1991   1992   1993   1994   1995   1996   1997   1998   1999   2000   2001   2002   2003   2004   2005   2006   2007   2010

 

Индульгенция от правосудия

Газета "Московский комсомолец". 14 декабря.


Особенности национальной рыбалки

Газета "Московский комсомолец". 16 декабря.

Другая война

Газета "Московский комсомолец". 22 декабря

Общественное мнение и состязательность мнений

Радио "Свобода". 27 июля 16:00.

Процесс пошел!

Газета "Московский комсомолец". 21 июня.

Вспомнить всё!

Газета "Московский комсомолец". 15 марта.

Родина в кавычках

Газета "Московский комсомолец". 9 апреля.

Другая сторона медали

Газета "Московский комсомолец". 4 сентября.

Отдать должное, или почему лишилась телеэфира программа «Намедни»

Газета "Московский комсомолец". 19 августа.

Дым отечества

Газета "Московский комсомолец". 15 июня.

Кое-что задаром,

Газета "Московский комсомолец". 6 сентября.

Ингушский узел

Газета "Московский комсомолец". 4 августа.

Неистовое холуйство,

Газета "Московский комсомолец". 19 апреля.

Заказ на Юкос

Газета "Московский комсомолец". 12 февраля.

Пересечение параллельных линий,

Газета "Московский комсомолец". 5 августа.

«Московский комсомолец» не сказал об Олеге Дерипаске плохого слова.

Газета "Коммерсант". 28 октября.

Индульгенция от правосудия

Так кто же все-таки покровительствует отечественным нацистам?

Судебное заседание, продолжавшееся — ни много ни мало — почти год, наконец-то завершилось. Все было разложено по полочкам, к каждой полочке прикреплена соответствующая этикетка. Откровенный нацист и действительный член множества неизвестных академий, зоологический ненавистник инородцев и христиан, г-н Корчагин признан судом виновным.
Не хватало одного: приговора.


Множество раз я писал о том, что наша прокуратура — вплоть до самых высших руководителей этого ведомства — покровительствует отечественным нацистам. Однако на сей раз прокуроры — следователь Трощанович и государственный обвинитель Кондратьева — сработали на совесть. Хвалить их за это как-то даже не с руки: они поступили так, как и должны были, защищая страну и нас с вами от коричневого дерьма. К тому же подследственный и затем подсудимый г-н Корчагин, давно уже с головой окунувшийся в это дерьмо, прекрасно известен нашим правоохранительным органам. Я бы даже сказал — лично известен. В любой нормальной стране этот партайгеноссе давно бы уже находился под шконкой у параши. Где, собственно, ему и место. А у нас все как-то не получалось его туда отправить. Наверное, из-за нехватки этих дефицитных мест.
И сейчас не получилось. Но на сей раз, повторю, прокурорской вины в том нету. На сей раз расстарался представитель нашей славной Фемиды.
Судья Тимирязевского районного суда Москвы г-н Борисов оформил все грамотно. Даже красиво. Запах, правда, остался. Тот самый.
Приговор — “Именем Российской Федерации” — 21 страница плотного текста. Чтение увлекательное, но и утомительное, а потому позволю себе лишь несколько небольших цитат.
“Корчагин В.И. виновен (выделено в приговоре. — М.Д.) в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти, либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации”.
Тут судья немного перебрал: по “признакам пола” у г-на Корчагина в издаваемом им журнале ничего такого не содержится. Зато всего остального — более чем достаточно. Настолько достаточно, что судья Борисов был вынужден отметить в приговоре: в журнале “содержатся взгляды, идеи, высказывания, которые подрывают уважение к иным расам, национальностям и религиям, возбуждают чувство неприязни к ним, вражду и рознь между ними. Проповедуемые взгляды могут привести к конкретным негативным действиям против определенных национальных и религиозных групп населения, а именно: к формированию враждебного отношения к гражданам, нерусским по национальности; к разжиганию розни и вражды в отношении лиц иного вероисповедания и формированию агрессивного отношения к ним”.
Короче говоря, “виновность Корчагина В.И.” суд “признает полностью установленной и доказанной”.

* * *
Чем же, собственно, провинился г-н Корчагин? Сам он, кстати говоря, своей вины не признает, продолжая пребывать на сей счет в трогательно-наивном заблуждении. В то же время тем самым он выгодно отличается от своих подельников времен Третьего рейха: на Нюрнбергском трибунале все они (за исключением “военной косточки” — фельдмаршала Кейтеля, “всего лишь” исполнявшего приказы любимого фюрера) признали себя виновными. Да и то сказать: партайгеноссе Корчагин все-таки пожиже Геббельса будет. А с другой стороны, Тимирязевский райсуд — тоже ведь не Нюрнбергский трибунал.
По мнению г-на Корчагина, вся его “мнимая” вина состоит в том, что он всегда стоял и стоять будет на защите русского народа. От кого?
Прежде всего — от христианства вообще и от православия в частности:
“Православие воспитывает пассивность мышления, иждивенчество, трусливость”. Христианство же в целом — “вероучение для расово неполноценных особей”.
Помнится, “расово неполноценными” Адольф Гитлер называл вообще всех славян — вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. Как мы видим, г-н Корчагин идет дальше своего учителя: расовая неполноценность христиан — это его ноу-хау. “Первые христиане, — вещает он, — состояли из жидов, воров, убийц, государственных преступников, нищих, бродяг, вообще людей, лень, распущенность и безнравственность которых делали из них врагов всякого организованного человеческого общества”.
Русский же народ, на защиту которого всей своей интеллектуальной немощью встал г-н Корчагин, еще на заре истории “был насильственно ожидовлен”. Сей процесс продолжается поныне, поскольку “Путин — масон, возведенный на пост Президента “пятой колонной” международного еврейства, его правительство составлено на 90% из евреев”.
“Историк”, однако. Впрочем, себя сей г-н гордо именует “просветителем”.
Евреи, сами понимаете, — особая забота г-на Корчагина. Кого-то из них необходимо судить, а всех не задействованных в этой процедуре — насильственно депортировать из России. Прочих нерусских — тоже депортировать, и тоже насильно: кавказцев — на Кавказ, а других “черных” — наверное, в Африку.
Подобьем бабки. Этих и тех — выслать, а подавляющее большинство русских людей, будучи православным христианами, — “расово неполноценные”. Так кого же взялся защищать г-н Корчагин?
Есть, есть такие. Это те, кто исповедует “Арийское Православие”, оно же — “дохристианская ведическая религия, или то, что в обиходе называют язычеством”. Главный “ведун” — как раз г-н Корчагин и есть. А еще он, согласно “указу №85 Державы Русь, назначен Генерал-губернатором Земли Московской”. А также “является Главой Совета Старейшин Русского Рода Земли Московской”.
На мой взгляд, человек, который на голубом арийском глазу именует себя вышеозначенными титулами, заурядный жулик. Или же, что более вероятно, он не вполне здоров. А может, и то и другое?

* * *
Очень забавные человеки выступали в судебном заседании в качестве защитников “Арийского Православия” и г-на Корчагина. Один из них представился “специалистом в области религиоведения, консультантом органов МВД, ФСБ и Государственной думы по вопросам религии”. “Религиовед” охарактеризовал христианство как “человеконенавистническое учение”. Другой защитник сослался на высокий авторитет Солженицына, который в книге “200 лет вместе” высказывал те же взгляды, что и подсудимый. Третий убеждал высокий суд в том, что г-н Корчагин никак не может быть антисемитом, поскольку тот всегда выступал на стороне арабов, которые являются семитами...
Плагиат, конечно. Один из персонажей знаменитого фильма Стэнли Креймера “Корабль дураков”, нацист-дегенерат, в ответ на упрек в антисемитизме возмутился и с искренним недоумением закричал: “Какой же я антисемит — я очень люблю арабов!”
Должен сказать, что выводы, изложенные судьей Борисовым в приговоре, вполне адекватны. К доводам свидетелей защиты он отнесся с сомнением, авторов экспертизы, назначенных по просьбе подсудимого, уличил в явной пристрастности, поскольку один из “экспертов” неоднократно печатался в журнале, издаваемом г-ном Корчагиным, высказывая те же нацистские взгляды. Г-н Борисов не прошел мимо трехсот писем и заявлений в суд, “авторы которых полностью разделяют основные взгляды и позицию Корчагина В.И.”:
“В этой связи суд указанные заявления расценивает лишь как мнение определенно ориентированной группы лиц-единомышленников и не может признать эти заявления общественным мнением и одновременно обращает внимание на то обстоятельство, что данными заявлениями, содержание многих из которых пронизаны нескрываемой ненавистью к евреям и лицам кавказских народностей, а также нетерпимостью и враждебностью к христианской религии, объективно подтверждается вывод органа предварительного расследования о том, что публикации в журнале “Русич” направлены именно на разжигание национальной ненависти и вражды”.
Казалось бы, все ясно. А с учетом содержащейся в приговоре оценки общественной опасности г-на Корчагина, “посягающего на основы конституционного строя и безопасности государства”, оставалось лишь узнать о наказании подсудимому.
Однако наказания не последовало.

* * *
Овцы сыты и волки целы. Потрафив общественному мнению и объявив нациста Корчагина виновным, что называется, по всем пунктам, судья Борисов тем не менее решил его не наказывать. Не то что строго, а вообще — никак. В связи “с истечением срока давности”.
Данная статья УК действительно имеет срок давности: два года. Не будем придираться к нашему несовершенному законодательству — два так два. Но судья Борисов вел этот не слишком сложный (по мнению многих юристов) процесс почти год. И завершил его как раз тогда, когда срок давности якобы истек. Не намеренно ли процесс оказался столь затянутым?
Есть еще одно обстоятельство, из-за которого я употребил словечко “якобы”. Дело в том, что во время суда и вплоть до сего дня г-н Корчагин распространял и продолжает распространять издаваемый им человеконенавистнический журнал (в приговоре, кстати, это было отмечено). А это значит, что преступление нациста Корчагина — длящееся, поэтому говорить о сроках давности попросту нелепо.
Знал ли об этом судья Борисов?
Наивный вопрос.
Государственный обвинитель Кондратьева с этой пародией на приговор не согласилась, ее кассационное представление будет теперь рассматриваться в Московском городском суде. Десять лет назад этот суд уже рассматривал уголовное дело г-на Корчагина. Его тогда признали виновным, но и тогда от наказания освободили — в связи с амнистией по случаю 50-летия Победы над нацистской Германией. Так что День Победы для нациста Корчагина — большой праздник.

P.S. Судья Борисов даже не стал ограничивать подсудимого (вопреки требованию гособвинения) в его “просветительско-издательской деятельности”. Вероятно, в честь приближающегося 60-летия Победы. Так что партайгеноссе Корчагин волен продолжать эту самую деятельность во славу национал-социализма.
И он продолжит, не сомневайтесь.

Марк ДЕЙЧ
 

Особенности национальной рыбалки

Выборы на Камчатке пахнут рыбой. И керосином

В советское время был такой анекдот. Сильно поддавший мужичок просыпается и включает радио, а там — сигналы точного времени: в Москве 15 часов, в Новосибирске и Омске — 17, в Петропавловске-Камчатском — полночь. Человек возмущенно крутит головой и хрипит: “Кругом бардак!”
Этот вывод полностью применим к нынешней выборной ситуации на полуострове. Камчатка подошла ко второму туру губернаторских выборов во всеоружии: с тяжелой артиллерией “черного пиара”, внушительным арсеналом грязных технологий и весьма пестрым составом кандидатов. Биографии большинства из них посильнее “Фауста” Гете. Трудно даже сказать, кому в этом смысле присудить пальму первенства.
Камчатка — красивейший край. Но не только тем он славен. Этот регион по своим природным ресурсам — один из самых богатых в стране. И прежде всего рыбой. Рыба в океане, рыба в реках... Словом, клад. А для человека оборотистого — клад вдвойне. Или даже втройне. Потому что, для того чтобы делать из рыбы деньги, вовсе не обязательно ее ловить.
Уникальное ноу-хау являет собой история одного из крупнейших рыбных предприятий Камчатки. Предприятие “Устькамчатрыба”, зарегистрированное еще в 1997 году, первоначально имело в составе учредителей Комитет по управлению имуществом Усть-Камчатского района, Комитет по управлению имуществом области и Комитет по управлению имуществом Елизовского района. Еще одним из учредителей “Устькамчатрыбы” (УКР) был г-н Борис Невзоров. Он же генеральный директор этой самой “рыбы”.
В 1999 году состав учредителей пополнился несколькими интереснейшими людьми. По мнению вице-президента Института национальной стратегии Олега Матвейчева, один из них — креатура местного вора в законе Анатолия Шадхина (кличка Шатен). “На счету Шатена 6 судимостей, связи с криминальным миром Комсомольска-на-Амуре и Москвы, а также почетная обязанность держателя общака”. История умалчивает, был ли г-н Невзоров в курсе связей нового учредителя собственного предприятия. Но вот от нескольких старых акционеров УКР избавилась быстро. Из реестра учредителей исчезли районные комитеты по управлению имуществом. Областной комитет по имуществу лишился своей доли в 2000 году, причем на том убедительном основании, что вышеозначенный комитет не внес своей доли в уставный фонд предприятия — в размере аж 1500 рублей. Но главного учредителя и гендиректора эта досадная мелочь не смутила. Потому что реальная цена госпакета в УКР (15%) исчисляется миллионами долларов. Рыбные лимиты многократно увеличивают стоимость любого рыбодобывающего и рыбоперерабатывающего предприятия. Даже если сгниет все оборудование и утонут все пароходы, сами по себе квоты на вылов стоят миллионы, поскольку их тоже можно продать. В результате блестящей операции по освобождению УКР от ненужных акционеров (г-н Копперфильд мог бы поучиться у г-на Невзорова) государственные структуры потеряли и то немногое из своего имущества, что у них было. После чего практически абсолютным монархом в отдельно взятой “Устькамчатрыбе” стал г-н Невзоров.
За время обладания контрольным пакетом он успел много. Для начала создал любимому детищу условия максимального благоприятствования. Возможно, именно для этого г-н Невзоров взвалил на свои плечи еще одну тяжкую обязанность: стал главой администрации Усть-Камчатского района. Есть, правда, в нашей стране требование Федерального закона “О муниципальной службе”, согласно которому этот самый глава не должен совмещать свои служебные обязанности с коммерческой деятельностью. Но г-н Невзоров всегда отличался изрядным трудолюбием.
В 2001 году УКР приобрело топливные емкости. Зачем? Да мало ли... Рачительный хозяин знает: в “Устькамчатрыбе” все сгодится. И действительно сгодилось: не прошло и трех лет, как топливные емкости оказались очень даже нужными. Администрация Усть-Камчатска проводит тендер на поставку дизтоплива для ЖКХ и отопительного сезона. Тендер выигрывает компания “Глобойл трейд”. Собственно, схема старая и проверенная: если некий тендер выигрывает какая-то компания, то в учредителях компании наверняка найдется человек, близкий к организаторам тендера...
Короче говоря, “Глобойл трейд” должна была поставить дизтопливо по условиям государственного контракта. Тоже, кстати, проверенная и стандартная ситуация: фактически администрация в лице г-на Невзорова платит компании “Глобойл трейд”, за которой, по мнению обозревателя местной газеты “Экспресс-Камчатка” Игоря Кравчука, “просматривается лицо все того же г-на Невзорова”. И все довольны.
А дальше еще забавнее. “Глобойл трейд” заливает дизтопливо в те самые емкости, что принадлежат УКР. Если называть вещи своими именами, г-н Невзоров переливает топливо из одного ведра в другое. А ведь это сложный технологический процесс: ну там усушка, утруска... пары сотен литров обязательно недосчитаешься. И тут г-н Невзоров — уж не для того ли, чтобы избежать в будущем возможных претензий со стороны правоохранительных органов? — делает гениальный ход: администрация Усть-Камчатска и “Глобойл трейд” подписывают дополнительное соглашение, которое предусматривает уменьшение объемов топлива и увеличение цены на него. Кроме того, по настоянию заботливой администрации часть федеральных средств идет в УКР: надо будто бы заплатить за хранение и транспортировку топлива. Правда, и за то, и за другое бюджет уже рассчитался в рамках первого госконтракта. Но это ерунда. Рассчитается еще раз. Бюджет большой.
Но самое веселое все еще впереди. Ягодки состоят в том, что, вероятно, дизельное топливо, за которое дважды заплатили из бюджета и которое поставила Усть-Камчатску “Глобойл трейд”, было совсем не дизельным топливом. Или не совсем дизельным топливом. Продукт компании “Глобойл трейд” мужичок, слушающий в начале этих заметок радио, мог бы назвать натуральной сивухой. По мнению оперативников УБОП, ни одному ГОСТу сей продукт не соответствует: возможно, дизельное топливо было разбавлено керосином. Правда, на каком именно этапе — неясно. Однако внутренний голос подсказывает, что могло это произойти при переливании из одного “ведра” в другое. У местной администрации, понятно, совсем другое мнение. Не исключено, что вполне резонное. Кто прав, кто виноват, должен решить суд.
Да, а что насчет рыбы — главного богатства Камчатки? Рыбы нет. В этом году УКР выловила только 50% выделенной квоты. А в 2003-м почему-то не было нереста. Рыбы не хватало даже медведям: голодные звери в поисках пропитания рыскали по Усть-Камчатску, нападали на людей и домашний скот, разоряли кладбища. Охотобщество даже опубликовало предупреждение: по возможности не выходить на улицу.
Что же случилось? Проще простого: кто-то задержал рыбу неводами на входе в реку Камчатку. Кто и зачем — пусть разбирается прокуратура. Не будем торопиться с выводами и мы. Однако напомним: квоты на вылов рыбы — это золотое дно. И если кому-то эта квота выдана, хорошо бы позаботиться и о том, чтобы этот кто-то рыбу обязательно поймал. А то ведь если она, рыба, пойдет на нерест в реку Камчатку, то ее придется делить с массой конкурентов. Да еще с медведями. А если поставить неводы там, где надо...
Распределением всех рыбных квот на Камчатке занимается преимущественно губернатор. Так что тяга г-на Невзорова, страстного рыболова-спортсмена, к губернаторскому креслу вполне объяснима.
* * *
Сегодня по уровню экономического и социального развития Камчатка занимает в общероссийском рейтинге почетное пятидесятое место. Полуостров уже несколько лет славится проблемами с газом и электричеством. Ситуацию удалось чуть-чуть урегулировать лишь настолько, насколько позволяли главы местных муниципальных образований. Итог: в самом Петропавловске-Камчатском свет и тепло подаются практически бесперебойно. А вот что касается более мелких субъектов... Там, как правило, действует закон исключенного третьего: если есть и свет и газ — значит, обязательно отключат отопление. И, понятное дело, как только в домах потеплело, жди отключения электричества. Жить в таких условиях — радости мало. Будем объективны — не везде, конечно. Но вот в Усть-Камчатске, к примеру, за два года численность населения района сократилась на четверть.
Зато сам Борис Невзоров свое муниципальное образование называет не иначе как усть-камчатским экономическим чудом. Что да, то да: чудо. Даже асфальтовую дорогу положили, целый километр. Поэтому неудивительно, что на теплотрассу денег уже не хватило. Зато в каждом доме — своя котельная, которая и ломается через раз, и опасна. А бюджетное финансирование района увеличилось при новом руководителе в три раза. Потому что г-н Невзоров знает: бюджетные деньги нужны.
Короче говоря, жить в Усть-Камчатске трудно, а умирать — дорого. За время воеводства г-на Невзорова цены на ритуальные услуги в районе выросли в 10 (!) раз...
Но если копнуть биографию г-на Невзорова чуть глубже, объяснение этому найдется. Кандидат в губернаторы Камчатской области 11 лет назад служил в милиции. Уволен в запас по неизвестным причинам. Но это не главное. Главное в том, что он — бывший сотрудник ОБХСС. Если кто забыл расшифровку замечательной аббревиатуры: отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности. Так кому же, как не бывшему сотруднику ОБХСС, имеющему необходимые знания и опыт и умело их применяющему, быть новым губернатором Камчатки?

Марк ДЕЙЧ
 

Другая война

Глава парламентской комиссии по Беслану Александр ТОРШИН дал “МК” эксклюзивное интервью

Поначалу работа Комиссии по Беслану (официальное ее название — Парламентская комиссия по анализу причин и обстоятельств совершения террористического акта 1—3 сентября 2004 года в г. Беслане) вызывала огромный интерес. Но со временем он угас. Может быть, причина в том, что трагедия случилась слишком далеко, а чем она от нас дальше, тем мы равнодушнее. Или же — причина иная: интерес должен хоть как-то подогреваться, однако более чем за три месяца работы комиссии утечки информации из нее так и не произошло.
И вот теперь — специально для “МК” — первое в российской прессе подробное интервью главы Комиссии по Беслану, вице-спикера Совета Федерации Александра ТОРШИНА.


— Александр Порфирьевич, результаты проведенного комиссией расследования вы планируете обнародовать полностью? Или же значительная их часть будет засекречена?
— Полностью — невозможно: объем материалов огромный.
— Иначе говоря, значительная часть материалов будет засекречена под тем предлогом, что...
— Пожалуйста, не делайте поспешных выводов. Секретными окажутся не более 2—3%.
— И что входит в эти проценты?
— Фамилии наших источников, которые хотят остаться инкогнито, способы передачи информации... Словом, все то, что составляет государственную тайну или получено на условиях анонимности. Остальное будет изложено документально и подробно.
Трагедия длилась минимум 52 часа, мы намерены описать, что происходило в каждый из этих часов. Причем не в одном пункте — около бесланской школы, — а как минимум в пяти. Час “Х”: ситуация возле школы; в это же время — совещание в ФСБ; что происходило в тот же час в МВД; тогда же — условно, в качестве примера — время задержания двух братьев и сестры Аслана Масхадова в Чеченской Республике... Кстати, это задержание — вовсе не предвосхищение пожеланий Генерального прокурора, которые он вскоре выскажет публично. Во-первых, этих людей оградили от самосуда, который на тот момент был вполне возможен. Кроме того, все трое выступили с осуждением своего брата за этот теракт, а сестра Масхадова выразила готовность поменяться с кем-то из детей заложников.
— Сколько все-таки было террористов?
— Вот статистика следователей Генеральной прокуратуры: один живой, 30 трупов и мешок с фрагментами еще одного тела. Итого — 32. Второй шахидки среди мертвых не оказалось. Правда, следователи говорят, что второе тело есть, но его невозможно опознать. Член комиссии депутат Савельев разговаривал с заложницей, которая видела, как 1 сентября из машины вышли 4 шахидки. Многие говорят — мне даже документ представили: мол, Аушев вывел 13 женщин, фамилии двенадцати известны, а тринадцатая — она была с ребенком — не установлена. Все всполошились, началось расследование. Выяснилось: все тринадцать — жительницы Беслана, со всеми разговаривали. Потом придумали, будто Аушев приехал, чтобы вывести из школы ингушских детей. В этой школе вообще не было ни одного ингушского ребенка. Аушев вывел самых маленьких, грудных детей, они были обузой для бандитов. В первый день они ни одного ребенка не убили, только взрослых. Жертвы первого дня, по нашим данным — 21 человек...
— Сколько убитых бандитов опознано и кто они по национальности?
— Опознано 16. С большей или меньшей долей вероятности могу сказать: чеченцы, ингуши, двое похожи на арабов. Еще один похож и на монгола, и на корейца. А вот бандит по фамилии Ходов. Отец у него осетин, мать русская, родился на Украине. Он кто по национальности? Осетины говорят: осетин — всего лишь его приемный отец. Я спрашиваю: “Вы хотите сказать, что он русский?” — “Наверное, нет, — отвечают, — давайте украинцем запишем”.
Так кто он по национальности? У него ведь не спросишь...
На сайте “15 регион” есть информация о том, что опознаны еще двое – осетин и грузин. Но подтверждения этим фактам у нас нет.
А вообще — жуткий бардак. Вот у меня акт экспертизы: “Ходов Владимир Анатольевич, опознан дактилоскопической экспертизой и матерью”. А вот сайт МВД РФ, данные последних дней: Ходов Владимир Анатольевич, находится в федеральном розыске. Так что же — он убит или в розыске? Как я после этого объясню, что этому человеку не удалось благополучно скрыться из Беслана, если его МВД до сих пор ищет как живого?
— А кому-то удалось?
— Мой ответ: не знаю. “Комсомольская правда” опубликовала “сенсацию”: якобы по подсчетам одного из сотрудников спецслужб, задействованных в Беслане, террористов было более полусотни. В подтверждение — фотографии погибших боевиков. Фотографии профессиональные, поэтому мы всерьез этим заинтересовались. Оказалось, что автор “сенсации” — человек с неадекватной психикой, а фотографии он попросту выкрал у своего брата, сотрудника МЧС. На эту историю у нас ушло 10 дней.
У меня нет доказательств ни того, что кто-то из боевиков смог уйти, ни того, что все были убиты или пойманы. У меня есть основания считать, что оцепление вокруг школы было такое, что через него — особенно в момент взрыва — можно было легко уйти. У меня есть показания, что единственный оставшийся в живых бандит, он же свидетель происходившего в школе, по дороге в изолятор был страшно избит и шел с мешком на голове. А через день его предъявили совершенно целехонького. Значит, его либо искусно загримировали, либо... Более того: депутат парламента Северной Осетии Кесаев видел, как сотрудники подразделения ФСБ в Беслане вели в подвал трех человек. Так где же еще двое? Опять же — вторая шахидка: куда она исчезла? Мне известно, что депутат Маркелов в камуфляже спокойно прошел ночью через оцепление к школе и так же спокойно вернулся обратно. Да еще был при этом не один, а с двумя какими-то казаками. Если они смогли пройти, почему не могли другие? И, наконец, мне известно, что в ночь со 2 на 3 сентября часть террористов переоделись в спортивную одежду и сбрили бороды.
— Недавно вы вроде бы намекнули на участие в теракте представителей иностранных спецслужб... Вы имели в виду консультантов?
— Нет, я имел в виду профессионалов — непосредственных участников теракта. 16 опознанных — это “пастухи”, рядовые боевики. Так эффективно и метко стрелять могли только профессионалы высочайшего класса. Десятерых спецназовцев положили! Когда брали дворец Амина, охрана смогла только двоих спецназовцев убить. А охрана у Амина была высококвалифицированная, не “пастухи”. А здесь — десятерых, да еще двоих эмчеэсовцев.
Согласно показаниям, бандита-пулеметчика пытались обезвредить в течение многих часов, а он убивал и убивал. Едва не достал нашего снайпера, очередью срубив угол кирпичного дома.
Словом, это были настоящие профессионалы.
— Этим-то профессионалам и удалось уйти?
— Я не исключаю такой возможности.
( Справка “МК”. По информации, полученной нами на условиях анонимности от сотрудника спецподразделения “Вымпел”, участвовавшего в бесланской операции, из школы сумело уйти немало боевиков. Примерно столько же, сколько их осталось убитыми.)
— Есть ли что-то необычное в бесланской трагедии, чего не заметили СМИ?
— Есть факты, которые я бы назвал трагическими совпадениями.
29 августа — выборы президента Чеченской Республики. Я был там в качестве наблюдателя. Все силы Северного Кавказа были брошены на обеспечение безопасности этих выборов. Подчеркиваю: все силы. В ночь с 29-го на 30-е — подсчет голосов. 30-го объявляют результаты, и начинается празднование. 31-го те, кто был привлечен из соседних республик, разъезжаются по домам. 1-го, естественно, многие отдыхают: дело сделано, отработали прекрасно — можно расслабиться. Тут-то все и происходит.
— Ну почему же — совпадение? Скорее точный расчет тех, кто планировал теракт.
— Допустим. Но вот вам другой пример. Именно 1 сентября четыре детских садика в Беслане были закрыты по санитарным показаниям. Вот откуда в школе №1 такое количество детей дошкольного возраста. Тоже точный расчет? Этого террористы уж никак не могли предусмотреть.
Или история с директором школы Целиевой. В Беслане о ней многие говорят сейчас с ненавистью, потому что еще в марте она распорядилась спилить деревья вокруг школы. Пойди теперь докажи, что сделала она это не специально, чтобы обеспечить террористам обзор! В особенности попробуй доказать тому, у кого в школе погибли дети.
— Зачем ей понадобилось спиливать деревья?
— Да по весне это повсюду делается, обычное дело. К тому же здесь, в школе, они затеняли двор, свет заслоняли. Но получилось, будто бы она это сделала специально. Но, между прочим, ни на следствии, ни нам, комиссии, никто ничего о Целиевой не сказал. Кавказские традиции. А ведь кто-то же “сдал” детей Мамсурова. (Теймураз Мамсуров, председатель парламента Северной Осетии; его сын и дочь были среди заложников. — М.Д.) Кто-то сказал бандитам: это дети большого начальника — и те заставляли детей разговаривать с отцом по телефону. А Целиева стояла рядом. Просто стояла, и все. А потом пошли разговоры: она и “сдала”. Она вроде бы пила с бандитами кофе, они не разрешали кому-то из детей дать инсулин — она виновата!.. Словом, куча всяких легенд.
Сегодня я хотел бы спросить Дзасохова (Александр Дзасохов, президент Северной Осетии. — М.Д.): чего вы тянете? Почему до сих пор не снесли здание школы? Там уже экскурсии ходят, читают надписи на стенах. Там и в адрес директора школы многое понаписано. Причем надписи постоянно обновляются.
— На комиссию оказывалось какое-либо давление?
— Нет. Мы работаем абсолютно самостоятельно, чувствуем поддержку на всех уровнях. Еще ни один человек не посмел не явиться по вызову комиссии. Мы попросили приехать руководителя спецподразделения. Его начальство нам ответило: такой возможности сейчас нет, он задействован в Чечне. А к вечеру того же дня сообщили, что смогли на несколько часов вытащить его оттуда. Командир одного большого воинского подразделения поначалу прислал вместо себя заместителя. Мы его выставили. Так уже через полтора часа командир сам давал показания.
Кстати, эти показания — дело серьезное: все фиксируется на видеопленку.
Подчеркну еще раз: давления не было и нет. У меня не было ни одной встречи ни с Патрушевым, ни с Нургалиевым, никто из них даже не попытался сказать мне: мол, посмотри на эти события вот с такой-то стороны...
— Может быть, они потому с вами не встречались, что их подчиненные слишком напортачили там, в Беслане?
— Как раз в этом случае они должны были бы искать встречи со мной.
— Так что, не напортачили?
— Как вам сказать... 330 трупов, большинство из которых дети, плюс 10 спецназовцев и 2 эмчеэсника. Вот вам и ответ.
При этом силовики сами хотят, чтобы мы докопались до истины, я это вижу. Вы думаете, в разговорах между собой они восторгаются тем, как организована работа в наших спецслужбах? Как бы не так!
Но вопросы есть не только к спецслужбам. Чем объяснить, что в течение первых полутора суток у контртеррористической операции не было единого командования? Сейчас все обвиняют генерала Андреева, но он сделал все, что мог. (Валерий Андреев, начальник управления ФСБ по Северной Осетии; после событий в Беслане переведен на другую должность. — М.Д.) Не было приказа конкретному человеку: ты отвечаешь за все и можешь действовать по своему усмотрению.
— Кто должен был отдать такой приказ?
— По закону — председатель правительства. В конце концов приказ все-таки поступил — около двух часов дня 2 сентября. Но сколько времени было потеряно!
— Насколько мне известно, террористы не выдвигали никаких требований...
— Михаил Гуцериев (бывший вице-спикер Государственной думы. — М.Д.), который был одним из переговорщиков, подтверждает: требований не было. За исключением той записки, копию которой мы пока не получили. Да еще вызовов Дзасохова, Рошаля, Зязикова и Аслаханова. Однако, по его словам, начало кое-каких договоренностей уже просматривалось — просто он не успел собрать деньги в нужном количестве. Я не исключаю, что некоторые террористы рассчитывали на “буденновский” вариант: деньги — автобус — лес — Аллах акбар. Но мне кажется, что те боевики, с которыми Гуцериев вел переговоры, не были уполномочены решать. Хотя кто знает, как развернулись бы события, если бы не взрыв...
Причина взрыва 3 сентября — самая большая загадка. Он был не выгоден ни им, ни нам, потому что после него началась паника. Есть распечатка разговора между одним из террористов и переговорщиком. Бандит орет: “Нас подорвали!”. Гуцериев кричит в ответ: “Ты с ума сошел! Никто вас не трогает!”. Тот: “Да это у нас взорвалось. Только непонятно, откуда. Никто кнопку не нажимал”.
— Подтвердились ли сведения о том, что террористы держались на наркотиках?
— Да. Но вот с самими наркотиками — еще одна загадка. Нас уверяют, что это были традиционные наркотики: героин и морфий. Я не специалист, но много читал на эту тему и знаю: на героине в боеспособном состоянии три дня не продержаться. Тем более на морфине, который действует как снотворное. Наркоти нашли в телах 20 боевиков. А ведь террористам нужно было круглосуточно контролировать и заложников, а их — более 1200 человек, и значительную территорию.
Мы подозреваем, что это был боевой наркотик, изобретенный еще в 1943 году американцами. Кстати, использование этого наркотика в Беслане — еще одна возможность предположить участие в подготовке теракта иностранных спецслужб. Боевики, получившие по 4—5 пулевых ранений, продолжали активно отстреливаться. Они что, Рэмбо какие-то? В одного попали из подствольного гранатомета, у него все кишки были выворочены, а он поднялся да еще двух наших едва с собой не забрал.
Среди бандитов были странные экземпляры. Одному два года назад оторвало правую руку, он стрелял левой. У другого не было стопы и пальцев левой руки. У двоих — по одному глазу. Вряд ли они продержались бы даже короткое время без боевого наркотика.
( Справка “МК”. По нашей информации, “бесланские” террористы использовали наркотик отечественной разработки. Речь идет о психотропном веществе, обозначаемом аббревиатурой ВИЛ. Оно существует уже много лет, распоряжается им только спецназ ГРУ. Согласно вполне достоверным сведениям, ВИЛ применялся в Чечне 1994—1995 годах.
К настоящему времени известны пять модификаций ВИЛа — с порядковыми номерами от 1 до 5. Если использование этого вещества в Беслане подтвердится, неизбежен вопрос: каким образом боевой наркотик из арсенала ГРУ оказался в распоряжении террористов?)
— Чем, по-вашему, можно объяснить полнейшую неразбериху при освобождении детей? Где было так называемое тройное оцепление? Почему гражданские лица оказались так близко от школы? Короче говоря: бардак был?
— При таком количестве вооруженных людей все могло быть хуже. Нас пытаются уверить в том, что вооружены были только милиционеры, они, мол, просто не успели переодеться в форму. Ничего подобного. Организаторы теракта прекрасно знали, что у населения Северной Осетии на руках много оружия. Они на то и рассчитывали: вооруженные родители бросятся к школе и сделают все, чтобы не допустить штурма. И расчет оправдался.
Бардак? Да, был. И трусость была. Но было и геройство. Когда начался пожар, те же люди, стоявшие живой стеной между школой и спецназом, оставили свое оружие, выливали на себя по ведру воды и бросались в огонь, вытаскивали детей. Если бы не они, жертв было бы значительно больше. Спецназовцы тоже кинулись в огонь, но они были неповоротливые, они бы не успели...
— Почему неповоротливые?
— Да потому что в полном обмундировании. Это потом уже пошел гулять миф, будто спецназовцы были налегке. В бронежилетах они были, в касках...
Так что если по большому счету — да, бардак, неразбериха. Но вот ситуация внезапно изменилась, и если бы не эти люди, последствия оказались бы куда страшнее.
— Спецслужбы действовали более слаженно?
— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно быть профессионалом. Я могу говорить только о результатах. Серия терактов этого года говорит о том, что взаимодействия между спецслужбами не получается. Мало того: спецслужбы на Северном Кавказе еще и конкурируют друг с другом. За информацию о местонахождении Басаева обещана огромная сумма. Прошло три месяца, результат — ноль. Руководство контртеррористической операцией в Чечне мне говорит: ищем. А у меня сложилось впечатление, что они ищут Басаева наперегонки — кто быстрее поймает: ГРУ, ФСБ, МВД РФ и Чеченской Республики или Генпрокуратура. Этакое соревнование. Информацией друг с другом не делятся, каждый старается отличиться в одиночку.
— В случаях, подобных бесланской трагедии, — куда стекается вся информация о происходящем? В максимально полном объеме?
— Вообще-то в Совет безопасности. По закону это одна из главных его функций: немедленный анализ ситуации и немедленная же выработка оперативных решений. Для этого в Совбезе есть специальное помещение, так называемая ситуационная комната. Сюда подведены всевозможные средства связи, сюда стекается информация со всего мира, эта комната нашпигована новейшей аппаратурой, которая позволяет моделировать происходящее в режиме реального времени. Именно здесь, в этой “ситуационной комнате”, должны были работать эксперты, вырабатывать тактику и держать непрерывную связь со штабом.
Насколько мне известно, ничего этого сделано не было. Комиссия намерена побеседовать с секретарем Совбеза, сейчас мы формулируем наши к нему вопросы.
— Разве не президент в таких случаях получает самую полную информацию о происходящем?
Это самое уязвимое место нашей власти: все ждут президента. Без него никто шагу не сделает. Да президент просто физически не в состоянии все охватить, он и так перегружен. Я уверен, что и в бесланской трагедии жертв было бы значительно меньше, если бы все делали свое дело, а не дозванивались до президента и не ждали единственно верного решения из Кремля.

* * *
— Вы руководите еще одной комиссией Совета Федерации— по анализу ситуации на Северном Кавказе. Как бы вы эту ситуацию охарактеризовали? От сотрудников российских спецслужб я слышал, что, по их мнению, мы уже и Дагестан потеряли. Вы согласны?
— Нет. Конечно, ситуация там очень непростая, но управляемая. В Дагестане сохраняется баланс сил, потому что республика — многонациональная. Тейповые структуры развиты, но это тейпы разных наций и народностей. В Чечне и Ингушетии все по-другому, они мононациональные. Такой же становится в последнее время и Северная Осетия, русские побежали и оттуда.
Мое мнение: Дагестан мы не потеряли. Может быть, даже наоборот: он становится консолидирующим субъектом Федерации. Таким российским форпостом, православным, всегда была Северная Осетия. Кстати, в СО меня просят не называть республику форпостом России, чтобы не накликать беды, но фактически – это форпост. Форпост не должен быть один. Еще одним — мусульманским — становится Дагестан.
— Говорят, что в Чечне сейчас — другая война, и именно поэтому оттуда выводятся самые боеспособные части — морской пехоты и ВДВ. Но ведь именно там постоянно идут бои, гибнут солдаты. Разве самая опасная ситуация не в Чечне?
— На мой взгляд, Чеченская Республика уже не является самым нестабильным регионом Северного Кавказа. В Ингушетии и Кабардино-Балкарии ситуация хуже. С руководством контртеррористической операцией в Чечне я моделировал ситуацию с захватом школы, скажем, в Грозном. Мы пришли к выводу, что там итог был бы совсем иным. Прежде всего не было бы такой несогласованности действий, как в Беслане. Особенно в первый день, когда там напрочь отсутствовало единоначалие: каждый командовал своим подразделением. В результате — потеря времени и неоправданные жертвы: к вечеру первого дня был убит 21 человек.
Вы правы: это другая война. ВДВ и морская пехота хороши в лобовом бою, при захвате крупных лагерей противника. Тут им равных нет. Но и таких боев — с лобовыми столкновениями — в Чечне теперь тоже нет. А на войну “из-за угла”, на засады и прочее нужны совсем другие, специально подготовленные люди. Этим должна заниматься милиция. Другое дело, что она все еще недееспособна.
— Почему же недееспособна наша милиция?
— Потому что она в равной мере и наша, и местная. Вот Ингушетия. Маленькая республика, там все между собой родственники. Все друг о друге все знают. Но никто никогда ничего не скажет. Донести на родственника — это грех, который не прощается. Донести на соседа — то же самое. Кавказские традиции нельзя отменить. Это и есть социальная база поддержки террористов, охватывающая в том числе и милицейские формирования.
Чтобы избежать тейповых связей, наши силовые структуры командируют на Кавказ офицеров. Достойных офицеров — из Вологды, Рязани или Архангельска. Схема такая. Подходит время получить полковнику генеральскую звезду. Но должность генеральская есть только на Кавказе. Полковнику предлагают: поедешь, послужишь верой и правдой царю и отечеству, получишь генерала и через три года вернешься.
Смотрите, что получается. Он едет туда за званием. Первый год он адаптируется. Второй — пытается работать: без агентуры, без необходимых контактов, без знания языка и традиций. Третий год — готовится к отъезду. Тут он особенно осторожен: ему нельзя совершить ошибку, из-за которой предыдущие два года пойдут насмарку — и звания не получишь, и с работы вылетишь, а то еще и убьют...
Короче говоря, с этим “вахтовым методом” нужно покончить.
— Что можно противопоставить тейповым связям и “вахтовому методу”? Центральная власть в своей кавказской политике делает ставку на местных лидеров. Но эта ставка себя не оправдывает. Огромные транши разворовываются, лидеры, как правило, не могут обеспечить стабильность и безопасность. Можно ли изменить эту ситуацию?
— Давайте говорить откровенно: наша политика на Северном Кавказе крайне неэффективна. Я считаю, что ее вообще нет. Я начал заниматься этим регионом задолго до Беслана. Первый, к кому я поехал, был полпред Яковлев. Мне сразу стало понятно, что он сделает все возможное, чтобы уйти с этой должности на другую, где он профессионал. Впоследствии он именно так и поступил, и был прав.
Но при этом я считаю, что делать ставку непременно на “местные кадры” — тоже не выход. Неоднократно я собирал представителей северокавказских диаспор, последний раз — уже после Беслана. Один из очень уважаемых людей сказал мне тогда: возьмите ребятишек из той школы, которые там братьев потеряли, сестер и матерей, определите их в какую-то специальную школу ФСБ. А потом сформируйте из них антитеррористический батальон. Он будет адаптирован к условиям на Кавказе. Как минимум пять лет они не будут подвержены влиянию боевиков. Они станут мстить, но — от имени государства.
Идея, конечно, не бог весть какая, но других-то вообще нет.
— Эта идея — использование все тех же кавказских традиций, в данном случае кровной мести...
— Я спрашивал у ингушей, насколько у них “работает” институт кровной мести. Один сказал: на 50%. А Исса Костоев, член Совета Федерации и тоже ингуш, считает, что на 99%. Я думаю, что процентов на 70. Но и в этом случае правоохранительная система в Ингушетии не работает. Особенно плачевная ситуация с судом присяжных. За три месяца существования нашей комиссии ингушский суд присяжных освободил от наказания еще пятерых. Они были участниками вооруженных бандформирований, задержаны с оружием в руках. Но суд присяжных постановил: не виновны. И они уже отпущены. В каких терактах они будут задействованы завтра?
— Какой из всего этого выход?
— Есть две давно опробованные модели: генерала Ермолова и писателя-дипломата Грибоедова.
— Генерал Ермолов ровнял аул с землей, уничтожал всех: женщин, стариков, детей...
— А мы что, не ровняли аул с землей?
— Значит, ковровое бомбометание?
— В условиях гор оно бесполезно. Но есть еще метод Александра Грибоедова: договариваться.
— Грибоедов, служа у Ермолова, писал панегирики в адрес генерала...
— ...но сторонником тотального уничтожения мирных жителей он все-таки не был, считал, что можно и нужно вести переговоры.
— Сторонником какой модели вы являетесь?
— Ее можно назвать комбинированной. Совсем недавно вот здесь, за этим столом, сидели старейшины ингушской диаспоры. Один из них сказал: “Хватит валять дурака. Лет на десять отмените на Северном Кавказе выборы и поставьте там в каждом субъекте Федерации русского человека. Чтобы все успокоились”.
Кто-то из собравшихся хрмыкнул, кто-то нехорошо зыркнул. Но никто не сказал “нет”.
Может быть, это и есть выход?
— Чеченские ребятишки все равно будут вырастать с чувством ненависти к России.
— Вы правы. Я бы детей оттуда просто вывозил. Нет, не силой: родители сами с удовольствием бы их отдавали — подальше от войны. Организовать несколько закрытых учебных заведений, что-то вроде университетских городков в США, — с хорошей охраной и хорошими преподавателями, которые будут сеять доброе, разумное и вечное.
Вместо этого я с удивлением узнал, что в Чеченской Республике в этом году отменили призыв в армию. А в армии ведь не только дедовщина, там учат водить машины, слесарничать, приучают к дисциплине. Чеченцы очень восприимчивы. Это талантливый, сильный народ. Плюс ко всему — их агрессивная рождаемость: каждая чеченка раз в году обязательно рожает. При этом на всю республику — всего один роддом. Вот где проблема! А в Ингушетии — и вовсе ни одного. А там, между прочим, самая высокая в России рождаемость, самая высокая детская смертность и самая высокая продолжительность жизни.
— На все то, о чем вы говорите, нужны деньги, и немалые. У нас они, по-видимому, нужны на что-то другое. В одном из своих выступлений Шамиль Басаев сказал: “Я воюю за счет отчислений из бюджета Российской Федерации”. Прокомментируйте, пожалуйста.
— А чего тут комментировать? В горы отдают со всего: с пенсий, с компенсаций за жилье... И все об этом знают. А у нас больше всего говорят о финансировании террористов из-за рубежа. Да, деньги идут и оттуда — процентов 10, не больше. Все остальное здесь. Главный источник финансирования бандформирований — бюджет Российской Федерации.
И еще. Как вы думаете, кого из должностных лиц наказали за то, что не было предотвращено убийство Ахмада Кадырова? А за то, что “проспали” нападение на Назрань 21 июня?
Никого.


Марк ДЕЙЧ
 

Общественное мнение и состязательность мнений


Лев Ройтман: Общенациональный съезд или Конвент Демократической партии Соединенных Штатов привлек в Бостон в три раза больше гостей и журналистов, чем собственно делегатов. Без средств массовой информации, телевидения в первую очередь, само это мероприятие не имело бы в сегодняшней Америке никакого общественного звучания, следовательно - смысла. Не влияло бы на общественное мнение американцев, то есть избирателей. Впереди предвыборный съезд республиканцев в Нью-Йорке. И республиканскому съезду не избежать той же участи, то есть быть съездом перед телекамерами, для телекамер и во имя телекамер, то есть во имя общественного мнения, в конечном счете. Общественное мнение можно формировать, и это давно и, добавлю, нередко умело делают в Америке. С недавних пор - и в России. Вот о России и поговорим. Участники нашей передачи: публицист Марк Дейч; социолог, историк Леонид Седов; писатель, юрист Аркадий Ваксберг.

Аркадий Иосифович, я начал с Америки и теперь добавлю, я воспользуюсь терминологией вам - юристу - отнюдь не чуждой: в той же Америке общественное мнение формируется сплошь и рядом в условиях состязательности, как в правильном уголовном или гражданском процессе. А теперь - к России. Линия вам.

Аркадий Ваксберг: Состязательность - это неизбежный элемент всех институтов демократического общества. И вы правильно провели аналогию между тем, что происходит и должно происходить, точнее, в суде, тем более, в уголовном, гражданском процессе и на политическом поле. Потому что идет столкновение различных мнений, каждый обладает или стремится обладать своей правдой, вооружен определенным багажом аргументов. И нужно убедить тех, кто представляет собой судейскую коллегию, в правоте именно своих аргументов, а не аргументов оппонента. В суде все ясно, в том смысле, что коллегия - это те, кто сидит за судейским столом и кто правомочен вынести вердикт, кто правомочен вынести приговор или вынести решение по гражданскому делу. На политическом поле судьями по замыслу, так в демократическом обществе должно быть принято, должно существовать, судьями является население, избиратель. Я неправильно, честно говоря, употребил слово "население" - общество. Потому что население и общество, это гораздо больше и лучше может объяснить и рассказать Лев Александрович, это совсем не одно и то же. Так вот в нашем государстве, в нашем обществе, которое находится пока в стадии формирования, как я понимаю, и очень скачкообразно развивается, а не планомерно идет, та же внешняя сторона присутствует. Демократическое общество без фасада состязательности существовать не может. Почему я говорю "фасада состязательности"? Потому что, мне представляется, что та состязательность политических позиций, политических блоков, политических партий и движений и, конкретно говоря, персон на политическом поле у нас в последнее время стало напоминать игру в состязательность, а не состязательность в общепринятом и нормальном смысле этого слова. Но декоративно она непременно должна присутствовать, потому что в противном случае уже реально существующее общественное мнение мировое откажет нам в признании принадлежать к этому сообществу.

Лев Ройтман: Спасибо, Аркадий Иосифович. Вот тот посыл, о котором говорили вы, игра. Марк Дейч, я представил вас - публицист, добавляю - обозреватель очень массовой газеты "Московский комсомолец", и еще добавляю - вы, с моей точки зрения, публицист страстный. То есть вы стараетесь и докричаться, и достучаться до читателя. И ваше поле игры - это не газетная полоса, а это именно общественное мнение. Так вот на этом поле, коль скоро мы сохраняем наши рамки разговора о состязательности, кто противостоит вам, публицисту, прямо скажу, либеральному?

Марк Дейч: Мне позволено ли будет сначала вам задать вопрос?

Лев Ройтман: Да, естественно.

Марк Дейч: Вы упомянули съезд в Штатах который сейчас проходит, и огромное количество журналистов, моих коллег, которые там присутствуют. Особенно меня интересуют электронные средства массовой информации, в частности, телевидение. Скажите, не известно ли вам - телевидение присутствует там по своей инициативе, оно полагает, что это интересно телезрителям, или же партия оплачивает присутствие телекамер?

Лев Ройтман: Ни при каких обстоятельствах партия этого не оплачивает, ибо этого не позволит себе ни одна телевизионная компания. Если подобное станет известно, это просто грандиознейший скандал. Естественно, телевидение присутствует там по собственной инициативе.

Марк Дейч:
А действующие члены правительства, которые, возможно, имеют отношение к этой партии, не обязывают ли какие-то телеканалы там присутствовать?

Лев Ройтман: Упаси бог! Не говоря уже о том, что в Бостоне идет конвент партии, которая выдвигает кандидата, оппозиционного нынешней администрации Соединенных Штатов. Керри будет оспаривать президентство у действующего президента Джорджа Буша. Было бы смехотворно, да еще при условии оплаты, если бы это делало правительство.

Марк Дейч: Смотрите, Лев, в какой-то мере этими вопросами я чуть-чуть ответил на часть вашего вопроса. Потому что, если мы перенесемся опять же из Штатов в нашу родную Россию, в частности, в Москву, то из всего количества общенациональных телеканалов, у нас сейчас три с половиной канала государственных, половину я имею в виду НТВ тоже, но вскоре будет, наверное, и этот канал на сто процентов государственный. Вы понимаете, как у нас это делается, как делается у нас общественное мнение. Оно делается, с одной стороны, либо за деньги, и ставки телевизионные прекрасно известны на сей счет, либо оно делается по приказу Кремля. Вот та разница. Когда вы у меня спрашиваете, кто мне противостоит в попытках завоевать общественное мнение или склонить его в ту или иную сторону, честно говоря, ответа у меня на этот вопрос нет. Потому что в том, что вы рассказывали, прозвучал некий тезис об объективности журналистов, которая, вероятно, в какой-то мере в Штатах присутствует. Мне кажется, что в России объективной журналистики нет и ее не может быть в принципе. Кстати, мне кажется, ее нет и в американской журналистике. Это такой миф об объективности журналистов, этот миф выдумала еще советская пропаганда. По-моему, это неправда. Журналист и любое средство массовой информации всегда пристрастно, особенно журналист, который имеет право быть пристрастным. И, кроме того, есть особенности России, которые заключаются в том, что российский читатель, зритель или слушатель, он всегда хочет, чтобы ему объяснили: происходит это так, что нужно об этом думать и к чему это может привести. В отличие от американцев, которые предпочитают сами сделать выводы из того, что они увидели или услышали. Хотя, повторяю, мне кажется, исходя из того, что я знаю о западных средствах массовой информации, это далеко не так. Даже такой жанр, как интервью: как построить вопрос, порядок следования этих вопросов - все это может сыграть на руку журналисту, который ту или иную точку зрения делает превалирующей. В России ситуация в этом смысле ситуация гораздо сложнее. Потому что у нас нет таких традиций завоевывания общественного мнения публицистами и средствами массовой информации. К сожалению, этой традиции нет, она только сейчас появляется.

Лев Ройтман: Спасибо, Марк. Леонид Александрович Седов, историк, социолог, сотрудник Центра Юрия Левады. Марк Дейч говорил о предвзятости либо непредвзятости, субъективности либо объективности журналистики. Казалось бы, социология должна каким-то образом выравнивать это поле с его верхушками субъективизма. Так ли это на самом деле? Действительно ли социология объективно выявляет общественное мнение?

Леонид Седов: Вы знаете, ведущие фирмы социологические, как мне кажется, не очень грешны в том, чтобы каким-то образом подделывать результаты опросов или сочинять опросы таким образом, чтобы нравиться власти или каким-то образом способствовать популярности наших нынешних вождей. Мне думается, что какой-то научный объективизм присутствует. И разве что бывают случаи просто непрофессионализма, корявости в составлении вопросов. Это от того, что социология существует у нас недавно по сравнению с западной социологией. Конечно, на этом пути случается много ошибок. В предвзятости я бы социологов не обвинил. И, кроме того, я не преувеличил бы воздействия публикаций социологических опросов на мнение, на результаты, скажем, голосования. Все-таки люди ориентируются на какие-то другие моменты, нежели такая голая публикация рейтингов и каких-то перспектив тех или иных партий. Думается, что за счет того, что выявляем, что какая-то партия явно лидирует, может добавиться к результатам голосования 3-4% за счет тех людей, которые склонны к конформности, которые хотят присоединиться к победителю, такое социолого-психологическое явление известно. Я бы не преувеличивал роли социологических опросов в формировании общественного мнения результатов выборов. Более того, я бы не стал преувеличивать роли телевидения. Хотя, конечно, это колоссальный канал информации и формирования общественного мнения, но все-таки не исключительный канал. Все-таки общественное мнение формируется по гораздо более сложным законам, из уст в уста, каким-то образом формируются референтные группы, какие-то разговоры происходят. В общем атмосфера общественного мнения зависит от телевидения сильно, но не исключительно. Более того, наша история, мы можем вспомнить, как, по сути дела, монопольное владение средствами информации коммунистами в период, предшествующий перестройке, не спас эту идеологию. Она рухнула, несмотря на то, и ее подтачивало то самое общественное мнение или общественное настроение, которые формировались вне зависимости от средств массовой информации.

Лев Ройтман: Спасибо, Леонид Александрович. Любопытное соображение: монополизм на рыке формирования общественного мнения может привести к обратным результатам. И вы приводите пример, который всем нам, естественно, памятен и виден - пример Советского Союза, гигантского информационного монополиста, который проиграл свою монополию. Аркадий Иосифович Ваксберг, тем не менее, в советское время, а вы и тогда работали в "Литературной газете", парижским корреспондентом которой является сейчас, и тогда, даже в условиях этой монополии предпринимались конкретные прицельные мероприятия для формирования общественного мнения. Может быть, вы вспомните какой-нибудь пример, как это делалось тогда?

Аркадий Ваксберг: Я вам приведу такой пример, вы мне очень хорошую подсказку дали, Лев Израилевич. Во-первых, я помню, как однажды на редакционном расширенном заседании всего творческого коллектива в "Литературной газете" кто-то предложил из моих коллег вопрос о том, нужно ли вообще создавать службу изучения общественного мнения. А до тех пор, пока на научной базе построенная эта система не будет создана, не взять ли редакциям газет, в частности, "Литературной газете" функцию на себя. Я никогда не забуду реплику одного из заместителей главного редактора, он говорит: "Еще нам Чехословакии не хватало". Между тем квази-социологическим центром по изучению общественного мнения, повторяю - квази-центром, редакции газет все-таки являлись. Они получали, мы, во всяком случае, получали гигантское количество почты. На основании этих писем составлялись ежемесячные а, может быть, даже чаще обзорные справки, которые посылались куда-то наверх. Я понимаю, что они посылались обязательно по одному непременному адресу, но формально они и, наверное, не только формально посылались еще и в ЦК. Я видел, как эти сводки создаются. У меня брали письма, адресованные мне, и затем делали из них выжимку для этих обзорных справок. И тут я могу судить, во что они превращались, потому что я читал подлинные письма, а потом читал такой дайджест, который создавали для ЦК. Туда посылали то, что они хотели там наверху услышать и ничего другого. В обязательном порядке присутствовало одно-два негативных читательских мнения, тоже обструганных, чтобы это не вызывало слишком большого раздражения. Мне кажется, что если перейти из того времени в наше, то не по такой грубой модели, конечно, но нечто похожее происходит. Я думаю, что о реальном существовании общественного мнения какие-то заинтересованные или опять же псевдо-заинтересованные инстанции не имеют достаточного представления, а они находятся во власти тех иллюзий, которые питаются соответствующей информацией людей по принципу "чего изволите".

Лев Ройтман: Спасибо, Аркадий Иосифович. Письма - любопытное явление. Мы здесь на Радио Свобода также получаем письма. Нам очень часто пишут с просьбой повлиять на то или иное административное, официальное, судебное решение и так далее, словно бы мы являемся какой-то инстанцией такого типа, какими являлись в советские годы редакции тех или иных изданий, телевидение и так далее. И эта инерция писем, которые отражают попытку повлиять каким-то образом на официальные решения через средства массовой информации, которые на сегодняшний день более не увязаны с официальными учреждениями власти, это ведь в высшей степени, Марк Дейч, любопытно. Вам в "Московский комсомолец", вы российская газета, газета внутри страны, с огромным тиражом, тоже приходят такие письма, когда вас принимают за официальный орган влияния?

Марк Дейч: Огромное количество писем. И в общем огромное количество и, конечно, через нас пытаются на что-то повлиять. Но я хочу заметить, что относительно писем давайте опять же не будем заблуждаться. Я не знаю, как за границей, в частности, в США по поводу писем, какое значение им придается в средствах массовой информации. Но у нас известно достаточно давно: в редакции газет, в редакции СМИ пишут люди, с одной стороны, не слишком здоровые, а, с другой стороны, те, кто обязательно чем-то недоволен. И это тоже в своем роде психологическая болезнь, когда человек обязательно чем-то недоволен. Эти две категории людей - это две самые большие категории авторов писем, к сожалению. С другой стороны, это нормально. Потому что не должен нормальный человек, понравилось ему или нет, не станет он тратить время на то, чтобы писать письмо в редакцию. В крайнем случае, если он хочет выразить одобрение или проест, в крайнем случае он позвонит, тем самым удовлетворив самого себя. Поэтому, мне кажется, письмам придавать значение не стоит. Но я бы хотел сказать вот о чем, эту тему мы сейчас только затронули, по поводу того, как влияют СМИ на общественное мнение и по поводу того, как мы доверяем СМИ. Обратите внимание: раньше при советской власти мы всегда имели в виду, что если средства массовой информации говорят одно, то, наверняка, нужно думать о противоположном или, во всяком случае, делать очень большие поправки. Потом, когда наступили времена перестроечные, когда стало все дозволено, мы как-то очень поверили нашим газетам, телевидению, журналам, с запоем читали, помните, "Гайд Парк" у "Московских новостей", когда обсуждали только что вышедшие номера "Московских новостей", "Огонька" и так далее. Теперь обратите внимание на то, что происходит сейчас. Я не говорю о том, что никаких "Гайд Парков" подобных просто нет и даже трудно представить себе, что они могут сейчас появиться. Но обратите внимание, что сейчас, Лев сказал, что, дескать, нет у нас сейчас официальных средств массовой информации, ничего подобного, они есть, причем с каждым днем их становится все больше и больше. Но, что самое поразительное, что наш читатель, зритель или слушатель, как ни странно, стал им доверять, он к ним прислушивается.

Лев Ройтман: Спасибо, Марк Дейч. Я вынужденно вас прерываю в связи с тем, что у нас практически больше нет времени. Он прислушивается, да, действительно, к средствам массовой информации прислушиваются. Ибо они в общем-то и формируют все же наряду, конечно, с другими факторами, о которых говорил Леонид Александрович, общественное мнение. Но, Леонид Александрович, и сами опросы общественного мнения, несомненно, тоже его формируют. Вы говорите, 3-4% - в условиях России это же миллионы. Я хочу у вас спросить: а пытаются ли повлиять на сами организации, опрашивающие общество о его мнении?

Леонид Седов: По-видимому, да. Потому что вся история с нашей организацией, с бывшим ВЦИОМом она показывает, что власть каким-то образом хочет взять под контроль фирмы, ведущие исследовательскую работу в области общественного мнения, формирования общественного мнения. Но пока это еще не очень явно. Потому что ВЦИОМ, я не очень слежу за деятельностью нынешнего ВЦИОМа, но пока он, на мой взгляд, ведет себя пристойно и явных проявлений услужения власти я не замечаю. Хотя, повторяю, не очень слежу за деятельностью этой организации, эпизодически.

Лев Ройтман: Ну что ж, мы начали с правовой терминологии - состязательность на поле борьбы за общественное мнение. Но впечатление по итогам этого разговора таково, что это как раз тот элемент, который власть пытается устранить с этого поля. То есть и поле останется, и борьба за общественное мнение останется, но - как можно меньше состязательности. В конечном счете, оказывается: как можно меньше здравого смысла.
 

Процесс пошел!

Вопрос теперь в том, куда он приведет.


На минувшей неделе начались судебные слушания по делу совладельцев ЮКОСа — Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. По оценкам юристов, процесс может продлиться несколько месяцев, а то и год. За это время, я полагаю нам предстоит увидеть и услышать немало забавного.
Но это нам - забава. Мы-то на свободе. А главные «фигуранты» - они в тюрьме. И наша богиня правосудия — дама известная ни повязка на глазах, ни весы (чтобы, значит, объективно взвешивать все "за" и "против") ей не нужны. Фемида у нас всегда косоглазая — обязательно хоть одним глазом да косит в сторону властей предержащих…
Странные, поразительные вещи происходят с нами. Испокон веку на Руси испытывали сострадание к арестантам — будь они хоть трижды виновны. Сострадание не знало различий - ни классовых, ни сословных: в равной мере жалели и нищего холопа, и богатого князя. А последнего даже и по боле…
Сегодня сострадание сменилось злорадством.
"Уту их, — кричим, — олигархов! Их дом — тюрьма. А еще лучшие — расстрелять! " Это вместо призыва милости к падшим. Хотя еще неизвестно, такие ли уж они падшие, эти подсудимые. Это ведь талько суд может решить.
Вот суд-то, стало быть, и начался.

Еще до начала слушаний один из адвокатов подсудимых сказал, что исход дела не определяется весомостью доказательств, прекрасной российской Конституцией и достоинствами нового УПК. А чем же определяется? Адвокат не уточнил. Но с грустью добавил: "Что касается исхода дела, думаю, мы все его понимаем".
Что да, то да: понимаем. Мы всё понимаем. Но молчим. Потому что молчание
— золото.
Из чего золото получается, мы тоже знаем.
"Промолчи — попадешь в богачи", — писал Галич. К тому же в наши дни эта установка вроде бы от самого гаранта Конституции исходит. Дескать, богатеть — богатейте, но только в политику не лезьте. А если уж полезли — не обессудьте. Подавляющее большинство намек поняли правильно. И только некоторые оказались непонятливые. В том числе — Ходорковский.
Кстати. На следующий же день после начала процесса по делу Ходорковского и Лебедева наш гарант публично заявил: дескать, ни у правительства, ни у Кремля нет такой цели — обанкротить ЮКОС. Тем самым президент лишний раз намекнул всем непонятливым, что дело не в компаниях, а в олигархах, которые почему-то решили заняться политикой. И главное даже не в том, что — заняться. А в том, что не на той стороне.
Впрочем, если есть нужда, можно заняться и компаниями. А нужда время от времени появляется. Поначалу возникла нужда в империи Гусинского. "Медиа-Мост" отняли, и теперь деньги от рекламы выкачивают совсем другие дяди, а не те, кто эту империю создавал. Относительно ЮКОСа, кстати, тоже имеются любопытные детали. В последнее время цены на акции компании — в результате ее обезглавливания и перманентного скандала, поддерживаемого товарищами в бронежилетах, — неуклонно падали и достигли рекордно низкого уровня. А тут, вслед за президентским заявлением об отсутствии злых намерений в отношении ЮКОСа, резко скакнули вверх - да так, что во избежание совсем уж чрезмерного ажиотажа пришлось прекращать торги по этим акциям.
Представляете, как кто-то нагрел на этом руки? Кто-кто... Да не знаю я. Только ведь президент не сам себе речи пишет. Экспромты, правда, он себе позволяет, но не до такой степени. Для ответственных речей у него всякие там спичрайтеры да советники имеются. Как раз те, кто об этих словах относительно ЮКОСа заранее знали. Следовательно, занимаясь политикой, можно тоже очень неплохо зарабатывать. Нужно только точно знать, с кем и против кого дружить.
Между прочим, слова о нежелании банкротить ЮКОС — всего лишь слова. В конечном счете ни к чему они президента не обязывают. Сегодня — нет такой цели, а завтра... Кто его знает, что будет завтра. В непредсказуемости живем. А потом гарант (с присущей ему твердостью, так нравящейся нашему люмпен - обывателю) скажет: "Ну, не вышло". Как та лошадь из анекдота. К тому же обывателю в высшей степени безразлично, обанкротят тот ЮКОС или не станут. Это рабочим и служащим ЮКОСовских предприятий небезразлично. Вероятно, именно поэтому один из менеджеров компании заявил на днях: "Мы готовы к диалогу с правительством".
Они-то готовы. А правительство? Г-н Фрадков отказался вести переговоры с какими-то там менеджерами. После чего другой высокопоставленный сотрудник ЮКОСа сказал: "Пока нам непонятно, чего от нас ждут власти".
Чего ж тут непонятного? Ждут часа "Х". Чтобы отнять и поделить. Между собой.
• • •
Вернемся, однако, к процессу. А для начала — вспомним, о чем, собственно, идет речь.
Гражданин Ходорковский обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных статьями УК РФ: 159 (хищение чужого имущества в крупном размере путем обмана в составе организованной группы), 165 (причинение имущественного ущерба собственникам в крупном размере, совершенное организованной группой, при отсутствии признаков хищения), 199 (уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупных размерах, совершенное неоднократно группой лиц по предварительному сговору), 198 (уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в особо крупных размерах), 160 (присвоение или растрата чужого имущества организованной группой в крупном размере), 327 (подделка официальных документов, совершенная неоднократно), 315 (злостное неисполнение вступившего в законную силу решения суда представителями коммерческой организации).
Итого — симпатичный такой букет из 7 (семи!) статей УК. У гражданина Лебедева букет пожиже, но тоже весьма внушительный.
Теперь обратим внимание на зал судебных заседаний (действо происходит в Мещанском суде Москвы). На 40 квадратных метрах имеются места: для судей — 3; для подсудимых в клетке — 2; для конвоя в бронежилетах — 10; для прокуроров, адвокатов и родственников — 30; для журналистов — 8. Между тем судебное заседание было объявлено открытым, и попасть в зал стремилось не менее 60 журналистов, а также огромное количество сочувствующих и просто любопытных. Я понимаю, что помещения, где правит наша Фемида, — не резиновые, однако не так уж сложно было предусмотреть огромный интерес к процессу и соответственным образом к ним — и к интересу,и к процессу — подготовиться. А поскольку подготовка была — традиционно наша, отечественная, то традиционным был и ее результат: страшная давка перед входом в здание суда, в коридоре и у дверей зала.
Перво-наперво государственный обвинитель г-н Шохин потребовал запретить в зале суда фото- и видеосъемку, поскольку это, дескать,"будет отвлекать внимание участников, а может быть, и суда". Ничего необычного тут нет, в большинстве судов Европы и Америки съемка на фото- и видеокамеры изначально запрещена. Я лишь хотел обратить внимание читателей на формулировку прокурорского требования. Любой западный судья немедленно устроил бы выволочку прокурору, сказав, что суд в состоянии самостоятельно решить, отвлечет ли что-либо его внимание. В нашем же случае судья г-жа Колесникова безропотно выполнила требование обвинителя, продемонстрировав тем самым, кто кому в нашем суде подчиняется и кто тут главный.
Г-на Шохина, надо сказать, кое-кто называет "настоящим профессионалом". Не смею возражать, поскольку не имею для этого данных. Однако уже первый день процесса дал немало поводов для сомнений в профессионализме государственного обвинителя. Платон Лебедев в очередной раз (в какой именно, не знаю: сбился со счета) ходатайствовал об изменении ему меры пресечения. К прежним доводам — дескать, и опасности общественной он, Лебедев, не представляет, и не сбежит — прибавился еще один. Дело в том, что при последнем продлении срока содержания его под стражей вопрос о мере пресечения в открытом судебном заседании не обсуждался. А как же он обсуждался? — спросите вы. Ну, или вообще не обсуждался, или так, как всё у нас делается: кулуарно. А это, между прочим,— грубейшее нарушение международного и российского законодательства. И если встать на формальную точку зрения, то в настоящее время г-н Лебедев пребывает под стражей незаконно.
И что же гособвинитель? А вот что.
Во-первых, по словам г-на Шохина, подсудимый, будучи на свободе, может оказать давление на свидетелей. Каким образом? Ну, связи у него, у подсудимого, обширные...
Такой вот "юридический" аргумент. Между прочим, обширные связи можно и из-за решетки использовать. Не хуже, чем на свободе.
...А во-вторых, продолжал г-н Шохин, подсудимый, оказавшись на воле и имея несколько загранпаспортов, может натурально сбежать, несмотря на все заверения в отсутствии подобных намерений.
Тут г-н прокурор либо всех нас за дураков держит, либо... Ну как — сбежать? А многочисленные соглядатаи? А бдительные пограничники? А Интерпол? А...
Председательствующая на процессе. г-жа Колесникова безропотно утвердила и это требование обвинителя, оставив Лебедева под стражей. И в отношении Ходорковского — тоже утвердила и тоже безропотно. Оставила и его под стражей. Чтобы никому не было обидно.
Обосновывая свое ходатайство, Михаил Ходорковский сказал:
"В моем понимании содержание человека под стражей до суда возможно только в том случае, если доказано, что он совершает или может совершить дополнительное правонарушение по сравнению с тем, что предъявлено в обвинительном заключении. В отношении меня ничего такого доказано не было. Мое дело создает прецедент для всего правосудия - это приводит к содержанию под стражей до суда сотен людей".
Все-таки наивные они, эти олигархи. Как дети, право слово. Никакого прецедента не нужно, он уже давно создан. Не сотни, а сотни тысяч обвиняемых находятся у нас до суда под стражей без всяких на то оснований. Потому что если один из тысячи все-таки сбежит, то его придется искать, а это никому не хочется, да и денег стоит. А свобода — она у нас бесплатная. Иначе говоря — дармовая. Значит, не стоит ничего.
• • •
Собственно, на этом первый день судебного процесса завершился: один из адвокатов болен, дальнейшие слушания подсудимые попросили отложить до его выздоровления. Казалось бы, заурядный и мелкий эпизод. Но и тут гособвинитель сумел отличиться. "Полагаю, что в отсутствие защитника Падвы можно продолжать судебное разбирательство",— заявил г-н Шохин.
Такого даже г-жа Колесникова не вынесла, пришлось ей все-таки ставить прокурора на его прокурорское место. То есть — на место стража закона. "Это одно из основных прав подсудимого", — объявила г-жа Колесникова.
Сей юридический ликбез для государственного обвинителя наводит на весьма грустные размышления. Возможно, г-н Шохин не знаком с основополагающими принципами юриспруденции. Что плохо. Или же все-таки знаком, но сознательно их игнорирует. Что еще хуже.
Впрочем, поскольку процесс наверняка затянется, у нас будет еще возможность поближе познакомиться со всеми его участниками.

Марк Дейч

Вспомнить всё!

Россия в русско-японской войне: поражение или победа?


В нынешнем году — две "круглые" даты. 90 лет назад началась Первая мировая война. А 100 лет назад — русско-японская. На 1904 год пришлось несколько важнейших событий той войны: начале осады крепости Порт-Артур, Ляоянское сражение, легендарный бой крейсера "Новик"... Однако об этих событиях и вообще о русско-японской войне мы, похоже, вспоминать не хотим. Причина нашего беспамятства кроется в набившей оскомину, не тем не менее достигшей своей цели коммунистической пропаганде. Стоит ли помнить о войне, с позором проигранной царизмом? Нынче ведь в чести только те события, что принесли славу России и русскому оружию... Но, может быть, именно поэтому итоги русско-японской войны давно нуждается в переоценке. Да и сам процесс переосмысления ее уроков весьма актуален — и в политическом аспекте, и в нравственном. Мои заметки основаны на исследованиях замечательного военного историка Павла КНЫШЕВСКОГО. Он умер несколько лет назад совсем молодым, не успев завершить многие свои работы. В том числе — о русско-японской войне.

Тезис о том, что Россия не проиграла Японии войну 1904 — 1905 годов, впервые прозвучал сразу после переговоров в Портсмуте в августе 1905 года. От российской стороны переговоры вел граф Сергей Витте.
В 1919 году в журнале "Былое" был опубликован дневник секретаря Витте (несколько позже дневник оказался в спецхране, поскольку противоречил большевистской концепции о ходе русско-японской войны). В нем подробно описан ход переговоров, а также многочисленные подробности военных действий. По свидетельству автора книги, с первого дня пребывания в Портсмуте граф Витте недвусмысленно дал понять всем присутствовавшим на переговорах делегациям, и в первую очередь — японской: Россия стоит на позиции державы, вой» ну не проигравшей.
В частности, после предъявления японцами 12 пунктов условий мирного договора, один из которых содержал требование к России выплатить контрибуцию е размере 470 миллионов долларов, Витте заявил:
'Контрибуцию платит страна побежденная. Мы же себя таковой не считаем. Контрибуцию платят лишь тогда, когда нельзя избавиться от неприятеля. Между тем неприятель находится вне России. Если бы мы потеряли весь Уссурийский край, то и тогда положение не изменилось бы. История показывает, что даже когда враг был в пределах России, то не считал возможным предъявлять подобные требования".
Положение российских войск к тому времени было таково, что Россия действительно могла продолжать войну. Аргументов в подтверждение этого множество. Достаточно вспомнить, то ни Ляоянское сражение (оно длилось 11 дней и ночей), ни последующая Мукденская операция потери японских войск в ней составили 70 тысяч убитыми и ранеными, у русских — 59 тысяч) русскими войсками генерала Куропаткина проиграны не были. Вообще обвинения этого генерала в некомпетентности по большей части беспочвенны. Известный военный дипломат Владимир Егорьев, хорошо знавший главнокомандующего вооруженными силами на Дальнем Востоке генерала Куропаткина, много лет спустя после русско-японской войны писал о нем так:
"Куропаткин принадлежит истории. И в оценке его личности я примыкаю к тем, кто считает, что Куропаткин как стратег был только дополнением к Скобелеву. Но, просматривая впоследствии "физиономии" старших генералов Маньчжурской армии, я нахожу, что, кроме Рузского (начальник штаба 2-й Маньчжурской армии. — М.Д.), он все-таки был лучшим из генералов того времени".
* * *
Русско-японская война пришлась на период военно-технической революции в России. Многое из того, что было привнесено в военное дело, относится именно к этому периоду: воздушная разведка, артиллерийская стрельба с закрытых позиций, создание принципиально новых видов боеприпасов — бронебойных, минных и других... Россия вполне могла продолжать войну - кстати, этого упрямо
требовали так называемые патриотические круги российского общества. Но был и иной, мирный путь выхода из конфликта. И русские, и японские войска были до крайности утомлены напряженными боями, и те и другие несли тяжелые потери. Причем потери противника в живой силе были в несколько раз больше...
В советской историографии события русско-японской войны освещались более чем тенденциозно. Утверждалось, к примеру, что Россия, исходя из своих имперских амбиций, пыталась диктовать свои политические условия на Дальнем Востоке. Но это утверждение далеко от истины. Конфликт начался из-за Китайской восточной железной дороги, которую Россия строила б лет и закончила в 1903 году. Ее протяженность составляла 2500 километров. Это был торговый (отнюдь не военный) путь, дававший возможность экономического развития Дальнего Востока.
Россия пыталась противостоять японской экспансии в Корее и Китае, что было весьма важно для последующего развития и Дальнего Востока, и всей Сибири. Но речь шла именно об экономическом развитии и дальнейшем процветании этого региона, а не о достижении доминирующего военного положения в Юго-Восточной Азии. Мирные намерения России были подтверждены и во время Портсмутских переговоров, которые явились — и мир признал это — подлинным триумфом российской дипломатии.
* * *
Есть еще один аспект тех событий, о котором поныне стараются не вспоминать. За весь период мировой истории русско-японская война была самой цивилизованной — если. конечно, таким термином можно охарактеризовать военные действия. Обе стороны соблюдали все существовавшие на то время правила ведения войны, международные конвенции и соглашения. Вот лишь несколько примеров.
При появлении флага с красным крестом прерывался самый ожесточенный бой: стрельба прекращалась, на поле боя с обеих сторон выходили санитары и врачи. Они уносили раненых и погибших, и только тогда бой возобновлялся. Неукоснительно действовало правило погребения погибших. Нередко русские хоронили японских солдат и офицеров на православных кладбищах в специально отведенных местах. Русские воины предавались земле на японских кладбищах с соблюдением японцами всех воинских ритуалов. В зоне боевых действий под патронатом Красного Креста работали передвижные госпитали из Германии, Австрии, Италии, Румынии и других стран. При штабах русской и японской армий были аккредитованы журналисты и военные наблюдатели из многих стран.
Неукоснительно выполнялись международные требования по содержанию военнопленных. Русские военнопленные (их было около 70 тысяч) содержались в Японии не в лагерях, а в специальных поселениях. Они регулярно получали письма с родины, посылки и даже свежие газеты. Квалифицированная медицинская помощь и вполне сносное питание были сами собой разумеющимися.
Короче говоря, русско-японская война отличалась удивительной терпимостью и уважением к противнику. Мы до сих пор об этом не знаем. Или не хотим знать.
* * *
Одно из главных событий той войны — падение крепости Порт-Артур. Оно якобы свидетельствовало о крупнейшем за всю историю России поражении русских войск и русского флота. Именно на основе этого события Ленин сумел выстроить теорию обреченности русского самодержавия. Но и тут все было не так просто.
Прежде всего: Порт-Артур не пал. Он был сдан генералом Стесселем в январе 1905 года. В условиях полной блокады крепость держала оборону 150 дней, причем вполне успешно. К моменту сдачи Порт-Артура потери русских войск в крепости составляли 17 тысяч солдат. матросов и офицеров. Потери японцев — 110 тысяч. В Порт-Артуре оставались 15 тысяч боеспособных защитников, 610 исправных орудий, боеприпасы и продовольствие. Но обороняться дальше не имело смысла: крепость была отрезана от основной группировки русских войск. В этих условиях генерал Стессель, вопреки военному совету, принял решение сдать Порт-Артур — чтобы спасти жизнь оставшимся. Впоследствии за это решение Стессель был осужден и заключен в Петропавловскую крепость.
По случаю "падения" Порт-Артура будущий вождь мирового пролетариата высказался так: Отсталыми и никуда не годными оказались и флот, и крепость, и полевые укрепления, и сухопутная армия. Утверждение вождя пропагандистская ложь. И тем не менее она на долгие годы стала определяющей в оценке событий тех лет. И самое удивительное: похожие взгляды высказывали тогда многие политические деятели России и большинство депутатов Думы.
Дело в том, что такая точка зрения была удобна и большевикам, и так называемым новым демократическим силам России. Именно тогда в стране началась активная борьба за власть. К этой борьбе были причастны — как выяснилось лишь недавно — иностранные разведки. Не случайно как раз в те годы в США начала работу "финансовая группа" большевиков, которую возглавляли Буренин и Андреева (будущая вторая жена Максима Горького), Финансовые операции группы были столь успешны, что Ленин наградил Андрееву кличкой Товарищ Феномен. Значительная часть средств шла на пропаганду, результаты которой сказались и на оценке русско-японской войны.
Между тем ее последствия актуальны и сегодня. Прежде всего в связи с попытками разрешения конфликта относительно так называемых спорных территорий: южной части Сахалина и четырех островов Курильской гряды. Согласно Портсмутскому договору они были признаны за Японией, а в 1925 году договор признали и большевики. Однако до сих пор почему-то никто не пытался проанализировать процесс ведения переговоров с Японией относительно этих территорий, суть выдвинутых японцами требований и суть российских контрдоводов. Нынешние российские дипломаты, пытаясь обосновать ту или иную точку зрения на этих переговорах, зачастую просто путаются — как в историческом, так и в политическом аспектах.
Еще и сегодня заключение Портсмутского договора считается позором для России. В действительности это был акт великодушия со стороны великой державы, не проигравшей войну, — во имя добрососедских отношений между двумя государствами, от которых зависел мир в Азиатском регионе. Этот акт открывая возможность тесного экономического сотрудничества между Россией, Японией, странами Восточной Азии.
Да. Россия отторгла 4 острова Курильской гряды и южную часть Сахалина в пользу Японии — для развития рыбного промысла и поддержания жизненных интересов Японии как будущего экономического партнера. При этом Китайская восточная железная дорога - "камень преткновения", из-за которого и началась русско-японская война, осталась за Россией. В 1935 году Сталин продал ее за бесценок властям Маньчжоу-Го. И прежде чем положительно оценивать действия советского правительства, в одностороннем порядке аннулировавшего Портсмутский договор после Второй мировой войны, не мешало бы прежде разобраться во всех связанных с ним тонкостях. И вникнуть в великодержавную игру Сталина, в которой он сделал значительную ставку на "возвращение' южной части Сахалина и Курил.
* * *
По словам Пушкина, нравственная основа государства начинается с любви к отеческим гробам. Какой была эта любовь при большевиках, вспоминать стыдно. Павел Кнышевский показывал мне фотографию титульного листа рукописной "Книги памяти павших в русско-японскую войну", куда были вписаны имена ВСЕХ погибших. Судьба книги неизвестна. В 20-е годы по распоряжению новой власти были уничтожены тысячи пудов архивных документов по русско-японской войне. Вероятно, та же участь постигла и "Книгу памяти".
В 1911 году в Петербурге была построена уникальная церковь Храм на водах, символизировавшая братскую могилу русских моряков, погибших в той войне без погребения. Внутри храма на бронзовых досках были выбиты их имена — от юнг до адмиралов. В 1932 году храм снесли.
Сегодня почти никто не знает о том, что в Японии находится 30 кладбищ русских солдат и офицеров, умерших в плену от ран и болезней (самое большое кладбище — в Иокогаме). Огромное количество могил русского воинства в Китае. Что с ними сталось? Помнит ли о них хоть кто-нибудь?
15 лет назад в СМИ появились сообщения о том, что в Китае пытаются поднять броненосец "Петропавловск". Он затонул 31 марта 1904 года, то ли подорвавшись на мине, то ли в результате диверсии. Вместе с броненосцем погибли великие сыны России: адмирал Макаров, художник Верещагин и сотни моряков. Они покоятся на сорокаметровой глубине в акватории залива возле Порт-Артура. Китайцы, пытавшиеся поднять "Петропавловск", намеревались основательно его 'почистить' собрать находящиеся на броненосце предметы быта, ордена, драгоценности, золото и серебро, после чего устроить на нем плавучий ресторан.
За годы советской власти о героях русско-японской войны вспомнили лишь единожды. Это произошло уже после смерти Сталина, в 1954 году. В ознаменование 50-летия подвига крейсера "Варяг' Президиум Верховного Совета СССР наградил медалями "За отвагу" 19 членов экипажа, чудом уцелевших и доживших до 54-го года. Ни до этого, ни после об участниках той войны никто не вспоминал.
* * *
Чем объяснить, что до сих пор в отечественной историографии преобладает ленинский взгляд на события русско-японской войны?
По сей день ключевые посты в науке занимают историки, когда-то, при советской власти, защищавшие по этой войне диссертации, получавшие за свой "вклад в науку" всевозможные премии, регалии и академические звания. Большинство из них остаются членами компартии и иных взглядов, кроме ленинского, не признают и в научную печать не пропускают. Это значит, что мы лишаемся исторической правды.
В связи с этим уместно вспомнить старый афоризм: кто посмеет выстрелить в историю из ружья, получит в ответ пушечный залп.

Марк Дейч

Родина в кавычках

Знакомые все лица


После парламентских выборов блок "Родина" просуществовал
менее двух месяцев и развалился. Соответственно, развалилась и
одноименная фракция в Государственной думе — на сторонников
Сергея Глазьева и сторонников Дмитрия Рогозина. Говорят, что
Глазьев озабочен теперь созданием собственной партии, причем с
тем же названием. Так что у нас будут теперь как минимум две
"Родины". И обе — в кавычках.


С Сергеем Глазьевым я познакомился в начале 90-х. Знакомство произошло в приемной Владимира Гусинского. Поздоровавшись со мной, один из ближайших соратников Владимира Александровича сказал мне: "Вы не встречались? Это наш друг, очень перспективный экономист Сергей Глазьев. Может, напишешь о нем что-нибудь? Или интервью у него возьмешь..."
Мне было лень объяснять, что в экономических проблемах я "плаваю", К тому же для радио "Свобода", где я в то время работал, Глазьев большого интереса тогда не представлял (как сейчас, не знаю). Поэтому я обменялся вежливым рукопожатием с г-ном Глазьевым и пообещал "подумать".
Это я к тому, что нынешние антиолигархические посулы г-на Глазьева нужно делить как минимум на два. А то и на десять. Ничего удивительного тут нет: "перспективный экономист" уже тогда играл в политику, а политики — люди конъюнктуры. Сегодня конъюнктура одна, завтра — другая, и если вовремя не перестроиться, можно оказаться вне игрового поля. Не говоря уж о том, чтобы стать кандидатом в президенты страны.
Мое знакомство с Глазьевым в приемной у Гусинского никак не умаляет достоинств Сергея Юрьевича. Но делить все-таки нужно. И лучше всего — на десять.
Нельзя не отметить, что кое в чем Сергей Глазьев весьма выгодно отличается от своих соратников (теперь уже бывших) по блоку "Родина". За что — честь ему и хвала. Непонятно, правда, заслуживает ли похвалы нормальный человек лишь за то, что он — нормальный?..
Поговорим о бывших соратниках г-на Глазьева.
• • •
Незадолго до парламентских выборов Президент России счел необходимым высказаться на актуальную тему. "Шовинизм и национализм в предвыборной программе — это самое простое и самое вредное дело, — заявил Владимир Путин.— Это тем более недопустимо в ходе избирательных кампаний. Я отношусь к этому в высшей степени негативно. Это ложный тезис, абсолютно недопустимый в такой многонациональной стране, как наша. Если мы хотим разрушить нашу страну, это нужно приветствовать. Если же мы хотим сохранить Россию, необходимо жестко и последовательно противостоять этому, нужно воспитывать абсолютную нетерпимость к проявлениям подобного рода".
Передавая это выступление президента, информационные агентства предварили его тем, что Путин-де "заявил о недопустимости использования лозунгов шовинизма и национализма некоторыми партиями в ходе избирательной кампании". Осталось невыясненным, о каких партиях, собственно, идет речь. Но уж наверняка — не о блоке "Родина". Особенно если учесть, что блок этот, как утверждают знатоки закулисья, создавался по инициативе Кремля.
Однако еще прошлой осенью о своем выходе из предвыборного блока "Родина" заявила партия "Евразия". Ее лидер Александр Дугин,многие высказывания которого с точки зрения демократии весьма спорны, о причинах этого решения высказался более чем жестко: "Основная причина — наличие в блоке расистов, антисемитов и членов РНЕ. К тому же блок, задуманный как корректный, лево-патриотические и антиолигархический, приобрел характер сброда всякого псевдо-патриотического мурла с явной шовинистической ориентацией".
Буквально на днях, участвуя в телевизионном шоу и с ненавистью глядя на сидящего визави Виктора Шендеровича, предводитель думской фракции "Родина" Дмитрий Рогозин во всеуслышание заявил: в его публичных выступлениях никогда не звучало ни одной ксенофобской или человеконенавистнической ноты.
У этих господ, когда им выгодно, начисто отшибает память. Что ж, напомним.
• • •
Те, кто называет себя патриотами, — считает г-н Рогозин, — чаще всего делать ничего не умеют, только за державу обижаются.
"Вся эта бесполезная публика, помешанная на идее борьбы с евреями, только и может, что трепаться да грозить. Никаких дел за ними никогда не было. Делать, надо полагать, должны не они, а кто-то другой".
Казалось бы — всё вполне пристойно. И даже антисемиты вроде бы названы помешанными. Однако давайте вчитаемся. Почему — помешанные? Да потому что только болтают. А нужно — делать.
Слишком вольное толкование, наверняка скажет г-н Рогозин. Ничего этакого я в виду не имел. А что же имел? Да вот:
"Армии у России почти уже нет. Журналисты-плюралисты вместе с картавыми "правозащитниками" втолковывают: "Нет — и не надо! И хорошо без армии — может, кто завоюет, а заодно и накормит". Так это отродье превращает нашу землю в товар и торгует им!"
От кого этот г-н слышал подобные толкования — неведомо. Разве что сам выдумал. Нехитрый приемчик. А кто же "это отродье", эти "картавые "правозащитники"? Ну, вы понимаете.
А вот и программа действий г-на Рогозина:
"Мы не будем бездействовать ни одного дня, ссылаясь на отсутствие законов. Ни один изменник, шпион, вредитель, террорист или диверсант не укроется от справедливого возмездия, где бы он ни находился и какое бы положение ни занимал. Здесь не будет ни сроков давности, ни амнистий, ни помилований. Ответят все, кто прямо или косвенно наносил ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности. Мы доберемся до всех, кто сбежит за границу. Будущая власть будет упрямо и последовательно возвращать национальное достояние. В разборках со сбежавшими или попрятавшимися казнокрадами и мздоимцами всплывут многие фамилии, широко известные сейчас по демократической прессе. А разборки эти будут жестокими. Придут к бывшему "нашему" там, на Западе, окинут взглядом хоромы и скажут тихо, но проникновенно, прикручивая глушак к стволу: "Возвращать будешь или завещать?:
Стало быть, отсутствие законов этого г-на не смущает, Особенно красиво он про глушак рассказал, По-видимому, именно в нем сосредоточена "законодательная инициатива" г-на Рогозина. Внушает.
Именно с такими речами шли к власти Муссолини и Гитлер.
Подобно своим духовным предтечам, г-н Рогозин пообещал также навести порядок в области культуры. "Вместе с лучшими людьми России мы вырвем с корнем чернуху с порнухой, а лжецов, глумящихся над нашей страной, упечем за решетку".
Как вы думаете — кто при такой поставке проблемы будет определять "ущерб суверенитету", выявлять чернуху, порнуху и лжецов? Правильно: сам г-н Рогозин и будет. Никому не доверит. Ну разве что своему лучшему другу и многолетнему помощнику, а ныне — коллеге-депутату из той же фракции "Родина" гну Савельеву.
• • •
Андрей Савельев — соратник и многолетний помощник г-на Рогозина по Союзу возрождения России и Конгрессу русских общин. Утверждают, что именно г-н Савельев пишет для Дмитрия Олеговича все его основополагающие речи и выступления.
Речами дело не ограничивалось. Согласно данным информационно-аналитического центра "Панорама", в 1998 году г-н Савельев (по заданию Рогозина) руководил кампанией по дискредитации Александра Лебедя, баллотировавшегося на пост губернатора Красноярского края. Г-н Савельев очень тогда старался, но не преуспел.
Впрочем, главная роль г-на Савельева — в идеологическом оснащении блока, а ныне — партии "Родина". На этом поприще "идеолог" достиг определенных высот, в чем легко убедиться, обратившись к публичным высказываниям г-на Рогозина Но удить лучше всего все-таки по первоисточнику. Таковым вполне может быть сборник 'Расовый смысл русской идеи". Редактор этого сборника и один из его авторов — как раз г-н Савельев. В предисловии он пишет:
"Раса " — это глубоко русское по смыслу и звучанию слово. Слово "РАСА' полностью соответствует нашему архетипу, и нам совершенно ничего не нужно выдумывать, чтобы оправдать логику самоназвания РУССКОЙ РАСОВОЙ ТЕОРИИ. РУС-РОС-РАС — это изначальная смысло-звуковая матрица древнейшего языка индоариев. Имя Бога солнце Ра также означает, сопричастность к этой архетипической матрице нашего сознания"
Воистину, нет ничего нового под Луной. Лет пятнадцать назад я как-то забрел на "встречу общественности" с ведущими деятелями мифической "Русской академии". Один из выступавших — ясное дело, "академик"— приоткрыл тайну, сокрытую в русском языке:
"Все русские — интуитивно солнечные, о чем говорит солнечная частица "ра" в нашем языке: Мы все — пролетарии, аграрии, аристократы. Недаром так много солнечности в словах "армия", 'генералиссимус", "генерал", "маршал".
Встреча, кстати говоря, происходила в Центральном доме Советской армии.
Другой выступавший обнародовал сенсацию оказывается, город Ярославль был основан Авелем, потому-то и называется он — "Я-рос-Авель". Кроме того, Иисус Христос был сыном языческого бога, а рай находится в районе Уральского хребта, поскольку правильное его название — "У-рай-ские горы".
Конечно, г-н Савельев не столь примитивен в своих расовых изысканиях. Но суть примерно та же. В конечном счете "расовый смысл русской идеи' (по г-ну Савельеву со товарищи) сводится к следующему:
"Имперское гражданство (в будущей России. — М.Д.) предоставляется лицам, доказавшим свою верность имперскому делу во время Смуты, начавшейся с марта 1985 г., и их прямым потомкам, не совершивших деяний, недостойных Имперского гражданства. Имперское гражданство дает максимальную полному политических прав.
Союзническое гражданство предоставляется коронным жителям Русской Империи, не являющимся закоренелыми русофобами и
агентами влияния наших врагов, однако нарушившим верность русскому имперскому делу. Оно отличается от Имперского тем, что лица с Союзническим гражданством не участвуют в выборах, не имеют права занимать высшие государственные должности, быть ответственными руководителями средств массовой информации, быть офицерами госбезопасности, старшими офицерами в полиции и высшими офицерами в армии.
Статус метека-россиянина пригоден для лиц, постоянно проживающих на территории Русской Империи, лояльность которых русскому имперскому делу заведомо сомнительна: лица, имеющие право на иностранное гражданство, принадлежащие к этносам, имеющим государственность за пределами Русской Империи, состоящие или состоявшие в браке с иностранными гражданами, имеющие близких родственников за рубежом, участвовавшие в антирусских и антиимперских движениях или сотрудничавшие с антирусскими, антиимперскими организациями — от либеральных интеллигентов до этническимх и территориальных сепаратистов. На метеков-россиян распространяются все ограничения, существующие для иностранных подданных".
Законодатели Третьего рейха позавидовали бы.
Напомню, нынче г-н Савельев — депутат Государственной думы, один из руководителей фракции "Родина".
• • •
В феврале минувшего года в Москве побывал лидер французских ультраправых Жан-Мари Ле Пен. "Приглашающая сторона" — председатель партии "Народная воля" Сергей Бабурин.
С Сергеем Николаевичем я знаком довольно давно. Когда-то, будучи "демократом", он очень любил давать интервью радио "Свобода". Хорошо помню скандальную историю, когда г-н Бабурин предъявил иск бывшему генералу КГБ Олегу Калугину, обвинившему Сергея Николаевича в агентурной работе на госбезопасность. Иск г-н Бабурин тогда выиграл — как говорят, не в последнюю очередь благодаря справке из бывшего КГБ В справке утверждалось, что представитель сего никогда в сексотах не состоял.
А вот если бы состоял — что было бы написано в той справочке"...
В последние годы г-н Бабурин плавно продефилировал от демократии, коей он когда-то как бы придерживался, к нацизму. А его "Народная воля' вошла в блок "Родина". С собой г-н Бабурин привел десяток весьма одиозных товарищей...
Совсем недавно состоялся судебный процесс по иску некоего Токмакова против "МК": сей г-н, обидевшись на то, что наша газета назвала его фашистом, потребовал от "клеветников" более 3 миллионов рублей — в качестве "компенсации морального ущерба". Судья Пресненского суда Москвы Игорь Тюленев иск не удовлетворил, тем самым подтвердив, что г-н Токмаков действительно фашист. Истцу не помог ни флажок партии "Родина", который он держал в руках во время судебного заседания, ни письмо в его защиту от г-на Бабурина.
Это письмо достойно того, чтобы привести его полностью:
"Депутат Государственной Думы четвертого созыва (2004 — 2007). "19" февраля 2004 г. М'- 27 СНБ.
В Пресненский межмуниципальный суд г. Москвы.
В ряде публикаций газеты "Московский комсомолец" редакция "МК" распространила не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство члена Партии Национального Возрождения "Народная воля" Токмакова Семена Валерьевича.
В сентябре 2003 г. на Съезде Партии "Народная воля" Токмаков С.В. был выдвинут кандидатом в депутаты Государственной Думы. Однако после голословных обвинений в "МК" Токмаков С.В. был исключен из списков избирательного блока "Родина", что несомненно является нарушением избирательных прав гражданина.
Знаю С.В.Токмакова с момента создания Партии "Народная воля" как активного члена Партии, патриота России, переживающего за судьбу русского народа и государства.
Прошу суд учесть эту характеристику С.В.Токмакова.
С уважением Заместитель руководителя Фракции "Родина" С.Н.Бабурин".
Говорят,что г-н Бабурин — юрист. В этом случае он должен бы знать, что только суд может назвать сведения "не соответствующими действительности". В противном случае его письмо на депутатском бланке — ничем не прикрытая попытка оказать давление на судебную власть.
Кто же такой г-н Токмаков и чем он так приглянулся г-ну Бабурину?
В начале 98-го года этот "патриот России" организовал скин-группировку "Русская цель", в манифесте которой говорится:
"Мы благородного аристократического происхождения — являемся представителями исключительно более высокой арийской расы. Мы рождены скорее повелевать, чем находиться в подчинении у других. Заниматься вредными ремеслами предоставлено рабам".
Ну прямо-таки — белокурая бестия.
В мае того же года Токмаков вместе с другими скинхедами избил чернокожего сотрудника охраны американского посольства в Москве. В интервью, которое он дал по горячим следам, Токмаков заявил, что "негры являются злом", и их надо "подвергать специальной программе эвтаназии". Правда, на суде он утверждал, что всего лишь излагал некую расовую теорию, которой не придерживается. Суд, впрочем, Токмакову не поверил, поскольку отказался переквалифицировать обвинение в "хулиганство". "Патриот России" был осужден по статье "возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды с применением насилия" на 3 года тюрьмы. Вскоре он был уже на свободе (по амнистии), но, еще находясь в Бутырке, переслал на волю (не "Народную" ли?) письмо с призывом:
"Русские должны дружить, сосуществовать, работать только с белыми народами!
Европа — для белых,
Россия — для русских!"
Такие вот соратники у г-на Бабурина.
Множественное число я употребил не ради красного словца: помимо Токмакова г-н Бабурин попытался провести в Думу по федеральному и региональному спискам еще восьмерых своих соратников. Некоторые из нихбаркашовцы, а некоторые и сами по себе вполне одиозные личности. Такие, например, как некто Иванов-Сухаревский, который обвинялся в разжигании межнациональной вражды и в определении суда был назван нацистом.
Скажи мне, кто твои соратники...
Накануне предвыборной регистрации руководство блока "Родина" быстренько вычистило этих соратников из своих списков. Я думаю, что с сожалением. Но иначе скандала бы не избежать. А так — все тихо и гладко. И можно даже говорить обо всем этом как о некой конфузной оплошности, допущенной лидерами блока в предвыборной спешке. Именно так они, лидеры, теперь и утверждают. Однако письмо г-на Бабурина в Пресненский суд Москвы свидетельствует об обратном: никакой оплошности не было.
Что до конфуза, то конфузиться эти господа из "Родины" не умеют.

Марк Дейч

Другая сторона медали

Мне не раз доводилось писать о ситуации вокруг ЮКОСа. О том, с какими грубейшими нарушениями происходило расследование, а теперь – судебное разбирательство этого уголовного дела. Надеюсь, я и в дальнейшем еще не раз напишу об этом.
Однако есть у этой медали и другая, оборотная сторона. По-видимому, нет ни одной современной российской компании-монстра, в становлении которой было бы все чисто. Конечно, к тому, что происходит сейчас с подсудимыми по делу ЮКОСа, это если и имеет, то весьма отдаленное отношение. Однако не сказать об этом нельзя.

Мы давно ко всему привыкли. Даже — к детям-заложникам. И уж тем более к тому, что в России ежедневно убивают десятки людей. Я не имею в виду ситуацию на "чеченском фронте". Убивают бизнесменов, банкиров, бандитов, а иногда — и нас с вами в качестве случайных прохожих. Так что я имею в виду откровенные заказные убийства.
Нашу привычку ко всем этим ужасам понять можно: за время перемен, которое, как и положено у нас в России, чересчур затянулось, было убито множество людей. Их убивали откровенно и нагло, средь бела дня, по заказу. Мы перестали на это реагировать. Оно и понятно: никаких нервов не хватит.
Ситуация стала несколько иной, когда начали убивать журналистов. Убивали, понятное дело, "избранных" — тех, кто осмелился зацепить сильных мира сего. Эти журналисты были необыкновенно популярны, их выступлений на телеэкране и публикаций обычно ждала вся страна. Поэтому их убийства имеет смысл рассматривать не только как заимствование американских нравов 30-х годов, но и как пощечину всем нам.
Первую такую пощечину мы получили еще в 1995 году — в день убийства Владислава Листьева. Миллионы людей испытали тогда чувство, будто убили члена их семьи.
Генпрокуратура, ясное дело, клялась и божилась, что дело будет раскрыто. "Раскрывали" его очень долго. Но так и не раскрыли. Сменились несколько бригад следователей, убийц, по всей видимости, давно закатали в асфальт, а заказчиков так и не нашли.
Потом за своим рабочим столом был взорван корреспондент "МК" Дмитрий Холодов. И опять: следствие продолжалось несколько лет, подозреваемых то арестовывали, то вновь отпускали, а виновных не оказалось.
Совсем недавно убили Павла Хлебникова. Хоть и русского происхождения, но он был американец, и потому его убийство нас совсем уж мало затронуло. К тому же одна из версий (исключать ее пока не стоит) гласила: Хлебников-де получил деньги о.г некоторых крупных российских бизнесменов, с тем чтобы не включать их имена в готовящийся им к публикации список богатейших людей России. Но список все-таки опубликовал, после чего его и убили.
О Хлебникове говорят разное. Говорят, что у него было некое чувство Родины, которое, может быть, только и присуще эмигрантам второго или третьего поколения. Говорят, что, слушая сентиментальный шлягер советских времен "С чего начинается Родина", он чуть ли не плакал. И что он мог бесконечно смотреть фильм "Неуловимые мстители" ради одного-единственного эпизода, в котором белогвардеец в аксельбантах исполняет "Русское поле".
Даже если покойный Хлебников и был столь сентиментален, она, эта сентиментальность, не мешала ему быть в необходимых случаях предельно жестким. Об этом свидетельствуют две его книги: "Крестный отец Кремля" и "Разговор с варваром". Не исключено, что герой этой последней его книги — в недалеком прошлом вице-премьер "независимой Ичкерии" Хош-Ахмед Нухаев — мог иметь отношение к смерти Хлебникова. Во всяком случае, нельзя исключить, что эта версия (в числе, конечно, прочих) самым серьезным образом рассматривается следователями.
Одним из главных видов деятельности Нухаева была контрабанда сырой сибирской нефти. По инициативе тогдашнего вице-президента ЮКОСа Лобова администрации нескольких городов (Нефтеюганск, Пыть-Ях) выделяли нефть некоей фирме "Рондо-С" — для транзита через новороссийские морские терминалы. Курировал "рондовцев" лично Хош-Ахмед Нухаев. Курировал весьма специфически. Специфика — с "распальцовкой" и "наездами" — довольно быстро стала надоедать сибирским губернаторам. Деньги от нефтяных сделок были гигантскими, но они мало кому доставались. Сибиряки даже возбудили против "рондовцев" уголовное дело. И тут в бой шла боевая пехота Нухаева.
Согласно справке правоохранительных органов, в отношении ЗАО "Рондо-С" контроль за операциями с российской нефтью, в которых принимала участие эта компания, "осуществлял один из криминальных лидеров чеченской оппозиции Хош-Ахмед Нухаев". "Контроль" был весьма действенным.
Как я уже упомянул, по настоянию вице-президента ЮКОСа г-на Лобова с несколькими городами Нефтеюганского района был заключен договор о реализации нефти через фирму "Рондо-С". Главе фирмы, некоему г-ну Шаракину, было дано разрешение реализовать нефть со скидкой в 15% и в течение двух месяцев "прокручивать" полученные деньги по своему усмотрению.
В 1995 году президент "Новороснефтепродукта" г-н Гридасов вместе с г-ном Шаракиным при поддержке мэра Новороссийска Прохоренко организовали схему экспорта нефти. При прямом содействии первого заместителя губернатора Тюменской области Мартынушкина, мэра Нефтеюганска Севрина и его заместителя Хусаинова (по совместительству этот последний был еще и одним из руководителей "Новороснефтепродукта") в Сибири была приобретена сырая нефть на сумму 1 триллион 200 миллиардов рублей. Деньги за нефть исчезли бесследно. Операция осуществлялась при активном участии находившегося в Москве Международного аэрокосмического консорциума, одним из руководителей которого являлся бывший военный прокурор Новороссийска Чепурнов.
В 1997-м в Нефтеюганске возникло уголовное дело "по факту организации преступной организации и признакам мошенничества в особо крупных размерах". С этого момента события начали развиваться лавинообразно.
Первый заместитель губернатора Тюмени Мартынушкин был найден мертвым в своем кабинете. Тогда же, в сентябре 1997-го, в Москве был убит президент СП "Инвестор-ЮК" Шарун (возглавляемое им предприятие перерабатывало полученную из Сибири нефть на дизельное топливо и мазут, после чего продукты экспортировались за границу). В октябре того же года при попытке вылета в Мадрид сотрудниками ГУВД был арестован Хусаинов. Руководитель Международного аэрокосмического консорциума Чепурнов пропал без вести: правоохранительные органы полагают, что его более нет в живых. Директор "Новороснефтепродукта" г-н Гридасов успел выехать в США. В сентябре 1999 года в Нефтеюганске был убит мэр Владимир Петухов. Его смерть связывают с крупными хищениями нефтяных квот через фирму "Рондо-С". Наконец, в июле 2000 года в Ханты-Мансийске был убит прокурор округа, советник юстиции третьего класса Ю. Бедерин. Согласно основной версии, причиной его смерти стало расследование убийства Петухова и двух покушений на мэра Нижневартовска Тимошкова...
В интервью Хлебникову Хош-Ахмед Нухаев не скрывал: нефтяные миллионы шли на содержание чеченских бандформирований. Утверждал при этом, что закачивал нухаевские деньги в Чечню "березовый ЛогоВАЗ"...
Такая вот любопытная цепочка. Если вы забыли, то в начале ее — г-н Нухаев и руководство ЮКОСа в лице г-на Лобова.
Говорят, что нефть — это кровь войны. Но это еще и просто кровь: "разборки", "наезды", заказные убийства. Так что, когда мы защищаем сейчас права богатых узников "Матросской Тишины", не будем забывать, что не все и не всегда были такими уж белыми и пушистыми.

Марк Дейч

 

Отдать должное, или почему лишилась телеэфира программа «Намедни»

Вообще-то изначально план был не так уж и плох. Самое главное — не блистал
новизной (потому как новизны мы не любим), а, напротив, был апробирован. Апробация прошла вполне успешно. Одного медиамагната отправили тогда в КПЗ — всего-то на трое суток. Однако хватило. На исходе этого срока магнат согласился продать свой холдинг за весьма символическую сумму. После чего "подозреваемого" выпустили, уголовное дело быстренько прекратили, милостиво разрешив магнату покинуть нашу благословенную отчизну.
Нынче кое-кто упрекает того медиамагната в "хлипкости" и "интеллигентно-
сти". А вот, дескать, нынешний арестант — олигарх Ходорковский — человек принципиальный, потому как на сделку с властью не соглашается...
Мне кажется, дело в другом. Просто тот, первый, — реалист, твердо усвоивший, что плетью обуха не перешибешь. А второй — романтик. Где-то даже донкихот. А мы их не любим. Не могут же все, мы считаем, быть донкихотами. Помимо шкурных соображений есть тут и доля истины: армия донкихотов бессмысленна.


А причем тут программа "Намедни"? Оказывается, очень даже причем. Потому как интервью с вдовой Яндарбиева, отправленного к Аллаху не слишком искусными стараниями сотрудников ФСБ, — всего лишь видимая
часть айсберга. Да и эта видимая часть, прямо скажем, весьма ничтожна: совершенно очевидно, что на судьбу засыпавшихся сотрудников наших спецслужб интервью с вдовой никакого влияния оказать не могло.
В чем же тогда дело? За что все-таки пострадал всеобщий любимец г-н Парфенов?
А вот за что. В вышедшую 30 мая программу "Намедни" (как вскоре выяснилось — последнюю) помимо того злополучного интервью Леонид Парфенов включил сюжет, посвященный Владимиру Владимировичу Путину. И была в этом сюжете прямая речь ВВП:
"Надо отдать должное руководству компании ЮКОС, она договорилась с налоговой службой, приняла все претензии и закрыла
все проблемы с государством".

Сказано это было еще ДО скандала с нашим нефтяным гигантом. Еще гулял на свободе олигарх Ходорковский. Еще никто не предъявлял ЮКОСУ обвинений в уклонении от уплаты налогов в размере десятков миллиардов рублей. А
вооруженные до зубов люди в камуфляже еще не врывались — в поисках компромата на компанию — в подмосковный интернат для детей-сирот, содержащийся на деньги ЮКОСа...
Все это (и многое другое) произошло позже. Однако в сопоставлении с тем высказыванием г-на Путина, о котором позволил себе напом-
нить ведущий программы "Намедни", ситуация выглядит несколько странно. ВВП выступил с явно примирительным призывом — "отдать должное", вскоре после чего и произошел масштабный "наезд" на ЮКОС. Может быть, президент ничего не знал о подготовке "наезда"? Полноте: Генеральная прокуратура — в роли "государева ока" — без ведома государя ничего не готовит. И если так, то дело совсем плохо. Потому что сие означает: методы "работы" Владимира Владимировича все те же, комитетовские, — заверить в дружелюбии и благорасположении, и вслед за тем — нанести внезапный удар.
Вполне заурядный прием для полковника спецслужб. А для главы государства, претендующего на звание "цивилизованного"? ..
А что же претензии? Были они или их не было? ВВП утверждает: не было. А спустя совсем короткое время "выясняется": были. Кто солгал? Может, подставили его, нашего президента, злокозненные бояре? ..
А в любом случае — пострадал ведущий "Намедни", то ли государя не в должном свете выставил, то ли раскрыл тайные методы работы нашего... что у нас там сегодня? ФСБ, кажется?В любом случае — погорел.
Главное — темп, говорили когда-то наставники, обучавшие меня преферансу.
В "деле ЮКОСа" темп был взят стремительный. Налоговая проверка компании началась 15 декабря 2003 года, закончилась — 29 декабря
того же года. Всего две недели понадобилось проверяющим, чтобы вменить ЮКОСУ три с половиной миллиарда долларов недоплаченных налогов за один только 2000 год.
Ну что ж, скажете вы, такие у нас замечательные специалисты в налоговых органах. Сумели быстро во всем разобраться...
Тут позвольте с вами не согласиться. Относительно специалистов. В других странах, где куда как больше опыта (и заинтересованности) в
подобных делах, на такую проверку уходят месяцы. А у нас — две недели. То есть заинтересованность была и тут, как же без нее... А вот результат (итоговая сумма), похоже, был определен заранее, а все остальное — ловкость рук. Если так, то и пары дней хватило бы.
Иногда, впрочем, взятый темп, приводит к конфузу. Это и в преферансе случается — при поспешности и отсутствии должной квалификации. Так случилось и в "деле ЮКОСа". Налоговые претензии к компании плюс то, что она и так уже выплатила в качестве налогов, — все это вместе составило почти 85% выручки, значительно превысив всю прибыль ЮКОСа!
...Зачем национализировать? Слово, какое-то неприятное, ненужные ассоциации вызывает — из недавнего нашего прошлого. Министерство по налогам и сборам и так все сделает...
Потом заданный темп подхватил Московский арбитражный суд. Судья г-н Гречишкин в ходе совсем уж скоротечного заседания постановил: немедленно взыскать с ЮКОСа те самые три с половиной миллиарда долларов. При этом
судебное слушание проходило с таким количеством грубейших процессуальных нарушений, что оно, количество, не могло не перейти в качество.
Теперь — в дополнение к уже известному термину "басманное правосудие" — появился еще один: "гречишкинское правосудие".
А кто должен исполнять решение судьи Гречишкина? Правильно: служба судебных приставов. Эти господа поначалу тоже рьяно взялись за
дело — с большим, я бы сказал, энтузиазмом и не корысти ради, а токмо волею пославших их... Ну, кто их там послал. Энтузиазм был столь ве-
лик, что приставы перво-наперво заявили о намерении продать — для погашения долга - "Юганскнефтегаз". Такое у них, у приставов, непреодолимое желание возникло. Между тем этот самый " Юганскнефтегаз " — основная составляющая ЮКОСа: предприятие добывает более 60% ЮКОСовской нефти, а его рыночная стоимость — более 30 миллиардов долларов. Иными словами, в 10 раз больше суммы якобы невыплаченных налогов. А продать это предприятие судебные приставы собирались всего-'то за полтора
миллиарда. Кому продать? Кому-кому... Желающие найдутся. Еще и с продавцами поделятся.
Между прочим, ЮКОС предложил приставам вполне пристойный вариант погашения долга: продать принадлежащие компании 20% акций "Сибнефти", стоимость которых — более 4 миллиардов долларов. То есть хватило бы и долг отдать, и еще осталось бы, Детишкам на молочишко. Однако приставы этот вариант почему-то проигнорировали и сразу ухватились за "Юганскнефтегаз". Как вы думаете — почему?
Схема простая. Налоговое ведомство максимально раздувает сумму претензий — желательно до таких размеров, чтобы сделать ее выплату невозможной. Другое ведомство (обозначим его как "гречишкинское правосудие") быстро эту сумму утверждает. А третье ведомство (судебные приставы) столь же быстро распродает самые ценные активы компании. Причем распродает по многократно заниженным ценам и заранее назначенным покупателям.
Кто покупателей назначал? Ну, не знаю я, граждане. Спросите у г-на Сечина.
Однако на последнем этапе темп вдруг рез-
ко снизился. Приставы затягивают оценку
"Юганскнефтегаза" и, соответственно, — дальнейшую продажу. Более того: служба судебных приставов (ее среднее и нижнее звено, т.е. — исполнители) вдруг как-то разом ушла в отпуска или взяла больничный. С чего бы это?
Согласно одной из версий, не хотят они, приставы,участвовать в сомнительной (с правовой точки зрения)"операции". Резонная версия.
Потому как ежели что — начальство наше всегда отбоярится, а в положении крайних окажутся как раз исполнители. Это у нас запросто. К тому же сейчас готовятся крупные приватизационные сделки: к примеру, продажа "ЛУКОЙЛа" и "Аэрофлота". А кто будет вкладывать деньги в эти компании, когда перед глазами - пример с силовым решением "дела ЮКОСа" и продажей его активов за копейки? Дураков нет.
А тут еще и Московский арбитражный суд, похоже, отыграл немного назад: арест приставами акций "Юганскнефтегаза" признан незаконным и подлежащим отмене.
Судейские тоже не хотят быть крайними.

Марк ДЕЙЧ

Дым отечества

Прогулки по Новодевичьему


...Постепенно Новодевичье кладбище консервировалось, теряло статус некрополя. КГБ — после перестройки — более не опекает этот печальный "заповедник". Нынче, как и повсюду в России, здесь царят рыночные отношения: плати за вход 30 рублей и проходи. Хотя, с другой стороны, непонятно, почему нужно платить за то, чтобы поклониться могилам Чехова, Булгакова или Шаляпина...
Ну что ж: заплатим и зайдем.


Территория, где расположено знаменитое Новодевичье кладбище, даже в начале XXI века сохраняет — как это ни странно — дух окраинной Москвы. В XVII столетии здесь были житницы Новодевичьего женского монастыря и подворья. Монахинь хоронили в монастырской ограде. А с начала XVIII века здесь же, в монастыре, разрешили хоронить именитых и богатых людей. К примеру, почти у самого входа в главный монастырский храм — поразительный по своей красоте и величию Смоленский собор - бросается в глаза помпезная усыпальница владельцев Трехгорной мануфактуры купцов Прохоровых.
Участки земли под захоронения в Новодевичьем стоили огромных денег,
В конце ХIХ века монастырь получил — сразу за южной своей стеной — еще два с половиной гектара земли под новое кладбище. Захоронения по православному обряду (с обязательным предоставлением справки об отпевании в одной из православных церквей) продолжались до 1918 года. Если помните, в первой главе "Доктора Живаго" Борис Пастернак описывает похороны матери главного героя. Скорее всего писатель имел в виду именно Новодевичье кладбище.
Однако к юнцу 30-х годов статус кладбища меняется. К этому времени здесь уже были похоронены Дмитрий Ульянов, Николай Подвойский, Георгий Чичерин и другие представители новой элиты — коммунистической.
Некоторые имена не слишком известны, Например — Таратута; между тем он был близким сподвижником Ленина, участвовал в экспроприациях и закладывал финансовую империю РСДРП...
С конца 30-х годов, возникла и новая установка в отношении Новодевичьего: отныне здесь могли быть похоронены только те, кто имел высокое общественное положвниев советском обществе. Вроде бы эта установка имела даже письменное обоснование в виде решения Моссовета. Но приказы эти не сохранились: в октябре 41-го,когда возникла угроза сдачи столицы гитлеровцам, в Моссовете уничтожили секретные документы. К таковым были почему-то отнесены и документы по Новодевичьему кладбищу.
В 50-в годы прошлого столетия Новодевичье еще раз расширили: теперь оно занимает семь гектаров — около 15 тысяч захоронений. Кроме того-колумбарий, состоящий из семи тысяч урн.
Город мертвых.
Долгие годы проникнуть на кладбище было невозможно (кроме, конечно, родственников тех, кто там похоронен: они имели специальные пропуска) — город мертвых усиленно охранялся КГБ, чтобы похороненных там партийно-государственных деятелей нельзя было потревожить и после смерти. Правда, для особо избранных и иностранцев устраивались экскурсии, которые проходили по строго определенному маршруту с обязательным сопровождением "товарищей в штатском". Любопытно, что при столь мощной охране сюда все-таки можно было просочиться из Новодевичьего монастыря — через его южные ворота, над которыми высится Покровская надвратная церковь. Об этом входе мало кто знал. Именно здесь, у южных монастырских ворот, Олег Пеньковский устроил один из своих тайников. После того как шпиона арестовали, ворота — по приказу КГБ — были закрыты наглухо.

Прогулка первая: "ЛИТЕРАТОРСКИЕ МОСТКИ"
В северной части знаменитого Волкова кладбища в Санкт-Петербурге похоронены замечательные русские писатели и поэты: Радищев, Белинский, Тургенев, Добролюбов, Салтыков-Щедрин, Писарев, Гаршин, Блок... Главная аллея этой части Волкова кладбища издавна выложена деревом: земля в Санкт-Петербурге болотистая. Отсюда и название — "Литераторские мостки".
Свои "мостки" есть и на Новодевичьем.
Как и на Волковом, здесь похоронены не только писатели и поэты, но и художники, композиторы, артисты. Впрочем, многие из них изначально были похоронены не здесь, а на кладбищах Симонова, Данилова и других монастырей. Перенос могил — традиция главным образом советского времени: по-видимому, таким образом большевистское руководство пыталось придать большее значение партийно-государственным захоронениям. Классический пример такого переноса — могила Николая Васильевича Гоголя, которая первоначально находилась на кладбище Данилова монастыря.
В своем завещании Гоголь просил не ставить памятник на его могиле. Изначально в Даниловом монастыре памятника не было. Он появился лишь на Новодевичьем, куда могилу Гоголя перенесли в начале 30-х годов минувшего века. На постаменте горделиво — золотом - значится: "От правительства СССР". Зато все остальное, к счастью, сохранилось в первозданном виде. Решетка ограды — подлинная, работы замечательного скульптора Николая Андреева. Барельефы на решетке уникальны: считается, что они сделаны с прижизненного изображения Гоголя. Надгробная плита тоже подлинная. На ней выбиты слова ветхозаветного пророка Иеремии: 'Горьким словом моим посмеюся". Возможно, эту надпись выбрал для своей могилы сам Гоголь. Все прочее — мраморный постамент, часть колонны и бюст писателя, выполненный советским скульптором Томским, — изготовлено специально для мемориального Новодевичьего кладбища. Все это чужое: чужое имени Гоголя и его времени.
Судя по надписи на постаменте, заботиться об этой могиле следовало бы правительству Советского Союза. Однако до самого последнего времени никакой заботы не было в помине сквозь камень прорастала сорная трава, а уникальная решетка в ужасающем состоянии. Сейчас в этом отношении кое-что изменилось в лучшую сторону, а рядом с памятником стоит табличка с надписью: "Реставрация, обследование, профилактика". Впрочем, особо обольщаться не стоит — подобную табличку я видел здесь еще десять лет назад...
Напротив — большой участок, сплошь связанный с перезахоронениями. Причем памятники, судя по всему, были перенесены сюда не полностью. Совершенно очевидно, что на них должны были быть кресты. Однако из четырех надгробий — братьев Аксаковых, Веневитинова, Языкова и Хомякова (они перенесены сюда с кладбищ Симонова и Данилова монастырей) — крест присутствует только на могиле Хомякова. Все четыре захоронения — в явном забвении, они неухожены, вокруг нет даже простого цветочного бордюра, надгробия не промыты, покосились, и никого это не беспокоит.
Иностранцы, приходившие на Новодевичье, обязательно шли 'к Булгакову'. Здесь похоронены Михаил Афанасьевич и Елена Сергеевна. Захоронение Булгаковых — совсем простое. На ней — внешне непритязательный камень, у которого есть, впрочем, своя особая история. Эту историю рассказывала сама Елена Сергеевна.
Еще не так давно на территории Новодевичьего кладбища находилась камнетесная мастерская (ныне на ее месте — еще один участок для захоронений). Там-то, в этой мастерской, Елена Сергеевна нашла камень — голгофу, которая ставилась обычно на православных могилах в подножие креста. Старый камнетес рассказал ей, будто эта голгофа из-под креста, изначально установленного на могиле Гоголя. Трудно сказать, насколько правдива эта история. Но Елена Сергеевна в нее верила. Ибо эта голгофа завершила мистическую и литературную связь с творчеством Гоголя, которая так ощутима в произведениях Булгакова.
Вообще же на кладбищенской земле порой происходят странные и труднообъяснимые соединения. К примеру, рядом с Гоголем похоронен одиозный советский писатель Малышкин, о котором весьма саркастически отзывался Булгаков. А могила самого Булгакова расположена как раз напротив захоронения Станиславского; об их взаимоотношениях при жизни можно судить по "Театральному роману". Могила же Станиславского — подавляюще огромная и роскошная. Это почти царственное захоронение, по своим размерам оно уникально даже для Новодевичьего.
Всю свою творческую жизнь Константину Сергеевичу удавалось сохранять в глазах советского руководства очень высокий авторитет — и собственный, и МХАТа. Станиславский стал символом советского театрального искусства. Семейный участок Станиславских на Новодевичьем — дань государственного уважения МХАТУ в лице его главного режиссера. Впрочем, не будем забывать, что он создал новый театр, русско-советский. Какой он, этот театр, его плюсы и минусы — разговор особый. Но как бы мы ни стремились к переоценке всего и вся, игнорировать вклад Станиславского в театральное искусство было бы затруднительно.
...Некоторые захоронения украшены искусственными цветами, которые омерзительно выглядят на 'простосмертных" кладбищах. Но здесь, на Новодевичьем, они составляют часть декора. Именно такие цветы лежат на совершенно заброшенной могиле великого русского художника Исаака Левитана.
Неподалеку — могила Марии Николаевны Ермоловой. Согласно завещанию, она была похоронена в ее родовом селе Ладыгино. Перенос осуществлялся в апофеозе огосударствления. Изумительный надгробный памятник; автор скульптурного изображения — Вера Мухина.
Многие памятники Новодевичьего, которые можно отнести к лучшим произведениям мемориальной скульптуры, созданы Мухиной, Меркуловым и Шадром. Мы знакомы с совсем другими их произведениями — так сказать, "революционно-классовыми", такими, как "Рабочий и колхозница" той же Мухиной. Здесь они предстают перед нами в совершенно другой ипостаси — прекрасными, утонченными скульпторами. Вот чуть дальше — могила Леонида Собинова. Над ней созданный Мухиной мраморный "Умирающий лебедь", навеянный, конечно же, Сен-Сансом — истинный шедевр. Однако мрамор - грязный, причем очистить его невозможно. Дело в том, что дворницкая рука попросту снимет защитный слой, и тогда скульптура неизбежно разрушится. В такой стадии "сохранности" необходимы реставрационные работы.
Еще немного дальше — прекрасный памятник знаменитому дрессировщику Дурову работы Ивана Шадра. Это тот самый Шадр, которого мы по преимуществу знаем как автора скульптурной композиции "Булыжник — оружие пролетариата'. Над ней можно иронизировать, но не следует забывать, что Шадр, как и любой художник во все времена, работал в том числе и на заказ. Над Дуровым — от души, над "Булыжником..." — прежде всего стремясь угодить властному заказчику...
Как бы в центре "Литераторских мостков" — единственная сохранившаяся на Новодевичьем кладбище часовня. Притом что когда-то часовни были одной из главных форм захоронений в России: наш климат не позволяет сохранить надгробный памятник иначе как в часовне — наши предки прекрасно это знали. Единственная часовня Новодевичьего стоит над могилой Николая Чайковского — младшего брата Петра Ильича. Часовня в ужасающем состоянии, причем уже давно, и нет уверенности в том, что она сможет простоять еще хоть пару лет. Цоколь изъеден ржавчиной, витражи выбиты, грязь и ржавчина покрывают всю металлическую поверхность. А ведь она должна фиксировать фамильный участок и сохранять надгробие. Еще одна ушедшая русская традиция...
Отсюда начинается небольшая "композиторская" аллея. Она — искусственная, по приказу высокого начальства аллеи на Новодевичьем создавались по профессиональному признаку — "литературная", "музыкальная"... То же и с "композиторской": могилы переносились сюда с других кладбищ. Здесь похоронены Танеев, Рубинштейн, Игумнов и Скрябин. Но если в случае с Хомяковым или, скажем, с Аксаковым надгробные памятники переносились в их первозданном виде, то подлинность композиторских надгробий вызывает резонные сомнения. В частности, бюст Рубинштейна на его могиле изготовил скульптор Рудаков, который — по государственным заказам — сделал для Новодевичьего не менее двух десятков бюстов. Памятник работы Рудакова означает, что он не подлинный, сделан не по заказу семьи и что могила была перенесена сюда с другого кладбища.
...И в заключение "Литераторских мостков" — вальяжно раскинувшийся на кушетке Федор Иванович Шаляпин.
Его останки были перенесены сюда с Батиньольского кладбища в Париже ровно двадцать лет назад, в 1984 году, — после длительных переговоров с французским правительством и потомками певца. Могила Шаляпина на Новодевичьем оформлена помпезно — с роскошью, граничащей с дурным вкусом. Памятник работы скульптора Елецкого, выполненный по знаменитому рисунку Коровина из огромной цельной глыбы мрамора, необычайно дорог. И это единственное, что можно о нем сказать.
Согласно замыслу советских идеологов, захоронение Шаляпина в Москве должно было придать Новодевичьему кладбищу статус международного некрополя. Но из этого ничего не вышло.
Между прочим, на парижской могиле Шаляпина значилось: "Великий сын земли русской".
На Новодевичьем этих слов почему-то нет.
Те, кому в советские времена удавалось проникнуть на Новодевичье кладбище, прежде всего устремлялись к могиле Надежды Аллилуевой — жены Сталина, покончившей с собой в 1932 году. Здесь же похоронены многие из тех. кто был когда-то у кормила власти в СССР. Одно из последних таких захоронений — Вячеслава Молотова. По-видимому, для всех этих людей важно было и после смерти оказаться вблизи места, "освященного" именем генералиссимуса. Кстати, кроме Аллилуевой в этой земле похоронен и Василий Сталин — сын вождя. Именно здесь начинается 'Аллея генералов'— тех, кто был генералами жизни и армии.
Фигурами в полный рост и бюстами в генеральских погонах со всеми многочисленными орденами и регалиями уставлены многие участки Новодевичьего кладбища. Среди них есть памятники и тем, кто, не имея никаких воинских званий, отдали свои жизни Победе в Великой Отечественной войне.
Один из таких памятников — Зое Космодемьянской. Ее прах был перенесен сюда из Подмосковья. Здесь же лежат ее брат и мать, Любовь Тимофеевна Командир партизанского отряда, в котором была Зоя, как-то рассказал страшную историю. связанную с ее матерью. В опознании тела погибшей девушки участвовали ДВЕ женщины, обе они называли Зою своей дочерью. Любовь Тимофеевна смогла тогда доказать свое материнство, показав особые приметы на теле замученной и к тому времени уже более года мертвой дочери...
Напротив памятника Зое Космодемьянской — надгробие над могилой Председателя Совета Министров СССР Николая Булганина. Чаще всего на Новодевичьем сначала хоронили родителей партийно-государственных деятелей или их репрессированных (впоследствии реабилитированных) жен — жену Молотова, Калинина... Правда, Калинин был потом похоронен у Кремлевской стены, а Молотов — здесь, рядом с женой. Вероятно какая-то странная и очень тонкая нить связывает эти захоронения с женским Новодевичьим монастырем.
То же — и в случае с Булганиным. Изначально здесь были похоронены его родители, над их надгробием — крест, которого в этой части кладбища практически не увидишь. А затем появился помпезный памятник самому Булганину. Он явно выполнен за счет государственной казны из очень дорогих материалов, однако художественная ценность его невелика: изображение больше всего напоминает газетную фотографию.
Вообще же Новодевичье кладбище всегда было для москвичей заповедным и даже потаенным местом. Связано это было с тем, что и без того практически недоступное для простых смертных, в какие-то дни это кладбище напоминало осажденную крепость. В эти дни на могилу Надежды Аллилуевой приезжал Сталин. Позже, при Брежневе, все повторялось, когда сюда на могилу своей жены приезжал Косыгин.
Недоступность Новодевичьего, овеянность его всевозможными слухами, связанными с наездами сюда Сталина, Косыгина и других высших государственных чинов, — все это приводило к тому, что кладбище обрастало еще большими легендами. Ведь даже дорога вдоль кладбищенской стены значилась 'правительственной трассой" и охранялась соответствующим образом. Когда на Новодевичьем похоронили Хрущева, это дало толчок новым слухам: о том, как якобы оскверняют его могилу и даже разрушают памятник. Но это были не более чем слухи.
Поначалу в советское время на Новодевичьем была лишь одна точка всеобщего притяжения: могила Аллилуевой, освященная приездами сюда не слишком, впрочем, частыми - Сталина. Она стала неким центром, вокруг которого возникали захоронения соратников вождя. Второй — и последний — партийно-государственный центр Новодевичьего образовался вокруг могилы Хрущева.
Но особенно много здесь памятников, изображающих людей в военной форме. А вот крест — привычный атрибут кладбищенского пейзажа — встречается очень редко. Дело не только в том, что подавляющее большинство этих людей при жизни были атеистами. Изначально русские кладбища создавались на освященной земле: на погосте вокруг церкви или на территории монастыря. Поэтому крест в надгробии не был обязательным. И только после того как по указу Петра ( начали возникать городские кладбища (на них тоже были церкви, но вся земля принадлежала городу), на надгробиях появились кресты. В какой-то мере они были поздним исповеданием веры русского человека, который порой за свою жизнь был в церкви лишь дважды: на собственном крещении и на своем же отпевании.
Впрочем, поначалу, и на городских кладбищах крестов тоже было немного. Пушкин как-то описал городское кладбище Петербурга, ни словом не упомянув о крестах, хотя обычно детали в пушкинской поэзии отточены до мелочей. Он выхватывал самые типичные формы надгробий ХIХ столетия: "праздные урны', "мелкие пирамиды", 'безносые гении'... Все это вполне согласуется с тем, как должно было в то время выглядеть столичное — петербургское или московское — сановное кладбище. урна, к примеру, предназначена для пепла. Но в России не кремировали, урны стояли пустые — "праздные". Их крали с надгробий (Пушкин написал и об этом), потому что они изготавливались из очень дорогих материалов. Еще одна иронически точная пушкинская деталь; "мелкие пирамиды". Пирамида — символ деяний фараона, но не каждый человек поднимается в своей жизни до величия египетских пирамид.
Подметил Пушкин и некоторое однообразие надгробных памятников, присущее, вероятно, его времени. То же однообразие царит и в 'Аллее генералов' на Новодевичьем. Судя по всему,памятники изготавливались с парадных фотографий, надежно передававших портретное сходство. При этом никакого иного видения жизни или судьбы ушедших людей как бы не существовало. ХIХ век предлагал для тех же целей три или четыре набора неких общих характеристик. Ему на смену пришел советский ХХ век с его прагматическим надгробием, которое довольно точно передает, как выглядел наш соотечественник в своем парадном мундире. Одну банальность мы заменили на другую. Но банальный подход ХIХ века обладал мировоззренческой широтой. Захоронения же советского периода на Новодевичьем отличаются друг от друга по большей части лишь дороговизной материала.
Одно из немногих исключений — надгробие на могиле Никиты Сергеевича Хрущева, которое создал знаменитый скульптор Эрнст Неизвестный. Сочетание белого и черного мрамора подчеркивает — по замыслу автора — дуализм личности. Можно выбрать одну сторону, только черную или только белую, но при этом истинный облик Хрущева будет искаженным. Голова узнаваема, но это не фотография: скульптурное изображение, выполненное Неизвестным, — образ лидера страны, созданный советской пропагандой. Но при этом бронзовое лицо Хрущева — с мягкой отеческой улыбкой...
Любопытно, что именно Неизвестный попался под горячую руку Хрущеву на той знаменитой выставке в Манеже, где были собраны работы художников и скульпторов, которых позднее назвали нонконформистами. Хрущева привезли туда намеренно: ожидалось, что вождь вспылит, после чего можно будет — с высочайшего одобрения — громить отступивших от "генеральной линии" в искусстве. Ожидание оправдалось полностью: Хрущев орал, плевался, ругался матом и топал ногами. Единственный, кто позволил себе спорить с вождем, был Эрнст Неизвестный.
Любопытно и то, что именно ему, Неизвестному, близкие Никиты Сергеевича заказали надгробный памятник. И в конце концов все-таки его установили, несмотря на длительное противодействие партийных и прочих органов.
Помимо работы Эрнста Неизвестного на Новодевичьем есть еще немало поистине прекрасных памятников, в которых переданы боль и трагедия. Один из них создан замечательным скульптором Вадимом Сидуром. Его удивительная способность — вписать в небольшое и в общем-то казенное пространство, заставленное дорогими монументами, скорбную и в какой-то мере абстрактную фигуру с разорванной грудью — свидетельствует о великом таланте. Памятник словно бы не имеет отношения к конкретному человеку, он просто обозначает место скорби. И лишь заметив лежащую в некотором отдалении плиту и прочитав надпись на ней, мы понимаем, что здесь похоронен академик Игорь Евгеньевич Тамм...
Некоторые "военные" надгробия — несмотря на их единообразие — производят ошеломляющее впечатление. К примеру, на могиле маршала связи: мраморный человек в парадной форме и при всех регалиях стоит, вытянувшись и прижав к уху телефонную трубку. Не иначе как звонок из Кремля принимает... На другом надгробии — вполне реалистическая модель танка...
Та же "служивость" присутствует и в более поздних по времени надгробиях — даже там, где этого можно было бы избежать. Таков, к сожалению, памятник замечательному радиодиктору Юрию Левитану. Он — "от Гостелерадио СССР": из дорогого материала, с микрофоном и "радиоволнами". А изображение Левитана менее всего похоже на живого человека. Скорее — на фотографию со служебного пропуска.
Из дорогого материала создан и другой памятник — многолетнему министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. Над изображением ее лица работал знаменитый советский скульптор Лев Кербель. За свою многовековую практику скульптура научилась придавать значительность самым ничтожным людям. Есть она и в памятнике Фурцевой, хотя в целом он не лишен некоторого изящества. Кербель подчеркнул волевую устремленность министра. лицо Фурцевой властное и, может быть, даже недоброжелательное. Она — все тот же служивый человек, хоть и не в военной форме. Активно сосредоточенное лицо не должно — по советским представлениям — вызывать ощущение некрасивости или агрессивности. Это лицо человека, который "верно служил Отечеству".
В конце прогулки по "Аллее генералов" я вновь вышел к точке всеобщего притяжения - памятнику жене Сталина, Надежде Сергеевне Аллилуевой. Ее могила — в том же запустении, что и многие другие на Новодевичьем. Между тем памятник, созданный Иваном Шадром, очень тонкой работы. Хороший благородный мрамор, герма увенчана изящной, точно переданной головой Надежды Сергеевны и ее рукой. Только очень большой художник мог добиться такого сочетания биографичности и отвлеченности. Кстати говоря, это — копия скульптуры Шадра, подлинник хранится в Третьяковской галерее. Шедевры - подлинники, остающиеся на Новодевичьем, обречены на постепенное умирание.
А неподалеку от могилы Надежды Аллилуевой — памятник долгожителю советской политики Анастасу Микояну: огромный и помпезный. В нем абсолютно утрачены истинная соразмерность и представление о том, что дорогое надгробие — вовсе не последняя точка в табели о рангах. Могила Аллилуевой — и скромнее, и человечнее. Впрочем, еще Пушкин говорил:"Это бывало всегда"...

Марк Дейч

Кое-что задаром,

или Заключение под стражу как осознанная необходимость.


Еще не так давно вопрос о мере пресечения для подозреваемого решал следователь. Единолично. По большей части решал известно как: возиться с вызовами на допросы ему не хотелось, а арестованный — он всегда под рукой. К тому же человек, хоть и с подпиской о невыезде, он все еще свободный. "Воздействовать" на него трудно. Тюрьма же предоставляет следователю десятки способов давления на арестанта. Потому-то в девяноста девяти случаях из ста мера пересечения была — заключение под стражу. Но вот два года назад вступил в силу новый УПК, согласно которому эту самую меру теперь определяет суд. Граждане, взыскующие демократии, возликовали. Но, как выяснилось, напрасно. Потому что ровным счетом ничего не изменилось.


Если новый УПК у нас действующий (а он вроде бы действующий), решение об избрании обвиняемому меры пресечения должно приниматься следующим образом. Прокурор обязан представить суду веские доказательства относительно того, что эта крайняя мера (а заключение под стражу — это как раз крайняя мера) — в данном случае единственно возможная, Он, представитель государства, должен доказать: подписка о невыезде (или домашний арест) не помешает обвиняемому продолжить свою преступную деятельность, а залог, даже очень большой, — скрыться.
Потом судья должен выслушать адвоката с его контрдоводами, И конечно же — обвиняемого. Этому последнему, как вы понимаете, тоже есть что сказать в свою защиту, И только после всего этого судья выносит решение — то или иное.
В подавляющем большинстве случаев решение как раз то. А посему — зачем все эти формальности?... Поэтому то, что вы прочли выше,— так сказать, голая теория. А вот как выглядит голая практика.
Взять, к примеру... очень мне нравится это выражение — "взять, к примеру", Так вот: взять, к примеру, Платона Лебедева, подельника олигарха нашего, г-на Ходорковского. Сам-то Лебедев, может, и не олигарх вовсе. Впрочем, не важно это. Важно другое.
Арестовали Лебедева более года назад, 2 июля 2003 года. Забрали из госпиталя, где он в тот момент находился, и арестовали. Хотя в повестке, которой его вызывали на допрос, он значился свидетелем. В абсолютно законной просьбе — перед допросом поговорить с адвокатами — следователь отказал. Адвокаты, видя состояние своего подопечного, попросили следователя вызвать "скорую". Следователь опять отказал. Знаете, под каким предлогом? Дескать, рабочий день у него, у следователя, уже закончился, Гуманист, однако. На следующий день, 3 июля, Басманный суд столицы (тот самый) избрал Лебедеву меру пресечения: заключение под стражу. Судебное заседание было закрытым, адвокаты допущены не были, Лебедев тоже отсутствовал — в связи с ухудшившимся состоянием здоровья. В судебном заседании участвовали лишь судья и прокурор. Этакий междусобойчик. Очень удобно.
"Общие правила принятия судом решений о мере пресечения в виде заключения под стражу устанавливаются статьями 108 и 109 УПК РФ, согласно которым соответствующее решение принимается в ходе судебного заседания с участием подозреваемого или обвиняемого, его защитника и прокурора; в отсутствие обвиняемого рассмотрение судом ходатайства об избрании названной меры пресечения допускается в случае объявления обвиняемого в международный розыск...".
Определение Конституционного суда Российской Федерации.
Аргументы прокурора, коими руководствовался Басманный суд, вынося решение о заключении Лебедева под стражу (аргументы защиты и самого подозреваемого суду не понадобились), сводились к следующему. Во-первых, находясь на свободе, этот пособник олигарха способен оказать давление на следствие. Во-вторых, может сбежать от нашего правосудия. А в-третьих, Лебедев подозревается в совершении серьезных преступлений, поэтому оставлять его на свободе никак нельзя...
Ну что тут скажешь. Прокурор — он и есть прокурор. Закон у него — тайга, сам он — медведь... Казалось бы: Платон Лебедев не насильник и не убийца, опасности для общества не представляет. Преступления, вменяемые ему в вину, экономические, доказательства и свидетельства по ним — документы. Иначе говоря, бумаги. Какое давление можно оказать на бумаги?
Сбежать тоже нелегко. Загранпаспорта, какие у него были, Лебедев сдал. Дома у него жена, дети, внуки. Известность опять же: далеко ли с ней убежишь?
Не понимаю, почему бы не домашний арест и залог? Чтобы все цивилизованно — и тогда уж безо всяких претензий к следователям и судьям.
Не можем мы цивилизованно. Если обвинение, скажем, в неуплате налогов — непременно в тюрьму. А ведь обвинение еще доказать нужно. А ежели без доказательств, которые оцениваются в судебном процессе, то получается, что человек сидит в тюрьме в нарушение принципа презумпции невиновности. То есть сидит просто так, зазря. Я еще могу понять, если речь идет об убийстве: отправляя заподозренного в нем в тюрьму, общество таким способом защищает себя, пусть даже и превентивно. Но ведь в нашем-то случае речь идет о преступлении, не связанном с насилием.
"В соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, болев мягкой меры пресечения".
Разъяснение Пленума Верховного суда Российской Федерации,
• • •
Хорошо помню одну из "лекций", с которыми любил выступать по внутритюремной радиосети начальник Бутырской тюрьмы полковник Подрез. В тот раз он говорил о прокурорской санкции на содержание под стражей. Дескать, некоторые сидящие граждане жалуются, что срок содержания под стражей — согласно той самой санкции — давно истек, а они, граждане, всё сидят. Срок может хоть десять раз истечь, говорил полковник Подрез, и санкция не продлена, но сидеть все равно придется. Потому что без специального разрешения вас (нас то есть) никто отсюда не выпустит. И того разрешения тоже не ждите, с явно заметной усмешкой продолжал начальник тюрьмы, потому что его просто не может быть. В принципе.
Было это, само собой, при советской власти, Но сейчас-то у нас — как бы демократия...
Вот именно, что как бы…
Срок содержания Лебедева под стражей истек 30 марта нынешнего года. К этому моменту подследственный уже числился за Мещанским судом, поэтому теперь он был подсудимый. Однако лишь 6 апреля судья Колесникова постановила: "Меру пресечения обвиняемому Лебедеву П.Л. оставить без изменения — заключение под стражу". Таким образом, в течение недели Лебедев оставался под стражей без санкции суда. Иначе говоря — незаконно.
В любой стране, претендующей на эпитет "демократическая", всего лишь один час, проведенный человеком в заключении без постановления суда или прокурора, явился бы основанием для немедленного освобождения. Да что там час — хватило бы и нескольких минут! А тут — неделя... При этом все остались на своих местах: судья Колесникова — за судейским столом, прокурор (которому надлежало, видя столь грубое нарушение закона, первому прибежать и освободить заключенного) — за прокурорским, а Лебедев — в тюрьме.
Но и это еще не все. Г-жа Колесникова определила Лебедеву содержание под стражей без необходимого в таких случаях ходатайства прокурора, который согласно закону должен был бы обосновать необходимость именно такой меры пресечения. Более того, ни самого прокурора, ни адвоката, ни тем более подсудимого при этом не наблюдалось. Г-жа Колесникова свое решение выносила единолично. И, соответственно, единогласно. Потому что более никто на том, я извиняюсь, "заседании суда" не присутствовал: оно было закрытым.
А вот интересно: была ли в тот момент г-жа Колесникова в красивой судейской мантии? Или так, по-домашнему?
7 мая история повторилась. "Меру пресечения — в виде заключения под стражу — Лебедеву П.Л. оставить без изменения", — постановила г-жа Колесникова. И вновь — то же самое: решение принято на закрытом заседании (да и было ли оно вообще?), в отсутствие сторон и подсудимого.
8 июня, Еще одно решение г-жи Колесниковой, ничем не отличающееся от предыдущих. Заседание (если опять же оно состоялось) закрытое, ходатайства прокуратуры нет, стороны и подсудимый отсутствуют; Мера пресечения избрана г-жой Колесниковой единолично.
"Правовая норма не предполагает, что при подготовке к судебному заседанию суд вправе принять решение об оставлении без изменения меры пересечения в виде заключения под стражу и тем самым — продлить эту меру пресечения, не выслушав мнение обвиняемого по данному вопросу и не исследовав его доводы. При принятии судом соответствующего решения должны быть соблюдены все установленные статьями УПК РФ требования, в том числе об участии защитника ".
Определение Конституционного суда Российской Федерации.
• • •
В ситуации с Платоном Лебедевым есть еще одна составляющая: медицинская. Врачи и адвокаты утверждают, что Лебедев серьезно болен, он нуждается в тщательном обследовании и лечении (напомню, что в тюрьму его доставили из госпиталя), Совсем недавно адвокаты направили просьбу начальнику "Матросской Тишины": обратить внимание на постоянно ухудшающееся состояние здоровья Лебедева. Реакция начальника последовала незамедлительно — в тот же день заключенного перевели из больничного отделения в общую камеру. Для "лечения".
А может быть, правильно, что перевели? Я серьезно. Известный адвокат Михаил Трепашкин, против которого было возбуждено откровенно состряпанное уголовное дело (о нем писали и продолжают писать многие СМИ; Трепашкин находится в той же "Матросской Тишине", в камере, расположенной по соседству с камерой Лебедева), сумел переправить на волю подробное описание тюремной "больнички". Ограничусь коротким фрагментом из этого описания:
"Мне известны случаи, когда из больничного корпуса СИЗО "Матросская Тишина" неоднократно отправляли в суд тяжелобольных людей, которые по пути чуть не умерли. Так, в начале марта 2004 года для доставки в суд из больничного отделения, с 5-го этажа, на носилках спустили старика 70 лет с очень высоким давлением. После этого его под руки буквально перенесли в бокс на сборке. Когда прибыла конвойная автомашина, его таким же способом переместили в автозак, где посадили в отдельный бокс — "стакан", несмотря на то что арестованные просили посадить его в общий бокс, чтобы наблюдать за ним. Когда старика доставили в суд, он умирал.
Срочно вызвали "скорую помощь". Врачи еле привели его в чувство. Дальнейшая судьба старика мне неизвестна.
Сокамерники, которые длительное время находятся под стражей, не советуют обращаться с жалобами и попадать "на больницу". Был случай, когда одного неугодного арестованного, который требовал медицинской помощи и жаловался, перевели в больничный корпус, где умышленно сделали укол после больного ВИЧ-инфекцией. Потом его отправили в колонию, уже зараженного. Это была месть за жалобы.
В СИЗО добиваться своих прав опасно", Может быть, повторяю, оно и хорошо, что Лебедева перевели из "больнички" обратно в камеру, Он, правда, заявлял суду ходатайство о запросе в СИЗО медицинских документов, отражающих состояние его здоровья и оказанную медицинскую помощь. Суд, понятное дело, отказал. И адвокатам тоже отказал. Они, наивные, требовали проведения независимого медицинского обследования их подзащитного.
Честно говоря, не понимаю. Ну проведите вы это самое независимое обследование! Тем самым и гуманность проявите (пусть даже сквозь зубы), и избавите себя от нападок правозащитников. Так нет же: человеки в прокурорских и судейских мантиях ведут себя так, будто им всё и все нипочем.
А может и вправду — нипочем?..
"Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. — М.Д.), суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер".
Постановление Пленума Верховного суда РФ.
Видите, как обтекаемо сказано: "вправе вынести". А вправе и не вынести. И если не выносить и тем самым не задевать "соответствующие организации и должностные лица" и не требовать "принятия необходимых мер" — все будет нипочем. Так и живем.
• • •
"Богатеньких защищаете, — скажет читатель. — Олигархов всяких..."
Да нет, граждане. Я себя защищаю. И вас тоже. Потому что у олигархов защитники и без меня найдутся. А вот кто защитит нас с вами? В подобной ситуации? Ведь от тюрьмы, говорят, не зарекайся...
Свобода — вещь бесценная. Нет у нее цены. Если на наш российский язык перевести, это значит — дармовая она, свобода. Ничего не стоит.
Это ежели по эту сторону решетки рассуждать. А ежели — по ту? Там пенять-то ведь будет не на кого. Только на самих себя.

Марк Дейч

Ингушский узел

Рейд на Ингушетию: предварительные итоги.


По уточненным данным, в ночь на 22 июня в Ингушетии от рук террористов погибли 82 человека, более 90 человек получили ранения. В настоящее время по делу о налете вооруженных боевиков на Ингушетию арестованы более 30 человек, 20 — объявлены в розыск, еще 50 находятся "в разработке". Но это только часть последствий той страшной ночи — известная лишь узкому кругу профессионалов и потому не слишком заметная. Другая часть, напротив, известна всем, потому что она коснулась высокопоставленных лиц. Указами Президента России освобождены от должностей: командующий внутренними войсками Северо-Кавказского округа генерал полковник Михаил Лабунец; главком внутренних войск МВД РФ, заместитель министра внутренних дел Вячеслав Тихомиров; заместитель директора ФСБ России генерал-полковник Анатолий Ежков, по долгу службы курировавший Северо-Кавказский регион. Кроме того, военные обозреватели уверенно связывают с трагическими событиями в Ингушетии вынужденную отставку начальника Генерального штаба Вооруженных сил Анатолия Квашнина. Нам трудно оценить, насколько справедливы (или несправедливы) эти отставки: их причины от нас скрываются. Так же, как и "разбор полетов" — если, конечно, он вообще состоялся. А если все же состоялся, то на каком уровне? кто были его участниками? к каким выводам они пришли?.. Вряд ли мы когда-нибудь получим ответы на эти вопросы.


...Исполняющий обязанности министра внутренних дел Ингушетии Абукар Костоев в первые же минуты боя бросился на звуки выстрелов. Охраны не было, в машине — он сам, два его брата и водитель. На Экажевском перекрестке (между Назранью и селом Экажево) машину остановили вооруженные люди в камуфляже с отличительными знаками спецназа ГРУ. Костоев опустил стекло. "Кто вы такие? — спросил он. Я — министр внутренних дел".
В ответ раздалась очередь из автомата. Один из братьев Костоева был убит наповал, сам и.о. министра тяжело ранен. Он прожил еще несколько часов. Машину удалось отогнать от перекрестка, оставшийся в живых второй брат Абукара по мобильному телефону связался с начальником УФСБ по Ингушетии генерал-майором Коряковым. "Здесь бандиты, — сказал он Корякову, — пришлите помощь!".
Часы показывали 22:40.
Помощь не пришла. Как стало известно позже, генерал-майор Коряков вообще не счел нужным проинформировать кого-либо об этом телефонном звонке...
Официальная сводка событий той ночи выглядит сухо и мало что объясняет. Все началось в 22:20 — захватом поста ГАИ неподалеку от Назрани. Несколькими минутами позже были атакованы здания погранотряда и правоохранительных органов в Назрани, Карабулахе, станицах Слепцовской и Троицкой. В 23:00 несколько отрядов боевиков перекрыли трассу "Кавказ" и заняли позиции на ключевых дорогах Ингушетии.
В 2 часа ночи в Назрань переброшены дополнительные силы Северо-Кавказского управления погранслужбы. Пограничников доставили в Назрань из Ставрополья на вертолетах.
Заметьте: террористы орудуют в Ингушетии уже три с половиной часа. И лишь теперь сюда доставляются пограничники. Хотя от Ставрополя до Назрани — максимум 40 минут лета. И нигде не говорится о том, каково же было участие "дополнительных сил" в событиях той ночи.
А в 5 часов утра террористы начали отходить, покидая Ингушетию.
Сотрудники ингушских спецслужб полагают, что время отхода "на заранее подготовленные позиции" командиры боевиков просчитали заранее. Уйти необходимо было до 6 утра — до первого намаза. Потому что если бы проснувшиеся к первому намазу жители республики поняли, что происходит, — отступление не прошло бы столь спокойно: почти в каждом ингушском доме есть оружие, а боевиков здесь не жалуют. А так — нападавшие ушли почти без помех. Правда, какие-то федералы их все-таки преследовали, но на границе с Северной Осетией - остановились и дальше не пошли.
•••
...Мы все еще называем этих людей "чеченскими сепаратистами". Вероятно, по привычке.
Между тем сепаратисты были во времена Дудаева. Может быть, во времена "раннего" Масхадова. Нынче же никаких сепаратистов больше нет. И хотя обычно я скептически отношусь к формулировкам, коими оперирует власть, на сей раз, как мне кажется, Путин прав: в настоящее время речь идет о международных террористах, избравших юг нашей страны (в частности Кавказ) в качестве полигона для отработки путей к достижению главной цели — созданию "всемирного халифата".
Интернациональный состав участников нападения на Ингушетию лишний раз подтверждает тезис о международном терроризме.
Конечно, многое еще неизвестно. Пока что мы даже не знаем точное число нападавших. Разброс цифр тут внушительный: одни источники утверждают, будто террористов было не более двухсот, другие — что их было не менее шестисот. Собственно, численный состав (ближе к истине — 300 человек) не столь уж и важен. Важно другое.
Сотрудники правоохранительных органов Ингушетии рассказали мне, что — по их данным — финансируются террористы по крайней мере из трех "точек": из Турции, Саудовской Аравии и из Москвы. Все боевики были прекрасно организованы и экипированы, что невозможно без серьезного финансового обеспечения. У всех - добротная форменная одежда, дорогая натовская боеукладка (ингушским оперативникам такая даже не снилась). Приборы ночного видения. Удобные, отменного качества радиостанции и даже (чтобы в случае необходимости произвести срочный ремонт) — маленькие паяльники с одноразовым питанием.
Кроме того, нападавшие имели знаки отличия ГРУ, ФСБ и ОМОНа. Несколько раз на их пути оказывались бойцы ингушского ОМОНа. Со стороны террористов следовала команда: "Рассредоточиться!". Ингуши разбегались и бросались на землю. Их расстреливали смеясь, в упор, сверху. Команда, кстати, давалась на русском языке, причем террористы копировали даже некий акцент, свойственный федералам из рязанского ОМОНа.
Боевики действовали группами по 30 — 50 человек. У каждой — своя задача и свой объект нападения: аэропорт Магаса, ОМОН, МВД, ГУВД, склады оружия МВД... Среди террористов были чеченцы, карачаевцы, кабардинцы, ингуши, дагестанцы, осетины, русские, украинцы... Но среди них, по данным того же источника, — иностранцы из Прибалтики и Скандинавии. А командиры или инструкторы каждой группы-арабы, имеющие 15-летний опыт боевых действий: они начинали еще в Афганистане.
Руководил рейдом в Ингушетию человек, отзывавшийся на позывные "Хайрула","50", "Абу-Бакар". Он же был известен под именами Джаммаль Мазар Мухаммад, Абу Хумид, Абдул Фафти.
Речь идет об известном международном террористе Абу Кутейбе Джаммале, гражданине Саудовской Аравии.
Абу Кутейб не ушел вместе с другими террористами из Ингушетии. Видимо, понадеялся на свою "легенду внедрения" и безукоризненные документы. Но просчитался. 1 июля его дом, расположенный на окраине Малгобека, был окружен ингушской милицией. Главарь террористов отстреливался более часа, Два милиционера погибли (один из них — заместитель начальника Сунженского РОВД), еще несколько были тяжело ранены.Живым Абу Кутейб не сдался: понимая, что ему не уйти, он взорвал себя с помощью пояса шахида.
В его доме находился внушительный боевой арсенал: автоматы, гранатометы, взрывные устройства, детонаторы. Кроме того — два ноутбука и большое количество ваххабитской литературы. И некая "бухгалтерская ведомость": зарплата командиров боевых групп, места базирования этих групп и количество боевиков в каждой. Записи велись по-арабски.
Абу Кутейбу было 44 года. Воевал в Афганистане, потом в Боснии, где в результате ранения лишился ноги. Ходил на протезе. Впервые пробрался в Чечню 9 лет назад вместе с Хаттабом, последние 4 года жил в Ингушетии — готовил операцию, которая и была осуществлена в ночь на 22 июня, Жил вполне легально — с фальшивым паспортом уроженца Дагестана. Был официально женат на дагестанке, которая родила ему двоих детей, а сейчас ждет третьего.
Тут возникает первый и самый главный вопрос: как могло случиться, что террорист, находящийся в международном розыске и имеющий столь очевидную "особую примету" (он сильно хромал), четыре года живет в Ингушетии, не привлекая внимания местного УФСБ?
Об этом хорошо бы спросить начальника УФСБ по Ингушетии генерала Корякова. Но эти господа-товарищи на вопросы предпочитают не отвечать. К тому же совсем недавнее заявление Шамиля Басаева, похвалявшегося, будто рейдом в Ингушетию командовал он, как бы снимает вопрос об ответственности г-на Корякова, вместе со своими подчиненными проморгавшего и Абу Кутейба, и масштабную подготовку к нападению на Ингушетию.
Впрочем, к "басаевскому фактору" в этой истории мы еще вернемся.
•••
Между тем подготовку Абу Кутейб провел действительно тщательную. Рядовые боевики — "пушечное мясо" — вербовались в Северной Осетии, в Карачаево-Черкесии, в Южной Осетии. По имеющимся у меня сведениям (источник тот же), значительная часть террористов базировалась в 11 селах Южной Осетии, туда же, на свои базы, они вернулись после рейда на Ингушетию. Согласно тем же данным, именно в Южной Осетии скрываются и Шамиль Басаев, и другой известный "полевой командир" — Доку Умаров. Здесь же вполне легально действует Мовлади Удугов и возглавляемый им штаб Шуры — верховный орган власти ваххабитов. Если все это так, в наши представления о конфликте между Грузией и Южной Осетией должны быть внесены серьезные коррективы.
Часть террористов находилась на территории Ингушетии еще до начала рейда. В частности — в лагере так называемых чеченских беженцев, который расположен рядом с Назранью. За несколько часов до начала рейда сюда приехало несколько грузовиков, "беженцам" было роздано оружие, а женщин предупредили, чтобы они и дети не покидали лагерь после 9 вечера. Уходивших боевиков провожали ваххабитскими флагами.
Неужто и об этом ни г-н Коряков, ни его подчиненные до сих пор ничего не знают?
Я уже упоминал о том, что помощь федеральных сил могла прийти гораздо раньше. Рядом с Назранью, в станице Троицкая, базируется 503-й мотострелковый полк Вооруженных сил РФ. В его составе — около 3 тысяч хорошо вооруженных и вполне прилично обученных солдат и офицеров.
503-й полк не выступил. Почему?
Назранские милиционеры рассказали мне, что они отбивались от террористов самостоятельно. На помощь не пришли ни сотрудники ФСБ, ни войска Министерства обороны. Но милиционеры сумели отбиться: кроме складов с оружием, ни один объект МВД террористы захватить не смогли. Особенно они были настойчивы в стремлении отбить следственный изолятор МВД республики, где находились 60 заключенных...
В Назрани террористы оставили убитыми 35 человек. Общее число их потерь неизвестно, потому что уходили они из Ингушетии достаточно спокойно, забирая мертвых с собой. Сделать это в Назрани они не смогли.
•••
Говорят, что цель нападения на Ингушетию — "дестабилизация обстановки на Северном Кавказе".
А так она там что — стабильная? Обстановка?
В Ингушетии склонны рассматривать версию, согласно которой нападение было лишь "операцией прикрытия". Целью же, согласно этой версии, являлась смена руководства республики.
Если так, то средства для достижения этой цели оказались явно избыточными: более 80 погибших (ингушей; террористов считать не будем), множество раненых, несколько полностью или частично разрушенных и сожженных зданий в Назрани, два разграбленных оружейных склада МВД. И все это — всего лишь "прикрытие"?
Впрочем, вспомним о том, что на Зязикова уже покушались. В начале апреля его машина была взорвана, но сам президент, к счастью, не пострадал.
В одном из интервью Мурат Зязиков позволил себе некую толику откровенности — может быть, излишнюю для чиновника его уровня. Он сказал: "В Ингушетии есть структуры, которые мне не подчиняются. Но я заставлю всех соблюдать закон".
Чтобы понять, о каких структурах идет речь, отступим еще на месяц. 11 марта нынешнего года в Ингушетии бесследно исчез старший помощник прокурора республики, 29-летний Рашид Оздоев. Его отец — уважаемый среди ингушей человек, бывший судья, заслуженный юрист республики Борис Оздоев, — предпринял собственное расследование (возможности для этого у него имеются) и пришел к выводу: сына похитили.
По данным, собранным Оздоевым-старшим, произошло следующее. Вечером 11 марта в селе Верхние Ачалуки машину Рашида Оздоева — темно-зеленые "Жигули" 99-й модели - протаранила "Нива" с тонированными стеклами. "Ниву" сопровождала "Газель" с номерными знаками 26-го региона (Ставрополь) и серебристая "девятка" без номеров. В ней, по словам Бориса Оздоева, находились сотрудники ингушского УФСБ, которые "вели" машину Рашида. После столкновения из "Газели" высыпали вооруженные люди в камуфляже и захватили Оздоева-младшего.
Похищение произошло спустя четыре дня после того, как Рашид Оздоев направил официальное представление на имя Генерального прокурора России, в котором были выдвинуты серьезные обвинения в адрес УФСБ Ингушетии. В том числе одно из обвинений касалось причастности ингушских чекистов к исчезновениям жителей республики...
По сведениям, полученным Борисом Оздоевым, его сына (или же человека, очень на него похожего) несколько дней спустя после похищения видели во владикавказском УФСБ. Еще через несколько дней, сильно избитого, — на главной военной базе федеральных сил в Ханкале. Далее Рашида Оздоева вроде бы привезли в Москву, где его следы окончательно теряются.
В начале апреля Борис Оздоев направил телеграмму сразу в три адреса: Путину, Патрушеву и Грызлову. В ней он потребовал "срочного вмешательства" и проведения необходимых мер по розыску его сына. Ответа не было и нет. Если, конечно, не считать ответом неоднократные "предупреждения", которые вслед за тем последовали. Борису Оздоеву недвусмысленно намекали: если он не прекратит свое расследование, ему придется несладко.
Однако бывший судья оказался не из пугливых.
•••
Разговор с Борисом Оздоевым начался не с последних событий. Борис Османович полагает — не без оснований, — что происходящее в регионе началось не вчера и даже не позавчера:
— Начинать нужно с 1991 года — с момента "привода" к власти Джохара Дудаева. В то время я был председателем Малгобекского городского суда, активно участвовал в создании Ингушской Республики и отделении ее от Чечни. Дудаева я хорошо знал, мы с ним выросли в Грозном на одной улице. Я всегда считал, что предлагаемый им путь ведет в никуда. И что наш маленький ингушский народ должен отмежеваться от курса, взятого Дудаевым.
В последний год у нас растет волна слухов об объединении с Чечней. Я читал закон, принятый Государственной думой еще в декабре 2001 года, — "Об объединении двух и более субъектов РФ". Этот закон будто специально для Ингушетии написан, Я уверен: объединение породило бы новый и гораздо более масштабный всплеск насилия на Северном Кавказе.
(Авторское отступление. Осенью 1992 года, во время осетино-ингушского конфликта, я был в Ингушетии. Хорошо помню приезд в Назрань Джохара Дудаева и его многочасовой разговор в Русланом Аушевым — тогдашним главой временной администрации Ингушетии. Разговор шел при закрытых дверях, но мне удалось узнать, что Дудаев настойчиво склонял Аушева к объединению, обещая взамен военную помощь в конфликте с Северной Осетией. Но уже тогда практически все в Ингушетии понимали, к чему в конечном итоге приведет эта помощь. Насколько мне известно, нынешний президент Ингушетии Мурат Зязиков также категорически против объединения с Чечней.)
— За все происходящее в республике, — продолжает Борис Оздоев, — должен нести ответственность ее руководитель. А о какой ответственности может идти речь, если наше УФСБ президенту Ингушетии не подчиняется? Начальник УФСБ генерал Коряков, когда он "под градусом" — а он "под градусом" часто,— говорит: "Я для вас Зязиков, я для вас президент, все будут выполнять мои указания. Я здесь никому не подчиняюсь!".
— Что вам удалось выяснить в связи с исчезновением вашего сына?
— Рашид — старший помощник прокурора республики, он помогал осуществлять надзор за органами ФСБ. У меня немало знакомых и друзей в правоохранительных органах, с их помощью я смог найти и "расколоть" офицера, который похищал моего сына. Сами же сотрудники ФСБ рассказали мне, что в ночь на 12 марта в их гараже появились темно-зеленые "Жигули" 99-й модели с нашим региональным номером. Таких у нас в регионе только две. Они спросили меня: "Случайно не ваша?". И рассказали, что за рулем "Нивы", которая протаранила автомобиль сына, сидел офицер ФСБ Руставел Султыгов.
Я поехал к нему, посадил в мою машину и сказал: "Ну-ка, парень, расскажи, как ты похитил моего сына". Он растерялся, молодой еще, 26 всего, и от неожиданности спросил: "Как вы на меня вышли?". А потом подробно рассказал, как все произошло.
Я ему говорю: "Завтра приеду к тебе со своими родственниками-стариками, ты тоже организуй своих близких родственников-стариков. Расскажешь все в их присутствии". Это у нас традиция такая.
Назавтра все собрались, Руставел повторил свой рассказ. Вопросы ему задавали и его отец, и дед, и дядя. Весь разговор был записан на диктофон.
— Вы говорили об этом Корякову?
— Конечно. Он ответил: "Вы ошибаетесь. И Султыгов ошибается". Я спрашиваю: "Что вами как федеральной структурой сделано по розыску моего сына?" — "А это, — говорит Коряков,— секрет".
После того как стало известно о том, что я "расколол" Султыгова, ко мне из Москвы приехала комиссия (это было на 16-й или 17-й день после исчезновения Рашида). Ее возглавлял заместитель начальника собственной безопасности ФСБ Сергей Абрашин. Я рассказал им, что, по моим сведениям, сын сейчас находится в Ханкале. Абрашин обещал проверить эту информацию и через 2 — 3 дня со мной встретиться, Так вот: он до сих пор со мной "встречается".
— Это Султыгов рассказал вам, что доставил вашего сына в Ханкалу?
— Нет. Он сказал, что доставил его только в УФСБ. Кстати. Все автомобили, въезжающие на территорию УФСБ в Назрани, фиксируются видеокамерами. Я неоднократно просил, чтобы была просмотрена видеозапись: въезжала ли туда машина моего сына с подбитым левым крылом? "Нива", которая таранила машину Рашида? "Газель", в которой его привезли?.. Но до сих пор запись никто не изъял и Султыгова никто не допросил.
У меня есть номера двух машин с "мигалками", которые Коряков, находясь во внутреннем дворе УФСБ, вызвал по мобильному телефону. Эти машины сопровождали "автозак" с Рашидом до Владикавказа.
— Вам удалось узнать, кто были те вооруженные парни в "Газели"?
— Да. Они из так называемого мобильного отряда, который базируется в Карабулаке. Отряд напрямую подчиняется Корякову.
— В чем, по-вашему, причина похищения Рашида?
— Полагаю, Рашиду стало известно о том, что Коряков и его люди получили информацию о готовящемся нападении террористов на Ингушетию. Но УФСБ если и ознакомило кого-то с этой информацией, то только свое начальство в Москве. Если это так, то становится понятным, почему боевикам сопротивлялись только ингушские милиционеры и пограничники.
— Может быть, и президент Ингушетии тоже...
— Понимаю, к чему вы клоните. Я знаю твердо: у Марата Зязикова подобной информации не было. Он человек честный, я ему верю. Знаю также, что именно президент Зязиков пытается противостоять тому беззаконию, которое творится в республике.
(Незадолго до событий 22 июня корреспондент из "Новой газеты" разговаривал с и.о. министра внутренних дел Ингушетии Абукаром Костоевым по поводу похищений людей в республике. Вот фрагмент этого интервью.
Костоев: — Похитители — военные. Это у них называется "спецмероприятие". Мы не можем запретить им действовать — тиков приказ по МВД России. Если у машины спецталон, досматривать ее мы не имеем права. Президент Зязиков нам приказал: досматривать всех под его ответственность, чтобы ни одна машина не въезжала в Ингушетию и не выезжала из нее без досмотра.
Корр.: — Откуда в основном едут тихие машины?
— Со стороны Чечни.
— Сколько машин со спецталонами остановили за последнее время?
— Вернули в Чечню 15 машин. Большинство были без номеров.
— Кем представлялись военные из этих машин?
— Главным образом офицерами ФСБ. Они шли на принцип, что подчиняться ним не должны. Мы тоже на принцип: пропустить не имеем права. Обычно они ссылаются на Корякова, главу ингушского УФСБ, что едут по согласованию с ним.
Напомню: Абукар Костоев погиб в ночь на 22 июня. Одним из первых...)
•••
Из конфиденциальных источников мне стало известно, что начальника УФСБ по Ингушетии генерал-майора Корякова в ближайшие дни должны отправить в отставку (или — на повышение?). Однако он все еще на том же посту. И, похоже, тучи над его головой начинают рассеиваться. Во всяком случае, г-н Коряков, артистически выдержав некоторую паузу, уже вовсю разглагольствует о том, что рейдом на Ингушетию якобы командовал Шамиль Басаев.
Ну если так, тогда конечно. Если сам неуловимый Басаев... Какие уж тут могут быть претензии к УФСБ и к его начальнику? ..
•••
Комментарий бывшего заместителя министра внутренних дел РФ, ныне председателя Комитета Государственной думы по безопасности Владимира Васильева.
— Не могу сказать, что я обладаю существенной информацией. В статье Марка Дейча многое для меня было новостью — в частности, участие в нападении на Ингушетию известного международного террориста Абу Кутейба.
Начну с Басаева.
С одной стороны, ему, конечно, уже все равно: одним терактом больше, одним меньше... А с другой — этим заявлением он приобретает в Ингушетии десятки "кровников": родственники погибших в ту ночь ингушей никогда ему этого не простят.
Причин для такого заявления, как мне кажется, у Басаева было две. Признать, что эту акцию осуществили некие международные террористы, означало бы для него существенное сокращение финансирования, поступающего из-за рубежа. Кроме того, им руководила, по-моему, своего рода рекламная цель: мол, вот он я, живой и здоровый, у меня много оружия и вполне достаточно людей, готовых на все.
Теперь относительно финансирования. Да, оно идет, в том числе из Москвы, мы об этом знаем. Но ситуация тут непростая. Во многих регионах России есть чеченская диаспора, ее члены — вполне достойные люди, не имеющие никакого отношения к терроризму. Многие приезжают в Россию на заработки. Все они часть денег отправляют в Чечню, чтобы поддержать родственников, — среди кавказцев это вообще принято. И вот уже там, в Чечне, переправленные туда деньги "перераспределяются": часть используется на закупку оружия, на подрывную литературу. Определить, что куда идет, очень сложно, это тонкая материя, простым арифметическим действиям она не поддается. Заниматься этим необходимо, но так, чтобы не наломать дров.
И последнее. Я не исключаю, что цель нападения на Ингушетию заключалась в том, чтобы дискредитировать президента Зязикова. Для многих на Северном Кавказе он неудобен. Он неудобен для части тамошней политической элиты, для криминала, для бандитского подполья. Не секрет также, что в отношениях между президентом Ингушетии и некоторыми федералами есть определенный холодок. Потому что Зязиков настроен быть хозяином своей земли, отвечающим за все, что там происходит.

Марк Дейч

Неистовое холуйство,

Или Лизоблюды на марше.


Помощник президента Сергей Ястржембский как-то сообщил всем интересующимся: "Владимир Путин не одобряет попытки популяризации его личности, в частности, с помощью массового изготовления портретов и скульптурных бюстов. Президенту это не нравится". Ну в том, что касается "популяризации", мы и против воли президента можем пойти. На такую "независимость" нас вполне хватит...
Руководитель информационно-аналитического центра "Панорама" Владимир Прибыловский собрал замечательную коллекцию высказываний в адрес президента. Причем высказывания не абы какие, но непременно льстивые. Даже, я бы сказал, панегирического свойства. И хотя коллекция эта, понятное дело, далеко не полная, впечатление она производит сногсшибательное. Похоже, что независимое суждение (не говоря уж о критическом) — не наша стихия. Нам больше по душе откровенная лесть и дебильный восторг. С ними нам как-то спокойнее. И от начальства, глядишь, что-нибудь да перепадет...

— Да, положа руку на сердце и взяв православного бога в свидетели, мы громко и торжественно заявляем: мы холуи и гордимся этим!
Варфоломей Зайцев, 1877 г.

Начнем со стихов.
Владимир Путин — он Россию возродил,
Объединил умело все народы.
Политик, гениальный от природы,
И у него на все хватает сил.

Владимир Путин — самый светлый Гений
И самый лучший на планете Человек.

Вирши называются "Гениальный политик", опубликованы они в газете "Президент третьего тысячелетия" (есть, оказывается, и такая!).
Другие стихи предназначены для исполнения под музыку. Иначе говоря, это песни. Одна из них, в исполнении группы девушек невинного возраста, весьма нынче популярна: "Хочу такого, как Путин". Другая — менее известна, она называется "Гулливер". Может быть, в ней, как и в предыдущей, можно углядеть толику иронии, однако эту толику скорее всего придумываем мы сами. Чтобы не было совсем уж стыдно.
Путин! Наш добрый Путин!
Ты не Распутин, но Жанна д'Арк!
Путин!
Наш милый Пути –
Не лилипутин, но Гулливер!

Он не ходит в кабак,
Уважает собак,
Целый день напролет он не курит, не пьет,
Посещает спортзал,
Тренируется в тире,
Террористов говенных мочит прямо в сортире!

А некий студент из города Челябинска сочинил что-то вроде оды
— "Песню о Президенте":
Ты скажи мне, Россия, ты ответь на вопрос:
Почему президенту ты веришь?
И, смотря на него, ты не чувствуешь слез,
И душой за него ты болеешь?
Все плохое уйдет, и вернется рассвет,
Тот, который мы все долго ждали.
Это наш президент, это наш президент,
Россияне его поддержали.

С этими стишатами вышел забавный казус. Их процитировал в своей статье корреспондент берлинской газеты "Tageszeitung", утверждая: "Ким Ир Путин разрешает себя прославлять". Студент подал на корреспондента в суд, требуя: опровержения (поскольку, дескать, в его оде речь идет "об абстрактном главе государства как воплощении силы и независимости государства"), возмещения морального ущерба (в размере 300 тысяч рублей), а также отмены аккредитации и высылки немецкого журналиста из России. Суд продолжался почти год, причем бедный студент, живущий на стипендию, многократно приезжал в Москву на слушания — вояжи оплачивали ему некие "московские друзья-бизнесмены".
В конце концов суд в иске отказал. Зато какая теперь карьера открывается перед тем студентом!..
Более известный поэт, "архикардинал Ордена куртуазных маньеристов" Вадим Пеленягрэ, написал песню, в которой есть такие строки:
А в чистом поле — система "Град", За нами Путин и Сталинград...
Очень куртуазно.
• • •
В нашем лизоблюдском арсенале не только стихи и песни. Портреты Путина имеются на коврах, гобеленах, часах и даже на фальшивых купюрах. А еще есть эскимо "Президент" и сорт помидоров "Владимир Путин".
В городе Изборске (Псковская область) директор местного музея-заповедника изобрел туристический маршрут "Прогулка по местам пребывания в Изборске президента Владимира Владимировича Путина". Стоимость экскурсии необременительная — 45 рублей. Длится она полтора часа — именно столько президент провел в Изборске. Путешествуя вместе с туристами "по путинским местам", экскурсовод рассказывает: вот тут Владимир Владимирович осматривал старинную крепость, там — общался с местными жителями, а здесь он пробовал малосольные огурцы, угощался блинами и пил воду из родника.
Ювелир из Челябинской области наладил выпуск значков и медальонов из меди, серебра и золота с профилем Путина. Но дело вроде бы идет не слишком хорошо: покупают в основном медные изделия, а прочие — не очень, по причине их дороговизны.
Почему-то именно Челябинская область проявила особые способности в деле возвеличивания президента. В Магнитогорске отлили бюст Путина из чугуна (сам не видел, но могу себе представить этого чугунного Путина). Тот самый студент с его одой, о которых я писал выше, — из Челябинска. Челябинский же хлебозавод стал выпускать торт "Наполеон" с портретом В.В. на коробке. А селекционер-любитель все из того же Челябинска подал заявку на регистрацию выведенного им сорта помидоров "Владимир Путин" (каждая помидорина — полтора килограмма).
Может быть, там, вокруг Челябинска, какая-то природная аномалия?
Две студентки из Челябинска попытались внести в эту аномалию чуть-чуть юмора. Или даже иронии. Они открыли кафе-бар "Путин". На стенах — разнообразные портреты президента, в меню — шашлык "Вертикаль власти" (7 кусков мяса — по числу федеральных округов), квас "Кремлевский" (на хрене), молочный коктейль "Когда Вовочка был маленький" и сухарики "ВВП"...
У посетителей кафе имело успех. Но не у челябинских властей, которые настоятельно "посоветовали" девушкам сменить название. О том же говорил с ними федеральный инспектор г-н Третьяков, специально вызвав их к себе на беседу. В результате кафе "Путин" просуществовало месяц, после чего стало называться "Пепси". Правда, челябинцы называли его по-прежнему: "Путин". Тем более что шашлык и коктейль оставались в меню под теми же названиями, а в ближайшем будущем должна была появиться отбивная "Борис Березовский".
"Не вняли", — решили, по-видимому, челябинские власти предержащие и напустили на кафе инспекторов из госпожарнадзора и санэпидстанции. Инспектора приходили не часто, но и не слишком редко: примерно через день. Спустя пару месяцев девушки выставили кафе на продажу.
Вот уж поистине: если у людей нет чувства юмора, у них хотя бы должно быть чувство, что у них нет чувства юмора. Впрочем, если речь идет о президенте — какой уж тут юмор! ..
Немалую лепту внесла в "путиниану" и наша новая отечественная литература. Вот лишь некоторые названия вышедших книг:
"Владимир Путин. История жизни. Книга первая"; "Владимир Путин. Дорога к власти. Книга вторая"; "Спасет ли Россию президент Путин?"; "Воспоминания о будущем президенте"; "Юрий Андропов и Владимир Путин. На пути к возрождению"; "Загадка Путина"; "Время Путина"; "Владимир Путин — действующий президент"; "Владимир Путин — последний шанс России".
Разнообразием эти книги не отличаются. Диапазон характеристик: от "выдающийся политик" до шварцевского "Вы, ваше величество, гений. Светило!".
• • •
Президент Ингушетии Мурат Зязиков (бывший чекист) назвал именем Путина улицу в ингушском селе Ольгетти.
После краткого пребывания Путина в поселке Славянка (Приморский край) там появилась мемориальная доска. В честь, сами понимаете, вышеупомянутого пребывания. За всю историю России это был второй случай, когда высшее лицо государства посетило эти неблизкие места. Первым был государь-император Николай II. Тогда, правда, никому не пришло в голову увековечить высочайшее посещение мемориальной доской.
Губернатор Ростовской области Владимир Чуб распорядился построить в поселке Красный Сад храм — "в честь членов семьи Романовых и в память избрания Владимира Путина президентом".
Летом минувшего года в Москве состоялся форум сторонников "Единой России". Сторонников-делегатов было три с половиной тысячи, и после торжественного открытия работа форума продолжилась по секциям. Секций было 10, в каждой — своя тема. К примеру: секция муниципальных и государственных служащих, тема — "Вести верную политику"; секция военнослужащих, тема — "Верность воина присяге".
Вы не поняли? А вот еще: секция предпринимателей, тема — "Вместе всегда победим"; секция сельскохозяйственных работников, тема — "Встанем, вспашем, посеем"...
Опять не поняли? Тогда обратите внимание на начальные буквы названий тем: в каждой из десяти секций они складываются в аббревиатуру ВВП.
И ведь кто-то придумывал этот лакейский бред. Небось еще и деньги за него получил."Встанем-вспашем-посеем..."
После этого можно уже не удивляться тому, что житель города Томска, 19-летний Андрей Александрович Волохов, сменил свое отчество на "Владимирович", а фамилию — на "Путин". Свое решение Андрей Владимирович Путин объяснил тем, что он "видит в президенте идеального отца и постарается воспитать из себя идеального сына".
• • •
Чиновники и разномастные "общественные деятели" тоже небось рады бы объявить себя сынками такого папы. Однако — или возраст не позволяет, или опасения гложут: не потеряться бы в этом сонме детишек. Поэтому весь этот люд словно соревнуется между собой: кто громче и затейливее прославит нынешнего президента.
"Весну мы всегда связываем с пробуждением природы. Нынешняя весна особенная. Она связана с Вашим именем, Владимир Владимирович! "
Это вице-спикер Совета Федерации г-н Николаев так высказался. Не бог весть что, конечно. Но все-таки. Путин как олицетворение пробуждающейся природы. Внушает.
Спикер того же Совета г-н Миронов тоже отметился: "На всю жизнь запомнился стиль работы Путина с законодательным органом власти. Стиль просто замечательный, надо рекомендовать его всем на все времена".
Но этого "всем на все времена" г-ну Миронову, по-видимому, показалось недостаточно, и вскоре он вновь отметился. Заявил о необходимости продлить срок полномочий президента до семи лет.
Определилась со своими надеждами и часть православного духовенства. Престарелый священник Дмитрий Дудко объявил:
"Я сейчас очень надеюсь на Владимира Путина. Мне он многим напоминает Иосифа Сталина. И Путин, надеюсь, пойдет тем же путем. Его трудно понять, много еще плохого делается в стране. Но Сталин тоже не сразу стал решительным".
Надо очень сильно не любить свою страну, чтобы пожелать ей еще одного Сталина. Впрочем, привычка — вторая натура. В особенности если речь идет о привычке к рабству.
..Чем дальше от Москвы, тем неистовее холуйство. Причина понятна: хочется, чтобы заметили. Пожалуй, всех переплюнул некий профсоюзный деятель из Новосибирска, г-н Бобаков:
"На Руси все Владимиры были мудрыми — от Владимира Красное Солнышко и Владимира Мономаха до Владимира Ильича. А Вы мудры на генетическом уровне, потому что Вы Владимир Владимирович".
Этот г-н никому не оставил свободного места на президенте. Все вылизал сам.
Порой холуйство принимает форму защиты президента от "клеветнических измышлений". Группа профессоров-юристов Санкт-Петербургского университета (В.Путин — его выпускник) во главе с ректором, г-жой Вербицкой, потребовала принять закон "О чести и достоинстве президента". Что-то вроде древнеримского закона "Об оскорблении величия". Требование, хоть и облеченное в юридическую форму, было столь откровенно лизоблюдским, что Путину пришлось публично заявить: ни о чем подобном он не просил. Тем не менее г-жа Вербицкая и ее коллеги стали доверенными лицами кандидата на пост президента.
Я почему-то уверен, что Владимир Путин не сам составлял список своих доверенных лиц. Так ведь среди президентского окружения лизоблюды тоже встречаются.
• • •
По-видимому, я все-таки оптимист. Мне кажется, что Путину не очень-то нравятся все эти верноподданнические излияния. У него, по-моему, есть чувство иронии и даже самоиронии. Чего у него нет — так это других сограждан.
...К 50-летию президента московские ювелиры преподнесли Владимиру Путину точную копию шапки Мономаха.
С трудом, но еще можно было бы понять, если бы "шапка", будучи точной копией, задумывалась как искусная, но все же подделка: позолота вместо золота, стразы и самоцветы — вместо алмазов и других драгоценных камней, украшающих оригинал. Но это — вряд ли. Наше верноподданническое чувство такого не допускает. И если так - представляю себе, сколько стоит эта "точная копия". Вернее — не представляю. Но думаю, что на эти деньги несколько детских домов вполне сносно просуществовали бы не один год.
Церемонию вручения "шапки Мономаха" мельком показали по одному из телеканалов. Было заметно, что юбиляру не по себе от этого "скромного подарка". И в этой неловкости — хотя бы некоторая для нас надежда.

Марк Дейч

Заказ на Юкос

«Капиталистическая гидра» обезглавлена. Что дальше?


Пришел старик к синему морю, стал кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
"Чего тебе надобно, старче?"
"Хочу, — говорит старик, — быть молодым, здоровым, чтобы было у меня много денег и чтобы я сидел и ничего не делал".
"Иди себе с Богом", — грустно сказала ему золотая рыбка.
Вернулся старик в свою землянку и лег спать.
Наутро проснулся, а он — Ходорковский.


Похоже, что Эвенкия, где зимой столбик термометра опускается ниже 60 градусов, вновь вымерзнет. Нет, не в буквальном смысле. В социальном. В конце прошлого столетия эта участь постигла многие районы Севера. Там ничего не ремонтировалось и тем более — не строилось. Жизнь была заморожена, в том числе и в Эвенкии. Традиционно эвенки выращивали оленей, которых еще 20 лет назад было белее 20 тысяч. К концу 90-х оленей там осталось — 2 тысячи. В 2001-м в Эвенкию пришел ЮКОС. В соседней Якутии компания закупила тысячу оленей и на самолете перевезли их в Эвенкию. ЮКОС оснастил компьютерами и доступом в Интернет учебные заведения республики, платит студентам стипендии, оплачивает проезд тем, кто учится в других регионах России. Многие города и поселки Эвенкии получили от компании современное медицинское оборудование, за счет ЮКОСа здесь ремонтируются школы и больницы. Дети в школах и детских садах наконец смогли пользоваться нормальными теплыми туалетами. Благодаря налогам, выплачиваемым ЮКОСом, республика утроила расходы на социальные нужды. А между тем в Эвенкии компания даже не качает нефть. С приходом ЮКОСа жителей Эвенкии охватила эйфория, Ныне она сменилась тревожным ожиданием разгрома компании. "Без нее мы прямиком вернемся в каменный век", — сказал заместитель директора местной телефонной станции.
Разгром компании начался вполне обыденно. 19 июня прошлого года был арестован начальник отдела экономической безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин. Его обвинили в двойном убийстве, совершенном в Тамбове в 2002 году.
Казалось бы — вполне заурядная (по нашим временам, конечно) уголовщина. Но это только казалось. Дело в том, что на момент убийства у Пичугина было стопроцентное алиби: он находился в Москве, это могли бы подтвердить два десятка свидетелей.
Могли, но не подтверждают. Потому что Генпрокуратуру алиби Пичугина не интересует. А что же ее, Генпрокуратуру, интересует? А вот что: следователи пытались выбить из подследственного показания на крупнейших акционеров ЮКОСа.
Далее дело Пичугина развивалось (и продолжает развиваться) по накатанной схеме. Басманный суд Москвы неоднократно отказывался выпустить подследственного под подписку о невыезде и денежный залог в три миллиона рублей (родственники Пичугина собирали деньги у всех своих знакомых), а также под личные поручительства депутата Госдумы и генерала МВД. Тогда-то в столице появилось выражение "басманное правосудие".
Правозащитники и адвокаты обвинили следователей Генпрокуратуры в применении к Пичугину психотропных средств. По-видимому, в ответ на это обвинение следователь вызвал на допрос исповедника Пичугина — отца Иоанна.
Со времен ЧК тайна исповеди не дает покоя нашим следователям.
Алексей Пичугин отказался участвовать в каких бы то ни было следственных действиях. А Генпрокуратуре того и нужно: хлопот меньше. И вот так, без хлопот и без участия подследственного, в конце января следствие благополучно завершилось. Теперь дело за судом. Одна надежда — чтобы не за Басманным.
• • •
Но это, повторю, было только началом. ' Дальнейшие события приняли лавинообразный характер.
3 июля все тот же Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест председателя совета директоров международного финансового объединения "Менатеп", владельца 7-процентного пакета акций ЮКОСа Платона Лебедева. Его обвинили в хищении, а спустя несколько дней — еще и в уклонении от уплаты налогов. Все, сами понимаете, в особо крупных размерах.
В тюрьму Лебедева привезли прямо с больничной койки. В сентябре (удивительная прыть обычно никуда не спешащей Генпрокуратуры) предварительное следствие было уже закончено: 146 томов. В который уж раз адвокаты обратились с ходатайством в суд: выпустить обвиняемого под подписку о невыезде — чтобы хоть читать все эти тома в нормальной обстановке. Последовал очередной вполне ожидаемый отказ. Причем медицинские документы, свидетельствующие "о хронических заболеваниях Платона Лебедева, не позволяющих ему находиться под стражей", суд счел не заслуживающими внимания и к делу не приобщил.
Сразу после ареста Лебедева все пошло по нарастающей.
• • •
Обыск в здании архива ЮКОСа, причем постановление об обыске не предъявлено. Проведены многократные обыски — и с многократными же нарушениями — в компаниях ЮКОС-Лизинг и ЮКОС-Москва. На все жалобы адвокатов Басманный суд Москвы не реагировал.
В цепи этих "оперативных мероприятий" особо отмечу обыск в детском лицее-интернате в подмосковном Коралове. Этот интернат содержится на деньги ЮКОСа.
3 октября минувшего года интернат был окружен вооруженными людьми. На сей раз было предъявлено постановление на обыск, подписанное первым заместителем генпрокурора г-ном Бирюковым. Что же искали в интернате сотрудники Генпрокуратуры при поддержке вооруженных до зубов спецслужбистов? Материалы об уклонении ЮКОСом от уплаты налогов — дескать, эти данные могли сохраниться в стареньком компьютере, давным-давно привезенном в интернат из ЮКОСа. Додуматься до такого мог только шибко умный прокурор.
И что же улов? Прямо скажем, небогатый. Перво-наперво — служебная переписка относительно постройки при интернате прачечной. Ну и прочее в том же духе.
В интернате учатся 125 детей. Главным образом — сироты. Многих из них, потерявших родителей в "горячих точках", вывозили оттуда на военных вертолетах. Есть дети погибших пограничников, среди них — сын генерала Гамова. Здесь живет и учится мальчик, оставшийся круглым сиротой после трагедии "Норд-Оста"... После налета детей пришлось приводить в чувство, многие были сильно напуганы. "Нас закроют?" — спрашивали они воспитателей.
В те же дни состоялся "визит" офицеров Центрального управления ФСБ в школу, где учится дочь Михаила Ходорковского. Пришли они якобы для проверки готовности школы к противодействию террористам. Ни до, ни после этого посещения, а также ни в одной другой московской школе никаких "антитеррористических проверок" не проводилось.
Впрочем, не проводилась она и здесь. Визитеры проследовали в школьную канцелярию, где потребовали личные дела учеников в возрасте от 11 до 13 лет. Насте Ходорковской исполнилось 13.
У этой чекистской традиции — многолетняя история. В первые годы советской власти семьи "социально чуждых "истреблялись под корень. Позднее, когда чекисты получили сталинское разъяснение — "сын за отца не отвечает", — появились специальные лагеря для "детей врагов народа". Во времена Брежнева — Андропова, с разгулом демократии, детишек и вовсе сажать перестали. Опекали только. Вот так же приходили в школы, где учились дети инакомыслящих, интересовались их отметками, поведением, высказываниями по "политическим вопросам". Словом, давали понять родителям: имейте в виду, ваши детишки — вот они, ежели что — вы хоть не себя, так их пожалейте...
Сейчас, похоже, происходит то же самое. И удивляться тут нечему: мы ведь нашей преемственностью традиций очень даже гордимся.
• • •
Ходорковский не внял. Слава Богу, с его дочерью ничего не случилось. Взялись за папу.
Глава ЮКОСа был арестован 25 октября. Ордер выдал все тот же Басманный суд. Предлог для взятия под стражу: Ходорковский, мол, может скрыться от нашего гуманного правосудия. Чтобы не скрылся, его арестовали в Новосибирске, где олигарх в тот момент находился (заметьте: не где-нибудь на Канарах, а в Новосибирске), этапировали в Москву и посадили в "Матросскую Тишину". Его обвиняют в нарушении семи статей Уголовного кодекса.
Кроме того.
Генпрокуратура предъявила обвинение члену совета директоров компании ЮКОС-Москва Василию Шахновскому в уклонении от уплаты налогов. Шахновский виновным себя не признал. Но тем не менее заблаговременно деньги в казну внес. Осудить-то его все равно осудили. Дали один год лишения свободы, а потом освободили от отбывания срока из-за отсутствия угрозы обществу.
А если у человека — и к тому же невиновного — нет денег, чтобы откупиться?
Один из совладельцев ЮКОСа, президент фонда "Открытая Россия" Леонид Невзлин сейчас в Израиле. Фонд, в частности, субсидировал Российский государственный гуманитарный университет, преподаватели которого наконец-то начали получать достойную зарплату. Министерство образования РФ заставило руководство университета отказаться от субсидий.
В настоящее время Леонид Невзлин и еще двое крупнейших акционеров ЮКОСа объявлены Генпрокуратурой в международный розыск, хотя никто из них и не думает скрываться. Не означает ли сие начало разгрома крупнейшей компании страны?
Не означает, скажете вы. Кого-то арестовали, кого-то разыскивают... Это еще ни о чем не говорит.
Что ж, пойдем дальше.
• • •
В Ханты-Мансийском автономном округе началась комплексная проверка ОАО "Юганскнефтегаз" — самой крупной дочерней компании ЮКОСа. Спустя два месяца (видимо, не найдя ничего предосудительного) сотрудники управления радиационной безопасности этого округа начали внеплановую проверку "соблюдения норм радиационной безопасности на месторождениях ЮКОСа".
Не там, так туг. Глядишь, чего-нибудь и раскопают.
А кое-где уже и раскопали.
В Ямало-Ненецком автономном округе нашлись серьезные нарушения в работе добывающих предприятий ЮКОСа. По утверждению прокуратуры округа, "выявленные нарушения касаются недостаточно активного освоения месторождения и воспроизводства природных ресурсов".
Стало быть, недостаточно активно качают нефть. А недостаточно активное воспроизводство природных ресурсов" — это как? По мнению ямало-ненецких прокуроров, нужно, по-видимому, в те скважины, по мере их опустения, опять закачивать нефть. Для воспроизводства.
В Якутии местное министерство сельского хозяйства обнаружило ужасающие нарушения в работе подсобных хозяйств дочерних компаний ЮКОСа. Нарушения, стало быть, такие: "В подсобных хозяйствах подсосные свиноматки находятся в общих станках, а крольчихи содержатся вместе с кролами, что недопустимо. Случка бессистемная, зоотехнический учет отсутствует".
Случка, видите ли, бессистемная.
Министерство природных ресурсов РФ приказом от 31 декабря минувшего года (новогодний подарок!) обязало дочернюю компанию ЮКОСа на Ямале "озеленить территорию Самбургского лицензионного участка в срок до 2 февраля 2004 года". В случае невыполнения данного приказа "виновный будет привлечен к ответственности согласно действующему законодательству". Между прочим, в феврале на Ямале столбик термометра обычно опускается до минус 60 градусов. Да и среднегодовая температура там отрицательная. В этих условиях "озеленение"тундры — задача, мягко говоря, идиотская.
Конечно, эти примеры атак на ЮКОС анекдотические. Однако происходило кое-что и не столь смешное.
Министерство природных ресурсов РФ объявило о проверке объектов ЮКОСа в Оренбургской области. Более того: министр сего ведомства заявил о возможности "превентивного отзыва лицензий" у ЮКОСа.
"Превентивно" — это мы любим.
Правда, Президент страны высказался в том смысле, что "не видит причин" для отзыва лицензий у ЮКОСа. "Я рассчитываю,— сказал он, — что правительство воздержится от шагов подобного рода". Еще жестче выразился премьер-министр: "В отношении создания атмосферы угроз вокруг ЮКОСа считаю ее недопустимой, и министр (природных ресурсов. — М.Д.) получил и получит указания на этот счет".
Забавно. Президент "не видит причин", председатель правительства дает "указания на этот счет", а министр все это игнорирует и приказывает озеленять тундру. С чего бы это?
Между тем Генпрокуратура возбудила еще одно уголовное дело против ЮКОСа" по факту расчетов с бюджетом" ОАО "Томскнефть ВНК" через банк МЕНАТЕП. Следователи прокуратуры Томской области прибыли в командировку в Москву для "выемки документов" в центральном офисе ЮКОСа. Несмотря на то, что два года назад компания, получив высокую прибыль, перечислила в бюджет сумму денег, эквивалентную налоговым платежам, которые зависли на счетах обанкротившегося банка МЕНАТЕП в 1999 году.
В Самаре арестован председатель совета директоров Куйбышевского нефтеперерабатывающего завода компании ЮКОС по стандартному обвинению в уклонении от уплаты налогов. Правда, вскоре арестованного освободили — прямо в зале суда в связи с "недоказанностью". Тут у Генпрокуратуры вышла явная недоработка.
Однако еще не все для нее — Генпрокуратуры — потеряно. Возбуждены два новых уголовных дела: против руководителей региональных подразделений ЮКОСа...
Все это время адвокаты компании, фиксируя многочисленные нарушения Генпрокуратурой Уголовно-процессуального кодекса, пытались протестовать, заявляли Соответствующие ходатайства. Все эти ходатайства Басманный суд оставил без внимания.
А может быть, прав Басманный суд? Может быть, наша прокуратура всегда действует строго в соответствии с законом?
Вы, граждане, в это верите?
• • •
"Российский бизнес в целом понимает проблему, связанную с ЮКОСом, — заметил Владимир Путин. — Российский бизнес становится все более патриотичным".
Конечно, понимает. И становится. А куда ему деваться? Не все готовы поставить на карту свое благополучие и тем более - свободу, как это сделал Ходорковский.
Только вот "патриотичность" здесь понимается по-другому. Получается, образовательные программы, запущенные ЮКОСом и отрывающие подростков от улицы, непатриотичны. А воспитание сирот в детском доме — это тоже против интересов страны? Патриотичность подменяется здесь политическим лизоблюдством.
Он, бизнес, предупрежден. И не только арестом главы ЮКОСа, но и совершенно прозрачными намеками руководства Генеральной прокуратуры.
Сакраментальный вопрос "Кто виноват?" для заместителя Генпрокурора г-на Колесникова вовсе не вопрос. Виноваты, понятное дело, олигархи вообще и Ходорковский с его ЮКОСом в частности. Именно из-за них простые россияне недополучают свои зарплаты и пенсии, а беспризорные дети "нюхают клей на улицах".
Любопытно, что в данном конкретном случае речь идет о компании, на чьих предприятиях — одни из самых высоких в стране зарплат. О компании, которая обеспечивает стипендиями многих студентов и содержит интернаты для детей-сирот.
"Те, кто еще не сидит, должны призадуматься — чем же они занимаются в итоге", — предостерег заместитель Генпрокурора.
Как вы думаете: уловил ли российский бизнес этот намек?
Для тех, кто еще не уловил, г-н Колесников расщедрился на дополнительные разъяснения. Дескать, ежели вина Ходорковского будет доказана, олигарху грозит 10 лет тюрьмы. "К сожалению, больше мы ему дать не можем", — огорчено заключил заместитель Генпрокурора.
Это "мы" дорогого стоит. В качестве наглядной иллюстрации независимости наших судов.
• • •
Оно конечно: ситуация с ЮКОСом — наше сугубо внутреннее дело. А все-таки любопытно: что они там, на Западе, в этой связи про нас думают?
Как выясняется, ничего хорошего. Нам, понятное дело, ихнее мнение до лампочки. Мы все еще — "одна шестая часть суши" (или какая там нынче — одна седьмая?), а наша армия, топя свои подлодки и замораживая до смерти своих новобранцев, якобы по-прежнему всех сильней "от тайги до британских морей". Но все-таки — интересно. К тому же мы вроде бы уже не за "железным занавесом" живем, не в безвоздушном пространстве...
Полистаем немного тамошнюю прессу.
"The Financial Times", Великобритания: "Москва дрожит от страха, который вызван решением президента Путина упрятать в тюрьму богатейшего человека России Михаила Ходорковского и наложить арест на его пакет акций компании ЮКОС. Публичная демонстрация власти государственных прокуроров несет в себе безошибочный отзвук коммунистических времен.
Есть достаточно смелые люди, которые предостерегают г-на Путина, чтобы тот не заходил слишком далеко. Таков, в частности, премьер-министр Михаил Касьянов, который выразил "глубокую озабоченность" в связи с расследованиями против ЮКОСа. Однако справиться с последствиями событий будет нелегко. От Балтийского моря до Тихого океана Кремль запустил машину, которая с возрастающей скоростью устремляется к тоталитарному правлению.
В государственной администрации несколько человек обогатились благодаря коррумпированному сотрудничеству с олигархами. Остальные обозлились, видя, что рушится мир, в котором они господствовали. Особенно остро почувствовал эти перемены КГБ, считавшийся элитой старого порядка. "КГБ больше других потерял в результате процесса приватизации", — считает российский социолог Ольга Крыштановская.
Приободренные государственные чиновники и сотрудники правоохранительных органов вместе с действующими и бывшими офицерами Вооруженных Сил, которых сегодня именуют "силовиками", заняли множество ключевых должностей в правительстве и впервые выступают в качестве единой силы.
Нападки на олигархов приносят политическую популярность. Судя по опросам общественного мнения, подавляющее большинство россиян думают, будто все самые богатые люди страны приобрели свои состояния криминальными способами и поэтому их нужно преследовать в уголовном порядке. Вполне возможно, что г-н Путин использует эти настроения, чтобы перед выборами укрепить свой рейтинг.
Однако президент Путин, возможно, начал то, что уже не в силах остановить. По всей России "силовики" стали сводить счеты с представителями бизнеса — как большого, так и малого. Недаром богатые россияне ускоренными темпами переводят свои капиталы за границу. Что касается долговременных последствий, Россия — не такая страна, которая может легко совладать с авторитарным правлением. В ней нет глубоких демократических традиций, она готова подчиняться власти и страшится стука в дверь".
"The Guardian", Великобритания:
"Одна из теорий, объясняющих арест российского олигарха Михаила Ходорковского и замораживание контрольного пакета акций ЮКОСа, является опасно наивной. Согласно этой упрощенной теории, г-н Ходорковский сам навлек на себя неприятности — занявшись политикой, вместо того чтобы продолжать заниматься бизнесом. Больше же никто политикой не занимается, вопрос о новой национализации в повестке дня не стоит, и поэтому никому (кроме г-на Ходорковского и некоторых его коллег) беспокоиться не стоит.
Однако западные инвесторы, размышляющие о вложении средств в Россию, а также и российские инвесторы, раздумывающие о возвращении на родину вывезенных ранее капиталов, наверняка считают, что арест Ходорковского под дулами автоматов совсем не похож на то, что они считали верховенством закона".
"Berliner Zeitung", Германия:
гигантская империя вновь двинулась вспять. Был арестован олигарх Михаил Ходорковский, разгромлен нефтяной концерн ЮКОС-Сибнефть, по указанию Кремля происходили манипуляции в ходе парламентских выборов.
По мнению Сергея Хенке, эксперта по Восточной Европе из правительства Бранденбурга, диагноз однозначен: парламентская демократия в России умерла, Путин является продолжателем традиций царской империи и Советского Союза.
Его образ действий в отношении Ходорковского восстанавливает прежнюю иерархию: экономика в своей основе подчинена государству и обслуживает потребности государства при полном пренебрежении интересами частных лиц. В России всегда было так. Торговля и промышленность в этой стране зарождались не как в Западной Европе — независимо от центральной власти, а всегда под ее надзором".
"Der Standard", Австрия:
"40-летнего предпринимателя Михаила Ходорковского пришлось убрать не потому, что он, как и все олигархи, после распада советской системы заработал свои "первые миллионы" сомнительным путем, а потому, что он, продемонстрировав блестящие успехи, публично выступил против разрастающейся коррупции, и не в последнюю очередь по той причине, что хотел создания гражданского общества путем поддержки оппозиционных организаций. Короче говоря, он, будучи богатым, решительным, располагающим обширными связями, стал представлять опасность для клана Путина, добивающегося полного соития бизнеса и власти".
"The Financial Times", Великобритания:
"Александр Яковлев, один из авторов теории гласности, который способствовал переводу России на рельсы демократических реформ, пытается понять, почему через 12 лет после распада Советского Союза его страна проголосовала за националистов, чиновников и коммунистов. "Эти выборы явились серьезным поражением для демократии в России, — говорит г-н Яковлев. — Чиновники и аппаратчики захватили власть в нашей стране. Сегодня у нас воцарилась диктатура чиновника, который уже не ожидает команд сверху, но сам является диктатором. Представляется, что гигантская статуя Сталина размерами со страну была расколота на тысячи мелких кусков, или маленьких диктаторов, бывших членов советской "номенклатуры", которые быстренько приспособились к новым порядкам и сегодня заседают в парламенте — институте, который они ненавидели всего несколько дней назад. Эти люди запрограммированы на борьбу со свободами".
Свои взгляды г-н Яковлев убедительно проиллюстрировал примерами избирательных кампаний всех выигравших партий: "Заметьте, ни одна из них даже не упомянула слово "свобода", все лозунги касались запретов, арестов и наказаний".
Г-н Яковлев возлагает значительную долю ответственности на Владимира Путина, чьи идеи "сильной государственной власти" и "порядка" трансформировались в возрастающее влияние военных и сотрудников секретных служб."Военные поняли "порядок" как всё новые ракеты, всё новые танки и всё новые деньги. Чиновники поняли его как всё новые властные полномочия в отношениях со свободными предпринимателями или с демократией, Это восстановление прежних порядков под лозунгом стабилизации".
Александр Яковлев озабочен количеством власти, которая сосредоточена в руках г-на Путина и его администрации. "Кремлевская администрация призвана всего лишь помогать президенту. Вместо этого она превратилась в невыборный орган реальной власти — нечто вроде того, чем был ЦК КПСС. Путин сегодня имеет возможность проводить любой политический курс, а мы все являемся заложниками президента".
Г-н Яковлев считает, что страх и безразличие — две самые опасные болезни современного российского общества. Особенно его удручает то обстоятельство, что примерно 44% населения России не участвовали в парламентских выборах. "Они думают, что политика никак не влияет на их жизнь. Они ошибаются. Можно изолировать себя от демократической власти, но нельзя изолировать себя от власти тоталитарной".
• • •
Михаил Ходорковский подготовил иск в Европейский суд по правам человека против российских властей. Он обвиняет власти в незаконном аресте, нарушении его права на защиту, а также в незаконном проведении судебных слушаний по его делу в закрытом режиме.
Стремление Ходорковского пройти свой путь до конца вызывает уважение. А ведь мог бы спокойно жить себе где-нибудь на Майорке или на Канарах, безо всяких волнений и тюремных нар... К сожалению, его упование на Европейский суд кажется мне чрезмерным. Какая Европа, какой суд? У нас ведь уже есть один. Басманный. Вполне достаточно.
Александр Яковлев подметил абсолютно точно: представители ни одной из победивших партий в своих предвыборных кампаниях ни разу не произнесли слово "свобода". Но не только. Выражение "права человека" тоже напрочь отсутствовало в их лексиконе. А почему?
Да потому что не нужны нам эти досадные мелочи. Ни свобода не нужна, ни права человека.

Марк Дейч

Пересечение параллельных линий,

или к чему приводит беспорядок в одежде


Совпадения бывают разные. К примеру, символические. Вот, скажем, три знаменитых русских правителя. А лучше сказать — управителя, потому как управлялись они с нашей отчизной — любо-дорого. Я имею в виду Иоанна Васильевича, Петра Алексеевича и Владимира Ильича. Что, казалось бы, между ними общего? Ну, кроме тех методов, с помощью которых они нас, своих подданных, за глотки держали?
А общее между тем имеется.


Странно, но этим трем русским самодержцам был отмерен примерно равный срок жизни. Иван Грозный прожил 53 года и 8 месяцев, Петр! — 52 года и 7 месяцев, Владимир Ульянов-Ленин — 53 года и 9 месяцев,
Конечно, совпадение. Как и то, что все трое вроде бы были больны одной и той же "дурной болезнью". Но совпадение — символическое.
А бывают совпадения забавные. Скажем, уже навязшая в зубах история с ЮКОСом. И с политической точки зрения ее пережевывают, и с экономической... Скучно, граждане. Тем более что жуй не жуй — известно, что получишь. А вот ежели обратить внимание на странные в этой затянувшейся истории совпадения, очень даже забавно получается.
9 июля 2003 года правление Российского союза промышленников и предпринимателей обращается к президенту в связи с ситуацией вокруг компании ЮКОС. Практически в тот же день Генеральная прокуратура начинает масштабную проверку компании.
Одно к другому отношения не имеет, скажете вы. Как те параллельные линии, которые не пересекаются.
Ну, это как сказать. У нас и параллельные линии пересекутся, ежели начальство прикажет.
3 октября на экономическом форуме в Москве состоялось выступление президента Путина. За несколько минут до его появления на трибуне присутствовавшему в зале Ходорковскому принесли какую-то записку. Прочитав ее, олигарх вышел из зала и больше туда не возвращался. Оказалось, что как раз в эти минуты вооруженные люди начали обыск интерната для детей-сирот, содержащегося на деньги ЮКОСа. Совпадение.
22 октября несколько наших бизнесменов, в том числе и Ходорковский, попробовали себя в эпистолярном жанре — написали письмо президенту, в котором посетовали на обострение отношений с властью и попросили о встрече. Времени для нее г-н Путин не нашел, а спустя три дня у президента уже и возможности такой не стало. Потому что 25 октября Ходорковского арестовали. Конечно, совпадение.
30 октября 2003 года в Кремле состоялась встреча Президента с представителями российских и иностранных инвесторов. Аккурат в это самое время пришло сообщение об аресте контрольного пакета акций ЮКОСа. Ясное дело: совпадение.
1 июля уже нынешнего года Президент России отправился на очередное свидание с нашей "бизнес-элитой". И надо же такому случиться, что как раз в этот день налоговые претензии к ЮКОСУ выросли еще на 90 миллиардов рублей. Тут уж и сомневаться нечего: совпадение.
А 26 июля г-н Путин встретился с украинскими бизнесменами. И именно в этот день Генпрокуратура России предъявила обвинение Леониду Невзлину в организации заказного убийства.
После всего этого ужасно хочется спросить: совпадение заказывали?
...19 февраля прошлого года на встречу Путина с той же "бизнес-элитой" г-н Ходорковский позволил себе явиться без галстука. Забыл, наверное. Или еще что. Так мало того: он, Ходорковский, попытался на той встрече еще и о коррупции заговорить. Тут, само собой, наш президент ему спуску не дал — отбрил, как полагается. Дескать, у ЮКОСа-то, оказывается, — проблемы с налогами...
Вот тогда-то, судя по всему, все и началось. Теперь, небось, г-н Ходорковский будет знать, как являться к Президенту рассупонившись. В смысле — без галстука. И всем прочим наука.

Марк ДЕЙЧ

«Московский комсомолец» не сказал об Олеге Дерипаске плохого слова 

Так решил арбитражный суд


ПРИГОВОР
Во вторник поздно вечером арбитражный суд Москвы отклонил иск председателя совета директоров холдинга «Базовый элемент» Олега Дерипаски о защите деловой репутации и компенсации морального ущерба к газете «Московский комсомолец» («МК») на сумму 15 млн руб. и обозревателю этой газеты Марку Дейчу на сумму 1,5 млн руб. Поводом для иска была опубликованная 7 июля 2003 года в «МК» статья господина Дейча «Как украсть миллиард, или Лишних денег не бывает».
В заметке «МК» шла речь о длившемся более двух лет конфликте между Олегом Дерипаской и предпринимателем Андреем Андреевым. Последнему до 2001 года принадлежали контрольный пакет акций Автобанка, 84% акций «Ингосстраха», 85% акций страховой компании «Россия», а также 95% акций банка «Союз» и 54% акций НОСТА. В 2001 году господин Андреев продал свой бизнес «Базовому элементу», «Нафта-Москве» и Millhouse Capital. Однако в январе 2002 года господин Андреев заявил, что бизнес у него отняли, и обратился в правоохранительные органы. Суды то налагали, то снимали арест с акций компаний, часть из которых уже успела сменить владельцев. Конфликт был урегулирован только этим летом, когда все его стороны подписали мировое соглашение, а Андрей Андреев получил крупную денежную компенсацию.
В январе этого года два представителя Олега Дерипаски подали в Московский арбитраж исковое заявление, подписанное господином Дерипаской. Олег Дерипаска требовал защитить его деловую репутацию и компенсировать ему моральный вред, взыскав с газеты 15 млн руб., а с автора заметки господина Дейча — 1,5 млн руб. Кроме денег, от газеты «МК» и ее обозревателя Марка Дейча истец требовал опровергнуть четыре пассажа из его заметки и заголовок. По заключению лингвистической экспертизы, проведенной Гильдией лингвистов по документальным и информативным спорам по запросу Московского арбитражного суда, в этих пассажах и заголовке содержались утверждения о том, что «О. В. Дерипаска нанял криминальные структуры для захвата холдинга Андреева и финансировал противоправные действия по захвату холдинга», «организовал общественное мнение, договорившись с депутатами Госдумы о выступлении в защиту его позиции по поводу продажи холдинга», «ограбил Андреева» и «украл миллиард долларов».
Судебное разбирательство в Московском арбитраже длилось девять месяцев. Спор на заседаниях суда в основном шел насчет того, что имел в виду автор заметки под теми или иными своими словами. «Я указал суду, что с таким же успехом можно требовать опровержения от автора художника Андрея Меринова, карикатура которого сопровождала заметку Дейча,— рассказал „Ъ" адвокат журналиста Андрей Муратов.— На рисунке на дереве сидела ворона с сыром, а под деревом была лиса с ружьем. Почему, заявил я суду, господин Дерипаска не узнает себя в этой лисе?» А Марк Дейч пояснил суду, что «заголовок его заметки — это всего лишь парафраз названия знаменитого фильма „Как украсть миллион" с Одри Хепберн и Питером О’Тулом в главных ролях, и странно, что никто этого не замечает». Судья Ольга Высокинская, вероятно, все-таки заметила это. Последнее заседание суда во вторник длилось не более 20 минут, после чего судья приняла окончательное решение: в иске господину Дерипаске отказать.
В компании «Базовый элемент» „Ъ" вчера заявили, что пока не видели мотивировочной части решения суда. «Единственными аргументами защиты „МК" и автора статьи в ходе рассмотрения дела были утверждения о том, что ничего плохого об Олеге Дерипаске и „Базовом элементе" в статье не говорится, а ее автор не намеревался писать и не написал о том, что господин Дерипаска причастен к каким-либо группировкам, а также, что дело неподсудно арбитражному суду»,— заявил „Ъ" источник в «Базовом элементе»

СЕРГЕЙ ПЕТУХОВ, ЕЛЕНА КИСЕЛЕВА