашим правам). Правда, есть еще Аркадий Вольский — председатель РСПП. Однако в его кулаке зажата "резолюция" президента: дескать, нельзя арестовывать человека, если нет доказательств его вины. Эту устную "резолюцию" г-н Вольский цитировал уже несколько раз.
И что же?
Ничего.
Между прочим, президент (дай бог ему еще как минимум четыре срока президентства) абсолютно прав: действительно нельзя. Так следователи как раз и уверены в том, что доказательств у них вполне достаточно. К тому же совсем недавно Первое Лицо Государства уже высказывалось по аналогичному поводу. В том смысле, что негоже ему, Первому Лицу, вмешиваться в работу учреждений, которые подотчетны только Закону.
И опять абсолютно прав президент. И сажать без доказательств нельзя, и вмешиваться негоже. Как из этого положения выйти? Никак. Посидеть. У нас зря не сажают. Так что придется г-ну Платону Лебедеву, судя по всему, в "Лефортово" задержаться.
• • •
Г-на Лебедева, председателя совета директоров "МЕНАТЕПа" и совладельца "ЮКОСа", обвиняют в том, что будто бы он в 1994 году похитил 20 процентов акций компании "Апатит", принадлежащей государству. Это хищение госсобственности (весьма солидные финансовые организации, уже занимавшиеся этой историей, утверждают, что никакого хищения не было), да еще в особо крупных размерах (почти 300 млн. долларов), по-видимому, так сильно обидело наши правоохранительные органы, что они (органы) увезли г-на Лебедева в тюрьму прямо из больницы.
Ну почему из больницы — это как раз понятно. Судя по всему, г-н Лебедев такой финал давно предвидел. Вот и спрятался в больнице под предлогом какого-то там "хронического заболевания". А наши родные органы — они этого г-на быстро раскусили: симулянт. А потому как ни просят адвокаты — никакой ему медицинской помощи. А и то правда: тюрьма же, не санаторий...
Тут другое непонятно. Следователи обрушили свой праведный гнев на г-на Лебедева сразу после запроса, поступившего в Генеральную прокуратуру от депутата Юдина. Вы, граждане, до этой истории что-нибудь о нем слышали? О депутате? Вот видите — уже для него польза. Особенно перед выборами.
А непонятно вот что: почему г-н Юдин все эти девять лет молчал? Боялся? Нет, скажут граждане, ничего он не боялся, депутаты — они у нас бесстрашные, у них неприкосновенность. Стало быть, г-н Юдин откуда-то такое узнал и сразу в органы бухнул. А те фигуранта арестовали, и тоже сразу. Хотя должны были бы, между прочим, всю эту криминальную историю тщательным образом проверить. А то ведь ежели после каждого депутатского запроса сразу сажать (а депутаты — они у нас писучие) — населения не напасешься.
Нет, опять скажут граждане, наверное, следователи давно уже это дело расследовали, а тут как раз и запрос депутата Юдина подвернулся. Просто все тут как бы совпало. Совершенно случайно.
Такое совпадение, конечно, возможно. Раз в сто лет, но возможно. Однако сомнительно. А любое сомнение должно трактоваться в пользу гражданина. Даже если этот гражданин — из ненавистной породы олигархов.
• • •
Между тем сотрудники "ЮКОСа" разработали стратегию на случай "потери бойцов" из числа руководящего состава. Случится пропасть Ходорковскому - бразды правления должен принять тот самый Лебедев. Лебедев, впрочем, уже сидит. Ну цепочка там длинная. По принципу "всех не пересажаете". В конце списков качестве, так сказать, последнего аргумента — сам лорд Ротшильд собственной персоной. Уж с ним-то, дескать, ничего случиться не может.
Наивные они все-таки люди. А туда же: бизнесмены... Еще как пересажаем. И до лорда доберемся. Тем более что он из этих. Из ротшильдов.
Однако лорд — это не завтра. Как-нибудь потом. Сначала со своими бы разобраться. Как поется в популярной песне, "есть у нас еще дома дела".
А дела, стало быть, такие.
Перво-наперво — обыск. По полной программе: в течение почти суток, с "маски-шоу" и выемками. Я вот эти самые маски до сих пор понять не могу. Кино какое-нибудь смотришь — так там ведь в масках всякие несимпатичные личности. Грабители и насильники. А в теленовостях - опять маски. И — налет, как в кино: всех мордами в пол и ботинками в ребра. Эти что — тоже грабители?
Во время налета на "ЮКОС" адвокаты компании насчитали не менее десятка нарушений действующего УПК. Адвокаты, ясное дело, накатали жалобу. В Генпрокуратуру. Так всем этим действом с масками как раз Генпрокуратура и заправляла.
Представьте себе: вы чего-то такое сделали, и на вас вам же и пожаловались. Что бы вы ответили? Вот именно. А Генпрокуратура отписала принципиально и строго. Дескать, нам лучше знать, нарушили мы УПК или не нарушили — на то мы и прокуратура. А ежели и нарушили, так вы, крючкотворы, много чего не знаете. Не знаете, что в "ЮКОСе" нашли, во-первых, оружие, а во-вторых — специальную аппаратуру для подслушивания и подглядывания.
После "утечки" столь серьезной информации мы все, по-видимому, должны были понять, что "ЮКОС" в действительности представляет собой шпионско-диверсионное гнездо. Посему всякие разговоры о каких-то там нарушениях УПК попросту неуместны. И ведь вот что интересно: оружие в "ЮКОСе" действительно нашли. И не какое-нибудь завалящее, а самое что ни на есть суперсовременное: для стрельбы в электронном тире. И "хитрая" аппаратура там тоже имелась. Лежала себе где-то в ящике и лежала. Ею не пользовались. Между прочим, продается эта аппаратура совершенно открыто - купить ее может любой, у кого есть деньги (она недешевая). Но такая покупка — вовсе не преступление, да и не всякое использование "хитрой" техники подпадает под Уголовный кодекс.
Адвокаты не угомонились, опять принялись строчить жалобы. Теперь — относительно решения Басманного суда Москвы, который постановил взять г-на Лебедева под стражу. На судебное заседание адвокатов даже не впустили, они несколько часов проторчали перед запертой дверью.
А я вам так скажу, граждане: правильно, что не впустили. Нечего им лезть, куда не просят. Судья с прокурором куда лучше

сами все решат, вдвоем, без адвокатских штучек, И без проволочек. К тому же присутствие защитников все равно ничего бы не изменило. Я уже давно заметил, что Басманный суд — это лейб-суд Генпрокуратуры: он штампует все ее предложения. Очень удобно.
• • •
Тем временем ряды народных избранников, желающих поправить свой, извините, имидж участием в скандале вокруг "ЮКОСа", пополнились. Депутат Госдумы г-н Бугера направил запрос в Генпрокуратуру, сетуя на неуплату "ЮКОСом" налогов на сумму 90 млн. долларов. Претензий налоговых органов к компании-самой, как утверждают специалисты, открытой и "прозрачной" для любых проверок — почему-то не возникало, а вот у г-на Бугеры они, претензии, откуда-то возникли. Впрочем, не так чтобы откуда-то: источник известен. Это некий Институт финансовых исследований, коим руководит Андрей Вавилов. Помните такого? Этот г-н стоит того, чтобы о нем напомнить. Причем стоимость в данном случае — весьма значительная.
Первый зам. министра финансов в правительстве Черномырдина г-н Вавилов занимался зачетами украинских долгов за газ. Долги были успешно зачтены, но при этом куда-то улетучились 450 млн. долларов государственных средств. Чуть позже г-н Вавилов столь же успешно совершил продажу Индии российских "МиГов": еще 300 млн. долларов растворились в воздухе. Первый зам. министра финансов успел провернуть еще несколько "операций", после чего тогдашний председатель Центробанка Сергей Дубинин открыто обвинил г-на Вавилова в хищении валютных средств. Было возбуждено уголовное дело, однако (как стало известно несколько позже) автор знаменитого афоризма "хотели как лучше..." своих людей сдавать не привык, и потому г-н Вавилов отделался легким испугом.
Он вынырнул довольно скоро — в качестве председателя совета директоров компании "Северная нефть", а потом продал пакет акций этой компании "Роснефти"(читай — государству) по цене, завышенной вдвое. Разница составила еще один неплохой куш — 300 млн. долларов. Тогда же сомнение в чистоте этой сделки публично высказал Михаил Ходорковский, причем сделал он это в присутствии президента страны.
Я вовсе не упрекаю г-на Вавилова в банальной мстительности. Но, может быть, не следовало бы прокурорам так уж безоговорочно верить расчетам этого г-на, уже не раз "ошибавшегося", причем всегда — в свою пользу?
• • •
Развитие событий вокруг "ЮКОСа" обозначило некие, так сказать, животрепещущие темы нашей сегодняшней действительности. Мы вдруг заговорили о возможной грядущей национализации и о "попытке перераспределения властных полномочий в пользу силовых структур". Темы, кстати говоря, отнюдь не новые, но на сей раз они зазвучали громко и даже где-то с оттенком паники. Вполне вероятно, что оснований для нее достаточно.
Впрочем, еще одна национализация у нас вряд ли возможна, потому что она привела бы к катастрофическим последствиям. Ощущение этой катастрофы в народе весьма смутное, но тем не менее ее не хочет никто: нам теперь хорошо известно, до чего доводит лозунг Грабь награбленное!".
Однако еще один "черный передел" вполне возможен. Потому как товарищи в погонах — они тоже люди, и им тоже хочется хорошо кушать. А хорошо кушать уже нечего: все лакомые куски давно расхватаны, а вышеупомянутые товарищи только что подоспели; раньше, при Борисе Николаевиче, рассчитывать им было особенно не на что.
Правда, глава опального "ЮКОСа" г-н Ходорковский полагает: в обществе достаточно сил, которые не заинтересованы в том, чтобы люди в погонах сочли, будто у них сегодня появился карт-бланш.
Все-таки наивные они, эти олигархи. Хоть и олигархи. Людей в погонах у нас очень даже любят. "Кричали женщины "ура!" и в воздух чепчики бросали". А олигархов как раз наоборот: не любят. Причем сильно.
Так что шанс на карт-бланш у этих товарищей, безусловно, имеется. Воспользовавшись им, они, понятное дело, накушаются вволю. А потом все рухнет. В одночасье. Поскольку эти товарищи не умеют ничего, кроме как кушать и командовать.
Олигархи, конечно, не промах, кто бы спорил. И покушать любят. Сладко. Но при этом они способны дать народу вволю колбасы, причем не только той, состоявшей наполовину из крахмала, которая продолжает так восхитительно пахнуть в наших ностальгических снах. Зайдите в любой продмаг — и вы убедитесь, что от олигархов все-таки есть какая-никакая польза.
Или наша ностальгия — по очередям за той колбасой? Тут товарищи в погонах как раз хорошо преуспели.

Марк Дейч

Легенда об императоре

«Глаза у него ласковые и очень добрые»

При большевиках историческая наука понесла серьезный урон. История была переписана, причем особо досталось дому Романовых. Исключения составлял лишь Петр I: во-первых, его деяния сам Сталин признавал «полезными Отечеству»; Петр был «царь-плотник», а значит, чуть ли не пролетарий. Что же касается всех прочих Романовых, то о них историками-большевиками писано нелестно,но между тем не столь уж и несправедливо. Другое дело, что – односторонне. Так ведь «прюрализмом мнений» большевики никогда не отличались.

В наши дни возобладала прямо противоположная тенденция. Если о Романовых — то только с обожанием и верноподданническим блеском глаз.
При этом портреты русских царей оказываются столь же далеки от реальности, как если бы они создавались в коммунистическую эпоху.
Единственное различие — перемена знака с минуса на плюс.
По мнению авторов только что вышедшей роскошной книги "Неизвестный император Александр III. Очерки о жизни, любви и смерти", за 13 лет царствования этого монарха (1881 — 1894) "Россия смогла в кратчайший срок совершить стремительный экономический рывок, создать мощную промышленность, перевооружить русскую армию и флот, стать крупнейшим в мире экспортером сельскохозяйственной продукции". Может быть, так оно и есть. Непонятно, правда, почему, экспортируя зерно, крестьянская Россия голодала (катастрофический голод в Поволжье 1891 года). И почему всего лишь 10 лет спустя после смерти Александра III перевооруженная им армия и флот были позорно разгромлены в Русско-японской войне.
Авторы книги, Ольга Барковец и Александр Крылов, используют многочисленные документы. Но, используя одни документы, они "забывают" о других, противоречащих их концепции. Концепция, в общем-то проста: Александр III — просвещенный царь, умный, добрый человек, прекрасный семьянин, рачительный, "строгий хозяин" земли русской. Словом, этакий идеал монарха.
Свидетельства современников Александра III и работы более поздних историков представляют нам императора в несколько ином ракурсе. Безусловно, это обстоятельство не обесценивает вовсе книгу Барковец и Крылова, однако оставляет у читателя ощущение недосказанности и однобокости.
В 1865 году воспитатель цесаревича Александра, Константин Победоносцев, записал в своем дневнике: "Сегодня я пробовал спрашивать Великого Князя о пройденном, чтобы посмотреть, что у него в голове осталось. Не осталось ничего — и бедность сведений, или, лучше сказать, бедность идей, удивительная".
Будущему самодержцу российскому было уже 20 лет.
За последующие полтора десятка лет (цесаревич вступил на престол в 1881 году) мало что изменилось. Александр III остался человеком малограмотным, за что получил от современников прозвище "венценосный Митрофан". Французский осилить он так и не смог, немецкий учить не захотел. С родным языком отношения у царя были довольно напряженные. Знаков препинания, кроме восклицательного, он не признавал. Очень любил слово "предерзкий", которое писал так: "при дерзский". Слову "авось" предпочитал два: "а вось", а "идиот" писал через "е" — "идеот".
Граф Сергей Витте, начинавший при Александре III свою карьеру, весьма едко писал, что царь имел "сравнительно небольшое образование" и "небольшой ум рассудка".
Военный министр правительства Александра III, генерал Петр Ванновский, как и положено военному, высказывался не столь дипломатично: "Это был Петр со своей дубинкой... Нет, это одна дубина без Великого Петра, чтобы быть точным".
Наш современник, историк с мировым именем профессор Николай Троицкий, в своей книге "Россия в XIX веке" пишет:
"Личность Александра III идеально олицетворяла собой все могущество и все убожество его царствования. Громадный и неуклюжий, с доисторическими манерами ("бегемот в эполетах", по выражению лично знакомого с ним А.Ф.Кони), колосс в физическом отношении, Александр III был пигмеем в отношении умственном... Оба они Победоносцев и Александр III — хорошо иллюстрируют афоризм Милля: "Не все консерваторы — дураки, но все дураки — консерваторы".
Консерватизм Александра Александровича был густо замешан на страхе. Ни в мыслях, ни в делах его не было и тени смелости, которой славился его отец. Вместо конституции, которая готовилась под патронажем Александра II, его сын провозгласил манифест самодержавной власти, втайне подготовленный по его указанию все тем же Победоносцевым. Основная мысль манифеста заключалась в том, что новый император "никогда не согласится на ограничение самодержавной власти".
Если кто-то и был виновен в скором конце дома Романовых, так это Александр III.
В книге Барковец и Крылова присутствует и национальный вопрос. То есть присутствует в том смысле, чтобы доказать: Александр III был прямо-таки интернационалистом и защитником малых народов. Хотя известен "неизвестный император" был совсем другим. Еще будучи цесаревичем, он распорядился о награждении печально известного юдофоба, автора памфлета "Об употреблении евреями христианской крови". Став императором, Александр "усовершенствовал" "черту оседлости" и "процентную норму", т.е. ужесточил их. Особым циркуляром, одобренным Александром III, прессе запрещалось публиковать статьи, направленные "против антисемитизма". Написанный на эту тему очерк Льва Толстого был тут же конфискован. Епископ Херсонский и Одесский Никанор, позволивший упомянуть о человеколюбии в отношении евреев, получил суровый выговор от Святейшего Синода, а московский священник Немиров и вовсе лишился прихода за проповедь о том, что евреи - тоже люди.
В заключение — еще несколько строк из упомянутой работы историка Николая Троицкого:
"Александр III в последние годы жизни от страха и пьянства заметно терял человеческий облик. По официальной версии, причиной смерти еще далеко не старого, отличавшегося смолоду богатырским здоровьем самодержца была болезнь почек (пиелонефрит). В последнее время эта версия вновь обретает хождение. Однако более убедительной выглядит точка зрения современников царя, а также его собутыльников, по которой он умер от последствий алкоголизма".

Марк ДЕЙЧ

Время сушить сухари

И пусть нам общим памятником будет

Построенный в боях капитализм!


"Не стучите лысиной по паркету", — говаривал известный литературный персонаж. В том смысле, что не надо, дескать, нервничать. Если перевести это выражение на современный язык — а заодно избавиться от намека на недостаточность волосяного покрова головы у некоторых высокопоставленных господ (хотя, как утверждает нынче слабая половина человечества, недостаточность этого самого покрова — очень даксе "секси"), — то получается вот что: "Истерику просил бы прекратить"


Это наш президент так высказался.
А мы и так — ничего. Не истерим и не нервничаем. Мы уже давно ко всему привычные.
А тут наш президент опять высказался. "Надо исполнять закон всегда, — заявил ВВП, — а не только тогда, когда схватили за одно место".
Хорошо сказал, между прочим. По-нашему, по-сове... То есть по-российски. Жаль только, не уточнил, за какое такое место хватать нужно. И на личности не переходил, Ни Ходорковского не упомянул, ни Лебедева. Так, в общем сказал. А в общем — оно, конечно, правильно: закон нужно всегда исполнять, а не только тогда, когда.
Все эти высказывания звучат на фоне слаженного мужского хора, состоящего из облеченных властью государственных мужей. Хор исполняет кантату, в которой, многократно повторяясь и усиливаясь, звучат слова: "Никакого передела собственности в России не происходит!"
И ведь действительно: не происходит, Как она была, эта собственность, так и есть. Зачем ее переделывать?
Происходит у нас — передел собственников. Вот, к примеру, арестовала Генпрокуратура больше половины акций ЮКОСа. Потом, правда, некоторую часть вернула. А ведь могла бы и вовсе все арестовать. А так — не все, а только 44,1%. И даже как бы с извинениями, Дескать, мы только акции находящихся под стражей господ из ЮКОСа прибрали. Чтоб ежели что — было чем судебные издержки оплатить,
Между тем под стражей находятся двое: Ходорковский и Лебедев. Им принадлежат 16,5% акций. Ну, еще есть 7% акций, принадлежащих Шахновскому, Владелец пока еще не задержан, но приплюсуем и их. Так сказать, на всякий случай. Итого — 23,5%. С тем количеством, на которое Генпрокуратура покусилась, все равно не сходится, Может, в Генпрокуратуре с арифметикой плохо? Да нет, граждане, С арифметикой у прокурорских все в порядке. Хотя я бы и не поручился. А просто арест остальных акций — я бы сказал, превентивный. Кому конкретно принадлежат оставшиеся 20,6%, мне неведомо. Но, думаю, именно эти господа на очереди у Генпрокуратуры. Чтобы потом за их акциями не бегать.
И самое главное: чем бы ни закончился скандал с ЮКОСом, арестованные акции к их владельцам, я уверен, уже не вернутся. Ну, потеряются или еще что. Тут у Генпрокуратуры большой опыт имеется — по отъему чужой собственности. Руководствуясь, понятное дело, революционным правосознанием.
Это и есть передел собственников.
• • •
Но вот что любопытно. За семьдесят с лишним лет страх так прочно въелся в нас, что, казалось бы, он уже в наших генах и еще долго будет передаваться от поколения к поколению. Ан нет. Многие осмелели настолько, что никакие увещевания не помогают.
А увещевания имели место. Поначалу, так сказать, наглядные. Как в "деле" прежнего НТВ и Гусинского. Нам тогда ясно дали понять, не лезьте, потому как все равно не поможет. И на общественное мнение — пусть даже не всей его части, а лишь той, не слишком многочисленной, которая особенно остро чувствует несвободу, — властям в высшей степени наплевать.
Однако наглядные увещевания, похоже, не сработали. Более того: в "дело" ЮКОСа и Ходорковского неожиданно оказались вовлеченными совсем, что называется, простые люди — не защищенные ни громкими именами, ни состояниями, дающими возможность безбедно жить за границей. Похоже, мы начали избавляться от страха значительно раньше, чем надеялись товарищи в погонах.
Особенно развернулся Интернет. Его клиенты могли бы сохранять инкогнито - особенно в столь щекотливой и непредсказуемой ситуации, как с ЮКОСом и Ходорковским. Однако, защищая их, люди предпочитают бой с открытым забралом — сообщают свои фамилии и адреса. Следовательно, они не боятся.
Начну, впрочем, не с Интернета, а с "Заявления представителей политических и общественных организаций Костромской области:
Арест Ходорковского стал кульминационным моментом в беспрецедентной кампании давления Генеральной прокуратуры РФ на отечественный бизнес. По нашему мнению, эта кампания носит исключительно заказной и политический характер. Удар нанесен по руководителю компании, одним из основных принципов деятельности которой является открытость и прозрачность. Компании, реализующей социально значимые проекты. Мы убеждены, заключение Ходорковского под стражу преследует только одну цель: показать обществу, что к власти в России приходят силы, взявшие курс на сворачивание демократических завоеваний последнего десятилетия.
Арест Ходорковского влечет за собой самые неблагоприятные последствия как для экономической, так и для политической ситуации в стране. Поставлена под угрозу политическая и экономическая стабильность России. Иностранные инвесторы получили ясный сигнал: вкладывать деньги в экономику нашей страны опасно. То, что арест Ходорковского совпал с началом активной фазы избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы, показывает, что антидемократические и антиреформаторские элементы в силовых структурах готовы к тому, чтобы ввергнуть Россию в политический хаос.
Мы обращаемся к Президенту Российской Федерации В.В.Путину с просьбой вмешаться в ситуацию вокруг НК "ЮКОС", Отсутствие однозначной, недвусмысленной и публично заявленной позиции главы государства по этому вопросу чревато тем, что события в стране начнут развиваться по самому непредсказуемому и самому опасному сценарию.

Заявление подписали: депутат Думы Костромы Николай Сорокин; координатор Инициативной группы жителей города Костромы Сергей Хьютти; президент благотворительного фонда "Воскресенье", член Комиссии по правам человека при губернаторе Костромской области Петр Шпанченко; член Московской Хельсинкской группы священник Георгий Эдельштейн; координатор Костромского регионального некоммерческого партнерства Ассоциации "В защиту прав избирателей "Голос" Алексей Андреев и другие.
Отмечу упование "подписантов" на ВВП, на его "публично заявленную позицию". А Президент между тем уже заявил. Совершенно "однозначно и недвусмысленно". Во-первых, в том смысле, что не надо стучать лысиной по паркету. А во-вторых, что торг тут неуместен, и потому его, торга, не будет.
Ну, на "нет" и суда нет. Хотя что это я... Суд нашелся. Очень подходящий суд. Басманный.
А теперь — нырнем в Интернет. Познакомимся с некоторыми мнениями наших непугливых сограждан.
• • •
• "Больше всего поразило выступление Путина и его слова о том, что ни с кем он встречаться не будет — ни с РСПП, ни с Госдумой в отношении дискуссии по этой проблеме. Как так не будет? Путин избран народом, а отношение людей к Ходорковскому по меньшей мере уважительное. И если избиратели котят, чтобы он не сидел в тюрьме, то как к этому можно не прислушаться? Мы все взрослые люди и все прекрасно понимаем, что и откуда растет. Такой произвол просто бесит. Если потребуется, то я готов помочь собрать подписи избирателей (тех, кто избрал Путина) в поддержку пересмотра действий Генпрокуратуры в отношении Ходорковского. Потому что я не хочу испытывать неприятные ощущения от того, что и ко мне завтра могут прийти "люди в черном: для предъявления мифических обвинений. С уважением и поддержкой, А.С.Ольховский, г. Омск".
• "Я в полной мере поддерживаю позицию главы компании ЮКОС г-на Ходорковского и не принимаю лживые заявления Генпрокуратуры по поводу якобы неуплаты налогов. Это, увы, все знакомо.
В высшей степени ценимо то, что Михаил Ходорковский нашел в себе силы не уехать из России, как Березовский или Гусинский, хотя, с другой стороны, имел полное право на это.
С.Н.Каменев, директор Центра пакистанских исследований, Институт востоковедения Российской академии наук, Москва".
• "СМИ вещают, что народ ненавидит олигархов. Брехня.
Я представитель того самого народа, причем в некоторой степени сразу трех его слоев. Происхождение у меня самое пролетарское. Работаю доцентом технического университета. А еще у меня есть свой маленький бизнес.
Позвольте выразить Вам, г-н Ходорковский, мое уважение и поддержку. Кроме всяких видимых достижений, Вы решаете еще одну незаметную, но очень важную государственную задачу. Вы показываете российским пацанам, каким должен быть настоящий мужик умным, предприимчивым, интеллигентным. Сергей Федосеев".
• "Возмущен действиями Прокуратуры в отношении ОАО "НК ЮКОС" и Михаила Ходорковского. Это невероятный беспредел и попрание закона со стороны "ока государева", которое поставлено как раз на то, чтобы не допускать нарушений закона. Если Прокуратура позволяет себе такое, то что же ждать от остальных "правоохранителей"? И если такое возможно сделать с ЮКОСом, то что же можно сделать с миллионами более мелких организаций, о которых даже и не знает никто? Поэтому в сложившейся ситуации надо дать коллективный отпор беззаконию, иначе собирай чемоданы и "дергай" отсюда.
По стране гуляют тысячи реальных преступников и мошенников, в отношении которых никто ничего делать не хочет, и добиться справедливости или хотя бы возбуждения уголовного дела практически невозможно, а прокуратура занимается беспределом и разбазариванием денег налогоплательщиков. Создается впечатление, что они забыли, кто их содержит. Адвокат Д.А. Трусов".
• "Как это ни наивно звучит, можете рассчитывать на меня лично и моих коллег, Мы, мягко сказать, возмущены происшедшим и считаем это, извиняюсь за арестантский жаргон, беспределом. Не могу сидеть спокойно при виде этик событий, но не знаю, что могу сделать. Мне стыдно за свою страну, но я верю, что ее можно изменить, и Михаил Ходорковский делает правильные вещи. Это сильный человек, за ним пойдут люди, которым есть что терять.
А. Пироженко, замдиректора экономических программ фонда "ЭПИцентр", Санкт-Петербург".
• "Я простой предприниматель из Сочи, владелец небольшой информационной компании, со штатом 4 человека, хочу выразить поддержку Микаилу Ходорковскому.
Все обвинения Генпрокуратуры против него и против ЮКОСа являются надуманными, а его арест — произволом, который переходит все допустимые в нормальном обществе границы. Это является частью войны, которую ведут против российского бизнеса определенные властные круги, прежде всего — близкие к силовым структурам. Приходится только сожалеть о подобном отношении власти к бизнесу. Это показатель того, что в нашей стране до сих пор нет нормального гражданского общества. Но это также и показатель того, что ситуация меняется, что это действительно "последний бой" людей, которые не приемлют изменений в обществе, которые старательно пытаются "подпереть" разваливающуюся систему, основанную на страхе граждан перед правоохранительными органами. Они чувствуют, что их время прошло, что Россия меняется. В.Красовский, г. Сочи".
• "Больно смотреть на то, что происходит в России в последние годы. Очень неприятно видеть, как не признающая закона власть давит все то, что может хоть как-то способствовать возникновению ростков гражданского общества.
У меня вызывает искреннее уважение позиция Ходорковского в конфликте вокруг ЮКОСа. К сожалению, не вижу сейчас благоприятного для него выхода. Ведь преэидент, без ведома которого, естественно, такие вещи происходить не могут, не знает иных способов решения проблем, кроме принятых в КГБ: провокация, силовое давление, шантаж, запугивание.
Мне кажется, у этой страны очень плохие перспективы с такими правителями.
Р.Хахалин, председатель Самарского отделения общественной организации 'Гражданское оружие".

• • •
Остановимся на этом последнем, виртуальном письме. Мнение его автора о действиях сотрудников ФСБ может показаться преувеличением. К тому же сами они, эти сотрудники, настойчиво уверяют нас: нынешняя ФСБ — совсем не то же самое, что прежний КГБ. Практика, однако, свидетельствует о том, что нынешние чекисты, приобретя некоторый внешний лоск и умение пользоваться "мобилами", в сути своих методов изменились очень мало. Или даже совсем не изменились.
Имея в виду последние события, я говорю даже не о скандале с самим Ходорковским. Речь идет о совсем уж малоприятном инциденте, на который мало кто обратил внимание, — о визите сотрудников ФСБ в школу, где учится дочь олигарха.
Не так давно в эту школу, где учится Настя Ходорковская, заявились чекисты с удостоверениями офицеров Центрального управления ФСБ. Пожаловали они не с визитом вежливости и не в гости, а якобы для проверки готовности школы к противодействию террористам.
Ни до, ни после этого посещения, а также ни в одной другой московской школе никаких "антитеррористических проверок" не проводилось.
Впрочем, и на этом единственном "объекте", выбранном чекистами, такая проверка тоже не проводилась. Визитеры проследовали в школьную канцелярию, где потребовали личные дела учеников в возрасте от 11 до 13 лет.
Насте Ходорковской исполнилось 12.
У этой чекистской традиции — многолетняя история. В первые годы советской власти семьи "социально чуждых" истреблялись под корень. Позднее, когда чекисты получили сталинское разъяснение — "сын за отца не отвечает", — появились специальные лагеря и поселения для "детей врагов народа". Во времена Брежнева — Андропова, с разгулом демократии, детишек и вовсе сажать перестали. Опекали только. Вот так же приходили в школы, где учились дети инакомыслящих, интересовались их отметками, поведением, высказываниями по "политическим вопросам". Словом, давали понять родителям: имейте в виду, ваши дети — вот они, ежели что — вы пусть не себя, так хоть их пожалейте...
Сейчас, похоже, происходит то же самое.
И удивляться тут нечему: нашей преемственностью традиций мы очень даже гордимся.
Сначала мемориальную доску тов.
Андропову повесили, "крестному отцу" психушек для диссидентов. Теперь вот, и уже не впервые, требуем вернуть Железного Феликса на Лубянскую площадь. Под тем предлогом, что нужно, мол, вернуть ей, площади, ее исторический вид.
Между прочим, до памятника Дзержинскому на той площади был фонтан. Вот его бы и восстановить, если уж мы так жаждем воссоздать исторический облик. Но фонтан нам не нужен. Не назидательно. Должные почтение и страх отсутствуют.
Так что подождем памятника Дзержинскому на площади его имени. Я так полагаю, ждать осталось недолго. А пока понаблюдаем, как чекисты используют свои отработанные методы — "опекают" детей тех, кто почему-либо не нравится власть предержащим.
Ну что — так и будем наблюдать? Молча? Тогда самое время — сушить сухари.
• • •
В заключение еще одно письмо.
• "Я — обыкновенный священник Русской Православной Церкви, а потому в своем письме представляю только себя. Однако это не меняет сути моих слов и чувств.
Казалось бы, Христианство относится равнодушно к богатству и богатым людям, но оно не относится равнодушно к подлости, лжи, лицемерию и вероломству, а Вы, Михаил, стали жертвой именно этих свойств нашей новой государственной системы.
Еще недавно нам всем хотелось, чтобы в нашей стране человек мог свободно жить и трудиться. Чтобы мог, применяя свой талант, реализовать себя в разных сферах деятельности, в том числе и в частном бизнесе. И чтобы мог свободно верить в Бога. Когда-то и я боролся за это, возглавляя одну из демократических организаций в Твери. Еще недавно я думал, что это время пришло. Пусть это свершилось трудно, пусть с перегибами, но уже не вернется "телефонное право", по которому из "властного центра" решат, кому жить на воле, а кому идти по этапу. И вот сегодня, с горечью глядя на Ваши мытарства, я вынужден констатировать возвращение произвола властей.
Еще недавно у нас, простых людей, была надежда, что, будь наша власть чуть-чуть посильнее, она лучше бы защищала российских граждан, да и на международной арене выглядела бы достойнее, не позволяя вытирать о Россию ноги ~ всем кому не лень. Но Ваш арест говорит, что, обретая силу, эта власть соблазняется применить ее в преступных целях. Начать передел собственности (хотя собственность для христианина — не великая ценность). Не экономическими методами (это тоже было бы подло, но выглядело бы хотя бы легитимно), а грубыми полицейскими методами. Если Вы выстоите и государственный рэкет потерпит фиаско, то наша малая надежда на будущую справедливость русского истеблишмента еще сохранится. Поверьте, что без нее станет труднее (точнее, больнее) любить нашу многострадальную Родину.
Дорогой Михаил! Я не знаю, нужны ли Вам мои молитвы, но я буду молиться за Вас! Ваша выдержка и терпение — это часть моего патриотизма и моей веры в то, что Россия будет еще великой, процветающей державой. Молю Вас, сохраняйте терпение! Не идите на компромиссы с Генпрокуратурой!
И да поможет Вам Бог!
С глубочайшим уважением, священник Георгий Белодуров, г. Тверь".

Марк Дейч

Силовики в законе

В России полным ходом идет реставрация советских порядков


"Международная амнистия" заявляет: сегодня в Российской Федерации откровенно нарушаются права человека. О том же самом говорят и российские правозащитники. Недавно Андрей Бабушкин (Общественный благотворительный комитет "За гражданские права"), Лев Пономарев (Общероссийское общественное движение "За права человека") и Юрий Самодуров (Общественный центр имени Андрея Сахарова) собрали пресс-конференцию. Их мнение было единым: начиная с 2000 года, когда высокие посты в государстве были отданы представителям так называемых спецслужб, положение с правами человека в нашей стране - и без того не слишком радужное — стало стремительно ухудшаться. То, что оно, это положение, и до того было далеким от идеала, мы знали. А если не знали, то догадывались. О произволе правоохранительных органов, о следствии, превращенном в конвейер пыток, писали практически все СМИ. Но лишь до тех пор, пока власть смотрела на эти писания сквозь пальцы. В последние годы к нескончаемой войне в Чечне добавилось нарастающее давление на СМИ, на общественные организации, на бизнесменов. Были ликвидированы независимые общенациональные телеканалы (НТВ и ТВС). После этого цепная реакция охватила регионы: закрыты независимые от властей местные СМИ. В результате о нарушениях законов, прав и свобод наших сограждан рассказывать стало просто некому. Практически мы уже вернулись в советскую власть.


Тенденция началась с назначения семи "надзирающих" от имени президента — полпредов. Пятеро из этой "великолепной семерки" — люди в погонах. Иначе говоря — силовики.
Сразу оговорюсь: в принципе я не вижу ничего плохого в том, чтобы на ответственных постах в стране утвердились люди военные или даже представители спецслужб. Подобная тенденция наблюдается во многих демократических странах. К примеру, в США бывшие шефы ЦРУ становились президентами. И при этом, конечно же, они окружали себя "своими людьми", работавшими когда-то в той же спецслужбе. Однако эти "свои" никогда не пытались вмешиваться в частный бизнес или давить на СМИ. Дело в том, что эти люди были ответственны не только перед своим начальством, но и перед обществом. А вот тут мы еще пока явно недотягиваем.


• • •


На днях влиятельная американская газета "Вашингтон пост" напечатала большую статью об избранном в прошлом году губернаторе Смоленской области Викторе Маслове. Казалось бы: что они там забыли, в нашем Смоленске? Конечно же, ничего забыть там они не могли. Но в ситуации, сложившейся на Смоленщине, американцы увидели тенденцию. А тенденция такова.
Усевшись в губернаторское кресло, генерал-майор КГБ Виктор, Маслов "зачистил" администрацию области, назначив на ключевые посты бывших своих коллег по КГБ. Следующий его шаг — контроль над региональными СМИ.
Однако еще до своего губернаторства, во время избирательной кампании, г-н Маслов организовал прослушивание телефонных разговоров тогдашнего губернатора. Между прочим, коммуниста. Факт прослушивания подтвердил прокурор области.
Заполучив вожделенное кресло, г-н Маслов добился, чтобы заместителя его предшественника, Анатолия Макаренко, обвинили в коррупции и посадили. С декабря прошлого года зам предшественника сидит в тюрьме под следствием. Макаренко утверждает, что причина его ареста — в обвинении, которое он выдвинул против Маслова: будто бы в недавнем прошлом новый губернатор получал от Макаренко ежемесячные взятки в размере 2000 — 5000 долларов.
Непонятно, правда, где зам губернатора-коммуниста брал деньги на взятки. Но дело не в этом. Дело в том (как утверждает газета "Вашингтон пост"), что г-н Маслов расставил "своих людей" из КГБФСБ на важнейшие посты в администрации области. Нынешний руководитель регионального фонда медицинского страхования — бывший сотрудник печально известного Пятого управления КГБ СССР. Другой "человек в погонах", 16 лет проработавший в КГБ и ФСБ, занял пост руководителя департамента имущества. Этот товарищ, некто г-н Хрол, заявил:"Я ушел из органов безопасности, чтобы последовать за своим генералом. Ему была нужна поддержка от людей, которым он мог доверять. Мы пошли за нашим генералом точно так же, как те, кто работал вместе с Путиным, пошли за ним".
Красноречивое признание.
В одном из интервью г-н Маслов высказал сожаление по поводу того, что нынче нельзя вершить суд и расправу по образцу 1937 года. Правда, тут же поспешил добавить, что в новой России "это неприемлемо". Но многие чутко уловили в речи нового губернатора перемену климата.
Очень скоро ее, эту перемену, почувствовали и местные СМИ. Газету, которую поддерживал прежний губернатор, закрыли, вместо нее появилась новая — "Смоленская газета". В мае этого года в одном только номере она опубликовала 32 (!) фотографии г-на Маслова.
"Всякая критика в адрес правящей команды запрещена, — сказал редактор одной из местных газет, вынужденный уйти со своей должности. — Нам просто запретили писать что-либо порочащее губернатора. По иронии судьбы при прежнем губернаторе-коммунисте мы пользовались куда большей свободой слова".
А теперь вспомним старинное российское правило: все, что происходит на местах, планируется в центре.


• • •


Последняя новость: в Москве будет воздвигнут памятник Андропову. Хорошо хоть, что не на Лубянской площади. Не на месте Железного Феликса.
И дело не столько в том, что Юрий Владимирович — продолжатель дела Ленина — Сталина в борьбе с инакомыслием. И не только в том, что он — идейный вдохновитель создания карательной психиатрии. А все в том же: в тенденции. Между прочим, до сих пор в столице нет памятника миллионам жертв коммунистических репрессий. Могли бы и с Андроповым подождать. Но кому-то, видно, не терпится. Кому?
Руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН Ольга Крыштановская приводит любопытные данные. В последние годы советской власти в Политбюро ЦК КПСС — высший орган власти СССР — входили лишь два "силовика": министр обороны и председатель КГБ. Даже министр внутренних дел в Политбюро не входил. В ЦК "людей в погонах" было больше, около 7%, — главным образом за счет представителей армейских кругов. При Горбачеве среди высших чиновников страны "спецслужбистов" и военных было всего 3%. При Ельцине — 11%. С приходом Путина количество силовиков возрастает лавинообразно. Сейчас в высшем руководстве страны их более 50%. То есть каждый второй. Немного иная ситуация в правительстве. В конце советского периода силовиков там 5%, сейчас - почти 33%.
Сей феномен Ольга Крыштановская объясняет следующим образом. Придя к власти, Путин должен был создать некую группу поддержки. Для нее ему нужны были "свои люди". Он привел с собой нескольких бывших своих сослуживцев, каждый из которых, в свою очередь, привел еще 20-25 человек. И так — в геометрической прогрессии.
В законодательной власти, по мнению Крыштановской, процесс аналогичный, хотя и более замедленный. В верхней палате силовиков сейчас 15%, в Думе — около 10%. Но число их будет увеличиваться. При этом Ольга Крыштановская считает, что полагаться на "демократический фактор" не имеет смысла: спецслужбы потому и "спец", что их действия нелегитимны, но осуществляются они под прикрытием государства. Деятельность спецслужб всегда как бы вне закона.
К этой тенденции Ольга Крыштановская относится с опаской. Ее настораживает, что эта опаска отсутствует в обществе. Где наши правозащитные организации, где голос интеллигенции?" — спрашивает она. Ведь еще немного — и будет поздно: идет ускоренный процесс установления в России авторитарного режима.


• • •


Нет, наши правозащитники не молчат. Но их мало кто слышит.
Вернусь к недавней пресс-конференции. Выступавшие тоже говорили о тенденции. Например, о ликвидации Комиссии по помилованиям при Президенте РФ, президентом же и распущенной. Теперь вопросы помилования отданы на откуп региональным комиссиям при местных администрациях. Работа этих комиссий строжайшим образом контролируется, после чего решения проходят сквозь фильтр заместителя главы Администрации Президента, генерал-лейтенанта КГБ Виктора Иванова. Именно этот человек, утверждают правозащитники, готовит документы по помилованиям на подпись Путину. Причем готовит их, сообразуясь с собственными, специфически ведомственными представлениями о гуманности.
Напомню, что раньше Комиссию по помилованиям возглавлял очень совестливый человек — писатель Анатолий Приставкин.
Говорили правозащитники и о новом законе "О гражданстве", после принятия которого 7 миллионов человек оказались гражданами непонятно какой страны, а еще 5 миллионов окончательно потеряли надежду на получение российского гражданства. И о новом УПК, провозгласившем состязательность сторон в судебном процессе, но на деле являющемся лишь декларацией, игнорируемой и следствием, и судом.
И конечно же, говорили о прокурорской атаке на компанию ЮКОС.


• • •


Атака началась 19 июня — с ареста начальника отдела экономической безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. Ему предъявили обвинение в двойном убийстве, совершенном в прошлом году в Тамбове. Далее в "деле Пичугина" началась фантасмагория, которая, по-видимому, ныне является обычной прокурорской практикой.
На момент убийства у Пичугина было стопроцентное алиби: он находился в Москве — это могут подтвердить не менее двух десятков свидетелей. Прокуратура алиби Пичугина игнорирует.
Суд тоже игнорирует. Тот самый, Басманный. Мне уже приходилось писать о том, что почему-то именно Басманный суд Москвы в особо щекотливых случаях штампует прокурорские ходатайства о взятии обвиняемых под стражу. Так произошло и с Пичугиным.
Началось следствие. Любопытно, что вопросы следователей прокуратуры по большей части касались положения дел в ЮКОСе. Понятно почему: начальник отдела экономической безопасности — лицо весьма и весьма информированное. Непонятно другое: при чем здесь убийство?
Прокуратура представила в суд материалы, обосновывающие необходимость содержания Пичугина под стражей. Адвокаты, пожелавшие ознакомиться с этими материалами, получили отказ. Дескать, покажите нам, сказали адвокатам в прокуратуре, где написано, что мы обязаны знакомить вас с этими материалами.
В сущности, замечательный "довод". Вроде бы с недавних пор у нас действует закон: разрешено все то, что не запрещено. При советской власти было иначе — запрещалось все то, что не разрешено. Похоже, наша прокуратура уже вернулась под сень этой власти. А может, никогда ее и не покидала?
Басманный суд прокуратуру, ясное дело, поддержал. Но после вмешательства более высокой инстанции все-таки сжалился и разрешил адвокатам ознакомиться с этими материалами. Материалы — на 67 страницах. Делать выписки или надиктовывать на магнитофон — запрещено. Оставалось одно: запоминать. Попробуйте выучить наизусть 67 страниц текста, причем отнюдь не стихотворного...
По-видимому, Басманный суд столицы именно так понимает право обвиняемого на защиту.
"Проверкой не было установлено каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства в ходе расследования уголовного дела в отношении Пичугина. Все предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом России действия проводились в присутствии адвокатов Пичугина", — утверждают представители Генпрокуратуры.
Врут. Адвокатам не дали возможности присутствовать ни при одной экспертизе, а с постановлениями об их назначении защитников знакомили уже после проведения этих экспертиз. Более того: по сведениям от правозащитных организаций, Пичугину делали инъекции психотропных и наркотических веществ (об этом, в частности, свидетельствуют следы уколов на его руках). На требование защиты — провести медицинское освидетельствование - следователи прокуратуры ответили отказом. Обращение в ФСБ также ни к чему не привело: наши славные чекисты ответили, что во время допросов подследственный "сознания не терял". На просьбу адвокатов — допустить к Пичугину врача — следователи прокуратуры сослались на необходимость разрешения от ФСБ, а ФСБ — на необходимость такого разрешения от прокуратуры. Просьба родственников Пичугина о свидании с ним, по словам следователя, "где-то затерялась" (это, заметьте, официальное заявление представителя прокуратуры). А в частной беседе с теми же родственниками тот же представитель вскользь заметил: "Зря вы всё журналистам рассказали".
В "деле Пичугина" суд отказал защите в ознакомлении с доказательствами следствия, в возможности изучения материалов дела. И когда, после всех этих издевательств, адвокаты заявили отвод суду — вновь отказ. Такая вот "состязательность сторон".
В довершение ко всему от адвокатов потребовали дать подписку "о неразглашении". Словно речь идет о государственной тайне.
Тайна действительно имеется. Суть ее — в циничной скоординированности действий ФСБ, прокуратуры и суда, игнорирующих гражданские права. Наши с вами права, граждане.


• • •


Потом арестовали совладельца ЮКОСа Платона Лебедева, об-. винив его в мошенничестве и нарушении законодательства по приватизации.
Дважды суд — все тот же, Басманный, — продлевал пребывание арестованного под стражей. Хотя, между прочим, высшее должностное лицо страны на весь мир заявило о том, что негоже держать человека в тюрьме только лишь по подозрению в совершении экономического преступления.
Лебедева — держат.
В сентябре предварительное следствие по его делу было завершено. 146 томов. Защита вновь обратилась в суд с ходатайством: разрешить обвиняемому знакомиться с этими томами в нормальной обстановке, находясь под подпиской о невыезде. Суд перво-наперво объявил заседание закрытым. Почему? Да не почему. Просто объявил, что заседание — закрытое, и все дела. А потом и в ходатайстве отказал. А это почему?
Ну как же, причины имеются. Веские. Немногим ранее Басманный суд отказался приобщить к делу медицинские документы, свидетельствующие "о хронических заболеваниях Платона Лебедева, не позволяющих ему находиться под стражей" (напомню, что Лебедев был привезен в "Лефортово" прямо с больничной койки). Значит, не поверил суд болезням обвиняемого. Стало быть — симулянт. А раз так, то и всему остальному веры нет. Вот ведь утверждает же Генпрокуратура, что в аэропорту "Внуково" стоит "под парами" принадлежащий ЮКОСУ самолет, готовый в любой момент умчать Лебедева в дальние заграничные края. Правда, защита предоставила суду справку из аэропорта о том, что там, в аэропорту, нет самолетов, имеющих хоть какое-то отношение к ЮКОСУ. Но и к этому документу суд отнесся с недоверием.
Помимо того что Лебедев собирается сбежать, суд предположил, что обвиняемый может оказать давление на свидетелей по делу. А кто же эти свидетели? Да вот они: "...Не установленные следствием лица принимали участие в совместной преступной деятельности".


• • •


Совсем недавно была осуществлена еще одна силовая акция. На первый взгляд — против все того же ЮКОСа. Но это только на первый взгляд.
3 октября вооруженные люди окружили детский лицей-интернат в подмосковном Коралове. Предъявили постановление на обыск, подписанное первым заместителем генпрокурора г-ном Бирюковым.
В интернате, который содержится на деньги ЮКОСа, учатся и живут 125 детей. Главным образом — сироты. Многих из них, потерявших родителей в "горячих точках", вывозили на военных вертолетах. Есть дети погибших пограничников, среди них — сын генерала Гамова.
Здесь воспитывался и Алексей Лисичников, который чудом выжил после взрыва его дома в Каспийске; вместе со своим годовалым братом он сумел дождаться спасателей. Здесь живет и учится мальчик, оставшийся круглым сиротой после трагедии "Норд-Оста"... В списке детей через одного — пометка: отец погиб.
Что же искали в интернате работники Генпрокуратуры в сопровождении вооруженных автоматами "спецслужбистов"? Материалы об уклонении ЮКОСом от уплаты налогов. Дескать, такие данные могли оказаться в стареньком компьютере, давным-давно привезенном в интернат из ЮКОСа.
Подобную версию мог выдвинуть только какой-нибудь шибко умный прокурор.
Улов оказался небогатый.
Служебная переписка относительно постройки прачечной при интернате, несколько хозяйственных распоряжений, план комплекса зданий и сервер. После налета детей пришлось в буквальном смысле слова приводить в чувство - многие были сильно напуганы...
"Нас закроют?" — спрашивали они воспитателей.
Для чего была нужна эта силовая акция? На мой взгляд, в назидание: дескать, имейте в виду, ежели мы чего задумали — сделаем непременно, никакие дети нас не остановят. И вообще: лес рубят - щепки летят.
...Как-то сотрудники ЦОС Генпрокуратуры убеждали меня в том, какой, мол, замечательный у них первый зам г-н Бирюков: честный, принципиальный и человечный.
Спустя короткое время, когда выяснится (а это выяснится непременно), что действо в кораловском интернате было затеяно попусту,— соберется ли г-н Бирюков извиниться перед детьми, испытавшими по его вине еще одно серьезное потрясение?
Сомневаюсь.


• • •


Теперь — итоги. Неутешительные.
Дело, конечно, не только и не столько в ЮКОСе. Мы можем со злорадным любопытством понаблюдать за тем, как силовики расправляются с очередным "олигархом" и его бизнесом, который, между прочим, вносит существенную лепту в благосостояние нашей страны. Потом мы с тем же, еще не остывшим любопытством понаблюдаем за тем, как разделаются с предпринимателями пожиже.
Но ведь потом-то — примутся за нас. Потому что предпринимателей не останется, а без расправ силовики никак не могут.
В совместном обращении шести российских правозащитных организаций говорится:
"Урок "прокурорской" атаки на крупный капитал безусловно будет повторен и умножен на иных уровнях, вплоть до самого малого бизнеса, до простого гражданина страны, если его интересы пересекутся с интересами беззастенчивого силовика. Сегодня мы заявляем о том, что за все годы, прошедшие с начала демократических преобразований в России, угроза правам человека как никогда велика. И если в дальнейшем , общество окажется бездействующим, то происходящие процессы могут принять необратимый характер и поставить под угрозу существование гражданского общества в России".

Марк Дейч